Азеф, Евно Фишелевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Евно Азеф
Azef evno.jpg
Евно Фишелевич Азеф
Псевдонимы:

партийные: «Иван Николаевич», «Валентин Кузьмич», «Толстый»;
в работе с Охранным отделением: «инженер Раскин»

Дата рождения:

1869({{padleft:1869|4|0}})

Место рождения:

м. Лысково, Гродненская губерния, Российская империя (ныне Пружанский район, Брестская область)

Дата смерти:

24 апреля 1918({{padleft:1918|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:24|2|0}})

Место смерти:

Берлин, Германская империя

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Партия:

Партия социалистов-революционеров

Род деятельности:

революционер-провокатор, террорист

Евно Азеф на Викискладе

Е́вно Фи́шелевич (Евге́ний Фили́ппович) Азе́ф (1869, Лысково (белор.)русск., Гродненская губерния, Российская империя — 24 апреля 1918, Берлин, Германская империя) — российский революционер-провокатор,еврей, один из руководителей партии эсеров и одновременно Секретный сотрудник Департамента полиции.

Как глава Боевой организации эсеров, организовал и успешно провел ряд терактов, в числе которых — убийство Великого князя Сергея Александровича. В то же время, как агент Охранного отделения, раскрыл и сдал полиции множество революционеров.

Биография[править | править вики-текст]

Детство и юность[править | править вики-текст]

Фотография молодого Азефа

Евно Азеф родился в октябре 1869 года в местечке Лысково Гродненской губернии в семье бедного портного-еврея. Кроме него в семье было еще шестеро детей — два брата и четыре сестры. Евно был вторым ребенком.

Участвовал в кружках революционной еврейской молодёжи. В 1890 году окончил гимназию в Ростове-на-Дону. В 1892 году, скрываясь от полиции, украл 800 рублей (по другой версии, продал украденную у знакомого купца партию масла) и бежал в Германию, где устроился учиться на инженера-электротехника в Карлсруэ.

В число секретных сотрудников полиции Азеф был принят в 1892 году[1]. 4 ноября 1893 года предложил Департаменту полиции быть осведомителем о русских революционерах — студентах политехнического института в Карлсруэ, и его предложение приняли. Первоначальный оклад Азефа составлял 50 рублей[2]. В 1899 году женился на Любови Григорьевне Менкиной, имел двоих детей.

Азеф в партии эсеров и Охранном отделении[править | править вики-текст]

В 1899 году вступил в союз социалистов-революционеров. После ареста Г. А. Гершуни в 1903 году Азеф остался центральной фигурой и возглавил Боевую Организацию эсеров, осуществляющую террористические акты. Партийные псевдонимы Азефа — «Иван Николаевич», «Валентин Кузьмич», «Толстый». В контактах с Департаментом полиции он использовал псевдоним «Раскин».

Az fas.jpg
Фото Е. Ф. Азефа из секретного архива Департамента полиции

Созданную Гершуни Боевую Организацию Азеф реорганизовал, сделав её компактной, централизованной, строго дисциплинированной и легко управляемой. Сам Азеф с поддержкой М. Р. Гоца активно продвигал террор, при этом предотвращая некоторые террористические акты (покушение на министра внутренних дел П. Н. Дурново, на царя Николая II). В то время его жалование от Охранного отделения достигло 1000 рублей в месяц.

Выдал весь первый состав ЦК ПСР и некоторых эсеров-боевиков (С. Н. Слётова, Г. И. Ломова, М. А. Веденяпина, А. В. Якимову, З. В. Коноплянникову и др.), а также некоторые планы и коммуникации революционеров. Одновременно организовал более 30 террористических актов, осуществил убийства видных представителей царского государственного аппарата, в том числе своих начальников: министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов В. К. Плеве (которого считали главным организатором еврейского погрома в Кишинёве в 1903 г.), генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича, Петербургского градоначальника В. Ф. фон дер Лауница, главного военного прокурора В. П. Павлова. Для того, чтобы избежать раскрытия, часть терактов он готовил в тайне от Департамента полиции, прилагая все усилия для их осуществления. О других — своевременно сообщал в охранку, и они соответственно проваливались. Благодаря этому Азефа считали «своим» и члены партии и полиция. Каждый раз, когда его пытались разоблачить, кто-нибудь из революционеров «доказывал», что человек, организовавший столько успешных террористических акций, не может быть агентом охранки; для Охранного отделения Азеф также представлял большую ценность.

Он же (с участием представителей других революционных партий Конни Циллиакуса, Георгия Деканозова и др.) организовал закупку на деньги японского военного атташе М. Акаси оружия для рабочих и его доставку в Россию на пароходе «Джон Графтон». По ряду данных, Азеф инициировал ликвидацию Г. А. Гапона как «провокатора», что и было исполнено боевиками П. М. Рутенберга[3]. Об этом же свидетельствует в своих воспоминаниях сам Рутенберг. После Манифеста 17 октября Азеф стал сторонником роспуска Боевой Организации и всячески саботировал её действия, в результате чего эсеры перешли к террору с помощью децентрализованных летучих отрядов.

Последняя провокация[править | править вики-текст]

Результатом последнего предательства Азефа, перед разоблачением, был арест полицией и казнь членов летучего боевого отряда партии социалистов-революционеров в феврале 1908 года. Эта казнь послужила сюжетом Леониду Андрееву при написании «Рассказа о семи повешенных».

Разоблачение[править | править вики-текст]

После наступления реакции Азеф готовил покушение на Николая II, для чего рассматривались весьма авантюрные схемы. В частности, с подачи Азефа ЦК ПСР выделял деньги на проектирование и строительство специальной подводной лодки и самолёта для совершения теракта. Однако в 1908 году Азеф был разоблачён как провокатор публицистом В. Л. Бурцевым (подтвердившим свои подозрения у бывшего директора Департамента полиции А. А. Лопухина). На внутрипартийном разбирательстве ЦК ПСР приговорил Азефа к смерти, однако тот смог избежать ликвидации и скрылся за границей. В дальнейшем жил в Берлине под видом рантье Александра Ноймайра (Alexander Neumayr) по документам, выданным министерством иностранных дел России. Тщательно избегал контактов с представителями царских властей и русскими революционерами, но в 1912 году встретил на курорте во Франции Бурцева. Азеф принялся ему доказывать, что сделал для революции гораздо больше пользы, чем ему приписывают вреда как провокатору, и требовал справедливого суда ЦК, однако затем снова скрылся.

Последние годы[править | править вики-текст]

После начала Первой мировой войны Азеф разорился, так как все его средства были вложены в русские ценные бумаги. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, открыл в Берлине корсетную мастерскую. В июне 1915 года немецкая полиция арестовала его как бывшего русского секретного агента. Содержался в тюрьме Моабит, был освобожден только в декабре 1917 года.

В тюрьме он заболел и 24 апреля 1918 года умер от почечной недостаточности в берлинской клинике «Krankenhaus Westend». Был похоронен в Берлине на Вильмерсдорфском кладбище в безымянной могиле за № 446. Захоронение до нашего времени не сохранилось.

Вопрос о провокаторстве Азефа[править | править вики-текст]

На языке партийных революционеров «провокатором» называлось любое лицо, сотрудничавшее с Департаментом полиции. Революционная терминология не знала разницы между агентом-осведомителем и агентом-провокатором. Всякий революционер, уличённый в сношениях с полицией, объявлялся «провокатором», и на этом ставилась точка. Между тем, с юридической точки зрения, между простым агентом-осведомителем и агентом-провокатором существовала большая разница. Агентом-провокатором именовался только тот секретный сотрудник, который принимал активное участие в революционной деятельности или подстрекал к этому других. С точки зрения закона, такие действия секретных сотрудников считались преступными и подлежали уголовной ответственности[4]. В циркулярах Департамента полиции указывалось, что секретные сотрудники не должны участвовать в противозаконной деятельности или подстрекать к ней других лиц[5].

После разоблачения Азефа, когда его история была предана гласности, в обществе возник вопрос, был ли Азеф агентом-провокатором. Обнародованные Владимиром Бурцевым и партией эсеров материалы свидетельствовали, что Азеф, будучи секретным сотрудником, принимал активное участие в террористической деятельности. Стоя во главе Боевой организации эсеров, он руководил её деятельностью, готовил террористические акты и посылал на них других людей[6]. Это означало, что, в строгом соответствии с юридической терминологией, Азеф являлся агентом-провокатором и должен был быть привлечён к уголовной ответственности. Между тем, Азеф к уголовной ответственности привлечён не был, а правительство отрицало его причастность к террористическим актам. По версии правительства, Боевой организацией эсеров руководил не Азеф, а Борис Савинков, тогда как Азеф был простым осведомителем, дававшим правительству ценные сведения о преступных замыслах революционеров[1].

Вопрос о провокаторстве Азефа обсуждался многими его современниками. В итоге причастность Азефа к террористическим актам была признана не только революционерами, но и его бывшими полицейскими начальниками, такими как Л. А. Ратаев[7], А. А. Лопухин[8], С. В. Зубатов[9] и А. И. Спиридович[10]. В частности, генерал Спиридович в своих мемуарах писал: «Азеф — это беспринципный и корыстолюбивый эгоист, работавший на пользу иногда правительства, иногда революции; изменявший и одной и другой стороне, в зависимости от момента и личной пользы; действовавший не только как осведомитель правительства, но и как провокатор в действительном значении этого слова, то есть самолично учинявший преступления и выдававший их затем частично правительству, корысти ради»[10]. На сегодняшний день провокаторство Азефа признаётся за факт большинством исследователей, а отрицание этого факта является маргинальной точкой зрения[11]. Характерным примером преступной деятельности Азефа является его участие в убийстве Георгия Гапона и в убийстве провокатора Н. Ю. Татарова, безуспешно пытавшегося открыть глаза руководству эсеров на провокаторство их партийного лидера.

Семья[править | править вики-текст]

Младший брат Владимир Фишелевич Азеф — эсер, член Боевой организации. По образованию химик. После разоблачения брата отошел от революционной деятельности и выехал в Америку.

Жена Любовь Григорьевна Менкина — эсерка и участница революционного движения.‬ Была дочерью хозяина магазина писчебумажных принадлежностей в Могилеве,‭ ‬работала модисткой, но стремилась к получению образования, для чего и уехала из России. Училась на философском факультете Бернского университета. Их знакомство с Азефом состоялось в 1895 году в Дармштадте. Несмотря на то, что брак был заключен по любви, супруги жили практически раздельно, в первые годы испытывали финансовые затруднения и часто ссорились. Любовь Григорьевна до разоблачения ничего не знала о связях своего мужа с департаментом полиции.

Азеф в культуре[править | править вики-текст]

Азефу посвящен одноименный роман Р. Б. Гуля, также известный под названием "Генерал БО".

А. Н. Толстой создал пьесу Азеф : орел или решка : в 5 действиях, 12 картинах

Особое место в русской литературе занимает блестящий документальный очерк М. А. Алданова «Азеф», во многом основанный на материалах П. Е. Щёголева[12].

Одно время собственное имя Азеф даже стало нарицательным для обозначения провокатора и доносчика, в таком качестве упоминается в «Республике Шкид» Г. Белых и Л. Пантелеева в главе про «дело о табаке японском» — первом громком деле в школе.

Азеф как имя нарицательное также упоминается в поэме В. В. Маяковского «Облако в штанах»:
Эту ночь глазами не проломаем,
Чёрную, как Азеф.

В Толковом словаре русского языка под ред. Д. Н. Ушакова (т. 1, 1935 г.) зафиксировано слово «азефовщина» в следующем значении[13]:

« АЗЕФОВЩИНА, ы, мн. нет, ж. (полит.).

Крупная политическая провокация. [По имени провокатора с.-р. Азефа.]

»

Евно Азеф стал прототипом одного из персонажей романа «Петербург» Андрея Белого, провокатора Липпанченки.

Он был главным героем немецкого фильма «Провокатор Азеф» / Lockspitzel Asew (1935, играл Фриц Расп) и французского фильма «Azev: le tsar de la nuit» (1975, играл Пьер Сантини), а также персонажем советского-польского фильма «Особых примет нет» (1978, играл Григорий Абрикосов), российских сериалов «Империя под ударом» (2000, играл Владимир Богданов), «Столыпин... Невыученные уроки» (2006, играл Александр Строев), «Секретная служба Его Величества» (2006, играл Алексей Карелин).

Сочинения[править | править вики-текст]

  • Письма Азефа, 1893—1917 / Сост. Д. Б. Павлов, З. И. Перегудова. — М.: Изд. центр «Терра», 1994. — 287 с. ISBN 5-85255-395-6

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 П. А. Столыпин. Речь о деле Азефа, произнесённая в Государственной Думе 11 февраля 1909 года // П. А. Столыпин. Нам нужна великая Россия. — М.: «Молодая гвардия», 1991.
  2. Оклад профессионального революционера Азефа Е. Ф. в партии эсеров составлял 125 рублей в месяц.
  3. И. Н. Ксенофонтов. Георгий Гапон: вымысел и правда. — М.: РОССПЭН, 1996.
  4. Б. Г. Колоколов. Жандарм с царём в голове. Жизненный путь руководителя личной охраны Николая II. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 584 с.
  5. Циркуляр департамента полиции начальникам охранных отделений и губернских жандармских управлений о степени участия секретных сотрудников в деятельности революционных организаций.
  6. Заключение судебно-следственной комиссии по делу Азефа. — Париж: Издание ЦК ПСР, 1911. — 104 с.
  7. Л. А. Ратаев. История предательства Евно Азефа // Провокатор: Воспоминания и документы о разоблачении Азефа. — Л., 1929.
  8. В. Л. Бурцев. В погоне за провокаторами. — М.: «Современник», 1989. — 272 с.
  9. Письмо С. В. Зубатова А. И. Спиридовичу по поводу выхода в свет его книги «Партия с.-р. и её предшественники» // Красный архив. — Л.-М., 1922. — № 1. — С. 281—283.
  10. 1 2 А. И. Спиридович. Записки жандарма. — Харьков: «Пролетарий», 1928. — 205 с.
  11. Ю. Ф. Овченко. Провокация на службе охранки // Новый исторический вестник. — М., 2003. — № 1 (9).
  12. Щёголев П.Е. Исторический Азеф//Охранники, агенты, палачи. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2004. С. 87-92
  13. Толковый словарь Ушакова онлайн//АЗЕФОВЩИНА

Литература[править | править вики-текст]

  • А. А. Аргунов. Азеф в партии с.-р. // На чужой стороне. — Берлин-Прага, 1924. — № 6—7.
  • В. Л. Бурцев. В погоне за провокаторами. — М.: «Современник», 1989. — 272 с.
  • В. Л. Бурцев. Моя последняя встреча с Азефом. Из неопубл. материалов В. Л. Бурцева // Иллюстрированная Россия. — Париж, 1927. — № 48 (133). — С. 1—6.
  • А. В. Герасимов. На лезвии с террористами. — М.: Товарищество Русских художников, 1991. — 208 с.
  • А. И. Спиридович. Записки жандарма. — Харьков: «Пролетарий», 1928. — 205 с.
  • Л. А. Ратаев. История предательства Евно Азефа // Провокатор: Воспоминания и документы о разоблачении Азефа. — Л., 1929.
  • В. К. Агафонов. Заграничная охранка. Составлено по секретным документам заграничной агентуры и Департамента полиции. — Пг.: Книга, 1918. — 388 с.
  • Из истории партии с.-р. Показания В. М. Чернова по делу Азефа в Следственной комиссии партии с.-р. 2 февраля 1910 г. // Новый журнал. — Нью-Йорк, 1970. — № 101. — С. 172—197.
  • Заключение судебно-следственной комиссии по делу Азефа. — Париж: Издание ЦК ПСР, 1911. — 104 с.
  • Л. Троцкий. Евно Азеф // Киевская Мысль. — Киев, 1911. — № 126.
  • Л. Троцкий. Крах террора и его партии (К делу Азефа) // Л. Троцкий. Сочинения. — М.-Л., 1926. — Т. 4.
  • М. Алданов. Азеф. — Париж, 1936. (текст на lib.ru, оригинал в .doc, с исправленными опечатками в .pdf)

Ссылки[править | править вики-текст]