Бинтование ног

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Бинтова́ние ног (кит. трад. 纏足, упр. 缠足, пиньинь: chánzú, буквально: «связанная ступня») — обычай, практиковавшийся в Китае (особенно в аристократической среде) с начала X до начала XX века.

Полоской материи девочкам привязывали к ступне все пальцы ноги, кроме большого, и заставляли ходить в обуви малого размера, отчего ступни значительно деформировались, иногда лишая возможности ходить в будущем. Такие ноги традиционно назывались «золотыми лотосами». От размера ступни зависел престиж невесты, к тому же считалось, что принадлежащей к высокому обществу даме не следует ходить самостоятельно. Это «бессилие», неспособность к передвижению без посторонней помощи, составляло, по литературным свидетельствам, одну из привлекательных черт женщины-аристократки: здоровые и недеформированные ноги ассоциировались с крестьянским трудом и «подлым происхождением».

При владычестве монгольской династии Юань и маньчжурской династии Цин в Китае маленькие ноги также становились символом национальной идентичности и «цивилизованности», поскольку у монголов и маньчжуров женщины ног не бинтовали.

В начале XX века Кан Ювэй, Су Маньшу и другие общественные деятели подвергали бинтование ног жестокой критике. После Синьхайской революции (1911) и становления республики этот обычай постепенно сошёл на нет. В начале XXI века остаётся лишь незначительное число весьма пожилых женщин, обладающих специально деформированными ногами.

Возникновение обычая[править | править исходный текст]

Китайская выставка, посвященная истории бинтования ног

Есть несколько легенд о происхождении обычая бинтовать ноги.[1] По одной из версий, наложница императора из династии Шан страдала косолапостью, по этой причине она попросила императора сделать общеобязательным бинтование стоп для всех девушек; таким образом её собственные ноги стали образцом красоты и элегантности. Другая легенда рассказывает, что любимая наложница императора Сяо Баоцзюань, у которой были изящные ножки, танцевала босиком на золотом помосте, украшенном жемчугом и изображениями цветов лотоса. Восхищённый император воскликнул: «От каждого прикосновения её ножки расцветают лотосы!». Возможно, именно тогда возникло выражение «нога-лотос» или «золотой лотос»; тем не менее, в легенде не упоминается о том, что ноги девушки были забинтованы.[2] Однако в большинстве случаев возникновение обычая бинтовать ноги связывается с историей о том, как император Ли Юй (937—978) попросил одну из своих наложниц, Яо Нян, забинтовать ноги полосами белого шёлка таким образом, чтобы они напоминали полумесяц; затем девушка танцевала «танец лотоса» на кончиках пальцев.[3][1] Женщины из высшего общества стали подражать ей, а затем эта практика стала широко распространенной.[4][5]

Однако некоторые исследователи сомневаются в достоверности этой легенды. Например, историк Линь Вэйхун считает, что обычай бинтования ног появился в Китае позже, не ранее эпохи Сун (960—1279).[5] В любом случае, известно, что обычай бинтования ног стал популярным в период династии Сун. К концу этой эпохи появилась традиция пить из туфельки, в каблуке которой был небольшой бокал. В период династии Юань некоторые мужчины пили прямо из туфельки; это называлось «осушить золотой лотос». Традиция сохранилась до времен династии Цин.[1] Женщина с забинтованными ногами была ограничена в возможности передвигаться самостоятельно, она была вынуждена сидеть дома и не могла пойти куда-либо без сопровождения слуг. Она не могла участвовать в политике и общественной жизни; она была зависима от своей семьи и, в первую очередь, от мужчин своей семьи. По этой причине забинтованные ноги стали символом женского целомудрия и мужской власти.[6] Кроме того, женщина, неспособная самостоятельно передвигаться, была свидетельством богатства и привилегированного положения её супруга, поскольку он мог себе позволить держать жену в праздности.[7] В период монгольского завоевания особая форма ноги китаянок позволяла легко отличить их от монголов и прочих «варваров», благодаря чему она стала признаком национальной идентичности. Кроме этого считалось, что деформирование ног улучшает здоровье женщины и делает ее более способной к деторождению[8]. Забинтованная нога стала признаком красоты и необходимым атрибутом для того, чтобы девушка смогла выйти замуж. Для девушек из бедных семей это давало возможность вступить в выгодный брак. В конце XIX века в провинции Гуандун в бедных семьях стало обычаем бинтовать ноги старшей из дочерей, которую готовили для престижного замужества (уделом её младших сестёр была домашняя работа и брак с крестьянином; они также могли стать наложницами более богатых мужчин). Сами женщины с забинтованными ногами, их семьи и их мужья очень гордились тем, насколько мала деформированная стопа.[8]

Идеальная нога должна была не превышать три дюйма (7 сантиметров) в длину; такие ноги назывались «золотые лотосы».[9] Стопа длиной в 4 дюйма носила название «серебряный лотос», если же длина превышала 4 дюйма — «железный лотос». Стопа не должна была выглядеть как опора для тела.[3]

По свидетельству миссионера Джастиса Дулиттла (англ.)русск., многие бедняки были готовы на любые лишения для того, чтобы их дочери имели необходимые для удачного замужества крошечные ножки.[8]

Предполагается, что обычай бинтования ног в значительной степени связан с господствующей в средневековом Китае философией конфуцианства. Конфуций придерживался древней концепции «Инь и Ян», в соответствии с которой женщина несла в себе начало «Инь», то есть слабость и пассивность. Деформация стопы подчеркивала эти качества женщины. Кроме того, конфуцианство устанавливало строгую социальную иерархию, в которой женщины находились в подчинённом положении по отношению к мужчинам. Трудность самостоятельного передвижения для женщин ограничивала их возможности и тем самым гарантировала незыблемость этой иерархии.[10]

Одним из защитников традиции бинтования ног был конфуцианский философ Чжу Си (1130—1200), который считал, что этот обычай следует распространить за пределы Китая, поскольку он представляет собой «правильные отношения между мужчиной и женщиной».[11]

Процесс[править | править исходный текст]

Бинтование ног начиналось до того, как стопа девочки была полностью сформирована (обычно в возрасте от двух до пяти лет). Чаще всего бинтовать ноги начинали зимой, поскольку холод уменьшал чувствительность к боли.[12]

Забинтованная нога
Бинтование ноги

Прежде всего, ноги обмывались теплой смесью из травяных отваров и крови животных для того, чтобы стопа стала более гибкой. Бинты длиной 3 метра и шириной 5 сантиметров были изготовлены из хлопка и также вымачивались в травяных отварах и крови животных. Ногти на ногах подрезались как можно более коротко, для профилактики врастания ногтя и, как следствие, инфицирования. После этого стопа сгибалась с такой силой, что пальцы вдавливались в подошву ноги и ломались. Повязка накладывалась в форме «восьмерки», начиная со свода стопы, затем вокруг пальцев, и наконец вокруг пятки. После каждого оборота бинта повязка туго затягивалась.[5] После этой процедуры девочку заставляли ходить для того, чтобы под весом тела стопа постепенно приобрела желаемую форму.[3]

Сломанные ноги требовали постоянного ухода, поэтому повязки периодически снимались, стопы обмывались для того, чтобы удалить ткани, поражённые некрозом. Ногти аккуратно подстригались. Стопы также массировали, чтобы они легче сгибались, иногда их подвергали ударам для того, чтобы суставы и сломанные кости стали более гибкими.[13]

Рентгеновский снимок искалеченной ноги
Сравнение между нормальной ногой женщины (слева) и перевязанной ногой (фото 1902 года)
Сравнение между нормальной и деформированной стопой

После омовения ногу обрабатывали квасцами и благовониями с различными ароматами.[7] Сразу после этой процедуры повязка накладывалась снова, причем бинт затягивался ещё туже. Этот процесс повторялся как можно чаще (в состоятельных семьях как минимум раз в день, а в бедных крестьянских семьях два или три раза в неделю). Этим обычно занимались старшие женщины из семьи девочки или профессиональные бинтовальщики ног. Считалось, что матерям не следует проводить эту процедуру, поскольку мать будет испытывать жалость к дочери и не сможет затянуть повязку достаточно туго.[14] Существовала китайская пословица: «Мать не может любить одновременно свою дочь и ее ногу». В богатых семьях в день первого бинтования ног девочке предоставлялась личная прислуга, для того, чтобы ухаживать за ее стопами и носить ее на руках в те дни, когда боль становится слишком сильной.[11] В более взрослом возрасте девушки сами бинтовали себе ноги.[3]

Через 4-5 лет после начала бинтования стопы боль становилась менее мучительной. Однако страдания, причиняемые деформацией ноги, были такими сильными, что в Китае появилась пословица «Пара бинтованных ног стоит ванну слёз».[5]

Последствия[править | править исходный текст]

Самой распространённой проблемой было возникновение инфекций ног. Несмотря на то что ногти регулярно подстригались, они часто врастали в палец, вызывая воспаление и повреждая ткани пальца. По этой причине иногда ногти удалялись. Затем, из-за слишком тугой повязки кровообращение в стопе нарушалось, а кровообращение в пальцах ног вообще исчезало. В результате инфекционные процессы в пальцах не прекращались; начинался некроз тканей. Если инфекция переходила на кости, то пальцы могли отпасть, это считалось благоприятным, поскольку теперь ногу можно было перебинтовать ещё туже. Если у девочки были более широкие стопы, в них иногда втыкали осколки стекла или черепицы, для того чтобы спровоцировать инфекцию и, как следствие, некроз тканей. Инфекция ноги могла привести к смерти от заражения крови, если же девочка выживала, то во взрослом возрасте у неё чаще возникали различные заболевания. В начале процесса большая часть костей стопы оставалась сломанной, часто на несколько лет. Когда девочка становилась старше, кости начинали срастаться. Однако даже после того, как кости срастались, они оставались хрупкими и часто снова ломались, особенно в подростковом возрасте, когда кости были ещё недостаточно крепкими. Взрослые женщины часто страдали от переломов ног и бёдерных костей, поскольку в положении стоя им было трудно сохранять равновесие, а также трудно вставать из сидячего положения.[15] В 1997 группа исследователей провела сравнение между пожилыми женщинами с деформированными и здоровыми ногами. Было выясненно, что те женщины, чьи ноги были деформированны, чаще страдают от остеопороза (масса костной ткани в бедерных костях у них была ниже на 5,1 % , а в позвоночнике — на 4,7 %), что означает повышенный риск перелома костей. При этом риск падения у них вдвое выше (38 % против 19 %).[3]

Восприятие мужчинами[править | править исходный текст]

Эротическое изображение женщины с деформированными стопами

В китайской культуре деформированные стопы считались очень эротичными. В книге времён империи Цин описывается сорок восемь различных эротических игр с женской ногой. В классическом романе «Цзинь Пин Мэй» «Цветы сливы в золотой вазе»[16] неоднократно упоминается о крошечных ножках главной героини:

  • «Пань Цзиньлянь, шестая дочь портного Паня, жившего за Южными воротами города, ещё девочкой отличалась красотой. За прелестные маленькие ножки её и назвали Цзиньлянь — Золотая лилия».[комм. 1]
  • «…её маленькие, как раз в полшпильки, в три вершка золотые лотосы-ножки, остроносые, как шило или нежные ростки лотоса, ступающие по ароматной пыльце и танцующие на рассыпанной бирюзе»
  • «Обута она в туфельки с облаками расшитого белого шёлка на толстой подошве. Изящно вздернуты кверху, как коготь орлиный остры их носки. Её золотые лотосы — ножки — ступают, словно по пыльце, ароматной и нежной».

Cуществовала классификация, описывающая 58 разновидностей женских ног, например:

  • Божественная — в высшей степени пухлая, мягкая и изящная.
  • Дивная — слабая и утонченная.
  • Бессмертная — прямая, самостоятельная.
  • Драгоценная — слишком широкая, непропорциональная.
  • Чистая — слишком длинная и тонкая.
  • Соблазнительная — плоская, короткая, широкая, круглая (недостатком этой ноги было то, что её обладательница могла противостоять ветру).
  • Чрезмерная — узкая, но недостаточно острая.
  • Обычная — пухлая, распространенного типа.
  • Неправильная — обезьяноподобная большая пятка, дающая возможность карабкаться.[7]

Некоторые мужчины предпочитали никогда не видеть женскую ногу без повязки; по этой причине женщины постоянно носили бинты и обувь. Один из китайских авторов писал: «Если вы снимете обувь и повязку, то эстетическое наслаждение будет навеки разрушено».[13] Женщинам дозволялось лишь перед сном слегка ослабить повязку и надеть туфли на мягкой подошве.[17]

Женщины с деформированными ногами избегали переносить тяжесть тела на носок и предпочитали наступать на пятку; по этой причине их походка становилась осторожной и неустойчивой. Марко Поло (1254—1324) писал, что длина шага китаянки не превышает полпальца.[1] Мужчины считали очень эротичной семенящую и покачивающуюся женскую походку-«лотос».[12] В Китае говорили, что при ходьбе женщина с деформированными стопами напоминает «нежный ивовый побег, овеваемый весенним ветерком».[17] Интересно, что деформация ног считалась залогом женского целомудрия (чему в средневековом Китае придавалось огромное значение), но одновременно с этим считалось, что она способствует развитию сексуальности женщины.[11] Например, атрофия стоп приводила к чрезмерной нагрузке на бедра, они отекали, и мужчины воспринимали их как «пухлые и сладострастные».[7] К тому же среди мужчин существовала эротическая фантазия о том, что подобная необычная походка укрепляет мышцы влагалища.[11]

Восприятие женщинами[править | править исходный текст]

Обычай бинтования ног воспринималась женщинами как необходимость, поскольку к женщинам с нормальными, недеформированными ногами относились с презрением, называя их «босоногими».[1] Во время сватовства семья жениха сначала интересовалась размером стопы невесты. Если ее длина превышала четыре цуня (приблизительно 13 см), то свекровь презрительным жестом срывала юбку с девушки, а гости высказывали оскорбительные замечания в ее адрес.[17] Женщины с недеформированными ногами не только не могли рассчитывать на удачное замужество; в богатых домах прислуживать хозяйке могли лишь девушки с забинтованными ногами, а те, у кого стопа была слишком большой, вынуждены были заниматься более тяжёлой и грязной работой, например, на кухне.[1] К тому же, по китайскому поверью, если женщина не имела мужа, умирала бездетной и некому было ухаживать за её могилой, то в своём посмертном существовании она превращалась в «голодное привидение» и обречена была вечно скитаться без приюта. По этой причине, ради возможности выйти замуж, женщины были согласны терпеть боль и прочие последствия бинтования ног.[3] Если мать из жалости недостаточно туго бинтовала ноги дочери, то во взрослом возрасте девушка осуждала мать за слабость.[17]

Распространенность и разные формы бинтования ног[править | править исходный текст]

Несмотря на сильное влияние китайской культуры на соседние государства (Япония, Вьетнам, Корея), обычай бинтования ног не привился ни в одной из этих стран.[5]

Некоторые этнические группы, не принадлежащие к народу хань (основная этническая группа Китая), практиковали нетугое бинтование ног, при котором кости не ломались, а стопа не сгибалась, а лишь сужалась. Среди хакка бинтование ног вообще не применялось,[18].

Было отмечено, что обычай бинтования ног существовал до 1948 года среди дунган, которые являются мусульманами, пришедшими в Китай из центральной Азии.[19], оно было крайне распространённым в этнической группе хуэй провинции Ганьсу.[20] Однако в южном Китае в городе Гуанчжоу Джеймс Легг обнаружил мечеть, в которой висел плакат, осуждающий обычай бинтования ног и утверждающий, что ислам не может позволить делать то, что разрушает творение Бога.[21]

В бедных семьях бинтование ног не всегда бывало тугим и оно начиналось позже. В тех районах Китая, где выращивался рис, женщины участвовали в работе на полях, и там обычай бинтования ног не имел такого распространения, как в остальных частях Китая.[11] Многие женщины с перебинтованными ногами могли ходить, хотя им это было труднее, чем тем, чьи ноги не были деформированы. В XIX веке и в начале XX века были очень популярны выступления танцовщиц с перебинтованными ногами, а в цирках актрисы с перебинтованными ногами были способны стоять на спинах скачущих лошадей.[22]

Критика и исчезновение обычая[править | править исходный текст]

Несмотря на популярность традиции бинтования ног, в некоторых случаях она подвергалась критике. Например, в фантастическом романе «Цветы в зеркале» китайского писателя Ли Жучжэня (ок. 1763 — ок. 1830) герой, один из министров Царства Благородных, приехав в Китай, удивляется: «Я слышал, что в вашей стране издавна существует обычай бинтовать женские ноги. В самом начале девочки мучаются ужасно, хватаются за ноги, кричат, плачут, ноги начинают гнить, кровь из них течёт. Из-за этого девочки не спят по ночам и не могут есть; из-за этого начинаются всякие серьёзные болезни. Я думал, что эти девочки непослушные и их матери все-таки не так жестоки, чтобы убить их, поэтому избирают этот способ наказания, чтобы исправить их. А оказывается, что это делается ради красоты. Без этого, видите ли, некрасиво!». В этом романе есть глава «Страна женщин», в которой мужчины рожают детей и подвергаются бинтованию ног.[23] Поэт Юань Мэй написал произведение, называющееся «В чем красота маленьких ножек? А ведь весь мир сходит по ним с ума». Его последователь Юй Чжэнсе выступал против обычая бинтования ног, поскольку это наносит вред здоровью женщин.[5]

После того как маньчжурская династия пришла к власти в Китае в 1663 году, император издал указ о запрете бинтования ног (1644).[24] В 1668 году этот указ был отменён в отношении китаянок, но он остался в силе по отношению к девушкам маньчжурского происхождения. Форма стопы стала важным признаком, отличающим маньчжурских женщин от женщин народа хань.[комм. 2] [5]

В армии мятежников-тайпинов(1850—1864) женщины были уравнены в правах с мужчинами, при этом тайпины запретили на контролируемых территориях обычай бинтования ног у девочек.[25]

В 1874 году шестьдесят женщин-христианок из города Сямынь призвали к уничтожению обычая бинтования ног; этот призыв был поддержан христианскими миссионерами, в том числе Тимоти Ричардом (англ.)русск., который считал, что христианство может содействовать движению за равенство между мужчинами и женщинами (англ.)русск..[26] В этот период образованные китайцы стали осознавать, что этот аспект их культуры не соответствует прогрессу современного общества. Например, реформатор Кан Ювэй представил законопроект о запрете бинтования ног,[27] а в 1883 г. он создал Общество против бинтования ног (англ.)русск. (первую организацию подобного типа).[28] Философ Янь Фу призывал к реформам, которые содействовали бы оздоровлению нации, в том числе он считал что следует запретить курение опиума и бинтование ног (Янь Фу считал также, что китаянкам следует заниматься спортом, что помогло бы им рожать здоровых и сильных детей).[29]. Писатель и общественный деятель Су Маньшу (1884—1918) перевел роман «Отверженные» Виктора Гюго; он ввел в повествование придуманного им самим персонажа, критикующего китайские традиции, в том числе, бинтование ног. По словам Су Маньшу, этот обычай является варварским; из-за деформации стоп женщины не могут ходить, а их ноги «напоминают копыто свиньи».[30]

Приверженцы теории социального дарвинизма использовали как аргумент идею, что эта традиция ослабляет нацию, поскольку слабые женщины не могут родить сильных сыновей. Феминистки критиковали эту традицию за то, что она причиняет страдания женщинам.[11][13] В начале XX века образованные китаянки, такие как феминистка Бриджит Кван (англ.)русск., боролись против обычая бинтовать ноги.

Правительство также делало попытки запретить бинтовать ноги. Императрица Цыси издала подобный указ для улучшения отношений с иностранцами, однако вскоре указ был отменен. В 1902 году бинтование ног было запрещено указом императора династии Цин.[31] В 1912 году, после падения династии Цин, новое правительство Китайской Республики запретило бинтование ног, однако, как и в предшествующих случаях, это начинание не увенчалось успехом. Одновременно с этим некоторые семьи, не одобряющие традицию бинтования ног, договаривались между собой о том, что сын из одной семьи возьмёт в жёны девушку из другой семьи, даже если её ноги не будут деформированы согласно обычаю.[8] Возникли «общества против бинтования ног», их члены давали обещание не только не бинтовать ноги своих дочерей, но и не позволять своим сыновьям жениться на девушках с деформированными стопами.[11]

Когда в 1949 году к власти пришли коммунисты, им удалось добиться полного запрета на бинтование ног, в том числе в отдалённых сельских районах, жители которых не подчинялись соответствующему указу предыдущего правительства. Запрет на бинтование ног существует и в настоящее время. Помимо законодательного запрета, изменился менталитет жителей Китая. В частности, особое внимание стало уделяться развитию спорта, в том числе женского. Победы китайских спортсменок в Олимпийских играх являются предметом гордости для их соотечественников. По этой причине понятие о женственности и женской привлекательности стало несовместимым с деформацией ног.[10]

Обувь для бинтованных ног («туфельки-лотосы»)[править | править исходный текст]

Китайские женщины носили особую обувь, которая называлась «туфельки-лотосы». Их носки имели коническую форму и напоминали бутон лотоса; при этом туфельки были настолько малы, что умещались на ладони руки. Иногда у туфелек были каблуки или клинообразные подошвы, благодаря чему нога казалась еще меньше. Туфельки обычно шили из хлопка или шёлка, иногда они были простыми, но чаще всего они были украшены вышитыми изображениями цветов, птиц и животных. Иногда вышивка была даже на подошвах, поскольку подразумевалось, что эта обувь не предназначена для ходьбы.[32]

Влияние на моду[править | править исходный текст]

В XVII—XVIII во Франции возникла мода на китайский стиль («шинуазри»); в том числе, появились так называемые «мюли» — маленькие туфельки (обычно без задника), имитирующие обувь китаянок[33] и часто очень неудобные.[34] В XVII веке мюли использовались в качестве домашней обуви; позднее, в XVIII веке, они стали считаться нарядной обувью.[35] Мюли в китайском стиле (например, из цветного сафьяна) в качестве домашней обуви носили также и мужчины.[36]

Позднее мюли вышли из моды; своим возрожденем они обязаны французскому модельеру Роже Вивье (англ.)русск. (1913—1998), который в XX веке вновь сделал популярными туфельки-мюли без задника, зрительно уменьшающие размер стопы.[35]

В искусстве[править | править исходный текст]

В литературе[править | править исходный текст]

  • В некоторых случаях, как например в романе «Земля (англ.)русск.» американской писательницы Перл Бак, этот обычай описан нейтрально; автор исходит из уважения к китайской культуре и считает, что иностранцам не следует критиковать её. В других случаях иностранные авторы выражают возмущение по поводу этой традиции и призывают китайцев уничтожить её.[37]
  • В автобиографическом романе «Дикие лебеди» китайская писательница Юн Чжан рассказывает о том, что ее бабушке бинтовали ноги с двухлетнего возраста.[38] Девочка кричала от боли и мать заткнула ей рот кляпом, после этого девочка несколько раз падала в обморок от боли. Став старше, девочка умоляла мать снять повязку, но мать отвечала что это делается для ее блага и что незабитнованные ноги принесли бы ей много горя. В своем романе-автобиографии Юн Чжан рассказывает также о том, что ее прадед решил сделать свою дочь наложницей высокопоставленного военного, генерала Сюэ Чжихэна. С этой целью девушка была послана молиться в храм, и в коленопреклоненной позе ее крошечные ножки были видны из под юбки. Этого оказалось достаточно для того, чтобы очаровать генерала, который также находился в храме.[17]
  • В романе en:Ties that Bind, Ties that Break американской писательницы китайского происхождения Ленси Намиока (англ.)русск. рассказывается о китайской девушке, которая не позволила бинтовать ей ноги. В результате семья ее жениха расторгла помолвку, а ее собственная семья отказалась заботиться о ней.[39]
  • В романе Годы риса и соли (англ.)русск. (2002) американского писателя Кима Стенли Робинсона одной из главных героинь является китаянка из высшего класса, у которой забинтованы ноги. Автор неоднократно упоминает о страданиях этой женщины. В одном из эпизодов женщина снимает повязку в присутствии полицейских; они настолько шокированы, что женщина избегает процедуры допроса.
  • В романе Лизы Си (англ.)русск. «Снежный цветок и заветный веер (англ.)русск.» (2005) рассказывается о двух китайских девушках, которые подвергаются бинтованию ног.[40] В 2011 году по этому роману был снят фильм Снежный цветок и заветный веер (фильм) (англ.)русск. режиссёра Вана Уэйна. [41][42]

В кинематографе[править | править исходный текст]

Художественные фильмы[править | править исходный текст]

  • В фильме «Постоялый двор шестой степени счастья (англ.)русск.» (1958) Ингрид Бергман играет роль женщины-миссионера в Китае, которая получает приказ разбинтовать ноги молодой женщины.
  • В фильме «Фэн Шуй (англ.)русск.» (2004) рассказывается о зеркале, в котором обитает дух китайской женщины с забинтованными ногами. Зеркало дарует своему владельцу удачу и благополучие, но взамен женщина с забинтованными ногами насылает смерть на тех, кто находится рядом с ней.

Документальные фильмы[править | править исходный текст]

  • «Footbinding: In Search of the Three Inch Golden Lotus» (2004) — документальный телефильм режиссера Юэ Цинъян[43]
  • «Golden Lotus: The Legacy of Bound Feet» (2006) — документальный видеофильм режиссера Джоан Чэн[44]

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Комментарии
  1. В оригинале героиня именуется не «Золотая лилия», а «Золотой лотос».
  2. Однако китайские эстетические представления оказывали сильное влияние на маньчжурских женщин, которые стремились подражать особой походке китаянок; с этой целью они придумали свою собственную форму обуви, которая позволяла женщине покачиваться при ходьбе. Эти туфельки, называемые «чашечка цветка», имели высокую платформу и делались обычно из дерева, иногда у них было небольшое возвышение в середине подошвы.
Использованная литература и источники
  1. 1 2 3 4 5 6 Bossan, M.-J., 2004
  2. Ko, D., 2002
  3. 1 2 3 4 5 6 Chinese Foot Binding
  4. Cultural Encyclopedia of the Body, 2008
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Усов,В., 2003
  6. Fairbank, J.K., 1986
  7. 1 2 3 4 Дворкин, А.
  8. 1 2 3 4 Mackie, G., 1996, с. 1001
  9. Manning, M.E.
  10. 1 2 Fan Hong, 1997
  11. 1 2 3 4 5 6 7 Vento, M., 1998
  12. 1 2 Jackson, B., 1998, p. 192
  13. 1 2 3 Levy, H.S., 1991, с. 322
  14. Jackson, B., 1998, с. 322
  15. Cummings, S.,Stone, K.1997
  16. Цветы сливы в золотой вазе
  17. 1 2 3 4 5 Чжан Юн, 2008
  18. Davis, E.L., 1991, p. 333
  19. Atabaki, M., 2005, p. 31
  20. Hastings,J, Selbie, J.A, Gray L.H., 1916, p. 893
  21. Legge, J., 1880, p. 111
  22. Lim, L., 2007
  23. Flowers in the Mirror, 1965
  24. Elliott, M.C., 2001
  25. Восстание тайпинов
  26. Palmer, D.A., 2011
  27. Тихвинский, С. Л., 2006
  28. Плешаков, К.В.
  29. Schwartz, 1964, p. 86—88
  30. Vittinghoff, N., 2004, p. 245
  31. [1]
  32. Nicholson, G., 2006, p. 87
  33. Пахомова, А.В.
  34. Гелеранская, А.
  35. 1 2 Скуратовская, М.В., 2013
  36. Российский виртуальный музей обуви. История обуви, период 1800—1840 годов
  37. Ebrey, P.
  38. Wild Swans: Three Daughters of China
  39. Namioka, L., 2000
  40. See, Lisa, «On Writing Snow Flower»
  41. Snow Flower and the Secret Fan
  42. Snow Flower and the Secret Fan (фильм)
  43. Footbinding: In Search of the Three Inch Golden Lotus
  44. Film Screening, GOLDEN LOTUS, The Legacy of Bound Feet

Литература[править | править исходный текст]

  • Тихвинский С. Движение за реформы в Китае в конце XIX века и Кан Ювэй // Избранные произведения. Т. 1.. — 2006. — С. 255. — ISBN 9004139192
  • Ko, D. Cinderella’s Sisters: A Revisionist History of Footbinding. — Los Angeles: University of California Press,, 2005.
  • Ko, D. Perspectives on Foot-binding. — Los Angeles: University of California Press, 2008.
  • Чжан Юн Дикие лебеди (глава 1. «Золотые лотосы длиной в три цуня»). — Изд–во Ивана Лимбаха, 2008. — 142 с. — ISBN 978–5–89059–106–7
  • Ebrey, P. Gender and Sinology: Shifting Western Interpretations of Footbinding, 1300–1890," Late Imperial China 20.2 (1999): 1-34..

Ссылки[править | править исходный текст]