Батлерианский джихад

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Батлерианский джихад (англ. Butlerian Jihad) — событие, произошедшее задолго до «Вселенной Дюны» Фрэнка Герберта. Джихад произошёл более, чем за 10 000 лет до описываемых событий в романе Дюна (1965), который в итоге привёл к отказу от определённых технологий, например, «мыслящих машин» — вымышленные персонажи из вселенной Дюны, наделённые разумом машины, которые восстали против людей[1].

Определение понятия[править | править вики-текст]

До возвышения Атрейдесов историки долго спорили, творят ли великие люди великие дела, или великие дела сотворяют великих людей. То огромное влияние, которое оказали на историю Муад'Диб и Император Лето, перевело этот вопрос в разряд академических, но и до рождения этих личностей задавать сей вопрос было более чем уместно. С этим вопросом сталкиваются, когда изучают поворотные исторические моменты, события вроде тех, что происходили в 200—108 годах Б. Г.: обширные изменения в мире породили Джеанн Батлер, или эта женщина сама двигала вперёд историю многих народов?

Даже слово, которое используется для обозначения этого исторического периода, заключает в себе ответ на этот вопрос. Использование термина «Батлерианский Джихад» есть согласие с историками, считающих «великими» тех индивидуумов, что двигают человечество вперёд в новом направлении. Но если используется термин «Великое Восстание», то здесь уже подразумевается, что лидеры находятся на передовой, несущей человечество к новым горизонтам.

Исторические исследования во Вселенной Дюны[править | править вики-текст]

Историки, работавшие немногим после этих событий, также размышляли над этим вопросом. Недавно обнаруженные заметки одного из этих историков показывают, как поворотный момент рассматривался с позиций периода застоя, последовавшего непосредственно за ним. Крул Шейвван служил Имперским Историком при императоре Саудире II. В своей главной работе, «Основание Империи», Шейвван рассматривает Джихад, используя в качестве метафоры волны, затронутые течением. Приливная волна накрывает берег и затем отступает, однако серия таких волн омывают берег всё дальше и дальше до тех пор, пока его не достигнет самая большая волна. Если бы кто-то захотел использовать эти сильные волны в корыстных целях, то такая задача оказалась бы непосильной во время отлива. Крул считал, что аналогично происходит и у людей. Как желание народа к переменам будет бесполезно без подабающего лидера, так и величайшие лидеры без должной поддержки не смогут добиться ровным счетом ничего. Однако когда человеческий гений объединяется с движением людских масс, образуется новое направление. Таким образованием и стал Батлерианский Джихад.

Шейвван первым из историков указал на то, что Империя покоится на трех китах: Дом Коррино (при поддержке сардаукаров), Космическая гильдия и КООАМ. Джихад расчистил путь для создания трех организаций, ни одна из которых не существовала до Великого Восстания. Изучая условия, которые привели к возникновению Империи, Шейввану пришлось принять во внимание предшествовавшие её образованию события. Он начал с изучения торговых и административных систем.

История[править | править вики-текст]

Предыстория[править | править вики-текст]

До Великого Восстания компьютеры координировали торгово-административные функции, как малых, так и больших группы планетарных систем, а также обслуживающие их торговцы зависели от сверхсветовых кораблей, которые перемещались через гиперпространство при помощи вычислительных машин.

Огромные потоки информации, передаваемых за доли секунды во время путешествий сквозь гиперпространство, вынуждали Транском — торговая корпорация, которая просуществовала почти 7000 лет, управлять своими кораблями через центральную компьютерную базу, Центранс, расположенной на искусственном спутнике Ксенофоне. Едва корабль входил в гиперпространство, пункт его назначения передавался в Центранс за счёт волн Хольцмана. Во время движения корабля по ранее спланированным точкам маршрута, Центранс обрабатывал информацию и корректировал курс. Достигнув первой точки «сброса почты», корабль выходил в нормальный космос и получал обновлённый курс от Центранса. Одновременно в управлении компьютерного центра находились более 12 000 кораблей Транскома; за всё долгое время своего существования различные коммерческие ассоциации вроде объединения «Ван Рийн», «Асконель» и «Далеко Путешествующих Курьеров» подписывались на услуги Транскома. Осознавая важность линий связи, один из первых ударов джихада крестоносцы нанесли по Ксенофону и подобным ему системам. Результат проявился мгновенно: произошло полное уничтожение регулярной межзвездной торговли. Если бы джихад не уничтожил Транском (и подобные ему компании), то Космическая гильдия не заполнила бы образовавшийся в космических путешествиях вакуум.

Ситуация в торговле похожа на ситуацию в политической сфере. Хотя до Джихада некоторые планеты оставались независимыми, политическое устройство принимало различные формы. Совместно со своими ближайшими соседями многие образовывали федерации, конфедерации, союзы, пасторства, иерархии, феодократии, неофеодократии, коалиции, содружества, колониальные империи, автономные доминионы — все формы, которые можно было изобрести и создать в десяти тысячах мирах. Эти объединения варьировались в размере от десятка планет до огромных парламентов сотен систем. Но каждое объединение зависело от средств связи: если один участник объединения попадал в опасность, призыв о помощи посылался автоматически с помощью саморемонтирующихся машин. Без этих машин средства связи были бы слишком долговременными и ненадежными, и мирам пришлось бы надеяться лишь на свои ресурсы.

Великое восстание[править | править вики-текст]

Батлерианский джихад стал следствием восстания на Комосе против Ричеза, когда стало ясно, что машины полностью взяли над человечеством контроль и проводили свою античеловеческую политику. Восстание против Ричеза произошло по причине того, что Джеан Батлер, которая стала одной из жертв заговора мыслящих машин, которые выдавали врачам директивы на осуществление абортов, организовала сопротивление. Этот заговор был раскрыт мужем Джеан — Тет’ром Батлером, который работал логистом в архиве и имел доступ к компьютерной информации больнице, где был сделан аборт Джеан без её ведома.

Разоблачения на Ричезе вызвали джихад, но возник он не по решению Джеанн. Жрицы Кубебе были той решающей силой, что стояла за кадровыми изменениями в командовании мятежников. Мотивом для них служили допросы главных программистов и учёных Ричеза, многие из которых были добровольными участниками в действиях машин по видоизменению населения Ричеза.

Одна из выдающихся особенностей многих операций флота в первые два десятилетия джихада лучше всего была продемонстрирована во время атаки на Иллерду в 199 году БГ. С помощью чрезвычайно хитрых перемещений своих войск крестоносцы вынудили иллерданцев покинуть свою луну, а затем и свою планету. Потери были ограничены командами двух разведывательных кораблей, которые пытались держать блокаду планеты перед самым актом капитуляции. В результате операции появился учебник, в котором говорилось о разнице между использованием возможностей и использованием силы так, как эти термины понимаются в стратегическом анализе.

Изучение истории джихада до атаки на Карфагос показывает, что такое предпочтение использования возможностей, а не силы, лежит в основе ведения джихада в эти годы. Вместо сокрушения врага подавляющей мощью своих кораблей и солдат, они использовались, чтобы вынудить врага на капитуляцию. Использование такой тактики имеет успех, если она остаётся скрытой. Превосходящая сила используется не для того, чтобы уничтожить врага, а чтобы вынудить его сдаться, в идеале без сражения. Хотя этот идеал был достигнут лишь в кампании на Иллерду, во многих боевых действиях джихада ранних лет лежал именно этот принцип. Атака на Тапсус в 196 году БГ и атака на Парлон в 191 году БГ: общие потери сил джихада в этих сражениях составили менее десяти тысяч, и могли быть значительно ниже.

Тактическая ситуация при атаке Карфагоса была аналогичной той, которая была на Иллерде, и разворачивалась по тому же сценарию. Сара III возглавляла операцию, согласно которой войска, защищающие луну Карфагоса, должны были оказаться в безвыходной ситуации, когда обороняться невозможно и путь для отступления на планету открыт. Когда карфаганцы оказались в изоляции на своей планете, блокада дала бы тот же результат, что и на Иллерде — капитуляцию. Однако результат был обескураживающим — гибель населения планеты в результате столкновения флагмана с необнаруженной миной и волна гнева, охватившая флот, когда стало известно о судьбе Джеанн.

Последняя операция под командованием Джеанн имела тот же отличительный ряд признаков, который был присущ первым операциям. Разрушительные результаты войны на Ричезе затмевают фундаментальность планов, которым следовали комосиане. Однако если рассмотреть ситуацию на Ричезе в продолжение двух дней после прибытия налогового флота, то тактическое положение комосиан против сил Ричеза продемонстрирует возможность изменения в использовании соотношения силы и мощи.

Всего лишь за три стандартных дня практически всё население Комоса было переправлено на Ричез, и Ричезианский флот был захвачен комосианами. Армия Ричеза оказалась перед лицом войны с врагом численностью в несколько миллионов непосредственно на территории Ричеза, имея под контролем лишь космические корабли. Под давлением этих обстоятельств, несмотря на больший размер ричезианской армии, надежда на победу была крайне мала, и было ясно, что любая война будет затяжной и довольно губительной для планеты. В результате была заложена превосходная основа для урегулирования конфликта путем переговоров, и при нормальных обстоятельствах, по всей вероятности, оно было бы достигнуто. Но из-за доминирования машин на Ричезе, которые представляли весьма неожиданный элемент в отношениях между двумя армиями, достигнуть мирного решения не получилось. Если бы враги Комоса были нормальными людьми, то исход войны показал бы ещё один пример военного гения, который помог добиться победы с необычно маленькими потерями.

Работа штаба продолжала приносить большие успехи. Что было неудивительно, ведь Тет’р продолжал руководить военным штабом джихада. Начался поиск новых генералов, и в течение нескольких следующих лет крестовый поход возглавляли другие личности, выполнение планов которых оставалось в тех же талантливых руках.

Доводы «против» этой позиции не основывались на изучении характерных черт в событиях джихада. Напротив, они базировались на конкретных претензиях к неспособности женщины (или женщин) возглавлять такое войско, как войско джихада, или планировать такие действия, как атака на Ричез или Иллерду. В этих доводах прослеживается незнание общества Комоса и позиции женщин в нём.

Последствия[править | править вики-текст]

Человечество победило в войне против мыслящих машин, а Джеан Батлер, в честь которой был назван джихад, стала легендой.

Великие Дома пережили политический хаос Великого Восстания, а некоторые даже смогли нажиться на этом, и перед их взором предстали тысячи разделённых планет. Едва многие добрались до них, как война разбушевалась на целое столетие, пока императоры не взошли на имперский трон. Победа досталась Дому Коррино, но первые представители этого Дома вряд ли понимали то, насколько они обязаны Батлерианскому джихаду. Даже сардаукары не смогли бы противостоять объединённой и хорошо подготовленной контратаке конфедерации сотен миров. Но джихад, разрушивший первые межзвёдные линии связи, уничтожил большие и малые планетарные правительства, оставив только обломки, доступные для объединения самым ловким варварам.

Батлерианский джихад открыл путь для установления Империи, так же как и маленькие волны, которые за столетия вылились в большую волну, открыли путь для Великого Восстания.

Первое упоминание о таинственной личности по имени Далден датируется в исторических записях 711 годом БГ. В этом году он организовал группу «Человечество вначале», созданную для пропаганды меньшего использования компьютеров и отказа от судебных решений, принимаемых машинами. Неизвестно, какие именно обстоятельства привели к созданию этой группы, но в течение пятисот лет напряжение усиливалось. На нескольких планетах, например, на Сараш-Зилиш, происходили погромы компьютеров ещё до рождения Джеанн Батлер.

Когда она появилась на сцене, почва для поддержки движения, которым она станет впоследствии руководить, уже была подготовлена в тысячах миров, и все ждали повода для объединения. После победы на Комосе, её родной планете, и на Ричезе, подогреваемое в равной мере и истерическим фанатизмом, и увеличивающейся жаждой, охватило победоносные войска. Когда в 182 году БГ Джеанн умерла, Джихад не столько потерял лидера, сколько обрёл мученика. Генералами, продолжавшими джихад во имя Джеанн, двигало такое рвение, которого не было даже у неё. Она осознавала собственные страхи, слабости и недостатки, о которых забыли те, кто её почитал.

Крул Шейвван был первым, кто открыл другой мотив сил джихада — богатства. Шейвван обнаружил, что на любой планете большая часть сил джихада состояла из наёмников, обычно завербованных на последней покорённой планете. Самые предприимчивые и обескровленные были охвачены мыслями о трофеях планетарного масштаба.

Тут Шейвван сделал ещё одно последнее открытие, которое не принималось во внимание должным образом: Батлерианский джихад не был монолитной кампанией, которая неумолимо пронеслась по человеческой галактике. Напротив, он состоял из тысяч отдельных кампаний, продолжавшихся целое столетие. Чтобы представить себе джихад, нужно думать не об Имперской Армии или фрименах Пола, а о пиратском флоте, направляющимся куда и когда захотят его командиры, действуя скорей не сообща, а просто во имя Джеанн Батлер и из-за ненависти к машинам, которых они не могут ни понять, ни заменить. На планете Венколли местное сопротивление было рассеянным, вдобавок планета была разорена из-за столкновения между двумя группами крестоносцев, каждая из которых стремилась доказать чистоту своей веры, важностью своей жестокости.

После того, как не стало Джеанн, у Джихада не было цели значительней, чем уничтожение компьютеров. В определенном плане она была достигнута, и движение постепенно ослабевало, когда на пути его гнева попадалось всё меньше и меньше новых целей. Во время отлива джихад оставил после себя как разрушения, так и открыл новые перспективы: он врезал ненависть и страх перед мыслящими машинами. В то же самое время все дальнейшие развитие личности и общества — ментальные тренировки, Космическая гильдия, сама Империя стали не только возможным именно благодаря джихаду.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Lorenzo, DiTommaso History and Historical Effect in Frank Herbert’s Dune. Science Fiction Studies 311–325. #58, Volume 19, Part 3. DePauw.edu (November 1992). Проверено 21 июля 2009. Архивировано из первоисточника 26 сентября 2012.

Литература[править | править вики-текст]

  • Уиллис И. Макнелли «Энциклопедия Дюны». — изд.: Berkley Books, 1984. — 526 с. // Перевод: Дюна: Пряный мир, thedune.ru, 2006 (Общая редакция перевода — Dicramack Воронов Дмитрий; дополнительная редакция отдельных статей: рRеMкN и ChVA Виталий Чихарин).