Аль-Хаким би-Амриллах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Аль-Хаким
الحاك م بأمر الله
Аль-Хаким
6-й Халиф Государства Фатимидов
996 — 1021
Предшественник: ал-Азиз
Преемник: аз-Захир
 
Вероисповедание: исмаилизм
Рождение: 985({{padleft:985|4|0}})
Смерть: 1021({{padleft:1021|4|0}})
Похоронен: Место захоронения неизвестно
Род: Фатимиды
Отец: Абу Мансур ал-Азиз Биллах

Абу-Али Мансур ал-Хаким би-амри-Алла (араб. الحاكم بأمر الله , أبو علي المنصور ‎‎, наименование в переводах старых летописей у Медникова — Абу-'Алий ал-Мансур, сын ал-'Азиза-биллаха; он был прозван ал-Хаким би-Амр Аллах) (правил в 996—1021 годах н. э. — 386—411 годах хиджры) — исмаилитский халиф из династии Фатимидов. При вступлении на престол в Рамадане 386 г. Хиджры ему было 11 лет и 5 месяцев.

Реформы Хакима[править | править вики-текст]

Аль-Хаким провёл программу реформ, которая, в частности, устраняла рабовладение на практике[источник не указан 151 день]. Хотя в теории ислам запрещал рабовладение для мусульман, оно оказывалось юридически возможным для евреев и христиан, разумеется, число подобных злоупотреблений со стороны мусульман тоже было значительным.

Хаким запретил многожёнство, отмечая, что Ислам предусматривал возможность иметь до 4 жен как исключительную меру в чрезвычайных обстоятельствах[источник не указан 151 день].

Хаким издал указ о равенстве официально господствовавшего шиитско-исмаилитского и суннитского правоприменения[источник не указан 151 день].

Вел серию войн в Сирии, Месопотамии, Северной Африке, на Аравийском полуострове.

Внутренняя и финансовая политика Хакима после его исчезновения активно критиковались наследниками и оппонентами Хакима. Однако более добросовестный выдающийся историк Ибн Тагри-Барди засвидетельствовал: «После Хакима осталось большое богатство. Говорят, что в дни его прибыл посол от государя Рума, и Хаким приказал украсить дворец. Госпожа Рашида, тётка Хакима, сказала: „И вынесли мешки, на одном из которых было написано: триста тридцать первый. А в мешках была парча, усыпанная золотом, и её вынули, и устлали зал, и повесили [её] на стены, так что зал стал весь в золоте, и в центре его висело золото. А это был золотой панцирь, увенчанный драгоценностями, который светил вокруг, когда падали на него [лучи] солнца, так что нельзя было на него смотреть“».

Реформаторская деятельность Хакима вызвала раскол в среде его приближённых. Наиболее радикально настроенные исмаилиты после перехода Хакима к более взвешенной политике покинули двор Хакима и укрылись в горах Ливана, где начали активную пропагандистскую деятельность.

Очевидно (но строго не доказано), что решающую роль в оформлении идеологии реформ Хакима и проведении этих самых реформ в период самых радикальных мер и в уничтожении оппозиции реформам сыграл Дарази, по меньшей мере, в области внешней политики, пропаганды исмаилизма за рубежом, а также управления завоеванными Фатимидами провинциями. Родившийся в Бухаре Дарази был тюркского происхождения. По профессии он, скорее всего, был портным, однако рано стал профессиональным исмаилитским проповедником, агентом фатимидских спецслужб, был привлечён к службе при фатимидском дворе в Каире во времена халифа аль-Хакима. Сам халиф аль-Хаким «и его ближайший друг, философ ад-Дарази, проводили ночи, практикуя странные ритуалы на каирских холмах…»

Оппонентами Дарази, по мнению некоторых востоковедов, выступало консервативное руководство христианских церквей, «вписавшихся в фатимидский истеблишмент». Христиане различных конфессий и евреи представляли собой основу административного аппарата Фатимидов, которые, будучи выходцами из отсталой части Северной Африки и революционными разрушителями суннитского государственного аппарата, были вынуждены в части гражданской администрации опираться на более образованные христианские и еврейские круги, при этом поддерживая баланс сил между различными христианскими конфессиями: православными, коптами, различными видами несториан, католиками, а также национальными церквями — армянами и эфиопами. Однако ко времени воцарения Хакима этот баланс был резко нарушен в пользу православных, занявших основные административные посты.

На первом этапе Дарази поддержал Хаким, нанося удар по традиционным христианским конфессиям и поддерживая оппозиционные христианские церкви и еврейскую общину, играя на имущественных конфликтах между христианскими конфессиями. В дальнейшем представителями консервативных христианских элит, поддержанными личными соперниками Дарази, удалось взять вверх, что привело к опале (и, возможно, казни) Дарази.

В 1011 г. при багдадском аббасидском халифе Кадире (996—1020) был издан антифатимидский манифест, который был одним из проявлений характерного для Аббасидов после их прихода к власти враждебного отношения к тем Алидам, которые выставляли политические требования. Аббасиды старались подорвать престиж Фатимидов путем отрицания их алидского происхождения.

Ибн Тагриберди:

В этом году в месяце раби II (раби II 402 г. х., то есть ноябрь 1011 г.) аббасидский халиф Кадир составил манифест, касающийся египетских халифов, с поношением их родословной и вероучения, и копия [его] была прочтена в Багдаде. И подписи кадиев, тарифов и имамов удостоверяли их утверждение о дайсанитском происхождении [Фатимидов], ибо они говорили: „И они (Фатимиды) восходят к Дайсану ибн Саиду ал-Хуррами, [они] — братья неверных и семя шайтана; это свидетельство угодно Аллаху, и улемы верят в то, что Аллах обязал их распространить [известие об этом] среди людей“. И все они утверждают, что тот, кто появился в Египте, есть Мансур ибн Низар по прозванию Хаким — да осудит его Аллах за ложь, позор и накажет! — ибн Маадд ибн Исмаил ибн Абд ар-Рахман ибн Саид — да не поможет ему Аллах! И воистину [предок] его, когда появился в Магрибе, назвался Убайдаллахом по прозвищу Махди. Он и бывшие прежде него предки, негодные и нечистые — проклятие на него и на них! — явные еретики, не относящиеся к потомкам Али ибн Абу Талиба, лжецы и обманщики. И воистину они (подписавшие манифест) не знают случая, чтобы хоть один из талибидов согласился с притязаниями этих еретиков. „И это неверие в святыни нашло распространение с самого начала деятельности их (Фатимидов) в Магрибе, что мешало открыть их ложь или усомниться в их вере. И воистину этот появившийся в Египте и предки его — неверные и нечестивцы, примкнувшие к ереси и к мазхабу дуалистов и магов, убеждённые в отсутствии препятствий [для их] распутства и кровопролития; они хулят пророков, проклинают предшественников и претендуют на божественное происхождение. И составлен [манифест] в месяце раби II 402 года“. И подписало манифест множество [людей], в том числе шариф ар-Ради, брат его ал-Муртада, Ибн Азрак ал-Мусави, Мухаммад ибн Мухаммад ибн Омар ибн Абу Али — Алиды и кадий Абу Мухаммад Абадаллах ибн ал-Акфани и кадий Абу-л-Касим ал-Джазари и имам Абу Хамид ал-Исфараини, факих Абу Мухаммад ал-Кашфули, факих Абу-л-Хусайн ал-Кудури ал-Ханафи, факих Абу Али ибн Хамакан, Абу-л-Касим ат-Танухи и кадий Абу Абдаллах ас-Саймари. На этом заканчивается краткий рассказ о манифесте. И когда он дошёл до Хакима, то произошло замешательство и унижен он (Хаким) был в глазах людей тем, что на манифесте стояли подписи упомянутых улемов.

Упомянутые «материалисты» — те, кто верил не в сотворение, а в бесконечную жизнь материи (по Аристотелю); дуалистами считали приверженцев Зороастризма. Титул Даисана ал-Хуррами указывает на определенную преемственность исмаилитского и хуррамитского движений. Ведущие Алиды и законоведы подписали манифест, по всей вероятности, принудительно. Фатимиды ограничились публичным объявлением упомянутых лиц еретиками, не издав какого-либо акта в защиту своих притязаний. П. Мамур объясняет это тем, что эклектичность и полная несостоятельность манифеста были очевидны для всех уже в то время. Э. Катрмер, напротив, считал этот факт одним из доказательств ложности фатимидской родословной: «Если бы Фатимиды были убеждены в справедливости своих притязаний, они могли бы одобрить для себя фиксированную генеалогию. Распространённая в их империи и признанная бесспорной, она была бы скопирована и передана авторами без каких-либо изменений».

Позднейшие суннитские авторы развили аббасидскую генеалогию манифеста, введя в неё имена Каддахидов, в том числе имя отца Дайсана — Саида Гадбана, а также скрытых имамов.

Войны Хакима[править | править вики-текст]

Хаким постоянно вёл в целом успешные войны в Палестине, Сирии, Малой Азии, Месопотамии против византийцев, местных феодалов и Аббасидов.

В ливийской Киренаике (Барке) против Хакима началось массовое движение под руководством Абу Раквы.

Ибн Тагриберди:

А что касается упомянутого Абу Раквы, то имя его — ал-Валид, и он — из потомков Хишама ибн абд ал-Малика ибн Марвана. И упрочилось его положение, и присоединилась к нему чернь, и он овладел Баркой и другими [областями] и разбил войско Хакима. И чеканил он монету, и поднимался на кафедру, и произносил красноречивую проповедь, и проклинал Хакима и его предков. А люди молились за него, и укрепилась его власть, и овладел он всем, что было там [в Барке].

А Хаким узнал о происходящем и встревожился, и прекратил казни, и не совершал своих выездов. Затем Хаким послал на борьбу с Абу Раквой полководца из тюрок по имени Инал ат-Тавил, а с ним пять тысяч всадников. И большую часть войска Инала составляли кутамиты, а они ненавидели Инала, ибо он погубил кутамитских вождей по приказу Хакима.

И прибыл Инал и бился с Абу Раквой, и тот победил его, и пленил, и сказал ему: прокляни Хакима! И он [Инал] плюнул в лицо Абу Ракве, а Абу Раква отдал приказ, и его разорвали на мелкие куски. А Абу Раква взял сто тысяч динаров, бывших у Инала, и всё прочее, и положение его ещё более укрепилось. А Хакиму из-за поражения Инала становилось всё труднее, и послал он в Сирию за гулямами Хамданидов и племенами [бедуинов], и роздал им деньги, и направил их [на борьбу] под началом Фадля ибн Абдаллаха.

И ударил по ним Абу Раква, и разбил их, и гнал отряды их, пока они не дошли до пирамид в Гизе, а Хаким закрыл ворота Каира.

Абу Раква после этого вернулся к [своему] войску. А Хаким вторично направил войско и с этим большим войском — [полководца] ал-Фадля, и тот встретился с Абу Раквой, и разбил его, и погибло из его (Абу Раквы) войска около тридцати тысяч. Затем Фадль победил Абу Ракву и с почётом отправил его к Хакиму. А причиной такого почёта была боязнь, как бы он не убил себя, и желание Фадля доставить его живым к Хакиму. И Хаким приказал обезглавить Абу Ракву, [перед этим] посадив его на верблюда и совершив обход [Каира]. А Каир был украшен прекрасным украшением, и был там шейх по имени ал-Абзари, который, когда еретика вывезли, приготовил для него колпак с разноцветными лоскутьями и взял обезьяну, вложил ей в лапу плеть и научил её бить еретика сзади, и получил [за это] сто динаров и десять кусков ткани.

И когда Абу Раква пересёк Гизу, Хаким приказал посадить его на верблюда между горбами и надеть колпак, а ал-Абзари — сесть сзади него; и обезьяна с плетью била его (Абу Ракву), а войско окружало его, и перед ним было пятнадцать разукрашенных слонов. И таким образом въехал он в Каир, а перед ним [несли] головы его соратников на досках и тростнике. А Хаким сидел в беседке у Баб аз-Захаб, а тюрки и дейлемиты с оружием и знамёнами в руках, на конях, одетых в кольчуги, окружали Абу Ракву, и был памятен этот день.

И приказал Хаким вывезти его из Каира и отрубить ему шею на холме против мечети Райдана, за Каиром. Но когда доставили его туда и спустили [с верблюда], он оказался уже мёртвым. И отрубили ему голову и принесли её Хакиму, и он приказал распять его тело.

А влияние Фадля при Хакиме возросло, так что, когда он заболел, [Хаким] навестил его дважды или трижды и дал ему многие икта. Затем он выздоровел, а через некоторое время Хаким схватил его и погубил злой погибелью.

Хаким и культура[править | править вики-текст]

У исмаилитов всегда существовали две доктрины: видимая, признающая основные нормы классического ислама, и тайная, где представлены самые причудливые практики и ритуалы. Ещё одной существенной чертой этого вероучения по сей день остаётся разветвлённая тайная организация, работающая по всему миру. Фатимиды, завоевавшие Марокко и Египет к середине X века, исповедовали по преимуществу одну только внешнюю сторону исмаилизма. Но к 1005 году аль-Хакимом был основан центр пропаганды исмаилитского вероучения — Дар-ал-хикма, и, по утверждениям врагов аль-Хакима, одновременно было предписано проклинать первых праведных халифов и учителей ислама.

Современники отмечали, что халиф был наделён хорошим вкусом и любил литературу, особенно поэзию. Что именно для него великий арабский астроном аль-Юнус составил знаменитые астрономические таблицы. Писали, что при дворе аль-Хакима был замечательный зал, в котором собирались учёные мужи для изучения шиитской доктрины, лучшие умы арабского мира встречались там и проводили время в научных дискуссиях.

Как свидетельствовали современники, аль-Хаким в годы юности подолгу пропадал в несравненной библиотеке Фатимидов, которая насчитывала 600 000 названий. «И поначалу лишь с блуждающей улыбкой взирал на окружающий мир. С этой же странной улыбкой он водил в поход войска, принимал визирей, сторонился женщин. И ещё, он любил беседовать с людьми разных вероисповеданий. Поговорит с евреем, начнет недолюбливать христиан, поговорит с христианином, станет косо глядеть на еврея…»

Как все Фатимиды, Хаким покровительствует поэтам, художникам, астрономам; при нём построена обсерватория, завершена великая мечеть Аль-Азхар.

К крупнейшим постройкам фатимидского Каира принадлежит мечеть аль-Хакима. В её архитектуре ясно видна местная традиция: как и в мечети Ибн Тулуна, молитвенный зал заполняли прямоугольные в плане столбы. Очень интересны также два минарета мечети. Северный минарет — цилиндрический, западный — в виде четвериков и восьмериков, уменьшающихся кверху.

Мечеть аль-Хакима даёт прекрасные образцы синтеза орнамента и архитектурной формы. Небольшие панно или розетки с рельефным узором, а также фризы с надписями, исполненными так называемым цветущим куфи, словно врезаны в монолитную гладь стены. Освещённые ярким южным солнцем, они контрастно выделяются на поверхности архитектурных блоков, подчёркивая их монументальность и сообщая им особую пластическую выразительность. Расположение орнаментально-декоративных элементов и надписей, их ритм подчинены тектонике стены, соответствуют общему архитектурному замыслу. В мечети аль-Хакима вставки, покрытые удивительно пластичным скульптурным орнаментом, украшают стены минаретов и входного портала. В интерьере им созвучны рельефные фризы, протянутые над стрельчатыми арками. В каирском Музее исламского искусства (англ.) хранятся деревянные фризы с такой же сочной рельефной резьбой, некогда украшавшей дворцы фатимидской знати.

Исчезновение[править | править вики-текст]

В последние годы своего правления Хаким всё более склонялся к аскетизму и очень часто ночью удалялся медитировать. В ночь с 12 на 13 февраля 1021 года, в возрасте 36 лет, Хаким в одну из своих ночей отправился на холмы аль-Мукаттам неподалёку от Каира и не вернулся. В ходе поиска был обнаружен его осёл и окровавленная одежда. Его исчезновение остаётся загадкой[1][2].

На смену аль-Хакиму на трон взошёл его молодой сын Али аз-Захир под регентством его сестры Ситт аль-Мюльк.

Негативная информация о Хакиме[править | править вики-текст]

Через несколько поколений династия Фатимидов была свергнута айюбидами, и в Египте стал доминировать ислам суннитского толка, исмаилиты же подверглись преследованиям.

С учётом времени, потребного для распространения сведений о смерти халифа, а также сомнений в их достоверности, некоторые ливанские кланы и племена верили, что он не умер, а ушёл «в сокрытие» (скрывается и готовит силы для возвращения себе престола, по друзским легендам, в течение шестнадцати лет после его исчезновения народ Каира всё ещё считал, что он жив). Друзские рукописи, по словам друзов, говорят, что Хаким пережил ту роковую ночь, когда его должны были убить по приказу сестры; но, устав от власти, он удалился в пустыню Аммона и там создал учение, которое позднее поведал его ученик Хамза. Позднее это трансформировалось в религиозное убеждение, что Хаким появится в День Страшного суда в качестве махди. Принявшие взгляды Дарази племена и кланы составили основу друзов.

О Хакиме сложилась враждебная традиция, вероятно, преувеличенная. Согласно традиции, он был эксцентричным и даже психически нездоровым человеком. В целом его правление было отмечено началом упадка халифской власти. Утверждается, что его царствование было и грозило опасностью самому существованию династии; но сын Хâкима Зâхир (1021—1036) со своей тёткой-опекуншей Ситталь-мольк опять восстановил порядок. Важным недостатком Халифа, вызвавшим недовольство государственного аппарата, состоявшего преимущественно из христиан господствующих церквей, было то, что халиф нарушал «устоявшиеся традиции трехтысячелетней египетской бюрократии, нарушал традиционные сферы полномочий тех или иных государственных ведомств, что выглядело чуть ли не кощунством в глазах образованных чиновников».

Некоторые недоброжелательные источники утверждают, что Хаким начал гонение на христиан и евреев и конфисковал земли христианских монастырей[3]. Христианские иерархи проявляли профессиональную солидарность с исламским истеблишментом, видя, как халиф реформирует административную и судебную власть ислама, удаляя его традиционных лидеров и заменяя их молодыми, незнатными варягами типа Дарази, они не то чтобы боялись за свою власть в уже своих общинах, сколько заступались за своих исламских коллег — «кадиев, имамов, руководителей вакуфов и пр., чьи интересы неразрывно переплетались с интересами христианского истеблишмента Фатимидов». Правительство Дарази пыталось бороться с христианской оппозицией, опираясь на меньшие христианские церкви, передавая недвижимость и активы от одной церкви — другой. Вероятно, именно с этим связан и ущерб, нанесённый храму Гроба Господня в Иерусалиме и некоторым другим церквям. В 1008 году в фатимидском государстве началась серия мероприятий, направленных против некоторых христианских общин и суннитского религиозного аппарата, продолжавшихся, очевидно, приблизительно до 1015 года. Два христианских источника утверждают, что в это время был разрушен Храм Гроба Господня в Иерусалиме, однако иерусалимские документы показывают, что произошла простая передача управления храмом от традиционных христианских конфессий к несторианам и яковитам, осуществлённая эмиром Рамаллы по приказу Аль-Хакима. Слухи о разрушении Храма Гроба Господня достигли Европы и послужили одним из поводов, для агитации в Европе к началу Крестовых походов.

Традиция утверждала даже, будто с 1017 халиф объявил себя инкарнацией бога. Однако сохранившиеся письма Хакима опровергают эти утверждения. Богом его провозгласил собственно Дарази, но сам халиф этого не поддержал.

Было издано несколько очень странных законов. В частности, один из них предписывал женщинам оставаться по домам, и, чтоб неукоснительно соблюдался этот запрет, сапожникам возбранялось шить женскую обувь. Также запрещались любые праздники и процессии, кроме религиозных. Был издан фирман, требовавший, чтобы все лавки закрывались днём и торговали ночью. Впрочем, вскоре этот фирман был отменён. Некоторые недоброжелательные историки утверждают, что халиф приказал перебить в Каире всех собак, запретил продажу мёда и приказал вырубить в Египте все виноградные лозы.

Сам халиф и его ближайший друг, философ ад-Дарази, проводили ночи, практикуя странные ритуалы на каирских холмах…

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Dr Farhad Daftary. al-Hakim bi-Amr Allah, Institute of Ismaili Studies,
  2. Sami Nasib Makarim. The Druze faith. — New York: Caravan Books, 1974. — P. 25. — ISBN 0882060031
  3. Всемирная история. Т. 3. — М.: Наука, 1959. — С. 508.

Ссылки[править | править вики-текст]

Полная биография Хакима по Медникову