Бегемот (операция)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Залповая ракетная стрельба глазами художника. Иллюстрация из журнала Soviet Military Power.

«Бегемот», «Бегемот-2» — советские военные учения в Баренцевом море, целью которых был залповый последовательный пуск 16 МБР (всего боезапаса) с минимальными интервалами между ракетами (не более 20 секунд) с подводной лодки в подводном положении. Запуск полного боекомплекта 16 МБР с борта АПЛ К-407 «Новомосковск» в рамках учений «Бегемот-2» стал военно-техническим мировым рекордом (максимальный залп американской АПЛ «Огайо» — 4 ракеты Трайдент-2).[1] В ходе учений отрабатывалась тактика применения оружия, предполагаемая при начале глобальной ядерной войны. До этого момента максимальное количество ракет, выпущенных с лодки, составляло 8 ракет: 20 декабря 1969 года с борта К-140 проекта 667А «Навага» был совершён запуск ракет двумя сериями по четыре ракеты с небольшим интервалом.

Предыстория[править | править вики-текст]

Схема подводной лодки проекта 667БДРМ

Причинами для проведения столь масштабных запусков послужили подписание между СССР и США договоров о сокращении стратегических наступательных вооружений, необходимость подтверждения эффективности морской составляющей ядерной триады, а также необходимость практической проверки возможности запуска всех ракет в течение короткого интервала времени[2].

Бегемот[править | править вики-текст]

Первая операция была осуществлена в 1989 году лодкой К-84 (с 1999 года К-84 «Екатеринбург»), но закончилась неудачей: за несколько минут до старта, ещё при закрытых крышках шахт, из-за отказа датчиков давления не отключился «поддув ракеты», что привело к нарушению целостности баков горючего и окислителя. В результате произошло быстротекущее возгорание (не взрыв). От резкого повышения давления в шахте была вырвана крышка шахты (конструктивно заложенное «слабое звено») и произошёл частичный выброс ракеты. Сорванная крышка шахты (несколько тонн), перелетев через рубку аварийно всплывшей лодки, упала на корпус над 2-м отсеком и пробила ЦГБ № 4 левого борта. В 4-ом ракетном отсеке на аварийной шахте № 6 лопнули трубопроводы гидравлики. Пожар в шахте ликвидировали срочным погружением и прокачкой забортной водой. Был произведен аварийный слив высокотоксичного окислителя в открытое море. Экипаж при аварии ракетного оружия действовал грамотно, что и позволило избежать опасного развития событий. После срочного ремонта в Северодвинске ЦГБ № 4 и установки новой крышки шахты, в декабре этого же года, лодка вновь вышла для проведения залпа оставшимися 13-тью ракетами (с 2-х был слит окислитель, 1 сгорела). «Пассажиров», желающих получить награды, уже на борту не было. Однако выполнить поставленную задачу так и не удалось. Предстартовая подготовка выходила за штатные режимы. Одной из причин неудачи операции «Бегемот» 1989 года называют общую нервозность экипажа на субмарине из-за наличия огромного количества флотского начальства («поход за орденами»). Также существует точка зрения, что основными «виновниками» были сами практические ракеты (не настоящие, боевые, а якобы удешевленные «для выброса»).[3]

Бегемот-2[править | править вики-текст]

Ракета Р-29РМ — третья справа

«Бегемот-2» был проведён в 21 час 9 минут 6 августа 1991 года и полностью удался: с АПЛ К-407 «Новомосковск» были запущены 16 ракет (2 боевых Р-29РМ и 14 эквивалентных по баллистике ракет-макетов)[4], весь боекомплект, с интервалом в 14 секунд. Командир лодки — капитан второго ранга Сергей Егоров. Это первый в мире залп 16 МБР в истории подводных ракетоносцев[5].

Операции предшествовали множество проверок и комиссий, которые детально изучали готовность корабля к подобного рода операции. Последним прибыл из Москвы начальник отдела боевой подготовки подводных сил ВМФ контр-адмирал Юрий Фёдоров. Он прибыл с негласной установкой — «проверить и не допустить» операцию «Бегемот» — слишком памятна была неудача первой попытки. Но Юрий Петрович Фёдоров, убедившись, что экипаж безупречно готов к выполнению задания, дал в Москву шифровку: «Проверил и допускаю». Сам же, чтобы его не достали гневные телефонограммы, срочно отбыл в другой гарнизон. Путь в море для подводников «Новомосковска» теперь был открыт.

На борту АПЛ К-407 «Новомосковск» вместе с экипажем находились члены государственной комиссии контр-адмирал Л.Сальников, командир соединения В.Макеев, генеральный конструктор ЦКБ «Рубин» С.Н.Ковалев, заместитель генерального конструктора ГРЦ имени В.П.Макеева В.Величко, флагманский штурман соединения В.Богомазов, флагманский РО С.Иваненко[6].

Вот, как вспоминает Сергей Егоров уникальный залповый пуск ракет:

Н.Черкашин: Представляю, как вы волновались…

С. Егоров: Не помню. Все эмоции ушли. В голове прокручивал только схему стрельбы. В моей судьбе от исхода операции «Бегемот» решалось многое. Мне даже очередное звание слегка придержали. Мол, по результату… И академия светила только по итогу стрельбы. Да и вся жизнь была поставлена на карту. Карту Баренцева моря
За полчаса до старта — загвоздка. Вдруг пропала звукоподводная связь с надводным кораблем, который фиксировал результаты нашей стрельбы. Мы их слышим, а они нас нет. Инструкция запрещала стрельбу без двусторонней связи. Но ведь столько готовились! И контр-адмирал Сальников, старший по борту, взял ответственность на себя: «Стреляй, командир!»
Я верил в свой корабль, я ж его на заводе принимал, плавать учил, в линию вводил. Верил в своих людей, особенно в старпома, ракетчика и механика. Верил в опыт своего предшественника — капитана 1 ранга Юрия Бекетова. Правда, тот стрелял только восемью ракетами, но все вышли без сучка и задоринки. Мне же сказали, что даже если тринадцать выпустим, то и это успех. А мы все шестнадцать шарахнули! Без единого сбоя. Как очередь из автомата выпустили. Только многотонными баллистическими ракетами.
Погоны с тремя большими звездами капитан 1 ранга Макеев вручил мне прямо в центральном посту. На родной базе нас встречали с оркестром. Поднесли по традиции жареных поросят. Мы их потом на сто тридцать кусочков порезали, — чтоб каждому члену экипажа досталось. Представили нас к наградам: меня к Герою Советского Союза, обоих старпомов — к ордену Ленина, механика к Красному Знамени… Но через неделю — ГКЧП, Советский Союз упразднили, советские ордена тоже. Дали всем по звездочке на погоны — и делу конец.

Цитируется по книге Черкашин Н. «Повседневная жизнь российских подводников»[7]

Операция «Бегемот-2» подтвердила возможности советского подводного флота реализовать эффективный сценарий ядерной войны и техническую возможность безопасного залпового пуска всего боекомплекта подводного ракетоносца. Поскольку операция прошла на фоне начавшегося упадка советских вооруженных сил, за две недели до Августовского путча, в СССР о результатах учений «Бегемот-2» забыли на некоторое время, и работа команды не была достойно вознаграждена властями страны.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Александр Железняков. Операция «Бегемот-2»
  2. «Жизнь была поставлена на карту» (рус.). Submarine.ID.ru. — Статья с упоминаниями свидетельств участников операции. Проверено 1 июня 2007. Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012.
  3. Операция «Бегемот». Телепрограмма «Смотр» от 23.12.2006
  4. Залп 16-ю БРПЛ РСМ-54 - 20-летие - 'БЕГЕМОТ-2'
  5. Стрельба 6 августа 1991 года. ОКР «Бегемот». На сайте ГРЦ имени В.П. Макеева.
  6. Освоение и боевое использование навигационных комплексов на подводных лодках Северного Флота в губах Оленья и Сайда, К.Я.Богомазов, Ю.Г.Хлыпало
  7. Черкашин Н. Часть вторая. В отсеках холодной войны // Повседневная жизнь российских подводников. — М.: Молодая гвардия, 2000. — С. 212, 213. — 556 с. — (Живая история: Повседневная жизнь человечества). — ISBN 5-2350-2406-0.

Ссылки[править | править вики-текст]

Видео[править | править вики-текст]