Архилох

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Archilochus 01 pushkin.jpg

Архило́х (др.-греч. Ἀρχίλοχος, лат. Archilochus; до 680 — ок. 640 до н. э.) — древнегреческий сатирический поэт.

Жизнь[править | править вики-текст]

Родина поэта — остров Парос в Эгейском море. По отцу Ар­хилох принадлежал к древнейшей паросской аристократии, но так как был сыном фракийской рабыни, не мог претендовать на отцовское наследство. Поэтому бедность сопутствовала Архилоху всю жизнь, хотя среди своих соотечественников он пользовался большим авторитетом.

Материалом для реконструкции жизни Архилоха служат разбросанные по стихотворениям замечания, описания битв и эпизодов военной службы, упоминания значимых событий (например, солнечного затмения 648 г. до н. э.). Есть также интересные сведения у римского писателя I—II веков Клавдия Элиана — большого знатока греческой культуры, ссылающегося на недошедшее до нас сочинение Крития:

Критий обвиняет Архилоха за то, что тот рассказывал о себе всё самое худое. «Ведь если бы, — говорил Критий, — он не ославил себя на всю Грецию, мы не имели бы понятия о том, что он сын рабыни Энипо, что из-за бедности и безденежья он оставил Парос и перебрался на Фасос, а очутившись там, перессорился с фасосцами, ни о том, что и друзей, и врагов он поносил в одинаковой мере. Кроме того, — прибавлял Критий, — мы только из уст самого Архилоха узнали о его распутстве, о том, что он был похотлив и разнуздан и ещё хуже того, что он бросил на поле боя свой щит. Архилох самому себе был врагом, оставив по себе такую молву и славу» (Пёстрые рассказы, книга 10, 13)

Архилох погиб на войне, которую вели его соотечественники, паросцы, с уроженцами острова Наксоса. По преданию, убийцу поэта с позором изгнали из храма Аполлона в Дельфах, навсег­да лишив его потомков права входить в эту главную греческую святыню.

Архилох упоминается Геродотом в его «Истории»[1].

Творчество[править | править вики-текст]

Папирус с фрагментом произведения Архилоха

Архилох жил в эпоху ожесточенных социально-политических конфликтов; настроение эпохи ярко отображено в его стихотворениях. Архилох отказывается от героического идеала гомеровской традиции. Он предпочитает активное участие в жизни, безличному «эпосу аристократии» противопоставляет субъективную поэзию личности — антагониста общественным условностям.

Новое понимание человека, подвластного времени и изменяю­щегося в нем, характерно для творчества Архилоха. Если Одис­сей остается неизменным во всех своих несчастьях, то Архилох уже знает, что невзгоды терзают и подавляют людей. Сомнение в прочности и незыблемости всего существующего заставляет Архилоха оспаривать старое гомеровское понимание чести. Вкладывая в эту полемику весь пафос человека, осознавшего себя личностью, Архилох с иронией и юмором рассказывает о том, как, спасаясь от смерти, он бросил свой щит:

Носит теперь горделиво саиец мой щит безупречный:

Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.

Сам я кончины зато избежал. И пускай пропадает

Щит мой! Не хуже ничуть новый могу я добыть.

(Пер. В. Вересаева)

Гомеровская лексика в ином контексте приобретает ирони­ческое звучание, а эпитет «безупречный» в применении к бро­шенному в кусты щиту, возможно, даже полемичен. Не щит, а человек, спасший свою жизнь ради новых побед, должен счи­таться «безупречным». «Необходимое бегство не несет людям позора», — говорит поэт в другом стихотворении, вновь повторяя историю о брошенном щите. Никто не может упрекнуть его в трусости, он бросается на врага, как «изнемогающий от жажды устремляется к чистому источнику».

Поэзия Архилоха не только преодолевает полностью ту дис­танцию между героем и слушателями, которая была обязатель­ной в эпосе, но нарочито подчеркивает субъективный момент, столь отличный от эпического нейтрализма. Перед слушателями раскрывается вся жизнь поэта. Темы дружбы сменяются тема­ми вражды, причем при всей непримиримости поэта к недругам, максимальную степень ненависти он обращает на тех, кто из­меняет дружбе. Именно им посвящено большинство его стихотворений-поношений. В одном из них он мечтает о том, с какой радостью узнал бы он о несчастьях бывшего друга, представляя, что тот становится жертвой кораблекрушения и попадает вплен:

Пусть взяли бы его, закоченевшего,

Голого, в травах морских,

А он зубами, как собака, лязгал бы,

Лежа без сил на песке

Ничком, среди прибоя волн бушующих.

Рад бы я был, если бы так

Обидчик, клятвы растоптавший, мне предстал,

Он, мой товарищ былой!

(Пер. В. Вересаева)

Отличительной чертой Архилоха является его поразительная активность вторжения в жизнь и отношения к ней. Эта особен­ность поэзии, возможно, объясняется личной, впервые созна­тельно воспринятой ответственностью поэта перед своими слу­шателями, учителем и руководителем которых он себя чувству ет. Взлеты и падения в личной жизни Архилох объективизирует, делает типическими, и в призывах к стойкости духа, к разумному и твердому отношению ко всему окружающему он демонстрирует образцы необходимого поведения как для себя, так и для других:

Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.

Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!

Пусть везде кругом засады,— твердо стой, не трепещи.

Победишь,— своей победы напоказ не выставляй,

Победят,— не огорчайся, запершись в дому, не плачь,

В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй.

Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.

(Пер. В. Вересаева)

Жизнь человека представляется Архилоху в чередовании удач и неудач, составляющем «течение» жизни, ее ритм. Так преодолевается поэтом им же высказанная идея человеческой беспомощности.

В мире мыслей и чувств Архилоха тема любви не занимает центрального места. В архаической греческой лирике эта тема невозможна в современном ее понимании. Античный поэт этого периода никогда не будет воспевать свои чувства к той, кого он собирается назвать своей женой и ввести в дом. Поэтому про­славление девушек в сохранившихся фрагментах Архилоха ско­рее всего связано с застольными песнями и обращено к гетерам, свободным от тех уз, которые налагали на женщин семейно-бы­товые устои современного общества. В ряде отрывков поэт гово­рит о своей любви к прекрасной Необуле, что не мешает ему в других фрагментах отзываться о ней же с насмешкой и непри­язнью. В связи с этим в древности была очень популярна исто­рия о том, как отец Необулы Ликамб, имя которого также встре­чается в стихах Архилоха, с неодобрением отнесся к любви по­эта, а тот, верный своему принципу «с другом дружить, а с вра­гом враждовать и злословить», обрушил на них такой поток насмешек, что старик и девушка покончили с собой, не вынеся публичного поношения. Этот рассказ, особенно в его последней части, относится к числу «бродячих сюжетов», но в нем выра­жена вера древних в реальную силу обличительной поэзии Ар­хилоха, таившей, как говорили, «жало змеи и яд пчелы».

Свои сатирические нападки Архилох иногда облекал в фор­му басни о животных, сопоставляя отдельных животных, уже наделенных в фольклоре только им присущими типическими чертами, с различными типами людей, для того чтобы нагляд­нее представить и объяснить характеры и деятельность послед­них. Сохранились, например, отдельные фрагменты басни о ли­сице и орле, известной в позднейших переработках.

Архилох обращается к разным видам фольклорной лирики. Он сочиняет элегии, гимны, эпиграммы, басни. Он же первым из народных песен-поношений насмешливого и обличительного характера (ямбы) создает ямбическую поэзию, в которой сатира, обличение и инвектив а (то есть персонально ориентированная насмешка) используются в личной полемике по общественно значимым и частным вопросам Нововведение Архилоха было использовано многочисленными поэтами, включая греческихкомедиографов V в. до н. э.

Архилох — поэт-воин, живущий в эпоху смещения старой аристократической системы ценностей; превратностям судьбы он противопоставляет мужество, стойкость и понимание ритма, лежащего в основе жизни и возвращающего события к благоприятному состоянию. Как первый лирический поэт, осуществивший переход от эпоса к лирике и сделавший поэзию средством раскрытия лич­ных чувств, Архилох стоит на пороге всей европейской лирики.

Влияние[править | править вики-текст]

Архилох, технически и художественно, оказал определяющее влияние на развитие греческой лирики VIII вв. до н. э. и становление римской во III вв. до н. э. (Луцилий, Катулл и Гораций). В текстах Архилоха впервые встречается шестистопный ямб, впоследствии господствующий размер в греческой и римской драме. Архилох создал эпод — двустрочную метрическую систему, в которой за большим стихом следует меньший. (напр. за ямбическим триметром ямбический диметр; за дактилическим гекзаметром ямбический триметр или ямбический диметр и т. п.). Некоторые исследователи полагают, что именно Архилох (допуская, вместе с Каллином) изобрел элегический дистих, одну из самых распространенных метрических систем античной поэзии.

Псевдо-Плутарх (II в. н. э.) приписывает Архилоху также ряд музыкальных открытий, во-первых, смешение речевой и музыкальной интонации (др.-греч. παρακαταλογή, нечто вроде Sprechstimme нововенцев) для достижения особого «трагического» эффекта внутри текстомузыкальной композиции, а во-вторых, введение относительно независимого инструментального (на струнном инструменте, др.-греч. κροῦσις) сопровождения пению, что было революционным достижением в противовес старинной практике дублирования инструментом мелодии в унисон или октаву (др.-греч. πρόσχορδα).

Произведения Архилоха были широко известны в классическую эпоху. Его гимн в честь Геракла исполнялся на Олимпийских играх. Аристофан в комедии «Мир» цитирует Архилоха наряду с Гомером. Эподы Архилоха послужили техническим и художественным образцом для «Эподов» Горация. Образы фрагмента о брошенном щите были использованы Алкеем и позже Горацием (в оде к Помпею Вару, Carm. II 7.).

Древние считали Архилоха величайшим лирическим поэтом и сравнивали с Гомером. На родине Архилох почитался как герой. В нач. V в. до н. э. в честь Архилоха на Паросе было воздвигнуто святилище, обломки которого были обнаружены в новейшее время; на некоторых обломках имеются надписи с биографическими сведениями и отрывки стихотворений. Паросский историк Демей написал биографию Архилоха, извлечение из которой сохранилось на постаменте статуи, поставленной поэту в 100 до н. э. его земляком Сосфеем.

Примеры[править | править вики-текст]

Архилохова третья строфа у Горация (Carm. I IV, 19—20.):

—UU | —UU | —UU | —UU || —U ¦ —U | —X
        U— ¦ U— | U— ¦ U— | U— ¦ X
nec tenerum Lycidan mirabere, quo calet iuventus
        nunc omnis et mox virgines tepebunt

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Геродот. История. 1.12

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Архилох