Альбертинелли, Мариотто

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Альбертинелли, Мариотто
090 le vite, mariotto albertinelli.jpg
Дата рождения:

13 октября 1474

Место рождения:

Флоренция

Дата смерти:

5 ноября 1515 (41 год)

Место смерти:

Флоренция

Страна:

Flag of Italy.svg Италия

Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Мариотто Альбертинелли, Альбертинелли Мариотто ди Биаджо ди Биндо (итал. Mariotto Albertinelli di Biagio di Bindo; 13 октября 14745 ноября 1515) – итальянский живописец эпохи Возрождения, представитель флорентийской школы.

Биография[править | править вики-текст]

Альбертинелли родился 13 октября 1474 года в итальянском городе Флоренция, в семье ювелира Бьяджо ди Биндо Альбертинелли. Отец научил его мастерству своего дела и Альбертинелли следовал его профессии до 20 лет.

Продолжая заниматься золотобитным ремеслом отца в 12 лет стал учеником Козимо Росселли. В студии своего учителя художник получил свои первые знания о живописи и здесь же сдружился с Баччо дела Порта (известного впоследствии под именем Фра Бартоломмео). Несмотря на совершенно разные характеры, дружба их была настолько крепка, что они стали одним целым. Друзья много и плодотворно работали вместе, чем объясняется сходство их манер («Поклонение младенцу Христу», 1490-е г.).

В 1494 году Баччо ушел от Козимо, чтобы заняться искусством самостоятельно, как мастер. Мариотто ушёл вместе с ним. Так они открыли собственную мастерскую, после чего долгое время оба проживали у Порта Сан Пьеро Гаттолини, выполняя многое совместно. Долгое время Альбертинелли считали двойником Фра Бартоломмео, не отдавая должное его таланту. Но сам Мариотто находился под сильным влиянием своего друга, а время, проведенное вместе, оказалось самым блестящим периодом его творчества, когда он достиг наибольшей монументальности и композиционного совершенства.

Так как Мариотто не так основательно владел рисунком, как Баччо, он обратился к изучению антиков, находившихся тогда во Флоренции, большая и лучшая часть которых была в доме Медичи. Он много раз срисовывал некоторые из небольших плит, высеченных полурельефом в лоджии сада, выходящего к Сан Лоренцо; на одной из них был прекраснейший Адонис с собакой, на другой – две чудеснейшие обнаженные фигуры, одна из которых сидит с собакой у ног, другая же стоит, скрестив ноги и опираясь на палку; были там и две другие таких же размеров, на одной из которых были два путта с перунами Юпитера, а на другой — обнаженный старец, с крыльями за спиной и на щиколотках, и с весами в руках. Помимо этого, сад этот был полон женских и мужских торсов, которые изучал не только Мариотто, но и все скульпторы и живописцы того времени. Большая часть этого хранится ныне в гардеробной герцога Козимо, а другая часть осталась на месте, как, например, два торса Марсия, остались на месте бюсты над окнами и бюсты императоров над дверями.

Изучая эти антики, Мариотто сделал большие успехи в рисунке и поступил на службу к мадонне Альфонсине, матери герцога Лоренцо, оказывавшей ему всяческую помощь, чтобы Мариотто имел возможность совершенствоваться. И действительно, чередуя технику рисование с живописью, он приобрел немалый опыт, как это и обнаружилось в нескольких картинах, написанных им для этой синьоры, посланных ею в Рим для Карло и Джордано Орсини и попавших затем в руки Чезаре Борджа. Написал он с натуры мадонну Альфонсину весьма хорошо, и ему казалось, что в этой к ней близости он уже нашел свое счастье. Однако, когда в 1494 году Пьеро деи Медичи был изгнан, Мариотто лишился этой помощи и этого покровительства и переселился обратно к Баччо, где он с еще большим усердием принялся за изготовление глиняных моделей и за изучение и упорное исследование натуры, а также подражал работам Баччо, почему он в немногие годы и сделался мастером прилежным и опытным. И, видя, что все у него так хорошо получается, он осмелел настолько, подражая манере и повадке товарища, что многие принимали произведения Мариотто за работу Фра Бартоломмео. Однако Альбертинелли не только нежнее и грациознее своего друга, но и подробнее в исполнении.

Когда Баччо дела Порта забросил живопись и ушел из мира в монастырь. Мариотто, потеряв товарища, был в смятении и как потерянный, и столь странным показалось ему это известие, что впал он в отчаяние и ничто его уже не радовало. И если бы вообще Мариотто не питал такого отвращения к общению с монахами, о которых он всегда очень плохо отзывался, и если бы он не принадлежал к противникам партии брата Джироламо Феррарского, то любовь его к Баччо, того гляди, заставила бы и его постричься и уйти в монастырь с товарищем. Однако Джероццо Дини упросил его закончить заказанный им для кладбища и оставленный Баччо незавершенным "Страшный суд", так как манера у обоих была одна и та же. А так как имелся картон, выполненный рукой Баччо, а также и другие рисунки, и закончить эту работу просил его сам Фра Бартоломео, который получил за нее деньги и которого мучила совесть за то, что он не выполнил обязательства, Мариотто довел дело до конца с усердием и любовью так, что многие, об этом ничего не знавшие, думали, что все было написано одной рукой, благодаря чему он и приобрел величайший авторитет в своем искусстве.

Мариотто Альбертинелли был по словам Вазари, "человеком весьма беспокойного нрава, покорствующим своей плоти в делах любовных, и очень весёлым в повседневной жизни". Коллеги упрекали его в легкомыслии, и, словно в подтверждение их слов, Мариотто Альбертинелли бросил заниматься живописью. Решив заняться делом более низким, но зато менее утомительным и более веселым и, открыв превосходнейшую харчевню за воротами Сан Галло, а у Понте Веккио аль Драго таверну и харчевню, занимался этим делом много месяцев, говоря, что он выбрал искусство, в котором нет ни анатомии, ни ракурсов, ни перспективы и, что самое главное, за которое никто не оскорбляет, а что в том искусстве, которое он бросил, все как раз наоборот, потому что то изображало мясо и кровь, а это наливало кровью и наращивало мясо; и здесь каждый день слышишь, что тебя за доброе вино хвалят, а там только и слышишь, как тебя ругают.

Однако надоело ему и это и, устыдившись занятия столь недостойного, он снова вернулся к живописи и во Флоренции писал картины и расписывал дома граждан. Так, для Джован Марио Бенинтенди он выполнил собственноручно три небольшие истории, а в доме Медичи написал маслом по случаю избрания папой Льва X тондо с их гербом и с Верой, Надеждой и Любовью. А для товарищества Сан Дзаноби, что возле канониката Санта Мариа дель Фьоре, он подрядился написать на доске Благовещение, что с большим усердием и выполнил. Он нарочно для этого приказал пробить окно на предназначенном для образа месте и решил там и писать его, чтобы по собственному усмотрению ослаблять и усиливать на нем изображения построек, в зависимости от видимой их на свету высоте и отдаленности.

Ему пришло в голову, что живописные работы, в которых нет рельефа и силы, а в то же время и нежности, ничего не стоят. А так как он понимал, что они не будут выделяться на плоскости без теней, если они будут очень темными, то будут непроницаемы, а если они будут нежными, то в них не будет силы, он мечтал сочетать в них нежность с особым приемом, какой, как ему казалось, искусство до сих пор еще не умело применять так, как ему этого хотелось. И потому, когда ему представился случай применить это в названной работе, он стал с невероятными усилиями этого добиваться, что и видно по фигурам Бога Отца и нескольких путтов, парящих в воздухе, которые сильно выделяются на доске благодаря темному фону написанной им там архитектурной перспективы в виде покрытого резьбой полукруглого свода, который, по мере того как арки уменьшаются, а линии приближаются к точке схода, углубляется так, что кажется объемным, не говоря о том, что там изображены очень изящные ангелы, которые порхают, рассыпая цветы.

Работу эту Мариотто писал и переписывал много раз, пока не довел ее до конца, меняя то более светлый колорит на более темный, то большую его живость и яркость на меньшую. Однако, это его никак не удовлетворяло и он считал, что руке все еще недостает замыслов разума, ему захотелось найти белый тон более яркий, чем белила, и он начал их очищать, чтобы высветлять самые светлые места так, как ему этого хотелось. Тем не менее пришлось ему признать, что искусством не выразишь того, что содержат в себе гений и разум человека, и удовольствоваться тем, что сделал, будучи не в силах достигнуть того, чего сделать не мог. От художников же он заслужил за эту работу похвалы и почести, к тому же он надеялся получить от своих хозяев за такие труды гораздо больше того, что он получил, почему между заказчиками и Мариотто и возникли разногласия. Однако Пьетро Перуджино, тогда уже старый, Ридольфо Гирландайо и Франческо Граначчи оценили эту работу и совместно определили ее стоимость. В церкви Сан Бранкацио во Флоренции он написал в полутондо Посещение Марией Елизаветы. Равным образом и в церкви Санта Тринита Богоматерь, св. Иеронима и св. Зиновия для Дзаноби дель Маэстро, а в церкви конгрегации священников св. Мартина написал также на дереве получившее большое одобрение другое Посещение.

Он был приглашен в монастырь делла Кверча, что за Витербо, однако только что он успел приняться за очередную доску, как ему вдруг захотелось повидать Рим, и, уехав туда, он стал писать и закончил в тонкой манере маслом на доске св. Доминика, св. Екатерину сиенскую, обручающуюся с Христом, и Богоматерь по заказу брата Мариано Фетти для его капеллы в церкви Сан Сильвестро, что на Монтекавалло.

После этого он воротился в Кверчу, где у него было несколько возлюбленных, с которыми он не мог развлекаться, пока был в Риме, и которым, распалившись от неудовлетворенного желания, он захотел показать свою доблесть в турнирах. И вот, сделав последнее усилие, но, будучи уже не очень молодым и не слишком боевым в этом деле, он был вынужден слечь в постель. Приписав это тамошнему воздуху, он приказал перенести себя на носилках во Флоренцию. Однако ни помощь, ни лечение ему не помогли и, по прошествии нескольких дней, он скончался от этой хвори 5 ноября 1515 года и был погребен в церкви Сан Пьер Маджоре этого города.

Учениками Альбертинелли были Понтормо, Инноченцо ди Пьетро Франкуччи да Имола и Джулиано Буджардини.

Техника[править | править вики-текст]

Живописная манера Альбертинелли отличается тщательной прорисовкой переднего плана и объёмностью изображения. Художник использует все основные приёмы, как темперной, так и масляной живописи, добиваясь наибольшей выразительности. Альбертинелли интенсивно преодолевает традиции средневековой живописи: художника занимает построение анатомически верных пропорций человека, показ его в движении и в пространстве (триптих "Благовещение", “Рождество”, “Введение во храм”). Его лучшая работа "Посещение" хранится в галерее Уффици во Флоренции.

Творчество[править | править вики-текст]

Шедевром самостоятельного творчества Мариотто является картина, ставшая как бы одним из типов "золотого века" - это знаменитая

Встреча Марии с Елизаветой

"Встреча Марии с Елизаветой" в галерее Уффици. Все здесь носит характер зрелости: как изысканная простота композиции, основанной на фигуре пирамиды, так и мягкая светотень, выдержанная совершенно в духе Леонардо, или величавые, спокойные складки одежд. Если же "декорация" "Встречи" в основных своих чертах принадлежит более раннему стилю - перед нами знакомый из творчества Перуджино (схема Перуджино была в свое время замечательным новшеством: именно в архитектуре своих фонов он означает огромный шаг вперед) портик на четырехгранных разукрашенных столбах - то все же для зрелого художественного вкуса Мариотто характерно, что он ограничился одной этой аркой" всякие же другие подробности суетного мира почти совершенно скрыл за фигурами. Видно, впрочем, что "зрелость" не была еще тогда чем-то вполне присущим искусству мастера. В расхваленном Вазари "Распятии", исполненном Мариотто три года спустя для флорентийской Чертозы (1506 г.), фигуры расставлены без связи, а пейзаж снова получает совершенно перуджиновский характер: мы видим в фоне "немецкий" город, жиденькие, точно травы, деревца и неправдоподобные круглые скалы на первом плане.

"Изгнание из рая" одна из ранних работ живописца. На этой картине флорентийский живописец на рубеже веков, когда его родной город был центром самых великих художников, показывает нам самое начало человеческой проблемы - наказание за первородный грех, изгнание из небес. В идеалистически нарисованном пейзаже люди крупным планом следуют за руководством, показанным неустанной указательной рукой Бога.

Известные работы[править | править вики-текст]

  • Мадонна с младенцем и со святыми Иеронимом и Зенобием, 1506 (в соавторстве с Франческо Франчабиджо) Лувр
  • Встреча Марии и Елизаветы. 1503. Уффици
  • Благовещение. 1508. (Часть триптиха "Благовещение", "Рождество", "Введение во храм"). Мюнхен. Старая пинакотека
  • Поклонение младенцу Христу 1497-99 Палатинская галерея (Палаццо Питти), Флоренция

Литература[править | править вики-текст]

  • Дж. Вазари Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих - М: Терра, 1994, т.3-4

Ссылки[править | править вики-текст]