Бедная Лиза (повесть)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бедная Лиза
Бедная Лиза
Издание
О. А. Кипренский, «Бедная Лиза», 1827
Жанр:

сентиментализм

Автор:

Николай Карамзин

Язык оригинала:

русский

Год написания:

1792

Публикация:

1792, «Московский журнал»

Отдельное издание:

1796

Издатель:

Николай Михайлович Карамзин

Перевод:

нет

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Бедная Лиза» — сентиментальная повесть Николая Михайловича Карамзина, написанная в 1792 году.

История создания и публикации[править | править исходный текст]

Повесть написана и опубликована в 1792 году в «Московском журнале», редактором которого был сам Н. М. Карамзин. В 1796 году «Бедная Лиза» вышла в отдельной книге.

Сюжет[править | править исходный текст]

После смерти отца, «зажиточного поселянина», юная Лиза вынуждена трудиться не покладая рук, чтобы прокормить себя и мать. Весной она продаёт ландыши в Москве и там знакомится с молодым дворянином Эрастом, который влюбляется в неё и готов даже ради своей любви оставить свет. Влюблённые проводят вместе все вечера, разделяют постель. Однако, с потерей невинности Лиза потеряла для Эраста и свою притягательность. Однажды он сообщает, что должен вместе с полком выступить в поход и им придётся расстаться. Спустя несколько дней Эраст уезжает.

Проходит несколько месяцев. Лиза, оказавшись в Москве, случайно видит Эраста в великолепной карете и узнаёт, что он помолвлен (он проиграл в карты своё имение и теперь вынужден жениться на богатой вдове). В отчаянии Лиза бросается в реку.

Художественное своеобразие[править | править исходный текст]

Симонов монастырь

Сюжет этой повести заимствован Карамзиным из европейской любовной литературы, однако перенесён на «русскую» почву. Автор намекает, что лично знаком с Эрастом («Я познакомился с ним за год до его смерти. Он сам рассказал мне сию историю и привел меня к Лизиной могиле»[1]) и подчёркивает, что действие происходит именно в Москве и её окрестностях, описывает, например, Симонов и Данилов монастыри, Воробьёвы горы, создавая иллюзию достоверности. Для русской литературы того времени это было новаторством: обычно действие произведений разворачивалось «в одном городе». Первые читатели повести восприняли историю Лизы как реальную трагедию современницы — не случайно пруд под стенами Симонова монастыря получил название Лизина пруда, а судьба героини Карамзина — массу подражаний. Росшие вокруг пруда дубы были испещрены надписями — трогательными («В струях сих бедная скончала Лиза дни; Коль ты чувствителен, прохожий, воздохни!») и едкими («Здесь бросилася в пруд Эрастова невеста. Топитесь, девушки: в пруду довольно места!»)[2].

Однако, несмотря на кажущееся правдоподобие, мир, изображённый в повести, идилличен: крестьянка Лиза и её мать обладают утончённостью чувств и восприятия, их речь грамотна, литературна и ничем не отличается от речи дворянина Эраста. Жизнь бедных поселян напоминает пастораль:

Между тем молодой пастух по берегу реки гнал стадо, играя на свирели. Лиза устремила на него взор свой и думала: «Если бы тот, кто занимает теперь мысли мои, рождён был простым крестьянином, пастухом, — и если бы он теперь мимо меня гнал стадо своё: ах! я поклонилась бы ему с улыбкою и сказала бы приветливо: „Здравствуй, любезный пастушок! Куда гонишь ты стадо своё? И здесь растет зелёная трава для овец твоих, и здесь алеют цветы, из которых можно сплести венок для шляпы твоей“. Он взглянул бы на меня с видом ласковым — взял бы, может быть, руку мою… Мечта!» Пастух, играя на свирели, прошел мимо и с пёстрым стадом своим скрылся за ближним холмом.

Повесть стала образцом русской сентиментальной литературы. В противовес классицизму с его культом разума Карамзин утверждал культ чувств, чувствительности, сострадания: «Ах! Я люблю те предметы, которые трогают моё сердце и заставляют меня проливать слезы нежной скорби!»[1]. Герои важны прежде всего способностью любить, отдаваться чувствам. Сословного конфликта в повести нет: Карамзин в равной степени сочувствует и Эрасту, и Лизе. Кроме того, в отличие от произведений классицизма, «Бедная Лиза» лишена морали, дидактизма, назидательности: автор не поучает, а пытается вызвать у читателя сопереживание героям.

Повесть отличает и «гладкий» язык: Карамзин отказался от старославянизмов, высокопарности, что сделало произведение лёгким для чтения.

Критика о повести[править | править исходный текст]

В. В. Сиповский:

«Бедная Лиза» потому и была принята русской публикой с таким восторгом, что в этом произведении Карамзин первый у нас высказал то «новое слово», которое немцам сказал Гёте в своем «Вертере». Таким «новым словом» было в повести самоубийство героини. Русская публика, привыкшая в старых романах к утешительным развязкам в виде свадеб, поверившая, что добродетель всегда награждается, а порок наказывается, впервые в этой повести встретилась с горькой правдой жизни[3].

«Бедная Лиза» в искусстве[править | править исходный текст]

В живописи[править | править исходный текст]

Литературные реминисценции[править | править исходный текст]

Инсценировки[править | править исходный текст]

Экранизации[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Топоров В. Н. 1 // «Бедная Лиза» Карамзина: Опыт прочтения: К двухсотлетию со дня выхода в свет = Лиза. — Москва: РГГУ, 1995.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 «Бедная Лиза»
  2. Басовская Е. Н. Личность — общество — мироздание в русской словесности: Экспериментальный учебник. — М.: Интерпракс, 1994.
  3. Очерки из истории русского романа
  4. О. А. Кипренский, «Бедная Лиза». История создания
  5. Текст повести «Несчастная Лиза»
  6. «Бедная Лиза» Н. М. Карамзина и «Барышня-крестьянка» А. С. Пушкина
  7. Все спектакли театра «У Никитских ворот»