Аблаут в праиндоевропейском языке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Аблаут в праиндоевропейском языке — система регулярных чередований гласных, существовавшая в самом праязыке и перешедшая в его потомки.

Термин аблаут (от нем. Ablaut, тж. нем. Abstufung der Laute «чередование звуков»[1]; также используется термин апофония от фр. apophonie, являющийся калькой с немецкого, составленной при помощи греческих корней) был введён в начале XIX века Якобом Гриммом[2]. Однако это явление впервые было описано за более чем 2000 лет до него индийскими грамматиками и кодифицировано Панини в трактате «Восьмикнижие» (др.-инд. अष्टाध्यायी, aṣṭādhyāyī IAST), где использовались термины गुणः (guṇáḥ IAST «качество, свойство») и वृद्धिः (vṛddhiḥ IAST «рост, увеличение») для обозначения того, что в современной лингвистике называется «полная ступень» и «удлинённая ступень». Для европейских языков это явление впервые было описано в начале XVIII века голландским лингвистом Ламбертом Тен Кате в книге Gemeenschap tussen de Gottische spraeke en de Nederduytsche («Общность готского и нижненемецкого языков»).

Описание явления[править | править вики-текст]

Аблаут бывает количественным и качественным[3]. Обычно выделяют три ступени количественного аблаута: нулевую (также ступень редукции, англ. zero grade, нем. Nullstufe, Schwundstufe, фр. degré zéro), полную (также нормальная, англ. full grade, нем. Vollstufe, Hochstufe, фр. degré plein) и удлинённую (также продлённая, англ. lengthened grade, нем. Dehnstufe, фр. degré long)[1][2][4].

Древнеиндийские грамматики считали основной нулевую ступень (поэтому она даже не получила у них названия), современные же учёные полагают, что основной была полная ступень[5].

В слоге, находящемся на ступени редукции, гласный отсутствовал (либо, возможно, там находился нефонематический редуцированный звук[6]), на полной ступени выступал краткий гласный, на ступени удлинения — долгий.

Иногда за терминами «нулевая ступень» и «ступень редукции» стоят два понятия, а не одно. В этом случае под ступенью редукции подразумевается ступень аблаута, при которой в слоге находится редуцированный гласный. Однако большинство учёных отвергает наличие четвёртой ступени[1].

Поскольку основным гласным праиндоевропейского языка был e, стандартная модель количественного аблаута выглядит следующим образом:

нулевая ступень полная ступень продлённая ступень
e ē
лат. nīdus < *ni-sdos «гнездо» лат. sedēre «сидеть» лат. sēdēs «сидение»
др.-инд. सेदुर् (sedúr IAST) < *sazdur «они сидели» др.-инд. सदः (sádaḥ IAST) «сидение» др.-инд. सादयति (sādáyati IAST) «он сажает»

При качественном аблауте, как правило, e чередуется с o: лат. sedēre «сидеть» : solium < *sodium «престол».

В сумме, при изменении как по количественному, так и по качественному аблауту, корень может иметь пять вариантов[7]:

нулевая ступень полная ступень продлённая ступень
e ē
o ō

При этом, хотя теоретически каждый корень праиндоевропейского языка мог иметь все ступени, на практике это происходит редко[8].

У дифтонгов и дифтонгических сочетаний система аблаута выглядит следующим образом[9]:

нулевая ступень полная ступень o-ступень
i ei oi
др.-греч. ἐπέπιθμεν «мы доверились» др.-греч. πείθομαι «слушаюсь, верю, повинуюсь» др.-греч. πέποιθα «я доверился»
u eu ou
др.-греч. πυθον «я узнал» др.-греч. πεύθομαι «я узнаю» др.-греч. ποῦσας < *poudhants «узнавший»
er or
др.-греч. δρακον < *edṛk'om «я увидел» др.-греч. δέρκομαι «я смотрю» др.-греч. δέδορκα «я увидел»
el ol
лит. tilpti «помещаться» лит. telpù «помещаюсь» лит. talpà «вместимость»
en on
др.-греч. παθον < *epṇdhom «я претерпел» др.-греч. πένθος «печаль, скорбь, горе» др.-греч. πέπονθα «я претерпел»
em om
лит. kimšti «натыкать» лит. kemšù «натыкаю» лит. kamšau «натыкал»

Как правило, в аблауте не участвует гласный a, зафиксировано лишь несколько случаев[10][11]:

  • др.-греч. ἄγω «веду» ~ ὄγμος «борозда, скошенная полоса, прокос, путь, орбита»;
  • др.-греч. ἄκρις «горная вершина, высота» ~ ὀκρίς «обрывистый, неровный, острый», хеттск. ḫēkur «вершина утёса»;
  • др.-греч. ἀγκάλη «согнутая рука, локоть» ~ ὄγκος «загнутый назад зубец стрелы, кривой наконечник, крюк стрелы, угол», хеттск. ḫēnk- «сгибать»;
  • лат. sāl, род. п. salis (< *sal-) ~ англ. silt «ил, наносы, осадок», нем. Sülze «студень, заливное, солеварня» (< *sḷ-);
  • др.-греч. λάκκος «пруд, яма, ров», лат. lacus «озеро» ~ гэльск. loch «озеро».

В рамках ларингальной теории такое чередование объясняют тем, что начальный a- здесь возник из сочетания h2e-[10].

Schwebeablaut[править | править вики-текст]

Термином Schwebeablaut (нем. Schwebe «неопределённость») называют вариации типа *CeRC- ~ *CReC-. Предположительно, в данном случае дело в двух разных реализациях корня первоначального вида *CeReC-, в спорадической метатезе[12], либо формы типа *CReC- возникли из *CeRC- через нулевую ступень *CRC-[13].

Чередования, связанные с «ларингалами»[править | править вики-текст]

Исчезновение «ларингальных согласных» вызвало к жизни чередования иного рода: ā, ē, ō с «шва примум», которое дало i в санскрите, α, ε, ο в древнегреческом и a в остальных языках. Долгие гласные восходят к сочетаниям aH, eH, oH (где H — любой «ларингал»), а «шва примум» является слоговой реализацией ларингалов[14].

Пример:

нулевая ступень полная ступень
санскрит др.-инд. हितः (hitaḥ IAST) «положенный» др.-инд. दधामि (dadhāmi IAST) «кладу»
древнегреческий θετός «положенный» τίθημι «кладу»
латынь factus «сделанный» fēci «я сделал»

Функции аблаута в морфологической системе праиндоевропейского языка[править | править вики-текст]

В склонении существительных аблаут встречается довольно редко, он больше распространён в глагольном спряжении[15]. В системе глагола в презенсе употребляется полная ступень, в аористе и причастиях с суффиксом -to нулевая, а в перфекте, итеративных и каузативных o-ступень[16][17][18]. Кроме того, качественный аблаут служил для образования отглагольных существительных (др.-греч. λέγω «говорю» > λόγος «слово»).

Продлённая ступень использовалась в следующих случаях[19]:

  • в и. п. ед. ч. корневых и гистеродинамических основ (*k'ērd «сердце», *ph2tēr «отец»);
  • в некоторых отымённых дериватах (*swēk’uros);
  • в s-аористе (*weg'hst «он привёз»);
  • в «статическом» настоящем времени (санскр. ताष्ठि (tāṣṭi IAST) «он плотничает»);
  • в м. п. ед. ч. протеродинамических основ;
  • в окончании 3-го лица мн. ч. перфекта *-ēr.

Происхождение аблаута[править | править вики-текст]

Возникновение ступени редукции иногда связывают с исчезновением гласной в безударном положении[20]. Однако прямой взаимосвязи между безударностью слога и ступенью редукции не выявлено (существуют слова, в которых ударный слог находится на ступени редукции, и слова с безударным слогом на полной ступени)[21][22]. Т. Барроу полагает, что это связано с тем, что редукция гласного в безударном положении существовала только в раннем праиндоевропейском языке, а в позднем она исчезла, после чего во многих словах ударение сместилось и стало находиться на ранее безударных слогах[23].

Ступень удлинения, вероятно, возникла из нескольких источников: заменительного удлинения гласного в основе атематических существительных в и. п. ед. ч. в результате выпадения -s (например, *ph2ters > *ph2tēr) и в основе итеративных глаголов как средство выражения длительности действия[22][24][25][26].

Неясным остаётся генезис качественного аблаута. Г. Хирт и Г. Гюнтерт высказались в пользу того, что в какую-то эпоху в праиндоевропейском языке e переходило в o в случае переноса ударения с него на предыдущий или следующий слог[27]. И. А. Бодуэн де Куртенэ думал, что условием перехода e в o был характер соседних фонем[21]. Той же точки зрения придерживается немецкий учёный М. Майер-Брюггер, который предполагает, что заударное e могло переходить в o после r, l, n, m[28]. Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов считают, что o возникло из ə под влиянием соседней лабиальной фонемы[29].

Польский учёный Е. Курилович выработал следующую периодизацию истории праиндоевропейского аблаута[30]:

  1. наличие чередования e/o;
  2. возникновение чередования e/∅ в результате исчезновения и вокализации редуцированных гласных e и o;
  3. возникновение ступени удлинения.

Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов полагают, что для древнейшего состояния праиндоевропейского языка можно реконструировать только две ступени — полную и нулевую[31].

Судьба аблаута в языках-потомках[править | править вики-текст]

Лучше всего система индоевропейского аблаута сохранилась в древнегреческом языке (первоначальное состояние было изменено только вокализацией слоговых сонорных и переходом шва в a, e, o)[32].

В индоиранских языках из-за совпадения e, o, a в a исчез качественный аблаут (сохранились только его следы, которые определяются по закону Коллица), зато очень хорошо сохранился количественный (с поправкой на переход и в a и небольшие выравнивания по аналогии)[32][33][34].

В латыни продуктивность не утратило лишь чередование полная ступень ~ ступень удлинения, а чередования полная ступень ~ ступень редукции и качественный аблаут сохранились лишь остаточно[32].

Германские языки также хорошо сохранили аблаут (с поправкой на некоторые изменения гласных), значительно расширив область его применения в спряжении глагола[32][35].

В балтийских и славянских языках аблаут характеризуется развитием чередования полная ступень ~ ступень удлинения, в остальном он в полной мере сохранился в балтийских, а в праславянском был затемнён такими изменениями гласных, как монофтонгизация дифтонгов, возникновение носовых и редуцированных[36][37].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 1995. — P. 164. — ISBN 90-272-21-50-2
  2. 1 2 Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 96. — ISBN 5-354-00056-4
  3. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 98. — ISBN 5-354-00056-4
  4. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 146. — ISBN 5-354-00503-5
  5. Барроу Т. Санскрит. — М.: Прогресс, 1976. — С. 103.
  6. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 76.
  7. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 97. — ISBN 5-354-00056-4
  8. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 74. — ISBN 978-1-4051-0315-2
  9. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 174. — ISBN 978-5-382-00010-7
  10. 1 2 Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 149. — ISBN 3-11-017433-2
  11. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 75. — ISBN 978-1-4051-0315-2
  12. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 27. — ISBN 978-80-7308-287-1
  13. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 150. — ISBN 3-11-017433-2
  14. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 151—152. — ISBN 5-354-00503-5
  15. Kuryłowicz J. L'apophonie en indo-européen. — Wrocław: Zakład imienia Ossolińskich, Wydawnictwo PAN, 1956. — С. 405.
  16. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 107—108. — ISBN 5-354-00056-4
  17. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 1995. — P. 164—165. — ISBN 90-272-21-50-2
  18. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 144. — ISBN 5-354-00503-5
  19. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 1995. — P. 165—166. — ISBN 90-272-21-50-2
  20. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 152.
  21. 1 2 Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 150. — ISBN 5-354-00503-5
  22. 1 2 Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 151. — ISBN 3-11-017433-2
  23. Барроу Т. Санскрит. — М.: Прогресс, 1976. — С. 106.
  24. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 151. — ISBN 5-354-00503-5
  25. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 182—186.
  26. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 106—107. — ISBN 5-7695-0900-7
  27. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 149—150. — ISBN 5-354-00503-5
  28. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 152. — ISBN 3-11-017433-2
  29. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 172.
  30. Kuryłowicz J. L'apophonie en indo-européen. — Wrocław: Zakład imienia Ossolińskich, Wydawnictwo PAN, 1956. — С. 412.
  31. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 157.
  32. 1 2 3 4 Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 81.
  33. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 104. — ISBN 5-7695-0900-7
  34. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 146. — ISBN 3-11-017433-2
  35. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 148. — ISBN 3-11-017433-2
  36. Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 154—159.
  37. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 81—82.

Литература[править | править вики-текст]

  • Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. — Т. I—II. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 152—194.
  • Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 100—107.
  • Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 173—186.
  • Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 144—153.
  • Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 95—108, 126—137.
  • Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 1995. — P. 164—167.
  • Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — S. 76—82.
  • Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 73—76.
  • Kuryłowicz J. L’apophonie en indo-européen. — Wrocław: Zakład imienia Ossolińskich — Wydawnictwo PAN, 1956.
  • Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 144—152.