Бесы (фильм, 2006)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бесы
Бесы постер 2006.jpeg
Жанр

драма

В ролях

Юрий Колокольников
Владимир Вдовиченков
Евгений Стычкин
Леонид Мозговой
Ирина Купченко

Композитор

Юрий Красавин

Страна

РоссияFlag of Russia.svg Россия

Оригинальный язык

русский

Количество сезонов

1

Количество серий

8

Производство
Продюсер

Юрий Мацюк

Режиссёр

Валерий Ахадов
Геннадий Карюк

Оператор

Александр Карюк

Сценарист

Павел Финн

Хронометраж

312 мин.

Студия

ООО Кинокомпания «Телефильм»

Трансляция
На экранах

с 2008

Ссылки
IMDb

ID 3236470

«Бе́сы» — 8-ми серийная экранизация романа Ф. М. Достоевского «Бесы». Режиссёры фильма — Валерий Ахадов и Геннадий Карюк.

Произведено по заказу Правительства Москвы кинокомпанией «Телефильм». В России фильм был впервые показан телеканалом «Столица» в конце 2008 года.

«Бесы» — роман-предсказание, роман-предостережение, наиболее точно и безжалостно описавший «трагедию русской души»[источник не указан 600 дней]. Эпиграфом к роману служат отрывок из стихотворения А. С. Пушкина «Бесы» и цитата из Евангелия об изгнании бесов Иисусом.

Хоть убей, следа не видно Сбились мы, что делать нам? В поле бес нас водит видно Да кружит по сторонам .......................... Сколько их, куда их гонят, Что так жалобно поют? Домового ли хоронят, Ведьму ль замуж выдают?

— А. Пушкин[1]

Тут на горе паслось большое стадо свиней, и они просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, вышедши из человека, вошли в свиней; и бросилось стадо с крутизны в озеро, и потонуло. Пастухи, увидя случившееся, побежали и рассказали в городе и по деревням. И вышли жители смотреть случившееся, и пришедши к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисусовых, одетого и в здравом уме и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся.

— Евангелие от Луки. Глава VIII, 32-36[2]

События, происходящие в обычном губернском городе, удивительным образом точно отражают происходящее во всей стране. С бесами сравнивает Достоевский молодых представителей интеллигенции — прототипов революционеров конца девятнадцатого века. В их деятельности, мыслях, поступках заключены вся нечистота, вся мразь, все бесы, накопившиеся в России за века - перефразированые слова Степана Трофимовича Верховенского перед своей смертью.

Сюжет[править | править вики-текст]

Маленький губернский город встретил очередную осень. Теперь колокольный звон местного моныстыря разливался над потемневшими от дождей и ветров деревянными долмами, кирпичными стенами, и пустынными улицами. В одном из окон монастыря теплится свет от горящих свечей. Это келья Тихона, высокого, худощавого монаха лет пятидесяти пяти. В домашнем подряснике он стоит на коленях перед старинным Евангелием и читает почти про себя. А в это время во двор монастыря зашел красивый молодой человек, с лицом напоминающим маску. Служка провел его к Тихону. «Вы знаете меня?», — спросил пришедший на исповедь, — «Много сходства с Вашей родительницей — внутреннего, духовного». Молодой мужчина протянул монаху исписанные листы. Тихон читал: «Я, Николай Ставрогин, отставной офицер, четыре года назад жил в Петербурге, предаваясь разврату, в котором не находил удовольствия…» Рассказ о событиях, потрясших доселе ничем не примечательный город, поведет юноша. Он называет себя Хроникером, хотя наблюдения его весьма далеки от непроницаемой бравурности газетных страниц. Он любил и страдал, а посему является живейшим участником, и как никто другой право имеет на это повествование.

Отъезжающий от железнодорожной станции экипаж привлек к себе чрезвычайное внимание. В город приехали двое — человек необыкновенной красоты с лицом, напоминавшим маску — Николай Ставрогин и Петр Верховенский, его завистник и почитатель. Их приезд и есть начало событий, ставших впоследствии легендами. Однако для полноты картины Хроникер рекомендует воротиться несколько назад. Город еще живет обычной жизнью. В гостиной у Степана Трофимовича Верховенского собралось местное общество. В городе передавали, что кружок этот — рассадник вольнодумства и безбожия… Степан Трофимович, обожавший свое положение «гонимого» и, так сказать, «ссыльного», утверждает, что всю жизнь зовет к труду, говорит, что Россия — это слишком великое недоразумение и предлагает тост за тех, кто сумел пострадать за свой народ. Его слова возмущают Шатова — бывшего студента, человека скромного, о причинах угрюмости которого нам предстоит узнать позже. Здесь же Виргинский и Лямшин, Липутин и Кириллов и, конечно, небезызвестный нам Хроникер. Небесполезно нам будет также познакомиться с матерью Николая Ставрогина — Варварой Петровной, женщиной нравственной, но властной. Когда-то она изменила жизнь Степана Трофимовича, предложив ему за вполне приличный пансион принять на себя воспитание ее единственного сына, в качестве высшего педагога и друга. Тогда имя молодого ученого произносилось чуть не наряду с именами Чаадаева, Белинского, но деятельность его окончилась почти в ту минуту, как и началась. В это самое время воротилась из Швейцарии вечно пребывающая в дурном расположении духа давняя приятельница Варвары Петровны — Прасковья Ивановна Дроздова и привезла с собой воспитанницу Ставрогиной — Дашу, якобы та стала причиной ее размолвки с дочерью Лизой. Говорит, Ставрогин стал разговаривать с Дашей, а Лиза — давай беситься. «Не мог Nikolais увлечься Дарьей», но план уже созрел. Учинив допрос девушке, спустя час, Варвара Петровна мчится по мокрому городу, чтобы приказать Степану Трофимовичу жениться на Даше. — «Никогда не думал, что Вы выдадите меня за другую женщину»… — Но мы верим Хроникеру, утверждающему, что «самая тонкая и деликатнейшая связь соединила эти два столь замечательные существа навеки». В маленьком городе слухов не утаить. И вот мерзкий Липутин, чем-то напоминающий сыщика, доносит пожилому человеку, что женят его на чужих грехах, несмотря на то, что основой для сплетен стали всего лишь предположения Прасковьи Ивановны. Степан Трофимович впадает в истерику, вспоминает свою вину перед сыном своим — Петром Верховенским. Весь город уже кричал о красоте Лизаветы Дроздовой. Хроникер как раз убеждал Степана Трофимовича в безумии его предположений, когда в костюме амазонки верхом на коне им встретилась Лиза в сопровождении спутника. Вдогонку пьяный Лебядкин, влюбленный в нее, как и все в этом городе, ревет ей на всю улицу сумасбродные стихи. Нашему Хроникеру наконец-то посчастливилось быть представленным красавице, хотя он и тешит себя мыслями, что его ослепление продлится недолго. Он берется помочь ей найти знающего человека для весьма оригинальной затеи — собрать любопытные газетные статьи в хронику города. В качестве знатока печатного дела был представлен Шатов, но узнав о том, что Ставрогин также давал о нем рекомендации, Шатов наотрез отказался помогать Елизавете. Прослышав от Шатова, что проживает он в доме Филиппова рядом с Лебядкиными, Лиза отчаянно просит устроить ей встречу с хромой сестрой Лебядкина. Хроникер не в силах ей отказать. Он отправляется к Лебядкиным, и Шатов заводит его в гости к Марье. Блаженная, она проявляет ко всем бездну любви: «Странно мне всех вас смотреть, не понимаю я, как это люди скучают. Тоска не скука. Мне весело». Она тоскует по своему то ли рожденному, то ли нерожденному ребенку — розовенькому, с крошечными ноготочками. «Маврья Лебядкина — помешанная, восторженная идиотка, — звучит на исповеди Ставрогина, — влюбленная в меня втайне, ныне законная жена моя…»

Краткое содержание фильма[править | править вики-текст]

Серия 1

Хмурая и дождливая осень 1872 года выдалась для небольшого губернского городка непохожей на другие. О тех страшных событиях повествует их молодой очевидец. Он называет себя Хроникером, но для полноты рассказа начинает несколько издалека: В монастырскую келью зашел красивый молодой человек с лицом напоминавшим маску. Николай Ставрогин принес монаху мелко исписанные листы — свою исповедь, где сознавался во всяческом разврате и непомерной злобе, хотя сожалел, похоже, только об одной маленькой девочке… «Вы видите его?» — спросил монах. «Кого?», — удивился Ставрогин. — «Беса».

Город пока еще жил обычной жизнью. У Степана Трофимовича Верховенского, чье имя тогда произносилось чуть не наряду с именами Белинского, Чаадаева, собиралось местное общество. В городе передавали, что кружок этот — рассадник безбожия… Среди единодушных вольнодумцев выделялся пожалуй только Шатов — бывший студент. Ему предстоит сыграть во всей истории особую роль. Мать Ставрогина, Варвара Петровна — женщина нравственная, но властная — когда-то полностью переменившая жизнь Степана Трофимовича, предложив за приличный пансион взять на себя воспитание ее сына, теперь снова вмешивалась в его судьбу. Ее воспитанницу Дарью обвинили в тайной связи со Ставрогиным. Решив выдать Дашу замуж за Степана Трофимовича, Варвара Петровна положила начало множеству скандалов, приведших к весьма плачевной развязке… Весь город кричал о красоте дочери Дроздовых — близких приятелей Ставрогиных — Лизе. Она скачет на коне в костюме амазонки, мечтает составить книгу о городе из газетных происшествий и тоже влюблена в Ставрогина. Воздушную и эксцентричную, ее беспокоит только одно — хромая сестра Лебядкина, городского мещанина, и она страстно желает с ней встречи. Марья Лебядкина — « помешанная, восторженная идиотка, втайне влюбленная в меня», — скажет на исповеди Ставрогин, — ныне законная жена моя".

Серия 2

События, ставшие впоследствии легендой, начались по приезде в город Ставрогина и Верховенского — его завистника и почитателя, о котором говаривали, что он революционер и был притянут к делу. О Ставрогине ходили странные слухи. Однажды, четыре года назад, появившись в дворянском собрании, он оттаскал за нос одного из старейшин, некого Гаганова в ответ на привычку того приговаривать: «Нет-с, меня за нос не проведут!» Или, вот, ни с того ни с сего укусил прежнего губернатора за ухо, когда тот доверчиво подставил его в ответ на свои нравоучения. Все объяснилось разом. Ставрогин был болен, лечился, и теперь вновь в здравии внял уговорам матери вернуться. Варвара Петровна, поджидая гостей, заехала помолиться в церковь. Там набеленная и нарумяненная ее внимание привлекла Марья Лебядкина. Что-то дрогнуло в груди Варвары Петровны, и она забрала блаженную к себе домой — отогреть и угостить кофеем. Но чем дальше, тем более становилась понятно, что Лебядкина не простая нищенка и много тайн стоит за ее появлением. О некоторых мы узнаем сразу — как, например, живя в Петербурге, Ставрогин защитил ее от господ, и она полюбила его, как за обязанность свою почел он взять убогую на содержание. После того, как Ставрогин отвез Марью домой разговор в гостиной стал еще острее. Петр Верховенский нарочно обранил, что отец его, Степан Трофимович, писал к нему в Швейцарию: «Женят мол меня „на чужих грехах“, выручай». С позором Степан Трофимович был изгнан из дома Варвары Петровны. Ставрогин наблюдал за происходившим с улыбкой. И тогда Шатов совершил для себя роковой поступок. Стремительно пройдя через комнату, он наотмашь ударил Ставрогина по лицу. "Убьет его Ставрогин, — скажет позднее Хроникер Степану Трофимовичу, — «но таинственно». Вечером того же дня Ставрогин посоветует Верховенскому: «подговорите четырех членов кружка укокошить пятого, и тотчас же вы их всех пролитою кровью, как одним узлом, свяжете. Рабами вашими станут».

Серия 3

Утром Ставрогин отправился к Шатову предупредить о том, что его могут убить. Они говорили долго. Шатов старался напомнить Ставрогину его же мысли о величии русского народа, но в результате сам не смог ответить на вопрос, верит ли он в Бога.

Марья Лебядкина ждала Ставрогина весь день — набелилась и нарумянилась. Он предлагал ей ехать с ним жить в Швейцарию, но блаженная перестала узнавать Ставрогина, обвиняя его в измене самому себе и почему-то уверяя, что не боится его ножа. В бешенстве Ставрогин покинул ее. «Нож, нож», — уходя бормотал он. На мосту его поджидал Федька каторжный — бывший крепостной Верховенского. Федька ограбил и убил церковного сторожа и теперь предлагал свои услуги Ставрогину. Рассердившись, Ставрогин с силой бросил его о землю. В федькиной руке блеснул нож. Вдруг настроение Ставрогина изменилось, он посоветовал Федьке грабить и убивать еще. И тогда Федька намекнул ему, что может и Лебядкиных убить, только денег надо. Ставрогин, неожиданно расхохотавшись, бросает в него пачкой банкнот. Дома Ставрогина поджидает Даша. Она все просит «кликнуть» ее, желая любви, но всматриваясь в его лицо замечает в нем нечто странное. А Ставрогину все чудиться светло-голубой дом в Петербурге и девочка лет десяти… Днями в городе появился Артемий Гаганов — сын оскорбленного Ставрогиным дворянина, единственной мечтой которого было отомстить. Он отправляет Ставрогину гневное письмо. Дуэль была назначена на рассвете. Но Ставрогин был нечеловечески спокоен и стрелял нарочито мимо, чем окончательно вывел из себя несчастного Гаганова. Хотя этого он совсем не хотел.

Серия 4

В Дворянском собрании живо обсуждали дуэль Ставрогина, всячески одобряя его. Надо сказать, что в целом в городе наступила «странная развеселость», в моде был «некоторый беспорядок умов». Однажды утром было обнаружено, что разбито стекло у иконы Богоматери, а за ним мечется мышь. Народ реагировал по-разному — кто-то смеялся, подъехавшая Лиза пожертвовала храму бриллиантовые серьги. На площади арестовали книгоношу, продававшую Евангелие. У нее в мешке были обнаружены фотографии неприличного характера. Похоже только Хроникер заметил убегавшего Лямшина, который фотографии эти подбросил. В гостиной Юлии Михайловны, жены губернатора, образовался сам собою интимный кружок, где в правило вошло делать всякие шалости. Одной из невероятных идей Юлии Михайловны было устройство бала для гувернанток в свете беспокойства о судьбах обездоленных. Пригласили Степана Трофимовича прочесть какую-нибудь лекцию. Это предложение оскорбило Степана Трофимовича, и он решил «опровергнуть» все это собрание, но главное — на глазах Варвары Петровны. Их объяснение было тяжелым. Варвара Петровна снова предлагала ему содержание, но с условием жить вдалеке, но Степан Трофимович предпочел отказаться. Верховенский, не сумев договориться с Шатовым о сдаче типографии, которая была ему доверена тайным обществом, доносит на него губернатору. Затем заходит к Кириллову, чтобы вытребовать у него предсмертную записку и признание в убийстве Шатова. Все ему определенно удается. Ставрогина мучают видения — Матреша является ему, грозя своим детским кулачком.

Серия 5

Верховенский уговорил Ставрогина посетить местное тайное общество — «наших». Он надеется, что Ставрогин станет для них идолом и просит «сочинить себе физиономию», но Ставрогин остается равнодушным. В гостиной Виргинских слышна брань, но с появлением Ставрогина и Верховенского все замолкают. Однако вопреки всеобщим ожиданиям собрание никто не начинает. Верховенский требует коньяку и принимается стричь ногти. И только когда речи доходят до абсурда, Верховенский вдруг задает решающий вопрос: «Если бы каждый из нас знал о замышленном политическом убийстве, пошел бы он донести?» Все такую возможность отрицают, и только Шатов поднимается и уходит. За ним уходит и Ставрогин. Верховенский догнав Ставрогина то упрекает его, то соблазняет перспективой возглавить движение. «Вы что меня преступлением связать хотите?» — Ставрогин с силой бросает Верховенского о землю, но тот поднимается и предлагает Ставрогину привезти Лизу. В темноте кабинета Ставрогину вновь является образ девочки. Он вспоминает, как Матреша что-то напевала, сидя в его комнате, как мать часто била ее, а он смотрел, как однажды она зашла в чулан, и в щелку он увидел раскачивающиеся над полом детские ножки. Монах Тихон все слушал Ставрогина, старался убедить его в возможности прощения, затем упал перед ним на колени: «Никогда вы, бедный, погибший человек, не стояли так близко к самому ужасному преступлению!»

Серия 6

Новый губернатор, если верить Хроникеру, — «вобравший в себя лоск новейшего либерализма», суровых порядков поначалу не заводил, полагая, что нет ничего прочнее губернаторской власти. Однако волнения в городе приобретали все больший масштаб. На площади у губернаторского дома собрались рабочие. Но постояв немного, они разошлись не в состоянии выразить своих требований. Лембке был вне себя. Неприятностей не избежала даже жена губернатора Юлия Михайловна. Лембке требовал, чтобы она разогнала безбожный кружок, а женский вопрос закрыла. Но к балу было уже все готово. Большая зала наполнилась гостями и грянула музыка с хоров. Но очень скоро все пошло как-то не так. Речь Степана Трофимовича о Шекспире и Рафаэле закончилась упреками и скандалом. Разные бесчинства приобретали все больший размах. Публика изрядно выпила и носилась по дому, появились люди в масках, музыканты от кадрили перешли к непристойному канкану. Вдруг зала озарилась заревом. Это горел город. Пожарные лили воду всю ночь, но дома Замоскворечья очень обгорели. Более других пострадал дом Лебядкиных. Вынесли два обугленных трупа. Позже говорили, что перед тем как сгореть, они были зарезаны, причем женщина отчаянно сопротивлялась.

Серия 7

Верховенский сдержал слово — эту ночь Лиза была у Ставрогина. Утром они объяснились — более между ними не было никаких чувств. В ответ на известие о смерти Лебядкиных, Ставрогин произнес, что не убивал их, но знал, о том что это случится. Услышав это, Лиза помчалась на пожарище. Подойдя к дому поближе, она наткнулась на толпу озлобленных рабочих. Ее обступили. Через несколько минут она была мертва. Для организаторов поджога развязка наступила неожиданно — за доносами последовали аресты. Действовать надо было решительно, и Верховенский говорит о необходимости убить Шатова. Шатов как раз спал, когда в его двери постучала Марья — неожиданно вернувшаяся к нему жена. Вот-вот она должна была родить. Обезумевший от неожиданности и счастья Шатов помчался искать повитуху. Виргинская, накануне принимавшая у себя собрание, согласилась помочь. Она была цинична и груба, но они не думали о том, что отцом ребенка был Ставрогин. Они были готовы принять свое новое счастье. В двери постучали. Юный Эркель пришел известить Шатова, что «наши» ждут его в парке.

Серия 8

Держа фонарь и пересвистываясь с компаньонами, Эркель вел Шатова через парк. Меж тем Верховенский внушал неокрепшим революционерам, что отступать поздно. Не выдержал Шигалев. Только безразличие, написанное у него на лице, избавило его от пули Верховенского. Встретившись на тропинке с Шатовым и Эркелем, он молча прошел мимо. Несмотря на неопытность убийц, все окончилось скоро. Труп бросили в воду. Расходились по одному. Верховенский направился к Кириллову, чтобы получить признание и предсмертную записку. Кириллов все подписал, и, следуя своей теории свободы, пустил себе пулю в лоб. Проснувшись от выстрела, Марья поняла, что муж ее убит. К полудню она впала в беспамятство, и скончалась дня через три. Простуженный ребенок умер еще раньше. На месте убийства был найден картуз Шатова. Очень скоро Лямшин отвечал на допросе, а Верховенский вновь покинул Россию. Степан Трофимович остался верен своему решению и отправился путешествовать. Терпя всевозможные лишения, очень скоро он заболел и слег. За ним ухаживала повстречавшаяся ему в пути когда-то арестованная Книгоноша. Казалось, она стала его последней отрадой. И даже ревность Варвары Петровны, которая отыскала его в одной из российских деревень, не омрачила его ухода. Исповедавшись, он обрел мир в душе. В отличие от Степана Трофимовича Ставрогин не находил покоя. Все бродил он в раздумье по парку своего загородного дома. Приехав к нему, Варвара Петровна с Дашей находят его повесившимся.

В ролях[править | править вики-текст]

Съёмочная группа[править | править вики-текст]

Съёмки[править | править вики-текст]

Декорации к фильму были выстроены в 8-м павильоне «Мосфильма».

Все декорации построены по проекту художника-постановщика Екатерины Татарской: грот в парке, где происходит убийство студента Шатова; мост, на котором встречаются Ставрогин и Федька Каторжный; дом-скворечник — загородная резиденции Варвары Петровны, где Ставрогин покончит с собой; аллея, по которой он прогуливался в детстве, когда казалось, что мир — в полном порядке… Декорации грота и дома-скворечника имеют реальные прототипы. Грот, в немного уменьшенном виде, — копия грота в парке Московской Сельскохозяйственной Академии, где в 1869 году действительно произошло убийство студента Ивана Иванова, послужившее формальным поводом к написанию романа Достоевского «Бесы». А прообразом для дома-скворечника стал охотничий домик загородной усадьбы состоятельной муромской семьи XVIII века.

По словам художника-постановщика Екатерины Татарской, «весь фильм по изначальному замыслу предполагалось снимать именно в камерной, замкнутой атмосфере, где „бесы“ мечутся в своих страшных и безумных идеях», поэтому натурных съёмок было очень немного.

Экранизация «Бесов» очень близка к литературному оригиналу. По словам режиссёра: «Сценарист Павел Финн чрезвычайно трепетно отнёсся к тексту Достоевского, добавляя собственные слова и сцены только для драматургической связки. Фактически, все диалоги в фильме — это стопроцентный Достоевский. Ощущение книги было не утрачено».

Отзывы о фильме[править | править вики-текст]

Дословное цитирование Достоевского без понимания сути его произведений — очень характерное явление в современной российской кинематографии. Всё выверенно, чётко, все сцены прописаны, все актеры подобраны, все декорации выстроены… но нет Достоевского. Нет его фантасмагорического мира, нет надломленности сознания его героев, нет многоголосицы и полифоничности его произведений. Всё хорошо, придраться не к чему. Но это иллюстрация к книге Достоевского. Просто картинка, которую можно просматривать при прочтении книги. Это не погружение в мир Достоевского, не осмысление его, а простое ученическое повторение вызубренных глав.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]