Бал-маскарад

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Девушка в маскарадном костюме на Венецианском карнавале, 1 марта 2014 года

Бал-маскара́д, Маскарад (от фр. mascarade из итал. mascarata, mascherata, от итал. maschera «маска»).[1] В XVIII—XIX вв. часто используется название Маскированный бал (от фр. bal-masqué) — бал, на котором присутствующие одеты в различные характерные, национальные, исторические или фантастические костюмы, большей частью с масками на лицах. Маскарады возникли в Италии, а оттуда распространились по другим странам. Они составляют одно из любимых развлечений карнавала.

Особенности терминологии[править | править вики-текст]

«Маскарадом» называлось любое явление, при котором имело место изменение внешнего вида с целью украшения, сюрприза, обмана и проч. Так напр., переодевание русского войска в шведское военное платье с целью дезинформации противника в битве под Нарвою в 1704 году современник вполне справедливо называет «маскарадом»[2]

Учитывая это, а также и тот факт, что маскарады в России появились прежде балов и тем более «балов-маскарадов», будем действовать в русле традиций наименований, каковая сложилась в России начиная с XVIII в., то есть называть «маскардом» любое событие, участники которого действовали в специальных костюмах или масках. При этом подчеркнем, что наиболее традиционно, слово «маскарад» употребляется для обозначения костюмированных и маскированных балов.[3]

Маскарад и допетровские культурные традиции[править | править вики-текст]

Традиции маскарада в России, как и многие сходные формы общественного досуга имеют директивно заимствованный характер и начались с эпохи Петра Первого. Можно, конечно, подчеркнуть традиционность костюмирования в русской народной культуре, заложившей основу позднейших маскарадов.[4] Можно этого не делать, но повторить вслед за Пыляевым его краткое указание на момент зарождения российских маскарадов: «…первые маскарады в России введены императором Петром Великим по случаю мира со шведами, в 1721 году; они продолжались тогда при дворе семь дней сряду. В смысле святочных игр и переодеваний, маскарады были еще известны при царе Иоанне Грозном. Маскарады в Европе вошли в обыкновение в 1540 году; ученик Микель-Анджело, Граници, устроил первый такой торжественный маскарад в честь Павла Эмилия»[5]

По здравом размышлении, имеются все основания больше склоняться к мнению Пыляева. Маскарад был заимствован не в отдельных его элементах, но как целое, как структура, имеющая особые свойства, характерные для нее как целого и не выводимые из простого перечисления отдельных частей. Костюмированность же, свойственна любой национальной культуре. Ш. Компан, например, ведет происхождение маскарадов от римских сатурналий[6]

Традиции эти имели глубокие корни и на Руси, так что маскарад России Нового времени, будучи по своему характеру общеевропейским, утвердился, имея в своих отдельных элементах некую национальную опору («встречные течения» по Веселовскому). Однако он не эволюционировал из народной культуры, но был привнесен единоразово уже в комплектном виде, часто дистанцируясь от фольклора по стилистике, содержанию элементов, контекстной основе, привязке к событиям реальной жизни и даже по собственной его смысловой нагрузке, игнорирующей мистический символизм и традиционную обрядность, примкнув к ритуалам светским, имеющим иной выразительный язык и отличную символику. И напротив, в составе отдельных элементов можно видеть сходство с тем, что уже было в России до Петра.

Родство явлений ощущалось самими современниками. Это проявилось, в частности, в адекватности старой терминологии, применяемой на первых этапах заимствования для обозначения новых событий. Смена терминов особенно заметна в петровские времена, когда новации были еще свежи и словарь не вполне устоялся. К примеру, фрагмент рассказа об итальянской опере из Записок стольника Толстого в Венеции 1697 года: «… начинают в тех операх играть в первом часу ночи, а кончают в 5-м и 6-м часу ночи, а в день никогда не играют. И приходит в те оперы множество людей в машкарах, по-славянски в харях».[7]

Итак, маскарад времен Петра — это другой маскарад, ведущий свое происхождение из Европы, но не из русской народной традиции. Однако, наряду с заимствованиями многие элементы в стилистике его оформления привносятся из народных празднований. Сравним два события, внешне чрезвычайно схожих, из которых первое — вполне европейский светский праздник, использующий фольклорные элементы (свадьба Никиты Зотова в 1715 г.) и второе — обыкновенное народное гуляние, из череды развлечений российских помещиков начала XIX в.

1. «Едва процессия тронулась, зазвонили все городские колокола и с валов крепости, к которой они направлялись, забили все барабаны; разных животных заставляли кричать. Все общество играло или бренчало на различных инструментах, и вместе это производило такой ужасный оглушительный шум, что описать невозможно»[8]. 2. «Зимою устраивалась гонка на лошадях и маскированная масленица. Толпы девок и баб собирались для этой цели на барский двор; там вымазывали им лица сажею, чтобы поезд рельефнее походил на маскарадное представление. Вымазанных и выпачканных сажали в большие сани по подобию лукошек и, окружив поезд верховыми всадниками, переезжали из села в село, из деревни в деревню, при звуках бубен, тазов и сковород. Заслышав издали эту шумную оргию, народ стекался отовсюду, чтобы полюбоваться как тешатся господа»[9]

Как мы видим, в Петровские времена близость стилистики с народными ряжеными увесилениями выражено достаточно уверенно. Важнейшие отличия относились к символической, смысловой основе празднований. Позже, в подверженных европейским влияниям маскарадах эпохи Екатерины II близость становится менее явной. Между тем фольклорные традиции ряжения по-прежнему живы, но только в своем кругу бытования. Они продолжали существовать в повседневном укладе народа и близкого ему слоя уездных помещиков, просвещенные же классы обеих столиц культивируют иной европейский маскарад.

Первые маскарады в России[править | править вики-текст]

Сама идея маскированности не предполагает танцы в качестве обязательного элемента, что особенно ярко заметно на начальном этапе его бытования в России. Маскарад в Петровские времена зародился не в качестве бала, но как маскарад-шествие или иное публичное (часто уличное) действие. Можно даже усилить это утверждение, заявив, что, в целом, маскарады времен Петра Великого дистанцировались от танцевальности.

Для эпохи характерны несколько проявлений подобного маскарада: маскарад-шествие, маскарад-санные катания и пестрые шутовские маскарадные действа, куда с полным основанием можно отнести ритуалы и, в целом, бытование Всешутейшего собора, частые шутовские свадьбы (попеременно, то карликов, то великанов) и даже шутовские похороны. Например, француза Вимени — человека веселого, затейливого, забавы ради произведенного в потешные «самоедские цари», а потому перманентно пьяного, по самую свою неизбежно-скорую смерть, будучи принужденным увеселять высокую персону в роли собутыльника. Среди примеров — имевшие место в Москве в 1722 году маскарадные катания на санях, «коим придана форма морских судов»,[10] свадьба князь-папы П. И. Бутурлина в «маскарадном» платье.[11] Сюда же можно отнести и красочные костюмированные шествия в масках по петербургским улицам. Одно из таковых, бывшее в 1723 году, так и названо — «Компания Машкарада».[12]

В немалой степени подобные «маскарады» представляются частным случаем проявления традиций «карнавальности», где собственно, костюмы, маски, переодевание и тому подобные процедуры не всегда являлись откровенно выраженными.

Маскарад в России в начале XVIII века[править | править вики-текст]

XVIII век — переломный в культуре и искусстве России + формирование нового менталитета => интерес к человеку как к личности. Страсть к воплощениям, мистификациям, сцене => развитие театрализованных празднеств => появление костюмированного портрета. Тенденции всесторонней европеизации. Первые проявления театрализации — ряженые и скоморохи (народные увеселения приурочивались к праздникам календаря и имели культовый характер). Карнавалы — истоки в языческой старине — ряженые, принимавшие звериный облик. Популярность «лубочных комедий», масленичных игрищ. Постепенно спектакль и маскарад утрачивают связь с культом. В Европе и по сей день, многие карнавалы связаны с праздниками определенных святых.

В Европе — все инкогнито, в России — перед входом снимали маски.

Маскарад — традиция переодеваться, надевать маски идет от ритуальных действ (шаманизм, тотемные обряды, язычество). Данная традиция перешла в Средневековье и далее. Вседозволенность и безнаказанность — особенность маскарадов. Ряженые, шутовское переодевание — из Византии. Со временем — утрата культового значения => увеселения. В карнавальных шествиях часто принимали участие люди с физическими отклонениями. Идеологическая нагрузка — курс на обмирщение. Ништадтский мир => празднования, карнавалы, салюты. 1723 г. — маскарад — национальные костюмы + профессиональные (рудокопы, моряки) . В тот же год — пышные празднества по случаю основания флота. Персонажи маскарадов: античные герои, этнические, профессиональные костюмы, костюмы животных, птиц. Носили маски. У Анны Иоанновны — целая армия шутих-трещоток. Елизавета Петровна — любительница празднеств, регламент мероприятий. 1744 г. — в женских нарядах являлись мужчины, в мужских — женщины, производя своего рода травести. Широко использовались мушки. Использовались приглашения, проводились проверки особ, прибывших на праздник. Составлялся список отсутствующих. Придворные маскарады — в домах знати. Декабрь 1739 — январь 1740 г. — Ледяной дом (Крафт, Еропкин). Длина Ледового дома — 17 м. (ледяные пушки, деревья, птицы, дельфины, слон в натуральную величину). Внутри дома весь интерьер — ледяной. Елизавета ввела в маскарады французский вкус.

Маскарад в России во второй половине XVIII века[править | править вики-текст]

1754 г. — 3 дня маскарадных обедов в честь рождения Павла I. Маскарады часто устраивали и в загородных резиденциях (Ораниенбаум — Петр III устраивал там много празднеств, представления итальянской оперы, маскарадов). Петр III часто устраивал разгульные празднества (превращались в вакханалию). Многим они были не по душе (Екатерина об окружении Петра III — «тамошняя сволочь»). Екатерина устроила в Ораниенбауме театральное действо — его могли посетить люди разных сословий, в том числе и те, кто не мог попасть в Зимний дворец. Для людей неблагородных сословий тоже устраивались маскарады — «вольные маскарады» (билеты — 3 руб. / штука). Вывешивались афиши. На таких мероприятиях можно было отужинать, выпить, поиграть в карты на ломберных столах (итальянец Лакателли). Усиливается принятая при Елизавете тенденция на французский вкус. При Екатерине маскарады должны были показывать мощь и богатство России перед иностранцами. Екатерина ознаменовала празднествами свое восшествие на престол («Торжествующая Минерва» — сценарий актёра Волкова).

«Екатерина II в образе торжествующей Минервы» (Стефано Торелли) — картина в Третьяковской галерее, есть повторения в Царском Селе. Коронация проходила в Москве в 1763 г., затем Екатерина вернулась в Петербург. Маскарад в Зимнем дворце и Царском Селе.

Возрастной ценз посещения маскарадов — 13 лет, затем был повышен до 15 лет. В Зимнем дворце проводилось по 8 маскарадов в год. Вход — бесплатный, рассылалось 10 тыс. билетов, приходило около 5 тыс. Могли присутствовать не только дворяне, но и купцы и мещане (но не все). Существовали и детские маскарады — они проходили в Зимнем дворе (в южном крыле, половине Павла I). Проводились для детей с 7 до 12 лет (детей могли сопровождать родители в обычном, не маскарадном, платье). Для одного из таких праздников сделали турецкие костюмы (Павел был султаном). 1770 г. — празднества в честь прусского принца Генриха (зал Аполлона, 3, 5 тыс. масок). Часто маскарады устраивались после театральных представлений в Оперном доме. Частный Нарышкинский сад на Мойке — каждую среду и воскресенье. (1 руб. — билет, если были представления — 2 руб.).

Маскарады в честь военных побед — 1791 г. — в честь победы над Измаилом (3 тыс. участников). При Павле маскарадное платье стало обязательным (при Екатерине можно было использовать только маску + жесткий регламент вплоть до цвета)[13]. Празднества в конце века стали изысканными (а в начале века в них, как правило, участвовали юродивые). Эволюция от петровских святочных забав к стилизованным красочным маскарадам.

Литература[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Составитель первого систематического сочинения о танцах, изданного на русском языке, Шарль Компан, видит в слове «маскарад» арабские корни: «Сие слово произходит от Италианскаго Mascarata, которое также производится от Арапскаго маскара, означающаго шутку или насмешку…»
  2. Описание сражения, происходившего 8-го июня 1704 года, между русским и шведами под Нарвою // Походный журнал 1704 года, СПб., 1854. — С. 121—126.
  3. Данное понимание термина, не противоречит бытовому его значению, которое прочно утвердилось в обществе, что вполне отражено в популярных общедоступных словарях, определяющих маскарад, как «увеселительное сборище, съезд, род бала, в необычных одеждах и личинах» (Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — Т. 2. — М.: Прогресс, Универс, 1994. — С. 298); «бал, на котором участвующия лица надевают маски и домино» (Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. — Т. 28. — Изд. 12-е. — М., б.г. — С. 282); «бал, на котором присутствующие одеты в различные характерные, национальные, исторические или фантастические костюмы, большею частью с масками на лицах» (Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания, под редакцией С. Н. Южакова. — Изд. 4-е. — Т. 12. — СПб., б.г. — С. 693); «празднество, бал, участники к-рого носят маски и особые костюмы» (Большая советская энциклопедия. — Изд. 2-е. — Т. 26. — С. 422—423). Почему-то составители Словаря Брокгауза и Ефрона не удостоили данное явление особым вниманием, лишь несколько затронув его в рассказе о масках.
  4. Тимофеев С. По поводу статьи «Эпоха каруселей и маскарадов в России» // Исторический вестник, 1885. — Т. 22. — № 11. — С. 482—484.
  5. Пыляев М. И.Эпоха рыцарских каруселей и аллегорических маскарадов в России // Исторический вестник, 1885. — Т. 22. — № 8. — С. 309—339.
  6. Компан Ш. Танцевальный словарь, содержащий в себе историю, правила и основания танцевального искусства с критическими размышлениями и любопытными анекдотами, относящимися к древним и новым танцам / Пер. с франц. — М.: В тип. В. Окорокова, 1790.
  7. Толстой П. А. Путешествие стольника П. А. Толстого / Предисл. Д. А. Толстого // Русский архив, 1888. — Кн. 1. — Вып. 2. — С. 161—204; Вып. 3. — С. 321—368; Вып. 4. — С. 505—552; Кн. 2. — Вып. 5. — С. 5-62; Вып. 6. — С. 113—156; Вып. 7. — С. 225—264; Вып. 8. — С. 369—400.. Обиходный словарь обновился достаточно быстро, так что подобные случаи носят исключительный характер.
  8. Брюс П. Г. Из «Мемуаров…» / Пер. Ю. Н. Беспятых // Беспятых Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. — Л.: Наука, 1991. — С. 1181—182.
  9. Дубровин Н. Русская жизнь в начале XIX века // Русская старина, 1899. — Т. 97. — № 1. — С. 29
  10. Бассевич Г.-Ф. фон. Записки графа Бассевича, служащие к пояснению некоторых событий из времени царствования Петра Великого (1713—1725) / Пер. с франц. И. Ф. Аммона, предисл. П. И. Бартенева // Русский архив, 1865. — Изд. 2-е. — М., 1867. — Стб. 91-274., То же // Юность державы. — М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. — С. 325—436.
  11. Кашин Н. И. Поступки и забавы императора Петра Великаго (Запись современника) / Сообщ. и предисл. В. В. Майкова. — Спб.: Типография И. Н. Скороходова, 1895. — 22 с. — В серии: Памятники древней письменности. — Т. 110.
  12. Компания Машкарада в C.-Питербурхе 1723 году; началася августа 30-го дня, кончилася сентября 6-го дня // Юность державы. — М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. — С. 179—196.
  13. Указ «О запрещении ездить в маскарад без маскарадного костюма»