Акатизия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Акатизия
МКБ-10 G21.121.1
МКБ-9 781.0781.0, 333.99333.99
DiseasesDB 32479 32479
eMedicine neuro/362  emerg/338emerg/338 neuro/362  emerg/338emerg/338
MeSH D011595 D011595

Акатизи́я (от др.-греч. ἀ- /a-/ — «не» и καθίζειν /kathízein/ — «сидеть») — клинический синдром, характеризующийся постоянным или периодически возникающим неприятным чувством внутреннего двигательного беспокойства, внутренней потребности двигаться или менять позу, и проявляющийся в неспособности больного долго сидеть спокойно в одной позе или долго оставаться без движения.[1]

Наиболее частой причиной акатизии являются побочные эффекты лекарственных препаратов, прежде всего традиционных нейролептиков («типичных антипсихотиков») и, в меньшей степени, атипичных. Реже возникает при применении антидепрессантов (прежде всего групп СИОЗС и СИОЗСиН) и психостимуляторов. Иногда акатизия может быть вызвана болезнью Паркинсона или являться частью клинической картины паркинсонизма и других подобных синдромов[2]. Кроме того, акатизия является частым, почти постоянным симптомом при опиатном, реже алкогольном, бензодиазепиновом или барбитуратном абстинентном синдроме. Может наблюдаться акатизия и при резкой отмене нейролептиков или антидепрессантов (так называемая «акатизия отмены», withdrawal akathisia).

Термин был введён чешским психиатром Ладиславом Гасковецом (чеш. Ladislav Haskovec, 1866—1944) в 1901 году, задолго до появления нейролептиков[3][4]. После введения в клиническую практику нейролептиков встречаемость акатизии значительно увеличилась[5].

Общее описание[править | править исходный текст]

Антипсихотические лекарства вызывают акатизию и паркинсоноподобные синдромы (так называемый «лекарственный паркинсонизм») за счёт своей способности блокировать дофаминовые рецепторы типа D2 в нигростриарных путях мозга (в экстрапирамидной системе). Серотонинергические антидепрессанты могут вызывать акатизию за счёт непрямого влияния на дофаминергическую передачу в нигростриарной системе (через стимуляцию серотониновых рецепторов типа 5-HT2 повышенным на фоне их приёма уровнем серотонина) и по причине реципрокных (антагонистических) взаимоотношений между дофаминергической и серотонинергической системами передачи сигналов.

Тяжесть и выраженность акатизии может варьировать от лёгкого ощущения внутреннего напряжения, тревоги или беспокойства (которое может даже не осознаваться самим больным и легко остаться незамеченным врачом даже при внимательном осмотре и подробном расспросе пациента) до полной невозможности сидеть спокойно, сопровождаемой сильнейшей изнурительной тревогой, как бы «снедающей» или грызущей больного изнутри, постоянным чувством утомляемости, усталости и слабости, тяжелейшей депрессией и дисфорией (проявляющейся раздражительностью, нервозностью, импульсивностью и агрессивностью, а иногда — трудно описуемым чувством страха, ужаса или паники).

Акатизия зачастую с трудом поддаётся описанию пациентом и во многих случаях остаётся недиагностированной или диагностируется неверно (интерпретируется врачами как обострение психоза, нарастание возбуждения или тревоги, либо же состояние может быть ошибочно принято за манию, за ажитированную депрессию или тревожное состояние). Трудности диагностики акатизии усугубляются ещё и тем, что акатизия и связанные с ней сильная тревога, страх, дисфория действительно усугубляют психическое состояние больных и могут привести к нарастанию возбуждения, обострению психоза, усилению галлюцинаций и бреда, утяжелению депрессии или к развитию истинной или кажущейся резистентности к нейролептикам и/или антидепрессантам. В тех случаях, когда подобная ошибка в диагнозе случается на фоне применения антипсихотических лекарств (нейролептиков), то есть в контексте вызванной нейролептиками акатизии, очень часто она приводит к ошибочному увеличению доз применяемых нейролептиков, к необоснованному переводу больного на более мощный антипсихотик или необоснованному добавлению дополнительных нейролептиков (например, низкопотентных седативных НЛ). Это, в свою очередь, может усугубить акатизию и другие экстрапирамидные побочные эффекты нейролептиков.[2] Сохранные пациенты нередко описывают происходящее с ними при этом как усиливающееся чувство внутреннего напряжения и дискомфорта или как «химическую пытку».

Наличие и степень выраженности акатизии могут быть объективно измерены с помощью шкалы акатизии Бернса (англ.)русск..[6][7][8]

Патогенез акатизии неизвестен, однако предположительно связан с нарушением функционирования дофаминергической (мезокортикальной), возможно, опиоидной или норадренергической систем. Акатизия наиболее часто развивается у женщин среднего возраста[9].

Клиническая картина и типичный анамнез[править | править исходный текст]

Хили (англ. Healy) с соавторами в 2006 году описал акатизию следующим образом: внутреннее напряжение, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, двигательное беспокойство или возбуждение, выраженная тревога или паника. Как следствие, может развиться повышенная лабильность аффекта, например повышенная плаксивость или раздражительность, вспыльчивость, повышенная возбудимость, импульсивность или агрессивность. Интересно, что у некоторых больных наблюдается противоположный клинический ответ на СИОЗС или нейролептики, в форме уменьшения колебаний аффекта, снижения спонтанности и импульсивности, развития апатии и адинамии (снижения спонтанной двигательной активности), вплоть до развития эмоционального уплощения, что получило названия SSRI apathy syndrome и Neuroleptic-induced deficiency syndrome (NIDS) соответственно в случае СИОЗС и нейролептиков. Причины такого различия в реакциях различных пациентов на одни и те же препараты неизвестны, поскольку исследований в этой области пока недостаточно. Вместе с тем известно, что SSRI apathy syndrome и NIDS представляют собой, как правило, отсроченные, поздние последствия длительного лечения СИОЗС или антипсихотиками. В то же время акатизия более характерна для острой фазы лечения. Кроме того, между акатизией и этими двумя клиническими синдромами нет ни антагонизма, ни прямой корреляции: наличие или отсутствие у больного акатизии ещё не означает, что у него не разовьётся позднее NIDS или SSRI apathy, но не означает и обратного.[10]

Джек Генри Эббот, осуждённый убийца, в 1981 году так описывал свои ощущения после принудительного приёма антипсихотических препаратов:

« Эти лекарства, лекарства этой группы, не успокаивают и не снимают нервного напряжения. Они подавляют и атакуют. Они атакуют вас изнутри, настолько глубоко изнутри, что вы не в состоянии найти источник своей душевной боли и дискомфорта... Мышцы ваших челюстей сходят с ума и отказываются повиноваться вам, они судорожно сжимаются, так что вы кусаете внутреннюю сторону щек, губы или язык, ваши челюсти щёлкают, зубы стучат, и боль пронизывает вас насквозь. И каждый день такое длится часами. Ваша спина становится жёсткой, напряжённой и ужасно прямой, так что вы с трудом можете двигать головой или шеей в стороны, согнуться или разогнуться, а иногда ваша спина сгибается против вашей воли и вы не можете стоять ровно. Внутренняя боль пронизывает вас и плывет по вашим нервным волокнам. Вы страдаете от болезненного беспокойства, и вы чувствуете, что вам надо подвигаться, пройтись, прогуляться, и это облегчит вашу тревогу. Но как только вы начинаете двигаться или ходить, вы устаёте и снова чувствуете тревогу, вы чувствуете, что делаете что-то не то, и вам нужно присесть и отдохнуть. И так повторяется снова и снова, снова и снова, вы ходите, садитесь, снова вскакиваете и ходите и снова садитесь. Чувствуя боль, источник которой вы не можете найти, вы сходите с ума от тревоги, она снедает вас изнутри, и вы не можете найти облегчения даже в дыхании.
Jack Henry Abbot
In the Belly of the Beast (англ.)русск. (1981/1991). Vintage Books, 35-36. Quoted in Robert Whitaker, Mad in America (2002, ISBN 0-7382-0799-3), 187.
»

Частым последствием акатизии, вызванной нейролептиками или антидепрессантами, являются отказы от лечения (отсутствие комплаенса к лечению), недоверие или враждебность по отношению к врачам и медперсоналу, страх перед лечением и лекарствами. В наиболее крайних случаях отказа от лечения, вызванного акатизией, пациенты, получающие нейролептики по поводу психотических расстройств или тошноты, могут пытаться убежать из стационара вследствие вызванных препаратами мучительных ощущений.[11]

Классификация[править | править исходный текст]

Акатизию подразделяют в зависимости от её доминирующих или основных проявлений на:

  • моторную акатизию (преимущественно двигательное беспокойство, непоседливость, неусидчивость);
  • психическую акатизию (тревога, внутреннее напряжение, беспокойство, раздражительность, не обязательно проявляющиеся в двигательной сфере);
  • сенсорную акатизию (своеобразные ощущения «кручения», «выворачивания», «зуда», или «чесотки», или «потягивания» в мышцах или суставах, не всегда реализующиеся в конкретные двигательные акты и нередко трактуемые лечащими врачами как сенестопатии).

В зависимости от времени возникновения в процессе лечения акатизию подразделяют на:

  • раннюю, или острую, акатизию (acute akathisia), возникающую в первые дни и недели, а иногда даже в первые часы от начала лечения антипсихотиками или антидепрессантами;
  • позднюю, или хроническую, акатизию (tardive akathisia, chronic akathisia), возникающую спустя несколько недель или месяцев лечения антипсихотиками или антидепрессантами и значительно труднее поддающуюся терапии;
  • акатизию отмены (withdrawal akathisia), возникающую в процессе снижения доз или отмены нейролептиков (нередко вследствие уменьшения лекарственного паркинсонизма и двигательной заторможенности или же вследствие ослабления неспецифического седативного и холинолитического эффектов низкопотентных НЛ начинает преобладать акатизия).

Под термином «псевдоакатизия» подразумевается двигательное беспокойство при отсутствии психических симптомов акатизии[2].

Причины[править | править исходный текст]

Чаще всего акатизия является побочным эффектом антипсихотических лекарств (риск акатизии существует при применении практически любого антипсихотика[12]), но может иметь и другие причины. Акатизию могут вызывать:

Кроме того, причинами могут быть:

При некоторых экстрапирамидных заболеваниях (в частности, при болезни Паркинсона) акатизия может возникать спонтанно, в отсутствие приёма лекарственных средств. Выраженная акатизия описана и у больных с гипоксическим поражением базальных ганглиев, возникшим вследствие отравления угарным газом.[5]

Патогенез[править | править исходный текст]

Патогенез акатизии неизвестен, однако предположительно он связан с нарушением функционирования дофаминергических мезокортикальных путей, иннервирующих лобную и поясную кору. По этой причине акатизия, в отличие от других экстрапирамидных побочных эффектов, нередко возникает и при приёме атипичного нейролептика клозапина, преимущественно действующего на D4-рецепторы в коре и лимбической системе. Положительный эффект опиоидов и бета-блокаторов при акатизии свидетельствует о том, что в её патогенез вовлечены опиоидная и норадренергическая системы, причём существенное значение, по-видимому, имеет нарушение их взаимодействия с дофаминергическими системами.[5]

Различия в реакции на нейролептические средства показывают, что острая акатизия и поздняя акатизия при внешней схожести могут иметь различную патофизиологическую основу — в основе поздней акатизии может лежать не блокада дофаминовых рецепторов в мезокортикальной системе, а гиперчувствительность этих рецепторов.[5]

Проблемы диагностирования[править | править исходный текст]

Исследование, опубликованное в 2006 году Хили, Герксгеймером и Менкесом в Великобритании, указывает на то, что акатизия очень часто неправильно диагностируется и описывается в сообщениях о частоте побочных эффектов антидепрессантов в клинических исследованиях как «возбуждение», «бессонница», «тревога», «гиперкинетический синдром» или «двигательная гиперактивность». Таким образом, действительная частота возникновения акатизии при лечении антидепрессантами в РКИ систематически недооценивается, что приводит к публикации неверных сведений в справочниках и инструкциях к лекарствам и неверной оценке риска возникновения акатизии практикующими врачами[10].

В этом исследовании также показано, что акатизия нередко трактуется ошибочно и слишком узко как моторная акатизия — простое двигательное беспокойство, которое более точно может быть описано как дискинезия. При этом не учитывается вероятность того, что больной может испытывать психическую (немоторную) акатизию, не проявляющуюся выраженным усилением двигательной активности, но внутренне ощущаемую как тревогу, дискомфорт, беспокойство или напряжение, или же испытывать сенсорную акатизию — ощущения «зуда», «покалывания» или «потягивания» в мышцах и суставах, не обязательно приводящие к видимым частым сменам поз. Кроме того, Хили и соавторы показали, что существует тесная связь между вызванной антидепрессантами или нейролептиками акатизией и опасным поведением, агрессивностью и импульсивностью, включая внезапные суициды и побеги из больниц, и что акатизия может ухудшать психическое состояние больных и приводить к обострению изначально существовавшей у больного психопатологии (в частности, психозов, депрессий, маний или тревожных состояний). Исследование также констатирует, что накоплена большая доказательная клиническая база, устанавливающая связь акатизии с применением СИОЗС, и что больные, получающие СИОЗС, приблизительно в 10 раз чаще бросают лечение вследствие трудно переносимой акатизии, чем больные, получающие плацебо (5 % против 0,5 %).

Лечение[править | править исходный текст]

Наилучшим и наиболее правильным способом лечения акатизии является отмена или снижение доз медикамента, вызвавшего акатизию, или перевод больного с этого препарата на другой препарат, который вызывает менее выраженную акатизию либо даёт этот побочный эффект реже (например, перевод с мощного, высокопотентного антипсихотика на более мягкий и менее потентный, с неседативного на седативный, с типичного на атипичный, перевод с СИОЗС на миртазапин либо седативные трициклики). Однако это не всегда возможно по объективным причинам, в частности из-за психического состояния больного и риска его ухудшения при отмене препарата, при снижении его дозы или замене другим психотропным препаратом, а нередко и по финансовым, организационным причинам (отсутствие необходимых лекарств, их неприемлемая дороговизна), в некоторых случаях — по причине плохой переносимости альтернативных препаратов из-за других побочных эффектов.

Также в качестве важного компонента лечения акатизии должна быть рассмотрена возможность назначения лекарств, способных потенцировать (усилить) нужные эффекты антипсихотиков или антидепрессантов без потенцирования их экстрапирамидных побочных эффектов: это может позволить снизить дозы препаратов, индуцировавших акатизию. К примеру, лития карбонат неэффективен в отношении акатизии как таковой, однако потенцирует антиманиакальный эффект нейролептиков и способен помочь быстрее редуцировать психотическое возбуждение, агрессивность, импульсивность. Литий может также потенцировать действие антидепрессантов; в случае его эффективности у пациента это позволяет снизить дозы нейролептиков и антидепрессантов, требуемые для нормализации его психического состояния, — что, в свою очередь, способно уменьшить акатизию или снизить риск её возникновения. Однако при назначении дополнительных лекарств следует учитывать их собственную токсичность и побочные эффекты и взвешивать соотношение «польза/вред для больного» в каждом случае индивидуально.

Антипаркинсонические препараты[править | править исходный текст]

Чаще всего для лечения собственно акатизии, вызываемой антипсихотиками, назначаются антипаркинсонические препараты из группы центральных холинолитиков, такие как тригексифенидил (циклодол), бипериден (англ.)русск. (акинетон), бензтропин. Эти препараты настолько часто назначаются одновременно с антипсихотиками для профилактики или устранения их экстрапирамидных побочных действий, что их даже нередко называют «корректорами» побочных эффектов нейролептиков. Однако эти средства значительно более эффективны при профилактике и лечении истинных экстрапирамидных побочных действий нейролептиков, таких как острые дискинезии (мышечные спазмы), напряжение и ригидность мышц, тремор, лекарственный паркинсонизм (скованность в движениях, адинамия, бради- или акинезия/гипокинезия). Они недостаточно эффективны или малоэффективны (во всяком случае в качестве монотерапии) при акатизии, поскольку акатизия представляет собой не истинный экстрапирамидный побочный эффект, а сложный психосоматический феномен, причины и механизмы развития которого до настоящего времени полностью не изучены.

Седативные нейролептики и транквилизаторы[править | править исходный текст]

Другие препараты с сильным центральным холинолитическим и/или антигистаминным эффектом, не относящиеся формально к группе антипаркинсонических средств, также могут быть использованы в лечении акатизии. Например, дифенгидрамин (димедрол), гидроксизин (атаракс) или малые дозы трициклических антидепрессантов с выраженной холинолитической и антигистаминной активностью (к примеру, амитриптилин), малые дозы седативных нейролептиков с сопутствующей холинолитической и антигистаминной активностью (в частности, хлорпромазин или левомепромазин, хлорпротиксен). Дополнительным плюсом использования этих препаратов может оказаться их выраженная седативная и снотворная активность, позволяющая снять или уменьшить тревогу, страх, внутреннее напряжение, возбуждение или бессонницу, как связанные, так и не связанные с акатизией. Нередко эти препараты (особенно седативные нейролептики) назначаются в тех случаях, когда у врача возникают затруднения в дифференциальной диагностике состояния — обусловлено ли оно акатизией или обострением психоза, нарастанием возбуждения и тревоги (по принципу «поможет и от того, и от другого»).

Уменьшению акатизии способствуют и бензодиазепиновые транквилизаторы, такие как клоназепам, диазепам, лоразепам[5]. Эти препараты способствуют к тому же устранению или уменьшению тревоги, возбуждения и бессонницы, не связанных с акатизией, и потенцируют седативное (но не антипсихотическое) действие нейролептиков, помогая быстрее купировать возбуждение, маниакальное состояние или обострение психоза. Поэтому они тоже часто назначаются в тех случаях, когда затруднительно провести точную дифференциальную диагностику состояния.

Бета-блокаторы[править | править исходный текст]

Кроме того, при акатизии эффективны липофильные (проникающие в центральную нервную систему) бета-блокаторы, такие как пропранолол, бетаксолол[15], надолол[16] или метопролол. Некоторые врачи считают их наиболее эффективным средством лечения акатизии.[16] При резистентной акатизии или акатизии с симптомами паркинсонизма бета-блокаторы можно применять в сочетании с антихолинергическими препаратами.[16]

Бета-блокаторы также помогают уменьшить связанные с применением нейролептиков или антидепрессантов тахикардию, тремор, уменьшают тревожность (в основном за счёт уменьшения внешних вегетативных проявлений тревоги и прерывания положительной обратной связи тревога — вегетативные проявления — тревога). Бета-блокаторы могут и несколько усиливать антипсихотический и антиманиакальный эффект нейролептиков. Пиндолол (вискен) имеет преимущество при применении с СИОЗС и СИОЗСиН, поскольку, по всей видимости, потенцирует эффект серотонинергических антидепрессантов, а не только уменьшает вызываемую ими акатизию.

Препараты с антисеротониновой активностью[править | править исходный текст]

При акатизии эффективны также блокаторы 5-HT2-рецепторов, в частности антигистаминный препарат ципрогептадин (англ.)русск. (перитол), специфический серотониновый антагонист ритансерин (англ.)русск., антидепрессанты миансерин (англ.)русск.[5], тразодон, миртазапин.

Антиконвульсанты[править | править исходный текст]

Нередко при акатизии оказываются высокоэффективными ГАМКергические препараты — вальпроаты[17][18], габапентин[19], прегабалин[20]. Они же обладают и выраженной противотревожной активностью. Вальпроат способен потенцировать антиманиакальное действие нейролептиков, редуцировать возбуждение, агрессивность и импульсивность, что может позволить снизить дозы нейролептиков. В литературе описаны случаи, когда назначение препаратов вальпроевой кислоты, габапентина или прегабалина позволяло избежать применения нескольких препаратов и ограничиться монотерапией при полном отсутствии видимой акатизии у больного.

Слабые опиоиды[править | править исходный текст]

Эффективны при акатизии также слабые опиоиды — кодеин, гидрокодон, пропоксифен. При этом в исследованиях особо отмечается, что больные, страдающие акатизией, подобно больным с сильными хроническими болями, в целом не склонны к самовольному превышению доз опиоидов и к развитию истинной наркотической зависимости.[21][22] Показано также, что у больных с акатизией, вызванной нейролептиками, недостаточно активна эндогенная опиоидная система.[23]

Другие препараты[править | править исходный текст]

В одном исследовании была установлена эффективность витамина B6 при нейролептической акатизии.[24] Имеются также данные об эффективности альфа-адреноблокаторов.[25] По некоторым данным, могут быть эффективны ноотропные препараты — пирацетам, пантогам, пикамилон.

Большинству больных с акатизией (особенно с тяжелой, выраженной) не помогает монотерапия и требуется комбинированное применение 2—3 и более препаратов, например антипаркинсоническое средство (циклодол) + бензодиазепиновый транквилизатор (диазепам) + бета-блокатор (пропранолол).

В особенно резистентных к терапии случаях акатизии могут быть осторожно применены амантадин[5] или D2-агонисты (к примеру, бромокриптин), однако следует иметь в виду, что эти препараты могут вызывать обострение психоза и уменьшить антипсихотический эффект нейролептиков. Кроме того, в резистентных случаях применяются клонидин (клофелин), амитриптилин, пирацетам и опиоиды[5].

Лечение поздней акатизии[править | править исходный текст]

При поздней акатизии следует по возможности отменить препарат, заменить его атипичным нейролептиком (клозапином, оланзапином) либо же, по крайней мере, снизить дозу. После отмены препарата регресс симптомов наблюдается в течение нескольких месяцев или лет. Бета-блокаторы и холинолитики при поздней акатизии малоэффективны. Препаратами выбора являются симпатолитики (резерпин, тетрабеназин), оказывающие положительное действие более чем у 80 % пациентов. Опиаты эффективны при поздней акатизии в той же мере, что и при острой. При дефиците железа (по некоторым данным, он может быть одним из факторов развития акатизии) необходимо его возмещение. В резистентных случаях положительный эффект иногда оказывает электросудорожная терапия.[5]

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Марценковский И.А. Применение атипичных антипсихотиков у детей (практика, построенная на принципах доказательной медицины) // Новости медицины и фармации. — 2011. — № 398.
  2. 1 2 3 Szabadi E (1986). «Akathisia—or not sitting». British medical journal (Clinical research ed.) 292 (6527): 1034–5. PMID 2870759.
  3. Martin Brüne. Ladislav Haskovec and 100 Years of Akathisia. The American Journal of Psychiatry (май 2002). Проверено 24 августа 2011. Архивировано из первоисточника 24 февраля 2012.
  4. Pavel Mohr, Jan Volavka. Ladislav Haskovec and akathisia: 100th anniversary. The British Journal of Psychiatry (2002). Проверено 24 августа 2011. Архивировано из первоисточника 24 февраля 2012.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Экстрапирамидные расстройства: Руководство по диагностике и лечению / Под ред. В.Н. Штока, И.А. Ивановой-Смоленской, О.С. Левина. — Москва: МЕДпресс-информ, 2002. — 608 с. — ISBN 5-901712-29-3
  6. Barnes Akathisia Scale
  7. Barnes TR (1989). «A rating scale for drug-induced akathisia». The British Journal of Psychiatry : the journal of mental science 154: 672–6. DOI:10.1192/bjp.154.5.672. PMID 2574607.
  8. Barnes TR (2003). «The Barnes Akathisia Rating Scale—revisited». J. Psychopharmacol. (Oxford) 17 (4): 365–70. DOI:10.1177/0269881103174013. PMID 14870947.
  9. 1 2 3 Шток В.Н., Левин О.С. Лекарственные экстрапирамидные расстройства // В мире лекарств. — 2000. — № 2.
  10. 1 2 3 Healy D, Herxheimer A, Menkes DB (2006). «Antidepressants and violence: problems at the interface of medicine and law». PLoS Med. 3 (9): e372. DOI:10.1371/journal.pmed.0030372. PMID 16968128.
  11. Akagi H, Kumar TM (2002). «Lesson of the week: Akathisia: overlooked at a cost». BMJ 324 (7352): 1506–7. DOI:10.1136/bmj.324.7352.1506. PMID 12077042.
  12. Цыганков Б.Д., Агасарян Э.Г. (2006). «Современные и классические антипсихотические препараты: сравнительный анализ эффективности и безопасности». Психиатрия и психофармакотерапия 8 (6).
  13. Diaz, Jaime. How Drugs Influence Behavior. Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1996.
  14. 1 2 Hansen L (2003). «Fluoxetine dose-increment related akathisia in depression: implications for clinical care, recognition and management of selective serotonin reuptake inhibitor-induced akathisia». J. Psychopharmacol. (Oxford) 17 (4): 451–2. DOI:10.1177/0269881103174003. PMID 14870959.
  15. Андреев Б.В. Клиническая фармакология и психиатрия: состояние проблемы // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2006. — Т. 8. — № 4. Архивировано из первоисточника 28 июня 2013.
  16. 1 2 3 Арана Дж., Розенбаум Дж. Фармакотерапия психических расстройств. Пер. с англ. — Москва: Издательство БИНОМ, 2004. — 416 с. — ISBN 5-9518-0098-6
  17. «Managing antipsychotic-induced acute and chronic akathisia.». PMID 10647977.
  18. «Sodium valproate and biperiden in neuroleptic-induced akathisia, parkinsonism and hyperkinesia. A double-blind cross-over study with placebo.». PMID 6134430.
  19. «Gabapentin in the treatment of antipsychotic-induced akathisia in schizophrenia.». PMID 15812271.
  20. «[Restless-legs syndrome]». PMID 18656214.
  21. Walters AS, Hening A (1989). «Opioids a better treatment for acute than tardive akathisia: possible role for the endogenous opiate system in neuroleptic-induced akathisia.». Medical Hypotheses 28 (1): 1-2. PMID 2564626.
  22. Walters A, Hening W, Chokroverty S, Fahn S. (1986). «Opioid responsiveness in patients with neuroleptic-induced akathisia.». Movement Disorders 1 (2): 119-27. PMID 2904116.
  23. (1984) «Evidence for underactivity of the opioid system in neuroleptic-induced akathisia.». Psychiatry Results 13 (2): 187. PMID 6151714.
  24. Lerner V, Bergman J, Statsenko N, Miodownik C (2004). «Vitamin B6 treatment in acute neuroleptic-induced akathisia: a randomized, double-blind, placebo-controlled study». The Journal of clinical psychiatry 65 (11): 1550–4. PMID 15554771.
  25. Хелме Р.Д. Глава 15. Двигательные расстройства // Самуэльс М. (ред.) Неврология. — Москва: Практика, 1997.

Ссылки[править | править исходный текст]