Берлинский кризис 1961 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Американская бронетехника (предположительно слева — БТР М59, справа — танк M48) возле КПП «Чарли» в разгар кризиса, 27 октября 1961 года
Октябрь 1961. На заднем фоне видны советские танки Т-55
Американские танки Паттон, октябрь 1961
Жительница восточного Берлина и сотрудник Народной полиции на фоне танка M48A2. Фридрихсштрассе, 30 октября 1961

Берлинский кризис 1961 года, в других источниках Берлинский кризис 1958—1962 годов (в ист. литературе также: Второй Берлинский кризис) — один из наиболее напряжённых моментов холодной войны в Центральной Европе. Началом его считается ультиматум Н. С. Хрущева от 27 ноября 1958 (который также называют «Берлинский ультиматум»), конец — 1962-63 годы, а пик кризиса пришёлся на июнь-ноябрь 1961 года.

Ход событий[править | править вики-текст]

После того, как Советский Союз фактически передал свой сектор оккупации Берлина ГДР (см. Четырёхсторонний статус Берлина), западный сектор (Западный Берлин) по-прежнему оставался под властью оккупационных войск США, Великобритании и Франции. С точки зрения СССР эта ситуация ставила под сомнение государственную самостоятельность ГДР и тормозила вхождение Восточной Германии в международное правовое пространство[1].

В связи с этим СССР потребовал окончания четырёхдержавного управления Берлина и превращение Западного Берлина в демилитаризированный свободный город. В противном случае, согласно ультиматуму, Советский Союз был намерен передать контроль доступа к городу властям ГДР и заключить с ней сепаратный мирный договор.

Удовлетворение этого требования привело бы в перспективе к присоединению Западного Берлина к ГДР. США и Франция отвергали советские требования, в то время как правительство Великобритании, возглавляемое Гарольдом Макмилланом, было готово к компромиссу. После безуспешных переговоров с США в Кэмп-Дэвиде 1959 и в Вене 1961 Советский Союз отказался от своего ультиматума, но поощрял руководство ГДР к усилению контроля за границей между Восточным и Западным Берлином и, в конце концов, к строительству Берлинской стены.

Германский вопрос продолжал оставаться камнем преткновения в отношениях между СССР и странами Запада. В этот период он сводился в основном к проблеме статуса Западного Берлина. В феврале 1958 г. Хрущёв предложил созвать конференцию «четырёх великих держав» и пересмотреть статус Западного Берлина, объявив его демилитаризованным вольным городом. После отрицательной реакции Запада он согласился отодвинуть сроки и в сентябре 1959 г. во время визита в США добился принципиальной договорённости с Эйзенхауэром о созыве такой конференции в Париже в мае 1960 г. Однако конференция оказалась сорвана из-за того, что 1 мая 1960 г. над СССР был сбит американский самолёт-разведчик Lockheed U-2.

7 апреля 1961 г. Хрущёв выдвинул новый ультиматум по берлинскому вопросу, объявив, что СССР ещё до конца года заключит мирный договор с ГДР и передаст ей всю полноту власти над восточной частью Берлина. В развитие этой идеи Политический Консультативный Комитет ОВД 5 августа 1961 г. призвал ГДР принять меры против «подрывной деятельности» Западного Берлина.

25 июля 1961 г. президент Кеннеди в своём выступлении перечислил ряд мер по повышению боеспособности американских вооруженных сил, а 28 июля выступил с заявлением, подтверждавшим решимость США защищать Западный Берлин. 3 августа Конгресс США одобрил выделение дополнительных средств на закупку вооружений и призыв 250 тыс. резервистов. 14 августа командование ВМС США объявило, что задерживает на дополнительный срок до одного года увольнение в запас 26 тыс. офицеров и матросов. 16 августа 113 частей Национальной гвардии США и резерва были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Президент Кеннеди приказал направить в Западный Берлин войсковой контингент численностью в 1,5 тыс. человек. В случае необходимости предполагалось направить в Берлин дополнительную американскую дивизию[2].

Эмиграция из Восточного Берлина усиливалась. 12 августа было запрещено свободное перемещение между Западным и Восточным Берлином. Немецкие коммунисты действовали решительно: по тревоге были мобилизованы все рядовые члены партии, которые создали живое оцепление вдоль границы Восточного и Западного Берлина. Они стояли до тех пор, пока весь Западный Берлин не был окружён бетонной стеной с контрольно-пропускными пунктами. Это было нарушение Потсдамского соглашения, предусматривавшего свободное передвижение по городу. Берлинская стена на долгие годы стала символом конфронтации, именно здесь теперь была граница враждующих блоков[3].

Начались переговоры между Хрущевым и авторитетными западными политиками (Дж. Кенанном, Д. Раском и др.) для того, чтобы заключить неформальное соглашение по Западному Берлину.

24 августа в ответ на возведение стены вдоль неё было развернуто около тысячи американских военнослужащих, поддерживаемых танками. 29 августа советское правительство объявило о временной задержке увольнения в запас из советских Вооруженных Сил.

12 сентября Ф. Козлов, выступая в Пхеньяне, заявил о том, что срок ультиматума для подписания мирного договора с ГДР продлён. На следующий день два советских истребителя произвели предупредительные выстрелы по двум американским транспортным самолётам, летевшим в Западный Берлин.

17 октября в докладе на XXII съезде КПСС Хрущев заявил о том, что ультимативный срок для подписания сепаратного мирного договора с ГДР (31 декабря) не так уж важен, если Запад продемонстрирует реальную готовность разрешить берлинский вопрос.

В сентябре — октябре 1961 г. американская военная группировка в ФРГ была увеличена на 40 тыс. человек, и был проведен целый ряд учений.

26–27 октября в Берлине возник конфликт, известный как «инцидент у КПП «Чарли»». Советская разведка донесла Хрущеву о готовившейся американской попытке снести пограничные заграждения на Фридрихштрассе. К КПП «Чарли» прибыли три американских джипа с военными и гражданскими лицами, за ними шли мощные бульдозеры и 10 танков. В ответ на Фридрихштрассе прибыла 7-я танковая рота капитана Войтченко 3-го танкового батальона майора Василия Мики 68-го советского гвардейского танкового полка. Опознавательные знаки на советских боевых машинах были замазаны грязью, чтобы создать впечатление, что они принадлежат ГДР[4]. Советские и американские танки стояли друг против друга всю ночь. Советские танки были отведены утром 28 октября. После этого были отведены и американские танки. Это означало окончание Берлинского кризиса[2].

  • По свидетельству К. К. Мельника, координатора французских спецслужб при премьер-министре Дебре: «Мир был близок к ядерному конфликту. Политически де Голль поддержал американцев и западных немцев. Но вообще-то он понимал, что их политика в этом вопросе была опасной. Они решили, что если и на этот раз события будут развиваться по сценарию первого берлинского кризиса, когда СССР установил блокаду Западного Берлина, то они прибегнут к ядерному оружию. Де Голль хотел предупредить об этом Москву. Он попросил меня передать КГБ эту информацию. Но у нас с КГБ не было контактов. Мы доложили об этом президенту. И де Голль пригласил к себе советского посла в Париже и проинформировал его о возможности ядерной войны. «Тогда мы умрём все вместе», — ответил посол»[5].

Примечания[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Видео[править | править вики-текст]