Безымянная звезда (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Безымянная звезда
Безымянная звезда.jpg
Жанр

драма, мелодрама

Режиссёр

Михаил Козаков

Автор
сценария

Александр Хмелик

В главных
ролях

Игорь Костолевский
Анастасия Вертинская
Михаил Козаков

Оператор

Владимир Иванов

Композитор

Эдисон Денисов

Кинокомпания

Свердловская киностудия

Длительность

129 мин.

Страна

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Год

1978

IMDb

ID 0077230

«Безымянная звезда» — советский двухсерийный художественный фильм, снятый в 1978 году Михаилом Козаковым по одноимённой пьесе румынского писателя Михаила Себастьяна. Премьера фильма прошла 17 февраля 1979 года в Центральном Доме кино.

Сюжет[править | править вики-текст]

Румыния, 1930-е годы. В провинциальном городке, в котором среди прохожих принято здороваться с каждым встречным, а жильцы придают гипертрофированно большое значение тому, что подумают о них соседи, происходит экстраординарное событие: на железнодорожном вокзале поздним вечером останавливается дизель-электропоезд — экспресс «Бухарест — Синая», по обыкновению всегда проезжающий здесь без остановки. Остановка экспресса кондуктором поезда была сделана с целью высадки безбилетной пассажирки по имени Мона (Вертинская), едущей в Бухарест, одетой в роскошное платье и шляпку, и не имеющей в карманах ничего, кроме фишек для игры в казино. Волею судьбы в это же время на вокзале, помимо начальника станции господина Испаса (Светин), пребывает также и учитель космографии местной гимназии Марин Мирою (Костолевский).

Мона крайне возмущена и не скрывает этого. В разговоре с оппонентами она явно ощущает себя «выше» их, всячески язвит, насмехается над их родным городом. Господин Испас всё же не скрывает своей радости от того, что наконец-то в его скучной станционной жизни произошло хоть какое-то событие с элементом новизны. Кроме того, за достаточно долгое время его пребывания на этой должности ему не довелось толком составить ни одного протокола на пассажира, и вот теперь он крайне рад тому, что судьба наконец подарила ему шанс составить этот важный документ, поднимающий его значимость в своих собственных глазах. В истерике Мона заявляет начальнику станции, что проведёт ночь прямо у него в кабинете, на диване, так как идти «в этой степи» ей некуда — хоть в городе и есть гостиница, но без документов туда не селят, да и вряд ли скромное провинциальное убранство номеров этой гостиницы её устроит. Господин Испас, мягко говоря, не в восторге от этого — мало того, что Мона отказалась подписывать протокол, так ещё с минуты на минуту сюда должна заявиться его ревнивая жена (Будницкая). Вдруг Марин Мирою, слышавший всё происходящее, предлагает незнакомке ночлег у себя дома, в пристанище холостяка, а сам он при этом планирует переночевать у своего друга, так что ничего двусмысленного здесь произойти не может и Моне можно ни о чём не переживать. Она соглашается.

По их приходу к Марину, Мона, под надуманным предлогом, просит его не уходить ночевать к соседу, а остаться. Она в этот вечер неожиданно очарована обаятельным, тактичным, образованным преподавателем гимназии, проникается к нему, а также ко всему скромному убранству его жилища, большой симпатией. Марин посвящает её в свою тайну — открытие им новой звезды, которой нет ни в одном каталоге звёздного неба. Она внимает ему, позабыв обо всём на свете. Он тоже не может вполне поверить, что всё это, эта гостья «с другой планеты» в его доме — не сон. Они счастливы вместе в эту тихую погожую летнюю ночь… Утром Мона вторично сотрясает внутренний мир Марина Мирою, говоря ему о своём решении остаться здесь, с ним, навсегда. Он без ума от всех этих событий, от чувств, переполняющих в этот момент его душу. Он бросается в гимназию получить жалование (это был как раз день выплаты жалования), а потом зайти в универсальный магазин господина Паску (Рутберг) купить платье для Моны.

Но тут на дорогом автомобиле к дому Марина Мирою подъезжает друг-покровитель Моны по имени Григ (Козаков), ведомый начальником вокзала господином Испасом (ещё не оставившим надежду составить-таки протокол по всей положенной форме на безбилетную пассажирку). Григ приехал за ней из самого Бухареста. Он заходит в дом и находит Мону, крайне испуганную его появлением. Вскоре возвращается Марин Мирою с покупками — новым платьем (по заверению господина Паску, «лучшей вещью» в его магазине) и баклажанами для Моны. Григ обвиняет Марина Мирою в том, что он «напоил» Мону. Он просит объяснить ему, что же произошло здесь в эту ночь, какова причина того, что Мона, принимающая в Бухаресте ванны из лаванды температурой воды 36 и 6 десятых градуса, регулярно получающая от него в подарок букеты свежих цветов, привезённых самолётом издалека, пребывает сейчас «в совершенно невменяемом состоянии», испытывая восторг от «салата в горшке» (букета полевых цветов в горшке в комнате Марина Мирою), от лейки, подвешенной над проржавевшей облезлой ванной, от колодца во дворе? Мона заявляет Григу, что ему всё равно этого не понять… Она представляет Марину Грига как своего брата. Марин счастлив видеть в своём доме и брата Моны и просит у него благословения на брак с его сестрой… Григ слегка ошарашен этим заявлением незнакомца, но тут же с большим воодушевлением принимает эту игру. Марин Мирою уведомляет «брата Моны» Грига, что он не «кто-нибудь там», а уважаемый во всём городе преподаватель гимназии, с пусть небольшим, но стабильным жалованием, с большим стажем, с положением в социальной иерархической лестнице. Грига всё больше и больше занимает эта увлекательная игра. В эту минуту он вдруг начинает узнавать о своей спутнице много нового и интересного. Его это просто захватывает. Он говорит Марину, что не может дать им своё благословение сразу, что ему всё же нужно, несмотря на все достоинства Марина, немного поразмыслить. Григ просит учителя вернуться в магазин и поменять платье для Моны на что-то «менее экстравагантное». Марин просит Мону не скучать без него и уходит. Григ удручён и поражён. Он понимает, что за эти пару минут он узнал о своей «престижной и красивой вещи» Моне больше, чем за многие годы их совместной жизни. Ему с трудом, применяя всё своё красноречие и темперамент, всё же удаётся убедить Мону «одуматься», выйти из сиюминутно охватившего её «дурмана», и уехать с ним, вернувшись в русло своей привычной жизни. Без поддержки извне, в отсутствие опоры на чей-либо авторитет, Мона не в силах ничего противопоставить доводам и напору своего покровителя, она «сдаётся» своей привычной, богатой и удобной жизни со своим надёжным спутником Григом, возвращаясь в её лоно. По приходе Марина она всё ему объясняет. В этот момент Марин и Мона вдруг понимают, что «сон», «наваждение» наконец начинает покидать каждого из них. Они молчат, глядя друг на друга, оглушённые так отчётливо и прозрачно открывшейся им истиной… Григ и Мона садятся в автомобиль и уезжают. В утешение Марину остаётся истина, которую он постиг в своих астрономических наблюдениях: «Ни одна звезда не отклоняется от своего пути».

В ролях[править | править вики-текст]

Съёмочная группа[править | править вики-текст]

Факты о фильме[править | править вики-текст]

  • В основу картины легла одноименная пьеса румынского писателя и драматурга Михая Себастиана (настоящее имя — Иосиф Гехтер). Однако Александр Хмелик значительно переработал авторский текст. Некоторые эпизоды пьесы в фильм не вошли, однако добавилось немало новых моментов, в сюжет были введены новые персонажи (например, жена начальника станции Испаса, судья).
  • В 1956 году БДТ стремительно терял зрителя, был на грани распада, за последние 5 лет не поставил ни одного спектакля, который стал бы событием театральной жизни. И именно постановка Товстоноговым «Безымянной звезды» в нём вывела театр из творческого тупика. Зрители очень восторженно приняли эту пьесу. Учителя в ней играл Иван Рыжов, а мадемуазель Куку играл Евгений Лебедев. Товстоногов поставил пьесу как комедию, а вот в сценарии Хмелика, по которому был снят фильм, преобладал уже другой мотив — грусти и тоски.
  • В конце 1960-х годов Козаков хотел снять телеспектакль «Безымянная звезда» с Олегом Далем и Анастасией Вертинской в главных ролях. Но тут состоялось назначение Сергея Лапина на пост Председателя Комитета по радио и телевещанию, и телеспектакль не был снят.
  • Сценарий будущего фильма Михаил Козаков впервые принёс на телевидение в 1970 году. И в это же время на пост Председателя Комитета по радио и телевещанию пришёл Лапин. Он был известен суровостью цензуры. Поэтому принесённый Козаковым сценарий вычеркнули из тематических планов телевидения. Кинематографическое начальство слишком многое смущало в сценарии фильма. Не помогла даже известность самой пьесы, которая уже с успехом шла на сценах театров. В 1970-е годы редакторы были начеку, аллюзии и параллели искали буквально во всём, ведь шла борьба с диссидентством. (Например, в пьесе глядеть на проходящий поезд приходят только редкие любопытствующие, а уже в сценарии фильма поглазеть на это зрелище вываливает на перрон огромная толпа зевак — сразу на ум приходит параллель с советским «железным занавесом»). Поэтому Козакову было запрещено даже думать об этом фильме. Но он всё подавал и подавал очередные заявки на «Безымянную звезду» в надежде на чудо. А её всё вычёркивали и вычёркивали из планов. Уже тогда у Козакова был большой авторитет, но он не мог помочь в этом деле.
  • В 1978 году состоялось знакомство Козакова с Геннадием Бокаревым (на тот момент главным редактором Свердловской киностудии), которому Козаков предложил сценарий. Бокарев пообещал Козакову «пробить» фильм, и не как телеспектакль, а именно как телефильм от Свердловской киностудии. И «пробил». Снимали на деньги Свердловской киностудии, но на базе «Ленфильма». Сцены на вокзале снимали в Ленинграде на станции Шувалово Октябрьской ж.д.. Козаков пригласил на фильм своих проверенных актёров. На роль Удри он планировал пригласить Зиновия Гердта, он дал согласие, но помешала болезнь. Тогда Григория Лямпе, тоже друга Козакова, пришлось оперативно вводить в фильм без проб, когда уже вовсю шли съёмки. На главную роль Козаков пригласил Олега Даля, как это и было 8 лет назад при планировании телеспектакля. Но вскоре стало ясно, что Даль за эти 8 лет помрачнел и приобрёл многие депрессивные признаки. Даль предложил снимать фильм в депрессивном стиле Кафки, что явно не входило в планы Козакова. Вторым претендентом стал 43-летний Сергей Юрский, но в те годы людям с примесью семитской крови пробиться на телевидение было проблематично — Лапин евреев не любил (что, впрочем, не помешало режиссёру еврейского происхождения в фильм по произведению еврейского прозаика привлечь актёров Костолевского, Козакова, Лямпе, Михаила Светина, Илью Рутберга). Тогда Козаков пригласил Игоря Костолевского, который, как оказалось, давно мечтал об этой роли. Он, снявшись уже в нескольких известных картинах, в своём театре Маяковского оставался актёром второго плана — велика была конкуренция. Анастасия Вертинская сразу дала согласие на роль. Козаков знал её и как кинозвезду, и как замечательную театральную актрису. Она была первой красавицей театра «Современник», а некоторые отдавали ей и всесоюзное первенство. Со Светланой Крючковой Козакова роднила пламенная страсть — любовь к поэзии. Они читали друг другу стихи ещё в общежитии БДТ.
  • Соавтором Козакова по фильму стал оператор Георгий Рерберг, который впоследствии даже не попал в титры фильма. Именно Рерберг придумал образ мадемуазель Куку для Светланы Крючковой — придумал ей стрижку и костюм. Рерберг был большим мастером своего дела. На съёмочной площадке разыгрался скандал между соавторами фильма — Козаковым и Рербергом. Козаков видел в роли Грига Леонида Филатова. Но Рерберг категорически отказался снимать Филатова — у него, якобы, «не кинематографическое лицо». Тогда сошлись на Родионе Нахапетове. Первой о нём вспомнила Вертинская. Нахапетов приехал сниматься, но во время репетиций понял, что это не его образ, не его роль, не его темпоритмы. Тогда Козаков подошёл к «Гоше» (Рербергу) и сказал — «Гоша, выбирай, или Филатов, или я». Рерберг ответил — «ну давай ты». Но всё же, в конечном итоге Козаков с Рербергом на одной из последних сцен фильма рассорились уже полностью, и Рерберг сказал, что он снимает с себя любую ответственность и даже не хочет, чтобы его фамилия фигурировала в титрах. (У них с Козаковым, как оказалось, были довольно разные взгляды на то, каким должен быть фильм). И в титры попал только второй оператор фильма Юрий Райский, а оператором—постановщиком значится камермен Владимир Иванов. Телевизионное начальство картину с трудом, но приняло — авторитет Геннадия Бокарева был непререкаем.
  • Премьера кинофильма состоялась в московском доме кино. Участники фильма не получили наград, но на фестивали фильм всё же послали. А Костолевский стал в Румынии своего рода национальным героем. Франко-румынский фильм (фр. Mona, l'étoile sans nom, рум. Steaua fără nume, 1965 год), где Мону играла Марина Влади, не имел в Румынии такого успеха, как фильм Козакова. В 2006 г. голливудский режиссер румынского происхождения Роберт Дорнхельм пригласил Игоря Костолевского на роль царя Александра I в телесериале Война и мир.
  • Фильм снимали на средства Свердловской киностудии, но на базе Ленфильма и в окрестностях Ленинграда. Внешний вид, перрон вокзала, снятого в фильме — станция Шувалово Октябрьской железной дороги. Построенный в начале XX века железнодорожный вокзал в Шувалово сохранился до сих пор.[источник не указан 1242 дня]
  • Мирою говорит Моне под звездным небом, что двойная звезда в созвездии Большой Медведицы называется Алгол. На самом деле знаменитая пара звезд в этом созвездии носят название Алькор и Мицар, а Алголом называется переменная звезда в созвездии Персея.

Ссылки[править | править вики-текст]