Бой у острова Саво

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бой у острова Саво
Основной конфликт: Война на Тихом океане
USS Quincy CA-39 savo.jpg
Освещённый прожекторами японских кораблей горящий тяжёлый крейсер Куинси, впоследствии затонувший в результате многочисленных попаданий снарядов и торпед японских крейсеров. Огонь слева вдали, вероятно, пожар на тяжёлом крейсере Винсенс, также получившем тяжёлые повреждения от артиллерийского огня и торпед и впоследствии также затонувшем[1].
Дата

9 августа 1942 года

Место

У острова Саво, пролив Слот, Тихий океан
9°08′00″ ю. ш. 159°49′00″ в. д. / 9.13333° ю. ш. 159.81667° в. д. / -9.13333; 159.81667 (Savo Island) (G) (O)Координаты: 9°08′00″ ю. ш. 159°49′00″ в. д. / 9.13333° ю. ш. 159.81667° в. д. / -9.13333; 159.81667 (Savo Island) (G) (O)

Итог

Победа Японии

Противники
Японская империя Япония Соединённые Штаты Америки США
Австралия Австралия
Командующие
Япония Гунъити Микава Соединённые Штаты Америки Ричмонд К. Тёрнер (ВМС США)
Великобритания Виктор Кратчли (RN)
Силы сторон
5 тяжёлых крейсеров,
2 лёгких крейсера,
1 эсминец[2]
6 тяжёлых крейсеров,
2 лёгких крейсера,
15 эсминцев[3]
Потери
3 крейсера получили повреждения средней тяжести,
58 погибших[4]
4 тяжёлых крейсера затонули,
1 тяжёлый крейсер повреждён,
2 эсминца повреждены,
1,077 погибших[5]
 
Битва за Гуадалканал
Тулаги Саво Тенару ✯ Восточные Соломоны Хребет Эдсона Матаникау (2 & 3) Эсперанс Хендерсон-Филд ✯ Санта-Крус Матаникау (4) Коли Патруль Карлсона Гуадалканал Тассафаронга Гифу Реннелл Операция Кэ


 
Кампания на Соломоновых островах
Тулаги (1) Гуадалканал Блэкетт "Катвил" Операция "Месть" Нью-Джорджия Кула Коломбангара Велья Хораниу Велья-Лавелья 1 Велья-Лавелья 2 о-ва Трежери Шуазёль Бугенвиль Рабаул Сент-Джордж Зелёные острова

Бой у острова Саво (англ. Battle of Savo Island), также известный как Первый бой у острова Саво и, в японских источниках, Первый бой в Соломоновом море (яп. 第一次ソロモン海戦 Dai-ichi-ji Soromon Kaisen?) — ночной морской бой в водах, омывающих остров Гуадалканал а архипелаге Соломоновых островов, состоявшийся ночью 9 августа 1942 года, между соединением 8-го японского флота вице-адмирала Гунъити Микавы и американо-австралийской крейсерской группой прикрытия оперативного соединения TG62 вице-адмирала Ричмонда Тёрнера, прикрывающей высадку десанта на Гуадалканал и прилегающие острова, и которыми командовал британский контр-адмирал Виктор Кратчли.

Союзники в этом бою потеряли 4 тяжёлых крейсера потопленными, ещё один крейсер и один эсминец были тяжело повреждены. Бой у острова Саво закончился полной победой японцев, однако они не смогли выполнить главную задачу — уничтожить транспорты с десантом, что в конечном счёте привело к поражению в Битве за Гуадалканал.

Стратегическое положение перед боем. Наращивание сил[править | править вики-текст]

Несмотря на сокрушительное поражение Объединённого Императорского флота в битве за Мидуэй в июне 1942 года Императорская армия Японии продолжала развивать наступление в юго-западной части Тихого океана, продвигаясь вдоль Соломоновых островов и пытаясь оккупировать Новую Гвинею. В своих стратегических планах японское командование, как и американское, уделяло этим островам огромное внимание, учитывая их географическое положение. Заняв их, Япония создала бы угрозу коммуникациям между США и Австралией, а все попытки выбить её оттуда могли бы стоить очень дорого.


Понимая это, и стараясь упредить японцев, 2 июля 1942 года Объединённый комитет начальников штабов издал директиву об оккупации островов Санта-Крус и островов Флорида. Директивой предусматривались сроки оккупации островов — к 1 августа 1942 года. Операция была названа Уочтауэр. Большая часть июля прошла для американцев в сколачивании необходимых сил и подготовке к первой наступательной операции союзников на Тихоокеанском театре военных действий. В начале июня Нимиц получил донесение, что японцы высадили десанты (преимущественно строительные части) на Тулаги и Гуадалканале. Здесь японцы планировали и начали строительство базы гидросамолётов и аэродрома соответственно для прикрытия фланга наступательной операции на Новой Гвинее.


14 июля 1942 года был сформирован 8-й флот под командованием вице-адмирала Гунъити Микавы, базировавшийся на островах Трук. 26 июля Микава на флагманском тяжёлом крейсере Тёкай прибыл в Рабаул Новая Британия, где в дальнейшем располагался его штаб. В состав 8-го флота также входила 6-я дивизия крейсеров под командованием вице-адмирала Аритомо Гото (тяжёлые крейсера Аоба (флагман), Кинугаса, Фурутака и Како), базировавшаяся на Кавиенг Новая Ирландия, 2 лёгких крейсера 18-й дивизии крейсеров (Тэнрю и Тацута), 6-я эскадра эсминцев (4 эсминца) во главе с лёгким крейсером Юбари и 5 подводных лодок 7-го дивизиона, базировавшиеся на Рабаул. Воздушную поддержку 8-го флота осуществляли 70 самолётов различных типов 25-й флотилии 11-го воздушного флота.[6] . Задачей вновь сформированного флота было обеспечение действий армии и флота в районе Соломоновых островов и острова Новая Гвинея.

21 июля японцы высадили десант в несколько тысяч морских пехотинцев на северном побережье острова Новая Гвинея, для атаки и захвата Порт-Морсби уже с суши через горный хребет Оуэн-Стэнли. Теперь союзникам нельзя было медлить с подготовкой захвата островов. В директиву от 2 июля был внесен захват недостроенного японцами аэродрома на Гуадалканале.

В середине июля 1942 года американцами было сформировано Экспедиционное оперативное соединение 61 под командованием вице-адмирала Фрэнка Флетчера, в состав которого входили тяжёлые авианосцы Саратога, Энтерпрайз и Уосп, только что вошедший в строй линкор Норт Кэролайн, 5 тяжёлых и 1 лёгкий крейсер и 16 эсминцев. Задачей соединения, как и соединения береговой авиации под командованием контр-адмирала Джона МакКейна, было обеспечение воздушного прикрытия десантов на Соломоновых и близлежащих островах. Задача высадки десантов лежало на Десантном соединении 62 под командованием контр-адмирала Тёрнера (флагман — транспорт МакКоули). 23 транспорта и судна снабжения с 1-ой дивизией морской пехоты США под командованием генерал-майора Вандергрифта, ранее предназначенной к отправке в Нумеа, эскортируемых американо-австралийским соединением (3 тяжёлых, 1 лёгкий крейсер и 9 эсминцев) и группой поддержки десанта (3 тяжёлых, 1 лёгкий крейсер и 6 эсминцев) под общим командование британского конт-адмирала Крачли (флагман Австралия) 22 июля вышли из Новой Зеландии, и 27 июля встретились южнее островов Фиджи с Экспедиционным оперативным соединением 61. 31 июля десантные силы вышли по назначению. Командование операцией осуществлял вице-адмирал Роберт У. Гормли, находившийся в Нумеа.

Ранним утром 7 августа 1942 года после ударов палубной авиации и обстрела берега кораблями группы поддержки высадились на островах Гаудалканал, Тулаги, Гавуту и Танамбого. На Гуадалканале 10 тысяч морских пехотинцев практически без сопротивления рассеяли по джунглям строителей-корейцев и около 600 человек охраны и захватили недостроенный аэродром. Сопротивление 6 тысячам морпехов на Тулаги было более упорным, но 8 августа остров был в руках американцев. Высадка положила начало шестимесячной Гуадалканальской кампании.[7]

Из-за нелётной погоды, исключающей разведывательные полёты авиации, японское командование не смогло вскрыть приготовления американцев, и высадка десанта стала для японцев полной неожиданностью. 7 и 8 августа японские самолёты, базировавшиеся в Рабауле, несколько раз атаковали десантирующиеся войска, при этом были тяжело повреждены транспорт Джордж Ф. Эллиотт (который затонул позднее) и эсминец Джэрвис.[8] В этих авианалётах японцы потеряли 36 самолётов, а ВМС США потеряли только 19, в том числе 14 палубных истребителей[9].

Канберра (в центре слева) в охранении трёх транспортов Союзников (вдали и в центре справа), высаживающих войска и снаряжение на Тулаги.

Обеспокоенный потерями в истребителях (21 %) в виду возможных предстоящих ударов японской базовой авиации по авианосному соединению, и мотивируя отход соединения необходимостью заправки топливом своих кораблей, Флетчер, не консультируясь с Тёрнером, повёл вечером 8 августа TF61 в Пёрл-Харбор.[10]

Некоторые историки отмечают, что ситуация с топливом на кораблях Флетчера была далека от критической, но критической её считал сам Флетчер.[11] Некоторые биографы Флетчера отмечают, что тот решил, что высадка уже прошла успешно, а других более-менее важных операций, требующих воздушного прикрытия, не было. К тому же потери в палубных истребителях, по его мнению, делали TF61 лёгкой добычей для японских торпедоносцев и бомбардировщиков, а количество оставшегося топлива было необходимо на случай столкновения с основными силами Объединённого флота, о чём Флетчер предупреждал и Тёрнера, и Вандергрифта ещё на совещании перед выходом. Тёрнер, тем не менее, считал, что соединение Флетчера должно было продолжать обеспечивать воздушное прикрытие хотя бы до вечера 9 августа, пока все транспорта не будут разгружены.[12] А поскольку разгрузка транспортов шла медленнее, чем планировалось, Тёрнеру, лишившемуся поддержки с воздуха, приходилось отводить свои корабли от Гуадалканала как можно скорее. Он планировал разгрузить как можно больше в течение следующей ночи и отвести своё соединение на следующий день.[13]

Ответные действия Японии[править | править вики-текст]

Адмирал Микава получил сообщение о высадке американцев на Соломоновых островах ранним утром 7 августа. Спешно погрузив 519 морских пехотинцев на 6 транспортов, он отправил их на Гаудалканал в помощь атакуемому гарнизону. Впоследствии, когда японское командование поняло, что данные о силах Союзников на Гуадалканале в первых донесениях были сильно преуменьшены, транспорта были возвращены.[14]

Микава собрал все крупные надводные корабли (Тёкай, Тэнрю, Юбари и эсминец Юнаги), которые были в Рабауле, и после полудня 7 августа вышел на рандеву с 6-й дивизией крейсеров вице-адмирала Гото, вышедшей в полном составе из Кавиенга в этот же день утром. Примерно тогда же выход Микавы был обнаружен бомбардировщиками B-17. Около 20 часов в проливе Святого Георга Микава соединился с отрядом Гото и полным ходом двинулся на юго-восток, чтобы обмануть разведку союзников. Японское соединение было обнаружено сразу после прохода проливом Святого Георга подводной лодкой S-38, находившейся на патрулировании в этом районе и не сумевшей выйти в атаку из-за его высокой скорости. После прохода японских кораблей лодка всплыла, и её командир лейтенант (капитан-лейтенант) Мэнсон передал сообщение о проходе в 8 милях (14,8 км) к западу от мыса Святого Георга на большой скорости в юго-восточном направлении 2 эсминцев и 3 больших кораблей неизвестного класса.[15] Ещё через несколько часов S-38 атаковала транспорта Микавы, неспешно идущие под символическим эскортом, и потопила один из них (Мейо Мару), сорвав высадку на Гуадалканал японского десанта. Японский флот интенсивно готовился к ведению ночных боёв, и этот факт игнорировался американским командованием.[16] Поэтому Микава рассчитывал найти и атаковать корабли Союзников у Гаудалканала и Тулаги именно в ночь с 8 по 9 августа, когда не будет противодействия авиации Союзников.[17]

Бой[править | править вики-текст]

Перед боем[править | править вики-текст]

Маршрут эскадры Микавы из Рабаула и Кавьенга (вверху слева), объединившейся у мыса Святого Георга и проследовавшего вдоль восточного берега Бугенвиля (в центре) и затем вошедшего в пролив Слот (внизу справа)

Поведя свои корабли на юго-восток, Микава обманул союзников (мало ли куда идут 5 японских кораблей). Затем он повёл своё соединение севернее острова Бука, и пройдя вдоль восточного побережья острова Бугенвиль, направился в пролив Слот. Утром 8 августа японское соединение на 6 часов остановилось мористее городка Кьета на Бугенвиле, чтобы подойти к Гуадалканалу в ночное время, избежать обнаружения и последующих воздушных атак.[18] Здесь Микава приказал увеличить интервалы между своими кораблями, надеясь таким образом скрыть состав своего соединения и отправил четыре корабельных гидросамолёта на разведку в район Гуадалканала.

В 10:20 и 11:10 корабли Микавы были обнаружены австралийскими разведывательными самолётами Hudson, базировавшимися в заливе Милн на Новой Гвинее.[19] Первый Hudson неправильно определил состав соединения Микавы как «3 крейсера, 3 эсминца и 2 гидроавианосца». (Примечание: Некоторые исследователи считают, что экипаж первого Hudson определил состав соединения правильно, но содержание донесения было изменено разведывательной службой в заливе Милн.) Hudson предпринял попытку передать сообщение на радиостанцию Союзников в Фолл-Ривер, Новая Гвинея. Не сумев связаться (в это время на Фолл-Ривер производился воздушный налёт), в 12:42 самолёт вернулся в залив Милн, чтобы как можно быстрее доставить донесение. Второй Hudson также ошибся в отчёте, переданном по радио, но завершил патрулирование и возвратился в Милн в 15:00. В его донесении значились «2 тяжёлых, 2 лёгких крейсера и 1 неизвестного типа». По непонятным причинам эти донесения не были сразу переданы командованию Союзников у Гаудалканала до 18:45 и 21:30 8 августа соответственно.[20]

Гидросамолёты Микавы вернулись около 12:00 и сообщили о двух группах кораблей Союзников: одной — у Гуадалканала, второй — у Тулаги. Микава собрал своё соединение и полным ходом пошёл к Гуадалканалу, войдя в Слот у острова Шуазёль в 16:00 8 августа. Микава прожектором передал план будущего боя на свои корабли: «После входа направляемся к Ю. (югу) от острова Саво и торпедируем главные силы врага перед якорной стоянкой Гуадалканала; после чего поворачиваем к Тулаги, чтобы расстреливать и торпедировать врага. Затем возвращаемся к С. (северу) от острова Саво.»[21]

Соединение Микавы продолжало двигаться проливом Слот, так и не обнаруженное Союзниками. Ещё днём 8 августа Тёрнер потребовал от контр-адмирала МакКейна провести дополнительную разведку пролива Слот. Однако по непонятным причинам МакКейн не отдал соответствующего приказа и не позаботился о том, чтобы сообщить об этом Тёрнеру. Таким образом, Тёрнер ошибочно считал, что Слот весь день находился под наблюдением Союзников[22].

Положение кораблей Союзников ночью 8 августа.

Для защиты разгружающихся транспортов ночью контр-адмирал Кратчли разбил корабли Союзников на три группы. «Южная» группа (TF62.1) под командованием самого Кратчли, в которую вошли австралийские тяжёлые крейсера Австралия и Канберра, тяжёлый крейсер Чикаго и эсминцы Паттерсон и Бэгли, должна была патрулировать между мысом Лунга на Гуадалканале и островом Саво. «Северная» группа (TF62.2) под командованием кэптена Рифтхолла, командира крейсера Виннсенс, состоящая тяжёлых крейсеров Виннсенс, Астория и Куинси и эсминцев Хелм и Уилсон, должна была патрулировать между якорной стоянкой Тулаги и островом Саво. «Восточная» группа (TF62.3) под командованием контр-адмирала Нормана Скотта, в составе американского лёгкого крейсера Сан Хуан, австралийского лёгкого крейсера Хобарт и двух эсминцев была направлена охранять восточные проходы между Флоридскими островами и Гуадалканалом.[23] Кратчли выдвинул два оборудованных радарами эсминца западнее острова Саво, задачей которых было раннее обнаружение приближающихся японских кораблей. Эсминец Ралф Тэлбот патрулировал подходы к северной части пролива, а эсминец Блю — к южной. Расстояние между ними составляло 12—30 километров (6,4—16,2 мили). Оставшиеся 7 эсминцев Крачли оставил в противолодочном охранении разгружающихся транспортов вблизи двух якорных стоянок у Гуадалканала.[24]


Экипажи транспортов и кораблей союзников уже вторые сутки находились в состоянии постоянной боевой готовности, потому были сильно утомлены. Стояла влажная тропическая жара и, по словам Самуэля Элиота Моррисона, «приглашала уставших моряков расслабиться». Поэтому ночью 8 августа на большей части кораблей Кратчли была объявлена «Готовность II», предполагавшей нахождение на боевых постах только половины экипажа, причём любой член экипажа должен был быть или в койке, или на вахте.[25]

Вечером Тёрнер созвал совещание на МакКоули, на которое были вызваны Кратчли и Вандегрифт, чтобы обсудить отход соединения Флетчера и график разгрузки и отхода транспортов. В 20:55 Кратчли покинул южную группу на Австралии, оставив за себя командира Чикаго кэптена (капитана 1-го ранга) Говарда Д. Боуда. Адмирал не известил командиров других крейсерских групп о своём отсутствии, создав предпосылки для последующих несогласованных действий, а Боуд не стал менять положение своего корабля в ордере южной группы на обычное для флагмана и пошёл спать в каюту. На совещании обсуждались донесения об «гидроавианосцах» от экипажей австралийских Hudson. Был сделан вывод, что этой ночью нападения ожидать не стоит, так как гидроавианосцы не в состоянии вести ночной бой. Для принятия решения о времени отхода транспортов необходимо было проинспектировать разгрузку на Тулаги, и туда в полночь отбыл для инспекции Вандергрифт. Кратчли предпочёл не возвращаться, и Австралия лёг в дрейф рядом с якорной стоянкой у Гуадалканала. Крачли не известил командиров других кораблей своего соединения о своём местоположении[26].

Приход и отход кораблей Микавы с поля боя

Примерно же в это время соединение Микавы приближалось к Гуадалканалу. Японские корабли выпустили три гидросамолёта для окончательного уточнения места кораблей союзников и их освещения во время предстоящего боя. Несмотря на то, что Ралф Тэлбот правильно опознал один из них и даже передал в эфир и прожектором сигнал тревоги, остальные корабли союзников, обнаружившие этот самолёт, который летел с включенными навигационными огнями, приняли его за свой. Сигнал тревоги, поданный Ралфом Тэлботом, ни кем принят не был.[27]

Соединение Микавы подходило к острову Саво 3-километровой колонной (1,6 мили) во главе с Тёкай, за которым следовали Аоба, Како, Кинугаса, Фурутака, далее Тэнрю, Юбари и Юнаги. 9 августа 00:44 сигнальщики Тёкая, а затем и остальных кораблей заметили неизвестный корабль (это был эсминец Блю) в 9 000 ярдах (4.6 мили) прямо по носу японской колонны.[28]

Бой с южной группой[править | править вики-текст]

Заметив Блю, Микава приказал изменить курс влево, чтобы пройти к северу от острова Саво,[29] и снизить ход до 22 узлов (40,7 км/ч), чтобы уменьшить буруны под форштевнями, могущие выдать его корабли[30]. Четырьмя минутами позднее сигнальщики кораблей Микавы в 16 000 ярдах (9,2 мили) слева по носу обнаружили второй корабль (то был Ралф Тэлбот), который сперва приняли за местную шхуну.[31][32] Японские корабли навели на Блю более 50 своих орудий и были готовы открыть огонь сразу, как только Блю обнаружит их.[29] Когда Блю был уже менее чем в 2 000 ярдах (1,1 мили) от кораблей Микавы, он, достигнув конца маршрута патрулирования, внезапно для японцев развернулся на противоположный курс, пропустив длинную колонну японских кораблей, тихо проследовавших мимо него.[33] К сожалению для союзников, операторы таких новинок как радары ещё не были знакомы с некоторыми особенностями своих примитивных радиолокационных станций. Эффективность обнаружения радаром, в частности, резко падала вблизи больших участков суши, поэтому японское соединение оставалось всё ещё не обнаруженным[34]. Поняв, что его корабли до сих пор не обнаружены, Микава изменил курс вправо, чтобы пройти к югу от острова Саво, и увеличил ход сначала до 26 узлов (48,1 км/ч), а затем до 30 узлов (55,6 км/ч). В 01:25 Микава приказал своим кораблям действовать независимо от флагмана, а в 01:31 — «Всем кораблям атаковать».[35]

Примерно в это же время Юнаги, шедший в конце японской колонны, развернулся и пошёл в обратном направлении, возможно из-за потери контакта с остальными японскими кораблями, или возможно, имея приказ прикрывать тылы соединения Микавы. Спустя минуту японские сигнальщики увидели ещё один корабль. Это был эсминец Джэрвис, тяжело повреждённый днём ранее и ожидающий отправления на ремонт в Австралию. Джэрвис, то ли не заметил японские корабли, но то ли не смог их опознать, но и тревоги не поднял. Фурутака не выдержал и выпустил торпеды в Джэрвис, но они все прошли мимо, возможно, продлив этим время, когда соединение Микавы оставалось незамеченным[36]. Японские корабли прошли всего в 1 100 ярдах (0,6 мили) от Джэрвиса, что было достаточно для офицеров Тэнрю, чтобы увидеть отсутствие активных перемещений команды на эсминце. Если на Джэрвисе и увидели корабли, проходящие мимо него, то не посчитали это достойным внимания.[37]

Спустя две минуты после обнаружения Джэрвиса японские сигнальщики обнаружили на фоне горящего транспорта Джордж Ф. Эллиот,[38] повреждённого японской авиацией днём ранее, силуэты крейсеров и эсминцев южной группы Союзников в 12 500 ярдах (6,2 мили) справа по носу. Ещё несколькими минутами позже, около 01:38, Тёкай дал по ним торпедный залп.[39] И в это же самое время сигнальщики Тёкая в 18 000 ярдов (8,8 мили) слева почти на траверзе заметили корабли северной группы [40]. Тёкай подвернул влево, а остальные японские корабли дали торпедный залп правым бортом по южной группе Союзников.[41]

Экипаж эсминца Паттерсон находился в состоянии повышенной готовности, так как командир эсминца серьёзно отнёсся к дневным донесениям о японских кораблях и появлению неизвестных самолётов вечером, и отдал распоряжение подчинённым быть готовыми к бою. В 01:43 Паттерсон заметил корабль, возможно Кинугасу, в 5 000 ярдов (2,9 мили) впереди и немедленно передал вошедшее в историю сообщение по радио и семафором: «Внимание! Внимание! Неизвестные корабли входят в гавань!» Паттерсон развил максимальный ход и дал залп осветительными снарядами в направлении японской колонны. Командир приказал произвести торпедную атаку, однако его приказ не был услышан из-за грохота орудий эсминца.[42]

В тот самый момент, когда Паттерсон обнаружил японские корабли и вступил в бой, японские гидропланы, которые безнаказанно кружились над южной группой, по приказу Микавы сбросили осветительные ракеты прямо над Канберрой и Чикаго.[43] Канберра сразу же открыл беспорядочный огонь, командир крейсера Фрэнк Геттинг приказал увеличить скорость и развернуть корабль, пытаясь поставить Канберру между японскими кораблями и разгружающимися транспортами.[44] Эсминец Бэгли, сигнальщики которого обнаружили японские корабли сразу после Паттерсона и Канберры, развернулся и дал торпедный залп по японской колонне; впоследствии одна или две из этих торпед, предположительно, поразили Канберру. Бэгли в бою более не принимал активного участия.[45] Менее чем через минуту после открытия огня Канберрой, открыли огонь Тёкай и Фурутака, сразу же добившись многочисленных попаданий. В следующие 3 минуты к ним присоединились Аоба и Како. Канберра получил до 24 попаданий снарядов крупного калибра. Первые взрывы убили её старшего артиллериста и командира, разрушили оба котельных отделения, обесточив корабль. Канберра прекратил огонь и не передал информацию другим кораблям Союзников. Крейсер продолжал движение по инерции, горящий, не способный бороться с пожарами и затоплением. Затем вдобавок Канберру поразили одна или две торпеды, попавшие в его левый борт.[46] Эти торпеды могли быть выпущены только со стороны Гуадалканала, а единственным кораблём, который был в этой позиции, был Бэгли, для которого австралийский крейсер находился между ним и противником.[47]

Вид с крейсера Тёкай во время боя, видны освещённые прожектором корабли южной группы союзников.

Вахта на мостике Чикаго разбудила кэптена Боуда после того, как над крейсером зажглись осветительные ракеты, сброшенные гидросамолётами японских крейсеров и увидела, что Канберра, идущий перед ними, резко отвернул вправо. Проснувшийся Боуд, для прояснения ситуации, приказал 127-мм орудиям открыть огонь по японской колонне осветительными снарядами.[48] Но сделать этого не успели. В 01:47 Чикаго был поражён торпедой, возможно от Како, в носовую часть. Ударной волной была выведена из строя система центральной наводки орудий ГК. Затем крейсер поразила вторая торпеда, но она не взорвалась. Тут же несколько 203-мм японских снарядов попали в район грот-мачты. Чикаго развернулся на запад,[49] оставив транспорты без прикрытия. Крейсер вёл огонь 127-мм орудиями и, возможно, попал в Тенрю, причинив небольшие повреждения. Боуд не попытался принять командование над южной группой, несмотря на то, что технически он был их командиром. Ещё худшие последствия принесло то, что Боуд не сделал попытки предупредить другие корабли Союзников у Гаудалканала, даже после того как его корабль вышел из боя[50].

В это же самое время Паттерсон вёл артиллерийскую дуэль с японской колонной. В Паттерсон попал снаряд, нанеся разрушения средней тяжести и убивший 10 членов экипажа. Паттерсон продолжил вести огонь по японским кораблям и, возможно, попал в Кинугасу, причинив средние повреждения[51]. Вскоре Паттерсон потерял контакт с противником и пошёл на северо-восток вдоль восточного берега Саво.[52] В это же время Юнаги натолкнулся на плетущийся Джэрвис и обстрелял его. В дальнейшем Юнаги в бою не участвовал и присоединился к уже отходящему соединению северо-западнее острова Саво.[53]

В 01:44 корабли Микавы повернули влево и направились к северной группе Союзников. Фурутака, скорее всего, из-за проблем с управлением,[54] либо стремясь избежать столкновения с Канберрой, повернул раньше. За ним последовали Юбари и Тэнрю, и эти корабли перестроились в обратном порядке. Таким образом, северная группа Союзников оказалась взятой в «клещи»[55].

Бой с северной группой[править | править вики-текст]

Схема боевых действий к северо-востоку от острова Саво.

В то время, как соединение Микавы расправлялось с кораблями южной группы Союзников, корабли северной группы, ни о чём не подозревая, не спеша патрулировали свой район, держа ход всего в 10 узлов (18,5 км/ч). Командиры всех трёх крейсеров спали в каютах.[56] Несмотря на то, что на всех трёх кораблях видели вспышки выстрелов южнее Саво, их приняли за грозовые зарницы, а сообщение Паттерсона о вхождении неизвестных кораблей в гавань никто не получил.[57] В 01:44 японские крейсера, прекратив артиллерийский огонь по южной группе, практически немедленно начали стрелять торпедами по северной группе. В 01:50 они осветили американские крейсера и открыли артиллерийский огонь[51].

Первым начал стрелять по Винсенсу идущий в строю третьим Како. Флагманский Тёкай обстрелял концевой крейсер американской колонны, Асторию, а Аоба занялся Куинси, средним крейсером. Через несколько минут по Куинси открыли огонь оторвавшиеся от основной колонны Фурутака и Тэнрю. Таким образом, к несчастью американцев, японцы практически одновременно взяли под обстрел все американские корабли.

Тревога на Астории была объявлена только лишь после того, как крейсер был освещён прожекторами японцев, и вокруг начали рваться снаряды. Старший артиллерист, находящийся на КДП приказал открыть огонь главным калибром по прожекторам. Командир Астории, кэптен (капитан 1-го ранга) Гринмен, проснувшийся от грохота выстрелов, примчался на капитанский мостик и приказал прекратить огонь, опасаясь, что его корабль ведёт огонь по своим. Но так как вокруг рвались японские снаряды, командир отменил свой приказ. Тёкай быстро пристрелялся, и Астория получил множество попаданий, вызвавших на нём неконтролируемые пожары.[58] Между 02:00 и 02:15 Аоба, Кинугаса и Како присоединились к Тёкаю в расстреле Астории. Было разрушено машинное отделение, крейсер лишился хода и прекратил огонь. На нём бушевали пожары. В 02:16 единственный снаряд Астории попал в башню ГК № 1 Тёкая, не взорвался, но вывел башню из строя.[59]

Куинси, когда в 01.50 его осветили прожектора японских крейсеров, не смог открыть огонь по причине неготовности. Куинси сразу же попал под перекрёстный огонь Аобы, Фурутаки и Тэнрю, получил тяжёлые повреждения, на нём бушевали пожары. Вдобавок в левый борт крейсера попали две торпеды, выпущенные Тэнрю. Крейсер дал наугад несколько залпов. 2 из выпущенных снарядов поразили Тёкай; один попал в штурманскую рубку, уничтожив всю коллекцию навигационных карт, взорвался в 6 метрах от адмирала Микавы, убив 36 человек, второй — в основание грот-мачты. В 02.10 от попаданий в мостик Куинси был смертельно ранен командир и почти все находившиеся там. В 02.16 крейсер был поражён в кормовую часть левого борта ещё одной торпедой, выпущенной Аобой. Крейсер остановился и прекратил огонь. Помощник артиллерийского офицера Куинси, который прибежал на мостик, описывал уведенное:

Когда я прибыл на палубу мостика, я обнаружил там горы мёртвых тел, только три или четыре человека ещё были живы. В рулевой рубке стоял только один человек, это был сигнальщик у штурвала, который тщетно пытался переложить руль с правого на левый борт. Спросив его, я узнал, что командир, который в это время лежал [sic] у штурвала, приказал ему, посадить корабль на мель, и он пытается держать курс на остров Саво, до которого было около четырёх миль (около 7,5 км) слева по корме. Я бросился на левый борт рулевой рубки, чтобы найти остров, и вдруг почувствовал, что корабль стал быстро крениться на левый борт, уходя под воду носом. В это мгновение командир выпрямился и перевернувшись на спину, умер, не издав ни единого звука, кроме стона.

Куинси затонул носом вперёд в 02:38[60].

Крейсер Юбари освещает прожектором северную группу Союзников прямо по носу.

Участие в бою Винсенса было недолгим. Когда в 01:50 американские крейсера были освещены японскими прожекторами, Винсенс промедлил с открытием огня, опасаясь, что прожектора могут принадлежать своим, и открыл его в 01.53 лишь после того, как был обстрелян Како.[61] Результатом ответного огня американцев стало попадание в Кинугасу. Командир кэптен (капитан 1-го ранга) Фредерик Л. Рифхолл приказал увеличить скорость до 25 узлов (46,3 км/ч), но вскоре, в 01:55, в крейсер попали две торпеды с Тёкая, поразив корабль в левый борт в район КО № 2, а затем, в 02.03, — и третья, выпущенная с Юбари, поразив его в район КО № 1. Винсенс потерял ход, обесточился, орудия крейсера замолчали. В 02.13 Тёкай снова нащупал прожектором беспомощный Винсенс, и Кинугаса, Како и Тёкай снова взяли его под перекрёстный огонь. Винсенс получил до 74 попаданий снарядами ГК японских тяжёлых и лёгких крейсеров. В 02:16 Рифхолл приказал команде покинуть корабль и Винсенс затонул в 02:58.[62]

Американские эсминцы Хелм и Уилсон в бою не приняли участия, если не считать, что Уилсон чуть было не обстрелял подходивший с юга Бегли.[63].

Внезапно для американцев, в 02:16, прожектора погасли и японская колонна прекратила огонь. В 02.20 Микава скомандовал отход.

Отбившийся от соединения Юнаги наткнулся к северо-востоку от Саво на мирно патрулирующий Ральф Талбот, на мгновение осветив его прожектором. Мгновенного проблеска хватило, чтобы три японских крейсера группы Фурутаки, на беду американцев выходивших из боя недалеко от них, энергично обстреляли эсминец. Тэнрю осветил его прожектором и японцы добились пяти попаданий в Ралф Тэлбот, нанеся ему тяжёлые повреждения. Ралф Тэлбот скрылся от огня благодаря дождевому шквалу, и японские корабли, потеряв его, прошли мимо.[64]

Решение Микавы[править | править вики-текст]

В 02:16 Микава провёл короткое совещание с членами своего штаба о том, стоит ли повернуть обратно и продолжить бой с уцелевшими кораблями противника и попытаться уничтожить транспорта Союзников на якорных стоянках у Гуадалканала. Однако, его корабли были рассредоточены и понадобилось бы некоторое время на перегруппировку[65]. Его корабли должны были перезарядить торпедные аппараты, трудоёмкая работа заняла бы ещё некоторое время. Микава также не знал о количестве и местонахождении кораблей Союзников, в этом его убедила перестрелка с Ралфом Тэлботом, его корабли потратили большую часть боезапаса, а флагманский крейсер остался без навигационного обеспечения.[66] Микава не имел прикрытия с воздуха, считал, что американские авианосцы находятся поблизости, и опасался дневных ударов палубной авиации. Времени, потраченного на повторную атаку Союзников у Гуадалканала не хватило бы на то, чтобы на следующий день его корабли успели бы выйти из радиуса действия палубной авиации.[67] Все эти факторы повлияли на решение Микавы отойти, хотя некоторые из офицеров штаба были готовы атаковать Союзников. Но всё-таки большая часть штаба высказалась за отход[68] и в 02:20 Микава приказал своим кораблям отходить.[69]

После боя[править | править вики-текст]

Американские эсминцы Блю и Паттерсон эвакуируют команду горящей Канберры

В 04:00 9 августа Паттерсон подошёл к борту Канберры для оказания помощи. К 5 утра пожар практически был потушен, но Тёрнер, который решил отвести все свои корабли и транспорта от Гуадалканала до 06:30, приказал затопить корабль. После того, как эсминцы Сэлфридж и Эллет сняли с крейсера всех членов экипажа, Канберра был добит торпедами и артиллерийским огнём[70].

Позднее утром 9 августа Вандегрифт сообщил Тёрнеру, что ему необходимо больше снабжения. Поэтому Тёрнер отложил отход транспортов на вторую половину дня. Тем временем экипаж Астории пытался спасти свой тонущий корабль. Однако пожары на Астории, в конечном счёте, вышли из-под контроля и в 12.15 корабль затонул.[71]

Утром 9 августа австралийские береговые наблюдатели на Бугенвиле передали по радио предупреждение о том, что на Гуадалканал предстоит налёт японской авиации из Рабаула. Транспорта Союзников на время приостановили выгрузку, но авианалёт не состоялся. Только после войны стало известно, что японские самолёты отбомбились по Джэрвису южнее Гуадалканала, добив его. Транспорта и военные корабли Союзников покинули воды Гуадалканала только вечером 9 августа.[72]

Поздно вечером 9 августа Микава приказал четырём крейсерам 6-й дивизии крейсеров возвращаться в Кавьенг восточнее Новой Ирландии. В 08:10 10 августа Како был торпедирован подводной лодкой S-44 и затонул, не дойдя до базы 70 миль (129,7 км). Остальные японские крейсера подняли из воды всех, кроме 71 члена экипажа.[73]

В течение нескольких месяцев после сражения почти все подкрепления и снабжение Союзников доставлялись на Гуадалканал транспортами в составе мелких конвоев, выгрузка проводилась днём, когда авиация Союзников с Новых Гебридов и авиабазы Хендерсон, а также авианосцев, если те находились рядом с островом, могла прикрыть высадку. За это время морская пехота на Гуадалканале, хотя и сидела на "голодном пайке, получила достаточно вооружений и продовольствия, чтобы удержать несколько японских крупных операций по возврату островов.[74]

Несмотря на поражение в этом бою, высадка десанта Союзников не была сорвана, и это было первым шагом на пути к окончательной победе над Японией. Вполне возможно, что если бы Микава принял решение рискнуть своими кораблями, и уничтожить транспорты Союзников утром 9 августа, он мог бы закончить Гуадалканальскую кампанию в самом её начале, и дальнейшая война в южной части Тихого океана пошла бы по совсем другому сценарию. Несмотря на то, что корабли Союзников у Гуадалканала были полностью разгромлены, они выполнили свою задачу, защитив транспорта. Многие их этих транспортов впоследствии быти многократно использованы для перевозки подкреплений и снабжения на Гуадалканал. Решение Микавы не продолжать атаку Союзников, тогда, когда для этого прекрасная возможность, стало стратегической ошибкой для Японии[75].

Японская иллюстрация времён войны, на которой изображено уничтожение трёх американских крейсеров у острова Саво

Формальное руководство ВМФ США, известное как комиссия Хэпберна, впоследствии подготовило отчёт о бое. Комиссия допрашивало большинство старших TF62 в течение нескольких месяцев, начиная с декабря 1942 года[76]. Отчётом было рекомендовано осудить действия только одного офицера: кэптена Говарда Д. Боуда. Отчёт рекомендовал снять обвинения с других командиров кораблей Союзников, в том числе с адмиралов Флетчера, Тёрнера, МакКейна и Кратчли, а также кэптена Рифхолла. Карьеры Тёрнера, Кратчли и МакКейна практически не пострадали. Рифхолл, тем не менее, никогда более не командовал кораблями. Капитан Боуд, изучив отчёт, в котором особой критике подверглись именно его действия, застрелился в Бальбоа, Зона Панамского канала 19 апреля 1943, и умер на следующий день.[77] Впоследствии, в сентябре 1944 года, Кратчли был награждён орденом «Почётного Легиона».

Адмирал Ямамото отправил поздравительную телеграмму Микаве, отметив в ней: «Я ценю отважный и тяжёлый ратный труд каждого человека под вашим командованием. Я ожидаю, что вы приумножите свои подвиги в деле поддержки сухопутных сил Императорской армии, которая ведёт сейчас отчаянную борьбу.» Позднее, однако, когда выяснилось, что Микава упустил возможность уничтожить транспорта Союзников, он был подвергнут жёсткой критике своими товарищами.[78] Адмирал Тёрнер позднее писал о причинах поражения своего флота в этом бою:

ВМС США были всё ещё были слишком уверены в собственном техническом и моральном превосходстве над врагом. Несмотря на достаточное количество доказательств возможностей противника, большинство наших офицеров были слишком уверены, что они одержат победу при любых обстоятельствах. Суммарным результатом этого была фатальная летаргия ума, которая привела к неготовности встречи с врагом и слепому использованию устаревших шаблонов мирного времени. Я считаю, что психологический фактор в причинах нашего поражения был гораздо сильнее эффекта внезапности.

Историк Ричард Б. Фрэнк добавляет, «Эта летаргия ума не могла бы полностью закончиться без нескольких ощутимых ударов по (американскому) Флоту у Гуадалканала, но после Саво Соединённые Штаты поднялись на палубу, готовые для самой ожесточённой битвы в своей истории»[79].

Дэниэл Х. Галвин мл., спасшийся с тонущего Куинси, писал позднее об этом: «Около 40 лет моряки [с Куинси] должны были скрывать свою скорбь по гибели 389 служивших с ними товарищей, скрывая свой позор этой потери». Тем не менее, с помощью акта о свободе информации историки смогли узнать правду о «бое у острова Саво». Галвин писал, что в поражение в основном виноват Флетчер, ушедший из района и не оставив никого, кто бы его заменил. Кроме того, часть вины лежит на австралийцах, которые знали о приближении японских кораблей и не смогли передать эту важную информацию американцам.[80]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 306-307
  2. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 100
  3. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 100-101
  4. Frank, Guadalcanal, p. 117. В том числе погибло на кораблях: Токай-34, Тэнрю-23 и Кинугаса-1. Кроме того, на Како затонувшем на следующий день (10 августа) до прихода в порт Кавьенг, погибло 71 человек, эти потери обычно учитываются в общей сумме потерь в бою у острова Саво. Все остальные японские крейсера были отремонтированы на месте.
  5. Frank, Guadalcanal, p. 121. В том числе погибло на кораблях: Куинси-389, Винсенс-342, Астория-235, Канберра-85, Ральф Талбот-14, Паттерсон-10 и Чикаго-2. Кроме того, Джарвис, затонувший позднее 9 августа, унёс жизни 233 членов экипажа, эти потери обычно учитывают суммарно как потери боя у острова Саво. Чикаго находился на ремонте до января 1943 года. Ральф Талбот ремонтировался в США до ноября 1942 года. Паттерсон был отремонтирован на месте.
  6. Dull, Imperial Japanese Navy, сс. 193—194, Coombe, Derailing the Tokyo Express, с. 21.
  7. Hogue, Pearl Harbor to Guadalcanal, с. 235—236.
  8. Loxton, Shame of Savo, сс. 90-103.
  9. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 80
  10. Hammel, Carrier Clash, с. 99.
  11. Loxton, Shame of Savo, сс. 104—105; Frank Guadalcanal с. 94 и Morison Struggle for Guadalcanal, с. 28.
  12. Lundstrom, Black Shoe Carrier Admiral, с. 368—385.
  13. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 59.
  14. Frank, с. 87; Loxton, с. 126. Один из них, Мейо Мару, затонул у мыса св. Георга, Бугенвиль в 21:25 8 августа в результате атаки подводной лодки S-38 под командованием капитан-лейтенанта Мэнсона, погибло 373 человек. Эти потери обычно рассматривают отдельно от потерь в бою у острова Саво.
  15. Toland, John, The Rising Sun: The Decline and Fall of the Japanese Empire 1936—1945, Random House, 1970, с. 355.
  16. Loxton, Shame of Savo, сс. 43-44. Это тщательный подбор и интенсивная тренировка сигнальщиков, специально разработанные для ночного боя оптические приборы, кислородные торпеды большой дальности хода (тип 93), использование корабельных гидропланов-разведчиков для постановки освещения, частые ночные учения.
  17. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 19, Coombe, Derailing the Tokyo Express, с. 21.
  18. Loxton, Shame of Savo, с. 126.
  19. Frank, Guadalcanal, с. 88. Гидросамолёты, отправленные Микавой, включали три Aichi E13A «Джейк» и один Kawanishi E7K2 «Альф». Один «Джэйк» был сбит истребителем с авианосца Уосп, его экипаж погиб (Loxton, Shame of Savo, с. 129).
  20. Loxton, Shame of Savo, сс. 139—150. Неправильная идентификация двух крейсеров Микавы как гидроавианосцев первым Hudson, скорее всего, произошла из-за большого рассеивания сил Микавы, кроме того, экипаж Hudson видел возвращение японских гидросамолётов. Когда второй Hudson сообщал по радио о визуальном контакте с силами Микавы, Фолл-Ривер отказался получать донесение, упрекнув экипаж Hudson в нарушении радиомолчания. Локстон называет утверждения Моррисона, Далла, Ричарда Ньюкомба и других историков о том, что экипаж Hudson не попытался передать донесение о контакте с противником по радио ещё раз, а рутинно и неторопливо закончил своё патрулирование и передал его после того как «попил чайку (5 о’клок ти)» «возмутительными слухами» и «клеветой», которые он обнаружил, проводя свои исследования.
  21. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 20.
  22. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 89-92
  23. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 195.
  24. Loxton, Shame of Savo, сс. 80-81.
  25. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 32.
  26. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 96-97
  27. Loxton, Shame of Savo, сс. 165—166.
  28. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 197. Далл пишет, что время было 00:44, Локстон — 00:53 (Shame of Savo, с. 171), Моррисон — 00:54 (Struggle for Guadalcanal, с. 35), Фрэнк — 00:50 (Guadalcanal, с. 103).
  29. 1 2 Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 36.
  30. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 103
  31. Loxton, Shame of Savo, с. 171.
  32. Frank, Guadalcanal, с. 103. Морррисон утверждает, что позднее Блю на этом же месте обнаружил «японскую вспомогательную шхуну», однако нет никаких убедительных объяснений, почему он и Блю считают, что шхуна была японской (Struggle for Guadalcanal, с. 55). Локстон констатирует, что Блю посчитал шхуну «безобидной» (Loxton, Shame of Savo, с. 216).
  33. Loxton, Shame of Savo, сс. 171—173.
  34. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 99
  35. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 197.
  36. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 103-104
  37. Loxton, Shame of Savo, сс. 176—177.
  38. Loxton, Shame of Savo, с. 178.
  39. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 36-37.
  40. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 104
  41. Loxton, Shame of Savo, сс. 179—180.
  42. Loxton, Shame of Savo, сс. 206—207.
  43. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 37.
  44. Loxton, Shame of Savo, сс. 180—184.
  45. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 38-39.
  46. Frank, Guadalcanal, с. 105. Фрэнк не верит, что в Канберру попали японские торпеды, и не исключает возможности того, что в корабль попали торпеды американских кораблей.
  47. Loxton, Shame of Savo, сс. 185—205. Локстон, анализируя записи в судовых журналах, отчёты и характер повреждений также твёрдо уверен в том, что Канберра получил торпеду с Бэгли. Моррисон (Struggle for Guadalcanal, сс. 37-38.) утверждает, что Канберра получил попадания двух торпед, но полагает, что это были, всё-таки, японские торпеды.
  48. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 39.
  49. Loxton, Shame of Savo, с. 213.
  50. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 105-106
  51. 1 2 Frank, Guadalcanal., 1990, p. 107
  52. Loxton, Shame of Savo, с. 207.
  53. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 199. Экипаж Чикаго свидетельствует о артиллерийской дуэли между Джэрвисом и Юнаги (Loxton, Shame of Savo, с. 208).
  54. Loxton, Shame of Savo, с. 208.
  55. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 107-108
  56. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 40-47.
  57. Loxton, Shame of Savo, сс. 217—221.
  58. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 41-44. Дословно командир Астории после прибытия на мостик сказал, «Топпер, я думаю, что мы стреляем по собственным кораблям. Давайте не возбуждаться и не действовать поспешно! Прекратить огонь!» Старший артиллерист Астории выполнил команду, добавив, «Ради Бога, дайте команду продолжать огонь!» Командир, после того, как Тёкай дал по Астории четвёртый залп, сказал, «Наши корабли это или нет, но мы должны остановить их. Открыть огонь!» (Loxton, Shame of Savo, сс. 226—227.)
  59. Loxton, Shame of Savo, с. 231.
  60. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 111-113
  61. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 47.
  62. Loxton, Shame of Savo, сс. 225—228.
  63. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 114
  64. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 50-51.
  65. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 115
  66. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 201.
  67. Toland, John, ibid, с. 362.
  68. Loxton, Shame of Savo, сс. 237—239.
  69. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 53.
  70. Frank, Guadalcanal., 1990, pp. 117-118
  71. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 57-59.
  72. Loxton, Shame of Savo, сс. 250—253. Джэрвис получил попадания двух японских самолётов, экипажи которых не вернулись на базу.
  73. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 203.
  74. Murray, War to be Won, cc. 211—215.
  75. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 121
  76. Frank, Guadalcanal., 1990, p. 122
  77. Shanks, Sandy, The Bode Testament: Author’s Interview, [1] and Hackett, CombinedFleet.com.
  78. Loxton, Shame of Savo, с. 267.
  79. 1 2 Frank, Guadalcanal., 1990, p. 123
  80. Guadalcanal Echoes, Spring 2010 Edition, с 14, (Publication of the Guadalcanal Campaign Veterans, [American veterans group])

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]