Манкурт

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Манку́рт, согласно роману Чингиза Айтматова «Буранный полустанок» («И дольше века длится день») — это взятый в плен человек, превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину и не помнящее ничего из предыдущей жизни[1][2].

В переносном смысле слово «манкурт» употребляется для обозначения человека, потерявшего связь со своими корнями, забывшего о своём родстве. Слово «манкурт» стало нарицательным[3], что используется в публицистике[4]. В русском языке появился неологизм «манкуртизм»[5].

Этимология[править | править вики-текст]

Слово, по указаниям лингвистов, возможно, сконструировано Айтматовым на основе местных корней:

«Если сделать экскурс в историю, то слово манкурт, возможно, восходит к древнетюрскому munqul „неразумный, глупый, лишённый рассудка“ [6]. В современном киргизском языке встречается слово munju в значении „калека (без руки или рук, без ноги или ног)“, то есть изувеченный человек. В монгольском языке находим форму „мангуу“, фиксируемую в двух значениях: 1. тупой, глупый, слабоумный, 2. идиот, от которого образуется глагол мангуурах- „становится глупым, тупым“ [7]. Учитывая взаимопроникновение и взаимовлияние монгольского языка на киргизский, можно утверждать, что слово манкурт заимствовано из этого языка. Но данная лексема может толковаться с различными смысловыми оттенками. Возможно, слово манкурт могло образоваться и путём слияния двух древнетюркских корней man- „надевать пояс, опоясываться“ и qurut- „высушенный“, то есть человек, на голову которого надевается пояс и высушивается[8]».

По Айтматову[править | править вики-текст]

Согласно Айтматову, предназначенному в рабство пленнику обривали голову и надевали на неё шири — кусок шкуры с выйной части только что убитого верблюда. После этого ему связывали руки и ноги и надевали на шею колодку, чтобы он не мог коснуться головой земли, и оставляли в пустыне на несколько дней. На палящем солнце шири съёживалась, сдавливая голову, волосы врастали в кожу, причиняя невыносимые страдания, усиливаемые жаждой.

Через какое-то время жертва либо гибла, либо теряла память о прошедшей жизни и становилась идеальным рабом, лишённым собственной воли и безгранично покорным хозяину. Рабы-манкурты ценились гораздо выше обычных.

В романе рассказывается о том, как молодого наймана Жоламана, сына Доненбая, попавшего в плен к жуаньжуанам, сделали манкуртом. Его мать Найман-Ана долго искала сына, но, когда она нашла его, он её не узнал. Более того, он убил её по приказу своих хозяев[9].

В тексте Айтматов даёт подробное определение образа:

«Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишённый понимания собственного „Я“, манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен. Он никогда не помышлял о бегстве. Для любого рабовладельца самое страшное — восстание раба. Каждый раб потенциально мятежник. Манкурт был единственным в своём роде исключением — ему в корне чужды были побуждения к бунту, неповиновению. Он не ведал таких страстей. И поэтому не было необходимости стеречь его, держать охрану и тем более подозревать в тайных замыслах. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев. С другими он не вступал в общение. Все его помыслы сводились к утолению чрева. Других забот он не знал. Зато порученное дело исполнял слепо, усердно, неуклонно. Манкуртов обычно заставляли делать наиболее грязную, тяжкую работу или же приставляли их к самым нудным, тягостным занятиям, требующим тупого терпения. Только манкурт мог выдерживать в одиночестве бесконечную глушь и безлюдье сарозеков, находясь неотлучно при отгонном верблюжьем стаде. Он один на таком удалении заменял множество работников. Надо было всего-то снабжать его пищей — и тогда он бессменно пребывал при деле зимой и летом, не тяготясь одичанием и не сетуя на лишения. Повеление хозяина для манкурта было превыше всего. Для себя же, кроме еды и обносков, чтобы только не замерзнуть в степи, он ничего не требовал…»

Чингиз Айтматов. «Буранный полустанок» (И дольше века длится день). — М., 1981. — С. 106—107.

По указаниям исследователей[8], легенда имеет реальный фольклорный источник. Сам писатель в одном из интервью отмечает, что «в эпосе „Манас“, одном из величайших сказаний киргизской истории, сказании тысячелетней давности, энциклопедии духовной жизни моего народа, есть строки, в которых один угрожает другому в случае победы натянуть ему на голову шири — сыромятную верблюжью кожу — и этой страшной пыткой уничтожить его память, отнять прошлое. Кроме этих сведений, больше ничего ни в литературе, ни в фольклоре, не сохранилось».

Употребление[править | править вики-текст]

По указанию журнала «Наука и жизнь», это пример слова, введённого в русский литературный язык в недавнее время: манкурт — это человек, «который после мощного внешнего воздействия на свою психику забыл о своём прошлом и о прошлом своих предков, став одновременно покорным рабом своего хозяина. В последнее время это слово весьма широко употребляется, сохранив в своей содержательной части лишь информацию об утрате памяти о предках и потеряв важные части, сообщающие, что это, во-первых, произошло не само по себе, а в результате внешнего вмешательства и, во-вторых, это изменение превратило человека в раба своего хозяина»[10].

У других авторов[править | править вики-текст]

Публицист [источник не указан 246 дней] Лилия Вертипорох пишет[11]:

Манкурт — это не одесский сержант Швец. Манкурт — это человек, у которого империя удалила сердце и мозги, оставив только желудок. По сути, это продолжение политики культурного геноцида украинцев и фиксации результатов физического геноцида.

Константин Крылов уточняет характерное использование этого слова в 1980-х годах[12]:

Одной из самых странных черт этой самой «гласности» была, если кто помнит, странная зацикленность на прошлом — при полном игнорировании настоящего и будущего. Всем вдруг стало безумно важно, что же именно произошло тридцать, сорок, пятьдесят, и, в особенности, семьдесят лет назад. В журналах, выходящих миллионными тиражами, печатались Замятин и Набоков, а в университетских аудиториях спорили про «сталинизм», «троцкизм», и про то, насколько Ленин извратил Маркса. Печатались какие-то цифры с шестью нулями — количество «погибших от репрессий». Всё это подавалось как нечто сверхважное, суперактуальное, без чего «нельзя жить». Страна упивалась позавчерашними новостями, от которых голова у всех шла кругом. Для тех, кто не очень интересовался этими звоночками из прошлых веков, «вяликий пясатель» Чингиз Айтматов (помните такого персонажа?) придумал специальное слово «манкурт». Всякие «национал-возрожденцы» тогда очень любили это словечко.

Российский журналист, публицист Владимир Соловьёв о манкуртизме пишет:[13]

Стало модно пренебрежительно отзываться о своей Родине. Не о правительстве, а именно о Родине. Для меня эти люди не существуют. С ними не о чем говорить. Они — генетическая мутация. Историческая память, уважение к памяти предков — для них пустые слова. Конечно, они дышат, ходят, едят и потребляют. Но людьми для меня не являются — манкурты. Прав был Чингиз Айтматов. Свою ущербность они проявляют агрессией — у них все виноваты, конечно, кроме них самих. Их довольно много и они считают, что количество их оправдывает.
  • Олег Дивов употребляет его как синоним слова «зомби» («Молодые и сильные выживут», 1998).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «манкурт»
  1. Манкурт: толковый словарь русского языка Кузнецова. Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013.
  2. Словарь крылатых выражений: манкурт. Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013.
  3. Айтматов, Чингиз Торекулович. Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013.
  4. Элита Татарстана — журнал для первых лиц
  5. Тощенко Ж. Т. Манкуртизм как форма исторического беспамятства. // Пленарное заседание «Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобальной культуры. 2012. — С. 231.
  6. (Древнетюркский словарь. Л.: Наука, 1969 г., с. 349)
  7. (Монгольско-русский словарь. Под общей редакцией А. Лувсандэндэва. М.: ГИС, 1957 г., с. 235)
  8. 1 2 Гусейнова У. Г. этимологии слова „манкурт“ // Бакы Университетинин Хябярляри. Щуманитар елмляр серийасы. № 2, 2006. С. 182-
  9. « Но ничто не трогало сына её, манкурта.

    И тогда решила Найман-Ана не расспросами, а внушением попытаться дать ему узнать, кто он есть.

    - Твое имя Жоламан. Ты слышишь? Ты - Жоламан. А отца твоего звали Доненбай. Разве ты не помнишь отца? Ведь он тебя с детства учил стрелять из лука. А я твоя мать. А ты мой сын. Ты из племени найманов, понял? Ты найман...
    »
  10. Игорь Милославский. Великий, могучий русский язык // «Наука и жизнь», 2009
  11. Нация манкуртов: лакеи никогда не признают героев
  12. Крылов К. Память // Спецназ России. № 03 (78) март 2003 года
  13. Владимир Соловьёв. Манкурты

Ссылки[править | править вики-текст]