Байронический герой

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Байронический герой — тип романтического героя, который покорил воображение европейской публики после выхода поэмы лорда Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда» (1812—1818), насыщенной автобиографическими мотивами. На рубеже 1820-х гг. получил дальнейшее развитие в повести Полидори «Вампир», романе Матюрина «Мельмот Скиталец», байроновских поэмах вроде «Корсара». Автор «Евгения Онегина» иронизировал по поводу популярности таких сочинений:

Британской музы небылицы
Тревожат сон отроковицы,
И стал теперь её кумир
Или задумчивый Вампир,
Или Мельмот, бродяга мрачный,
Иль Вечный Жид, или Корсар,
Или таинственный Сбогар.
Лорд Байрон прихотью удачной
Облёк в унылый романтизм
И безнадёжный эгоизм.

Герои перечисленных Пушкиным произведений превосходят окружающих умом и образованностью, они загадочны и харизматичны, неодолимо влекут к себе слабый пол. Они ставят себя вне общества и закона, взирают на общественные установления с высокомерием, доходящим подчас до цинизма. Презрение к правилам общежития иногда доводит их до преступления. Присутствие тёмной стороны (неблаговидное прошлое) сближает такого героя с антигероем. Этот полудобровольный отшельник упивается своим скитальчеством или изгнанничеством; по словам В. Набокова, он «не в ладах и с раем, и с адом, и с богами, и с людьми»[1].

Как отмечал литературовед Б. А. Кузьмин, «потенциальным героем Байрона был революционер, реальным — разочарованный одинокий мститель. Первого можно было трактовать в духе античных идеалов революционного классицизма, к которому Байрон всё время стремился. Второй сохранял своё величие только благодаря романтической идеализации»[2].

Пушкин утверждал, что в романе «Адольф» 1816 года французский писатель «Констан первый вывел на сцену сей характер, впоследствии обнародованный гением лорда Байрона»[3]. На самом деле дебютом разочарованного в себе и в мире скитальца стала полуавтобиографическая повесть Шатобриана «Рене» (1802)[4], которая, в свою очередь, продолжает сентименталистскую традицию смакования собственных горестей, идущую от гётевских «Страданий юного Вертера» (1774). Примерами байронических героев в позднейшей литературе викторианского периода могут служить Хитклифф и Рочестер из романов сестёр Бронте. Чертами байронизма наделены также главные герои многих приключенческих романов XIX и XX веков (например, Эдмон Дантес).

Для байронического героя, пересаженного на русскую почву, характерна рефлексия, то есть стремление к самокопанию: это Гамлет и Дон Жуан в одном лице. Свойственный героям этого типа демонизм в полной мере воплотился в лермонтовском «Демоне». В качестве байронического героя русскими поэтами был переосмыслен и изгнанный на далёкий остров Наполеон[5]. Евгений Онегин и Печорин представляют собой дальнейшее развитие типа в условиях русского общества — это т. н. лишние люди[6]. Николай Всеволодович Ставрогин — центральный персонаж романа Ф. М. Достоевского «Бесы».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Vladimir Nabokov. Eugene Onegin: Commentary on preliminaries and chapters one to five. Part 2. Bollingen Foundation, 1964. Page 356.
  2. Кузьмин Б. А. Жанр лиро-эпической поэмы Байрона // Борис Кузьмин. О Голдсмите, о Байроне, о Блоке…— М.: Художественная литература, 1977. — С. 66-67.
  3. ФЭБ: Ахматова. "Адольф" Бенжамена Констана в творчестве Пушкина. — 1936 (текст)
  4. Peter Larsen Thorslev. Byronic Hero: Types and Prototypes. University of Minnesota Press, 1999. Page 216.
  5. Наполеоновский цикл // Лермонтовская энциклопедия. — 1981 (текст)
  6. "Лишние люди" — статья из Литературной энциклопедии 1929—1939