Боевой транс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Боевой транс» — термин, обозначающий изменённое состояние сознания людей, участвующих в боевых действиях. В этом состоянии боец не чувствует страха («афобия») и болианальгезия»). Кроме этого, в состоянии боевого транса все члены группы теряют свою индивидуальность и действуют как единое целое.

В состоянии боевого транса человек способен проявить крайние формы альтруизма (например, пожертвовать своей жизнью для спасения товарищей), но также и крайние формы агрессивности (например, участвовать в массовых убийствах). Состояние боевого транса может возникнуть спонтанно, в экстремальной ситуации (например, у матери, защищающей своего ребёнка) или быть вызвано с помощью особых приëмов. Примером этих приëмов являются строевой шаг, пение хором и барабанный бой. Иногда также применяются психотропные вещества.

Термин[править | править вики-текст]

Термин «боевой транс» (en:Battle Trance) был предложен этнографом Иосифом Миндиевичем Жорданией[1].

Жордания, Иосиф Миндиевич

Роль в эволюции[править | править вики-текст]

Иосиф Жордания предположил, что способность входить в состояние боевого транса появилась у гоминид благодаря естественному отбору. Эта способность стала решающим фактором, помогающим группам гоминид защищаться от крупных хищников.

С точки зрения И. Жордании, когда гоминиды стали расселяться на открытых пространствах Африки, они были слишком малы и слабы и не могли в одиночку противостоять крупным африканским хищникам. Однако находясь в состоянии боевого транса, они могли напугать даже большое и сильное животное, поскольку в этом изменëнном состоянии сознания в их поведении не проявлялось боязни, а их синхронные жесты и крики вызывали страх у хищника. Находясь в состоянии боевого транса, они теряли ощущение своей индивидуальности, забывали о личной безопасности и действовали исключительно в интересах группы.

Боевой транс и происхождение искусства[править | править вики-текст]

Хака — традиционный боевой танец новозеландских маори, изображение около 1845 года

Предполагается, что ритуализированное введение в состояние боевого транса было основано на хоровом пении, танцах и особой раскраске тела. И. Жордания предполагает, что это может служить объяснением возникновения и развития различных видов искусства. Возможно, боевой танец вводит воина в состояние транса отчасти благодаря тому, что круговые движения головой и учащенное дыхание имеют легкий гипнотический эффект[2]. Синхронные танцевальные движения также способствуют возникновению группового транса. Английский психолог Хэвлок Эллис писал в 1923 году:

Все, кто наблюдал жизнь диких племен, замечают, что танцоры, принимающие участие в пляске, действуют в удивительной гармонии; они в каком-то смысле сливаются в единое существо, одушевленные общим порывом. Так проявляется социальное объединение. Вне войны, танец является важнейшим способом создать эту социальную солидарность в жизни племени; с другой стороны, это лучший метод подготовки к войне"[3].

В истории[править | править вики-текст]

Неистовство Ахилла (Тьеполо, Джованни Баттиста)
Кухулин в битве

В древнегреческом эпосе состояние боевого исступления обозначалось словом λύσσα («лисса») от λύκος, «волк», то есть «ярость воителя, который благодаря ей становится неуязвимым и уподобляется волку или псу»[4]. Позже смысл этого слова изменился, оно больше не обозначало воинскую доблесть, но продолжало относиться к священному исступлению[4]. Это состояние исступления сопрождалось не только «бешенством», но и потерей осознания своего «Я» и ощущением подчинения чужой (божественной) воле: "Отвагу, позволявшую воину совершать столь блестящие подвиги, он черпал в своего рода экзальтации, воинском неистовстве (lyssa), в которое он был ввергнут помимо своей воли, вдохновленный богом (menos)[5].

В «Илиаде» слово λύσσα и его производные "трижды относятся к Гектору (I 239; 305; N 53) и однажды к Ахиллу (Ф 542—543), то есть к самым выдающимся героям обеих воюющих сторон. Лучшее описание состояния, называемого λύσσα, содержится в стихах 237—239 IX песни «Илиады»: Έκτωρ δέ μέγα σθένεϊ βλεμεαίνων I μαίνεται έκπάγλως, πίσυνος Διί, ούδέ τι τίει I άνέρας ούδέ θεούς· κρατερή δέ έ λύσσα δέδυκεν — «Гектор же, весьма кичась силой, ужасно неистовствует, уповая на Зевса, и ни во что не ставит ни мужей, ни богов, ведь его охватила мощная λύσσα»[4]. В Древнем Риме это состояние воинственного исступления обозначалось выражением furor heroicus. При этом слово furor означает «бешенство», «ярость», или «неистовство».

Имя скандинавского бога Одина (Вотана или Водана), покровителя воинов-берсерков, предположительно происходит от слова wut или wuot («бешенство»)[6]. В «Саге об Инглингах» Снорри Стурлусона говорится: «Один (покровитель мужских союзов) сделал так, что его мужи сражались в битве без панцирей и были безумны (galnir), как псы или волки … это называлось свойством берсеркера Þat er kallaðr berserksgangr)». («Сага об Инглингах», гл. VI). Один был покровителем не только воинов, но и скальдов: «Экстатическая природа смерти сближает воина с вдохновенным поэтом, шаманом или провидцем»[7].

Скандинавские берсерки

В древнейшей кельтской поэзии выдающийся воин тоже иногда именуется «яростным (бешеным) псом». Например, в отрывке из ранней ирландской генеалогической поэмы говорится: «три внука Байскне … яростные псы (condai fergga)». Кухулин также неоднократно называется «ярым псом»[4].

В военном деле[править | править вики-текст]

Феномен боевого транса находит применение главным образом в военном деле. То, что называется «боевым духом» солдат, зависит в первую очередь от того, насколько они способны входить в состояние боевого транса во время сражения. Эта способность развивается благодаря соответствующей психологической подготовке бойцов.

В традиционных обществах суть воинской инициации «заключалась в радикальном изменении сознания в результате его „погружения“ в низшие, бессознательные слои психики. Измененное после прохождения ритуала сознание обретало новые способности, выходящие за грань прежних возможностей человека. Для усиления транса использовались шоковые практики посвящения: нанесение болезненных ударов, целенаправленное голодание во время проведения ритуала и т. д. Такие действия, совершаемые взрослыми мужчинами — воинами и жрецами, — вводили сознание юноши в пограничное, экстремальное состояние, позволяющее активизировать чувственность и лучше воспринимать некоторые магические влияния»[8]. Барбара Эренрейх пишет о том, что для превращения в воина необходимо полное изменение личности: «Мужчина или юноша теряет свое прежнее „я“ и становится совсем другим человеком. Иногда даже он называет себя новым именем. В небольших традиционных сообществах эта трансформация обычно сопровождалась ритуальным барабанным боем, плясками, воздержанием от еды и временным отказом от сексуальных отношений — все это было предназначено для того, чтобы мужчина возвысился над обыденностью и смог войти в мир воинов; этот переход находил внешнее выражение в особой прическе и раскраске тела, а также ношении масок»[9].

Отождествление берсерка с хищным зверем (бронзовая пластинка VIII века. Торслунда,
о. Эланд, Швеция)

Для входа в состояние боевого транса (например, у скандинавских берсерков) использовалось также самовнушение, предназначенное для отождествления себя с тем или иным сильным хищным животным (медведем, волком итд.). В этом смысле боевой транс берсерка (Berserkergang) близок к шаманическому трансу, поскольку в обоих случаях измененое состояние сознания сопровождается ощущением «переселения в тело зверя»[10].

Субъективное восприятие состояния боевого транса[править | править вики-текст]

Изменённое состояние сознания, возникающее во время боя, хорошо известно тем, кто участвовал в сражениях — как в традиционных сообществах, так и в современных западных странах[11]. Вот одно из описаний субъективных ощущений боевого транса:

Я думаю, что многие ветераны войны, если они честны с самими собой, признают, что опыт совместного усилия в бою… был великим моментом в их жизни. Их «я» незаметно превращается в «мы», «мой» и «моя» становятся «нашими», и собственная участь перестает быть центром всего…. Может быть, я упаду, но я не умру, ведь то, что реально во мне, продолжается и живёт в моих товарищах, за которых я отдал мою жизнь[12].

Эрнст Юнгер в своих воспоминаниях также описывает состояние, напоминающее боевой транс:

Со смешанным чувством, вызванным жаждой крови, яростью и опьянением, мы тяжело, но непреклонно шагали, надвигаясь на вражеские линии. Я шел вдали от роты, сопровождаемый Финке и одним новобранцем по имени Хааке. Правая рука сжимала рукоять пистолета, левая — бамбуковый стек. Я кипел бешеным гневом, охватившим меня и всех нас самым непостижимым образом. Желание умерщвлять, бывшее выше моих сил, окрыляло мои шаги. Ярость выдавливала из меня горькие слезы. Чудовищная воля к уничтожению, тяжелым грузом лежавшая над полем брани, сгущалась в мозгу и погружала его в красный туман. Захлебываясь и заикаясь, мы выкрикивали друг другу отрывистые фразы, и безучастный зритель, наверно, подумал бы, что нас захлестнул переизбыток счастья[13].

Методы создания состояния боевого транса[править | править вики-текст]

Военные командиры издавна применяют различные методы, предназначенные для введения в состояние боевого транса. Использование «боевых кличей» является универсальным для всех человеческих сообществ[14]. Китайские солдаты, сражавшиеся в армии Сунь-цзы (в VI или, по другим источникам, в IV веке до н. э.), входили в состояние транса, наблюдая, как танцоры вращают сабли[15]. Синхронный строевой шаг под барабанный бой стал обязательной частью военной подготовки начиная с XVI века[16]. Маршал Мориц Саксонский (1796—1850) писал:

«В чем заключается военное искусство? Заставьте солдат шагать в ногу. Здесь весь секрет: это военный шаг римлян. Для этого введены марши, и именно для этого используется барабанный бой… Кто из нас не видел, как люди танцуют всю ночь, безпрестанно подпрыгивая и подскакивая? Заставим человека танцевать без музыки хотя бы четверть часа и посмотрим, сможет ли он это сделать. Это доказывает, что музыка имеет тайную власть над нами, она подготавливает органы нашего тела к действию и уменьшает усталость во время действия»

Мориц Саксонский также отмечал, что любое ритмичное движение может синхронизировать поведение группы и заставить её вести себя как единое целое:

«Я часто видел, что когда знамя развевается на ветру, все солдаты идут в ногу, не стремясь сознательно к этому и не осознавая этого»[17].

В современных армиях для подготовки к бою широко применяется «тяжелая» ритмичная музыка (в основном тяжелый рок), и иногда даже групповые танцы[18].

Боевой транс и психоактивные вещества[править | править вики-текст]

Греческие гоплиты перед битвой опьяняли себя вином[19], ацтеки применяли для этой цели алкогольный напиток из ферментированного сока агавы (пульке), а скифские воины использовали наркотическое действие конопли[20]. Скандинавские берсерки, по некоторым теориям, перед битвой опьяняли себя мухомором (Amanita muscaria)[21] или большим количеством алкоголя[22].

Боевой транс как реакция на опасность[править | править вики-текст]

Возможно также, что феномен боевого транса является разновидностью околосмертного переживания. Эти два состояния возникают в ситуации, когда жизнь индивида подвергается опасности. Они обладают следующими сходными проявлениями:

  • Быстрота реакций и мыслительных процессов
  • Эйфория, отсутствие страха и чувства боли
  • Ощущение «выхода из тела» (индивид воспринимает себя как «чистую энергию, не ограниченную телесной оболочкой»). Иногда также собственное тело кажется легким, призрачным, обладающим нечеткими контурами.
  • Потеря ощущения своего «малого Я» и чувство слияния с коллективным «большим Я»[23]

Некоторые исследователи предполагают, что состояние боевого транса является защитым механизмом типа диссоциации[24]. В состоянии диссоциации происходит «расщепление психики», что позволяет индивиду не допускать до сознания травмирующие эмоции и ощущения (страх, боль)[25].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Joseph Jordania, 2011. en:Why do People Sing? Music in Human Evolution, pg 98-102
  2. Christine Le Scanff. La conscience modifée. Paris: Editions Payot et Rivages, 1995, p. 103
  3. Havelock Ellis, The Danse of Life, Boston, 1923, p.63
  4. 1 2 3 4 Иванчик А. И. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII—VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история. Москва, Берлин: Палограф, 2005, глава «Другие свидетельства о воинах-псах»
  5. Вернан Жан-Пьер,Происхождение древнегреческой мысли, стр.12
  6. Либерман А. С. Германисты в атаке на берсерков. Источник: Древнейшие государства Восточной Европы — 2003. — М.: «Восточная литература» РАН, 2005
  7. Мирча Элиаде, История веры и религиозных идей, том II, глава Глава ХХI
  8. В. И. Добреньков, А. И. Кравченко, Фундаментальная социология, Москва : ИНФРА-М, 2007, стр.903
  9. Barbara Ehrenreich, 1997, Le sacré de la guerre. Essai sur les passions du sang, Calmann-Levy, 1999
  10. Claude Lecouteux, Fantômes et Revenants au Moyen Âge, IMAGO, 1986, p.178
  11. Chris Hedges, 2003, War Is a Force That Gives Us Meaning, Anchor
  12. Jesse Glen Gray, The Warriors : Reflexions on Men in Battle, New York, Harper and Row, 1973, p.52-55
  13. Эрнст Юнгер, В стальных грозах. Перевод: Н. Гучинская, В. Ноткина. ISBN 5-93615-006-2 Год издания: 2000
  14. Wiliam H.McNeill, L’art de marquer le temps. La danse et le drill dans l’histoire. Rodez : Le Royergue/Chambon, 2005, p.23
  15. Samuel B.Griffith, в предисловии к книге Sun Tzu, The Art of War, London: Oxford University press, 1971, p.37.
  16. Wiliam H.McNeill, L’art de marquer le temps. La danse et le drill dans l’histoire. Rodez : Le Royergue/Chambon, 2005, p.23
  17. Maurice compte de Saxe, Mes Rêveries, tome I, Amsterdam et leipzig, Arkstée et Merkus, 1757, p. 76-79
  18. Jonathan Pieslak. 2009. Sound Targets: American Soldiers and Music in the Iraq War Indiana University Press
  19. Victor David Henson, The Western Way of War : Infantry Battle in Classical Greece, New-york, Oxford University Press, 1996, p.146
  20. Barbara Ehrenreich, 1997, Le sacré de la guerre. Essai sur les passions du sang, Calmann-Levy, 1999, p. 19
  21. Howard D. Fabing. On Going Berserk: A Neurochemical Inquiry. Scientific Monthly. 83 [Nov. 1956] p. 232
  22. Robert Wernick. The Vikings. Alexandria VA: Time-Life Books. 1979, p. 285
  23. Allix, Stephanie, Bernstein, Paul, Manuel clinique des expériences extraordinaires. Paris : InterEditions, 2009, p. 46
  24. Shay, Jonathan (1994). Achilles in Vietnam. New York: Scribner. pp. 98. ISBN 0-689-12182-2
  25. Мак-Вильямс, Нэнси, Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. Москва: издательство Класс, 1998

Ссылки[править | править вики-текст]