Абхазо-адыгские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Абхазо-адыгская
Таксон:

семья

Статус:

общепризнана

Ареал:

Северный Кавказ, Абхазия, Турция, Сирия, Иордания

Число носителей:

1,1 млн

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Северокавказская надсемья (гипотеза)

Состав

Схема происхождения абхазо-адыгских языков

Коды языковой группы
ISO 639-2:

ISO 639-5:

См. также: Проект:Лингвистика

Абха́зо-ады́гские языки́ (Западнокавказские языки) — одна из групп кавказских языков, входящая в северокавказскую надсемью. Включает адыгскую и абхазо-абазинскую ветви и убыхский язык. Последний, генетически более близкий к первой ветви, испытал значительное влияние второй, так что в целом занимает промежуточное положение между обеими.

Абхазо-адыгские языки иначе называются северозападнокавказскими по месту своего первоначального и основного распространения — Северо-Западному Кавказу.

Распространены в России (на Северном Кавказе), в Абхазии и среди ближневосточной диаспоры (преимущественно в Турции, Сирии, Иордании). Общее число говорящих на абхазо-адыгских языках — ок. 1,1 млн чел., в том числе в России — 764 660 чел. (перепись 2002 года).

Гипотезы о родственных языках[править | править исходный текст]

Наиболее популярна точка зрения о родстве абхазо-адыгских языков с нахско-дагестанскими, с которыми они совместно образуют северокавказскую надсемью. Согласно альтернативной точке зрения, родство с нахско-дагестанскими языками является приобретённым ввиду тесного их соседства и ограничивается в основном лексикой, тогда как на уровне морфологии и фонетики имеются существенные расхождения.

Гипотеза о родстве с языком хаттов[1][править | править исходный текст]

Вячеслав Всеволодович Иванов показал, что хаттский язык состоит в родстве с западно-кавказскими языками, а именно абхазским, адыгским и убыхским языками. "Впервые эту гипотезу высказал (ок. 1920 гг.) швейцарский востоковед Эмиль Форрер. Сейчас можно считать «гипотезу в целом доказанной при необходимости уяснения большого числа деталей в будущем»,— писал Вячеслав Всеволодович. Дополнительное доказательство — культура погребений хаттов напоминает майкопскую культуру.

Немного отличная версия. В последних работах А. С. Касьяна, 2009—2010, приводятся аргументы в пользу того мнения, что согласно глоттохронологическому анализу прото-абхазо-адыгский и хаттский языки существовали в одно и тоже время и их следует относить к разным ветвям сино-кавказской макросемьи, распад которой приходится на середину 11-го тысячелетия до н. э. В результате этого распада образовались две большие ветви: прото-язык Сино-Тибето-На-Дене и прото-язык Сев.-Кавказско-Баскский и Енисейско-Бурушаски. Затем распад второй ветви Сев.-Кавказско-Баскской и Енисейско-Бурушаски произошел во вторую половину 9-го тыс. до н. э. Кассьян сближает хаттский язык именно с протоязыком Енисейско-Бурушаски. Сев.-Кавказско-Баскская ветвь распадается в первой половине 7-го тыс. до н. э. на Баскскую и Северо-Кавказскую ветвь. Распад Северо-Кавказского прото-языка на Прото-Западно-Кавказский и Прото-Восточно-Кавказский произошел около 3800 г. до н. э.. В свою очередь распад Прото-Западно-Кавказского языка на Абхазо-абазинскую, Убыхскую и Адыгскую ветвь произошел около 640 г. до н. э.. Далее, в свою очередь распад единого Абхазо-абазинскую языка на Абхазский и Абазинский произошел около 1080 г. н.э., а распад Адыгского языка на Западный (Адыгейский) и Восточный (Кабардинский) диалекты относиться к 960 г. н.э.. Таким образом, как говорилось выше, в один период с хаттским языком (2-е тыс. до н. э.) существовал отдельный Прото-Западно-Кавказский язык, давший начало всем абхазо-адыгским языкам.

Гипотеза о родстве с языком митанни[2][править | править исходный текст]

Анчабадзе Ю. Д. в своей Рецензии на: Кавказский этнографический сборник VII // Советская этнография, № 6, 1982., где приводилась статья профессора А. К. Глейе «К праистории северно-кавказских языков» (опубликована в 1907 году)), находит убедительными нижеследующие выводы А. К. Глейе о том, что :

  • племена, родственные абхазо-черкесским, в древности жили и южнее, до самой Месопотамии. Чтобы доказать это, он обращается к языку «митанни» и сравнивает его в лексическом и грамматическом отношении с абхазо-черкесскими.
  • язык митанни занимает среднее место между абхазо-черкесскими и нахско-дагестанскими языками.

Гипотеза существования Сино-кавказской макросемьи языков[править | править исходный текст]

Автором гипотезы являеется С. А. Старостин. Данная гипотетическая макросемья объединяет несколько языковых семей и изолированных языков Евразии и Северной Америки. Гипотеза пока не является общепризнанной, но популярна среди лингвистов — сторонников глубинной компаративистики. В частности, в эту макросемью включаются: баскский язык, енисейские языки (небольшая языковая семья в Сибири, из которых живой только кетский язык), языки на-дене (языковая семья индейцев в Северной Америке), абхазо-адыгские языки, с которыми Старостин сближает хаттский язык, нахско-дагестанские языки, с которыми Старостин сближает хуррито-урартские языки, бурушаски (изолированный язык в Пакистане), сино-тибетские языки.

Классификация[править | править исходный текст]

Адыгская ветвь[править | править исходный текст]

Адыгская (черкесская) группа включает два близкородственных языка, которые иногда считают наречиями единого адыгского языка. В частности, самоназвания обоих языков одинаковые — адыгэ(бзэ).

  • Адыгейский язык (адыгабзэ) — ныне распространён в северных и северовосточных районах Республики Адыгея и некоторых горных долинах по берегу Чёрного моря (шапсугский диалект). В кавказское мухаджирство было вовлечено до 90 % западных адыгов, и сейчас они составляют почти 80 % турецких черкесов. Однако на исконных землях Кавказа язык сохранялся лучше, и языковая статистика выглядит следующим образом: 129 419 чел. в РФ (2002), ок. 160 тыс. в Турции и других странах диаспоры.
  • Кабардино-черкесский язык (адыгэбзэ) — один из официальных языков Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. В России на нём говорят две основные этнические группы: кабардинцы и черкесы, всего 587 547 чел. В состав последних входят остатки бесленеевцев, диалект которых занимает промежуточное положение между адыгейским и кабардино-черкесским языками. Немало кабардинцев живёт в диаспоре, где ок. 50 тыс. ещё используют родной язык.

В диаспоре черкесами называют всех адыгов, причём часто в это число включаются и родственные им убыхи, абхазы и абазины.

Абхазо-абазинская ветвь[править | править исходный текст]

Абхазо-абазинские языки также довольно близки между собой и включают следующие языки:

  • Абхазский язык (аҧсуа бызшǝа, аҧсшǝа) — официальный язык Республики Абхазия (Апсны), частично признанного государства, где на нём говорит более 90 тыс. человек. Однако если в 1989 году они составляли всего 17,8 % населения Абхазии, то после грузино-абхазской войны (1992-93), в 1995 — более половины. На Кавказе остались носители только двух диалектов (абжуйского и бзыпского), носители других (садзского и ахчыпсы) были депортированы в Османскую империю.
  • Абазинский язык (абаза бызшва) — официальный язык Карачаево-Черкесии, где он распространён на севере республики. Три с половиной аула говорят на ашхарском диалекте, ещё около десяти — на тапантском. До Кавказской войны абазины заселяли почти всю территорию современной Карачаево-Черкесии, кроме Карачая на крайнем юго-востоке и крайнего северо-запада, который населяли бесленеевцы; а также бо́льшую часть Мостовского района Краснодарского края. Всего в России на нём говорит 38 247 чел.

Генетически абхазо-абазинские языки достаточно близки между собой, чтобы считаться наречиями одного языка. При этом, ашхарский диалект абазинского ближе к абхазскому, чем к тапантскому диалекту. Условно это изображено на схеме выше.

Убыхская ветвь[править | править исходный текст]

Судьба последнего абхазо-адыгского языка — убыхского (a-t°axə) оказалась более печальной. Убыхи жили по берегу Чёрного моря между садзами и шапсугами — там, где сейчас располагается курортный город Сочи. Будучи активными участниками Кавказской войны, они были полностью выселены после поражения горцев. В Османской империи они селились вместе с адыгами и впоследствии перешли на их язык: последний носитель убыхского языка Тевфик Эсенч умер в деревне Хаджиосман (на берегу Мраморного моря в Турции) 7 октября 1992 года. Однако сами убыхи ещё живы, и в Турции их насчитывается около 10 000 человек. Существует движение за восстановление языка и даже за разработку его литературной формы. Убыхский считается одним из рекордсменов по звуковому разнообразию: по оценкам специалистов, в нём насчитывается до 80 согласных фонем.

История[править | править исходный текст]

Чересполосное распространение абхазо-адыгских языков на довольно обширной территории объясняется историческими фактами, в частности миграциями их носителей. Мало что известно об их жизни в древнее время. Наиболее вероятными предками абхазо-адыгов были меоты, распространённые в античное время на северо-западном Кавказе. После сокрушительных походов гуннов и готов-тетракситов меотские племена были оттеснены в горные районы Закубанья, а само имя меотов вовсе исчезло. На смену ему пришли имена зихов и касогов (кашак) — названия крупных местных племён. Возможно, к абхазско-адыгским народам относились также тавры — племя, проживавшее в Крыму в эпоху греческой колонизации.

Следующие напасти по Западной Грузии и Абхазии стали арабы. Однако в отличие от более южных мегрелов, абхазы сумели быстро освободиться от власти Халифата. Тем не менее, в абхазском языке закрепипились некоторые арабские слова.

Очередным ударом по всему Северному Кавказу стали опустошительные нашествия татаро-монголов в XIII и полчищ Тамерлана в XIV веках, после которых адыгские племена укрылись в недоступных горных долинах. Предки абхазов, абазин и убыхов жили по другую сторону Кавказского хребта вдоль берега Чёрного моря. Но места в горах было мало, и как только вокруг стало спокойнее, часть адыгов переселилась на восток (ок. XIII—XIV вв.), положив начало кабардинскому этносу. На освободившиеся земли с юга, из-за Кавказского хребта стали переселяться группы абазин — сначала тапанта (что значит в переводе «жители равнины»), а затем и ашкарауа (="горцы"), занявшие территорию современной Карачаево-Черкесии. Позднее, уже в XVIII веке, часть кабардинцев вернулась обратно и осела на севере современной Карачаево-Черкесии, получив название «беглых» кабардинцев. Уже в советское время за ними закрепился этноним «черкесы», до того обозначавший всех адыгов вообще.

Во второй половине XIX века все абхазо-адыгские народы в той или иной мере пережили очередное великое бедствие — т. н. мухаджирство, или Насильственное переселение значительной их части в пределы Османской империи. В результате на Кавказе совсем или почти не осталось натухаевцев, хатукаевцев, егерукаевцев, мамхегов, махошевцев, абадзехов (остался 1 аул), шапсугов, садзов, убыхов, бесленеевцев (4 аула), горных (псху, дал, цебельда) и гумских абхазов. Горная полоса северо-западного Кавказа полностью обезлюдела и впоследствии заселялась выходцами из других районов России и Османской империи (армянами, греками), а опустевшие районы Абхазии — также мегрелами, сванами и грузинами.

Однако новая родина оказалась не очень приветливой: тысячи мухаджиров, часто размещённые в пустынных местах, гибли от голода и болезней. Судьба родного языка была ещё менее благополучной. Прямыми и косвенными методами турецкое правительство вытесняло любые языки меньшинств и только в самое недавнее время, стремясь соответствовать европейским стандартам, Турция пошла на некоторые послабления. Однако и сейчас ни один из абхазо-адыгских языков не имеет в Турции официального статуса, не преподаётся в школе, фактически не имеет письменности. Официальная статистика говорит о чуть более 100 тыс. носителей адыгского языка (там он рассматривается как один язык) и 12 тыс. говорящих по-абхазски, в то время как этнических адыгов и абхазов-абазин насчитывается более полумиллиона, а число людей, так или иначе являющихся потомками мухаджиров, достигает нескольких миллионов.

Грамматическая характеристика[править | править исходный текст]

В типологическом отношении абхазо-адыгские языки довольно близки между собой. Наиболее яркими чертами их грамматики являются следующие:

  • крайне бедный вокализм при весьма богатом консонантизме. В адыгских языках представлены три базовые гласные фонемы /a, ə, ɨ/ (а, э, ы), а в убыхском, абхазском и абазинском — всего две — /a, ɨ/ (а, ы). В то же время в живом произношении каждая из этих фонем имеет несколько произносительных аллофонов (вариантов) в зависимости от окружающих согласных, что частично передаётся орфографически.
  • Число же согласных варьирует от 45 в кабардинском до 80 в убыхском языках. Такое огромное число объясняется тем, что в этих языках существует несколько дополнительных артикуляций, добавляемых к основному набору согласных. Так, в убыхском представлено «всего» 44 основных согласных, многие из которых могут быть фарингализованными, палатализованными («смягчёнными») и лабиализованными («огублёнными»). В результате и получается набор в 80 фонем. Помимо обычных для Кавказа абруптивных (пӀ, тӀ, кӀ, цӀ), латеральных (лӀ, лъ), увулярных (хъ, къ, гъ) и фарингальных (Ӏ, хь) согласных, в абхазо-адыгских языках представлены такие редкие звуки, как альвео-палатальные («шепелявые») (шъ, щӀ, жъ) и абруптивные спиранты (фӀ, шӀ, щӀ). Для такого большого числа согласных, конечно, не хватает букв русского алфавита (которым пользуются эти языки). Разные языки по-разному решают ту проблему: абхазский пошёл по пути использования дополнительных букв путём модификации имеющихся и добавления новых, а остальные — более обычным для Кавказа — путём использования специальных дополнительных знаков ъ, ь, Ӏ, у. Соответствия между буквами и фонемами для согласных в абхазо-адыгских языках см. в статье про графику абхазо-адыгских языков.
  • В морфологии абхазо-адыгские языки отличаются богатым глагольным словоизменением, или полисинтетизмом. К одному глагольному корню может присоединяться большое количество приставок и суффиксов с определённым значением и фиксированным местом, в результате чего одним словом может передаваться целое предложение. При помощи согласовательных глагольных аффиксов для субъекта, объекта и косвенного объекта может быть выражено направление, место, версия (если действие совершается для кого-то), принуждение, отрицание, переходность, время и некоторые другие значения. Например, в адыгейском языке возможны такие слова, как п-ф-е-с-тыгъ «его-для.тебя-ему-я-отдал», у-къы-с-ф-е-плъыгъ «ты-для.меня-посмотрел-на.него», сы-б-дэ-кӀо-н-эп «я-за.тебя-не-выйду.замуж»; в абазинском д-и-ба-зтIхIва «хотя-его-он-и-увидел»; абх. и-сы-з-и-лы-рҩит «для.меня-она-заставила-его-то-написать».
  • Синтаксически абхазо-адыгские языки относятся к языкам эргативного строя: ср. адыг. «Ар ашь ежэ» ‘Он его ждёт’ (номинат. конструкция) — «Ащ ар ещэ» ‘Он его ведёт’ (эргат. конструкция). Функции придаточных предложений выполняют глагольные формы, включающие обстоятельственные аффиксы в значениях ‘где’, ‘когда’, ‘куда’, ‘почему’, ‘откуда’; ср. абх. «д-ахъ-гылаз» ‘где он стоял’, «д-а-хь-неиз» ‘куда он пришёл’. Основной порядок слов: «подлежащее + дополнение + сказуемое». Порядок слов особенно важен в абх. и абазинском яз., где отсутствует категория падежа.

Письменность[править | править исходный текст]

До начала XIX столетия ни один из абхазо-адыгских языков не имел письменности. Но по некоторым данным, исследователи майкопской культуры приходили к мнению о древнейшей письменности у абхазо-адыгской группы, позднее утраченной. После присоединения к России делаются многочисленные, но довольно разрозненные попытки разработать и применить письменность для отдельных абхазо-адыгских языков на основе кириллицы и арабского письма. После установления советской власти для адыгских языков централизованно вводятся алфавиты на арабской основе. В 1923 кабардинский, а в 1926—1927 гг. — абхазский, адыгейский и абазинский переводятся на латиницу, использовавшуюся до 1936—1938 гг. После этого абхазский алфавит был переведён на грузинскую основу (до 1954 года), а остальные три — на кириллицу, которая существует и поныне. Подробнее см. в статье про графику абхазо-адыгских языков.

Фольклор[править | править исходный текст]

При отсутствии письменности на абхазо-адыгских языках существовал богатый устный фольклор, который занимал важнейшее место в жизни этих народов. В каждом из них существовали разные типы профессиональных певцов и исполнителей народного творчества, сочинителей. Так, у адыгов таких людей называли джегуако (джэгуакӀуэ). Среди других жанров народного фольклора центральное место занимал эпос Нартов, который характерен также и для других народов Северного Кавказа. Например, вот отрывок из текста, посвящённого одному из Нартов — Сосруко.

Сосрукъуэ ди къан,
Сосрукъуэ ди нэху,
Зи мэӀуэху дышъафэ,
Афэр зи джанэ куэщӀ,
Дыгъэр зи пыӀэ шыгу…

Перевод:

Сосруко наш любимец,
Сосруко наш свет.
Чей щит златоцветный,
Чья одежда — кольчуга,
Над чьей головой солнце…

История исследования[править | править исходный текст]

Исследование абхазо-адыгских языков начинается с первой пол. XIX в. (Л. Я. Люлье, И.Грацилевский, Шора Ногмов, позже Л. Г. Лопатинский, Кази Атажукин); значительный вклад в изучение абхазо-адыгских языков внесли Н. С. Трубецкой, Д. А. Ашхамаф, Н. Ф. Яковлев, Г. В. Рогава, К. В. Ломтатидзе, З. И. Керашева и др.

Примечания[править | править исходный текст]

Библиография[править | править исходный текст]

  • Балкаров Б. Х. Введение в абхазо-адыгское языкознание. Нальчик, 1970.
  • Kassian. A. Hattic as a Sino-Caucasian language // Ugarit-Forschungen. Internationales Jahrbuch für die Altertumskunde Syrien-Palästinas. Bd 41, 2009—2010. P.309-447
  • Рогава Г. В. Абхазско-адыгские языки // Языки народов СССР. Т. 4. М., 1967.
  • Чирикба В. А. Абхазско-адыгские языки // Языки Российской Федерации и Соседних Государств. Энциклопедия. В трех томах. Т. 1. A-И. Москва: Наука, 1998, с. 18-24.
  • Шагиров А. К. Абхазо-адыгские языки // Языки мира. Кавказские языки. М., 1999.
  • Chirikba V. A. Common West Caucasian. The reconstruction of its phonological system and parts of its lexicon and morphology. Leiden, 1996.

Ссылки[править | править исходный текст]