Большие противолодочные корабли проекта 1134-А

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Большие противолодочные корабли проекта 1134-А (тип «Кронштадт»)
БПК «Маршал Тимошенко» в 1986 году.
БПК «Маршал Тимошенко» в 1986 году.
Проект
Страна
Изготовители
Операторы
В строю Выведены из состава ВМФ и разделаны на металл.
Основные характеристики
Водоизмещение 5640—5735 т (стандартное)
6610—6705 т (нормальное)
7575—7670 т (полное)
Длина 152,0 м (по КВЛ)
158,9 м (наибольшая)
Ширина 16,2 м (по КВЛ)
16,8 м (наибольшая)
Осадка 6,06 м (носом), 5,7—5,88 м (кормой)
Двигатели 2 котлотурбинных агрегата, 4 котла
Мощность 90 000 л. с.
Скорость хода 33 узла (полная)
Дальность плавания 5200 миль на 18 узлах
Автономность плавания 18 суток (по запасам воды и топлива)
Экипаж 379—385 человек (в том числе 42—46 офицеров)
Вооружение
Радиолокационное вооружение 2 РЛС обнаружения ВЦ и НЦ МР-310А «Ангара-А»
2 РЛС управления артиллерийской стрельбой МР-105 «Барс»
Радиоэлектронное вооружение на головном корабле:
ГАС кругового обзора «Титан»
на остальных:
ГАС «Титан-2»
Артиллерия 2×2 57-мм АК-725
Зенитная артиллерия 4×6 30-мм АУ АК-630
Ракетное вооружение 2×2 ПУ ЗРК М-11 «Шторм» (48 ЗУР В-601)
Противолодочное вооружение 2×4 ПУ УРПК-3 «Метель», после модернизации — 2×4 ПУ УРК «Раструб-Б»,
2×12 213-мм РБУ-6000 (192 РГБ-60)
2×6 305-мм РБУ-1000 (48 РГБ-10)
Минно-торпедное вооружение 2×5 533-мм ТА ПТА-53-1134А (10 торпед 53-65К или СЭТ-65)
Авиационная группа 1 вертолёт Ка-25ПЛ, палубный ангар.
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

Большие противолодочные корабли проекта 1134-А (шифр «Беркут-А», головной корабль — «Кронштадт», кодовое обозначение NATO — Kresta II class, флотское прозвище — «азы»[прим. 1]) — тип больших противолодочных кораблей, с 1969 года состоящий на вооружении Военно-Морского Флота СССР и с 1991 года — на вооружении Военно-Морского Флота Российской Федерации. В 19911993 годах все десять кораблей проекта, вошедших в состав ВМФ СССР в период с декабря 1969 по декабрь 1977 года, были исключены из состава ВМФ Российской Федерации и проданы для разборки на металл.

Содержание

Тактико-техническое задание[править | править вики-текст]

К середине 1960-х годов быстрое нарастание угрозы ракетно-ядерных ударов с морских направлений стало требовать скорейшего количественного и качественного увеличения мощи сил противолодочной обороны Военно-Морского Флота СССР для ликвидации этой угрозы. Флот стал ориентироваться на создание дальней зоны противолодочной обороны путём строительства противолодочных кораблей, способных находить и уничтожать в океане атомные подводные лодки с баллистическими ракетами вероятного противника — США[1].

10 августа 1964 года Совет Министров СССР принял постановление о строительстве противолодочных надводных кораблей с усиленным составом вооружения, а в январе 1965 года, ещё до закладки третьего корабля проекта 1134 «Беркут», совместным решением Госкомитета по судостроению и ВМФ было принято решение о строительстве кораблей по новому проекту. За его основу Северным проектно-конструкторским бюро был взят проект 1134 с модификацией в сторону увеличения его противолодочных и противовоздушных возможностей, чему способствовало принятие на вооружение УРПК-3 «Метель», ГАС МГ-332 «Титан-2», УЗРК М-11 «Шторм» и РЛС МР-600 «Восход». Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР принято решение о приостановке строительства кораблей проекта 1134 и строительстве кораблей нового проекта, получившего обозначение проект 1134-А шифр «Беркут-А», начиная с пятого корпуса[1][2].

Тактико-техническое задание определяло боевое предназначение кораблей проекта. Перед кораблями ставились следующие задачи[1][2]:

  1. Поиск, обнаружение, слежение и уничтожение атомных подводных лодок противника в удалённых района Мирового океана;
  2. Придание боевой устойчивости тактическим группам флота;
  3. Обеспечение противокорабельной, противолодочной и противовоздушной обороны кораблей и судов на переходе морем.

История проектирования[править | править вики-текст]

Технический проект 1134-А разрабатывался в северном ПКБ в 1964—1965 годах. Главным конструктором был назначен В. Ф. Аникиев, заместителями главного конструктора: Ю. А. Бабич, М. С. Натус и В. Д. Рубцов. Главными наблюдающими от ВМФ по проекту 1134-А были капитан 2 ранга О. Т. Сафронов, затем — капитан 2 ранга М. А. Янчевский и с 1970 года — инженер-капитан 2 ранга М. А. Котлер[1][2].

Несмотря на то, что в номере проекта и его шифре явно просматривается связь с предшественником (проектом 1134 «Беркут»), по своему боевому предназначению это был уже совсем другой корабль, с существенными изменениями не только в составе вооружения, но и конструкции. Главные размерения корабля по проекту изменились незначительно. Прежней осталась ширина, длина несколько увеличилась, что было обусловлено ограниченными размерами построечных мест закрытого эллинга ленинградского завода им. А. А. Жданова. Конструкторы постарались в максимальной степени унифицировать комплектующее оборудование нового и старого проектов (уже освоенное промышленностью)[1][3].

Чертежи разрабатывались с указанием детальных установочных размеров, что исключало переделки и подгонки на корабле при монтаже оборудования и корабельных систем, при этом учитывалось внедрение прогрессивных технологий сборки корпуса. Конструкторы Северного ПКБ разработали комплекс мероприятий по снижению уровня физических полей корабля, помех гидроакустическим станциям, воздушного шума. Непосредственно в процессе постройки кораблей были внесены изменения в проект по усилению зенитных огневых средств посредством дополнительной установки 30-мм многоствольных артиллерийских установок АК-630[1][3]. Размещение личного состава стало более стеснённым[3].

История строительства[править | править вики-текст]

Строительство[править | править вики-текст]

Строительство больших противолодочных кораблей проекта 1134-А было развёрнуто в закрытом эллинге Ленинградского судостроительного завода им. А. А. Жданова. Главным строителем головного корабля был назначен Д. Б. Афанасьев, а ответственным сдатчиком — Ю. А. Большаков. Главными строителями других кораблей были Г. И. Цветков и Г. В. Филатов, а ответственными сдатчиками — Г. Г. Нарсесов, М. И. Шрамко, А. К. Бондаренко, К. П. Юсупов, В. М. Архаров и В. С. Воробьёв. Начальником группы технического сопровождения Северного проектно-конструкторского бюро был В. П. Мишин[4].

Постройка кораблей производилась поточно-производственным способом на четырёх позициях эллинга, где происходило формирование блоков корпуса из секций. Массогабаритные характеристики секций были ограничены грузоподъёмностью транспортных средств и стапельных кранов, а также размерами проёмов цехов и коридоров. Перестановка блоков корпуса осуществлялась при помощи трансбордера, предназначенного для бокового спуска кораблей. Соединение всех блоков осуществлялось единым кольцевым швом автоматической сварки. В процессе строительства серии проходила реконструкция завода и его оборудования[4].

Всего за одиннадцать лет (с 1966 по 1977 годы) было построено 10 кораблей[5][4], хотя различными вариантами кораблестроительных программ предполагалось построить для флота 32 корабля проектов 1134 и 1134-А[4].

Этапы постройки больших противолодочных кораблей проекта 1134-А[4]
Имена кораблей и заводской номер Закладка корпуса Спуск на воду Подписание приёмного акта
«Кронштадт» С-721 30 ноября 1966 10 февраля 1968 29 декабря 1969
«Адмирал Исаков» С-722 15 января 1968 22 ноября 1968 28 декабря 1970
«Адмирал Нахимов» С-723 15 января 1968 15 апреля 1969 29 ноября 1971
«Адмирал Макаров» С-724 23 февраля 1969 22 ноября 1970 25 октября 1972
«Маршал Ворошилов» С-725 20 марта 1970 8 октября 1970 15 сентября 1973
«Адмирал Октябрьский» С-726 2 июня 1969 21 мая 1971 28 декабря 1973
«Адмирал Исаченков» С-727 30 октября 1970 28 марта 1972 5 ноября 1974
«Маршал Тимошенко» С-728 2 ноября 1972 21 октября 1973 25 ноября 1975
«Василий Чапаев» С-729 22 ноября 1973 28 ноября 1974 30 ноября 1976
«Адмирал Юмашев» С-730 17 апреля 1975 30 сентября 1977 30 декабря 1977

Испытания[править | править вики-текст]

Испытания кораблей серии проходили в напряжённой обстановке, типичной для времени холодной войны. Программа государственных испытаний включала: шесть — восемь стрельб зенитно-ракетным комплексом, до 10 артиллерийских стрельб комплексом АК-725, пять — шесть стрельб противолодочным оружием. Проверка гидроакустических станций проводилась по дальности определения места подводной лодки проекта 613 (глубина 30 м, скорость 6 узлов). Дальности обнаружения воздушных и надводных целей всеми имеемыми на вооружении РЛС проверялись по самолёту Ил-28 при высоте полёта 11 000 м и сторожевым кораблям проекта 1135. Государственные испытания обычно не превышали трёхмесячный срок, но за этот период корабли проходили не менее 6000 морских миль. Водоизмещение и остойчивость кораблей проекта определялись по результатам кренгования головного корабля. Результаты испытаний показали вполне удовлетворительную мореходность кораблей проекта 1134-А[4].

Конструкция[править | править вики-текст]

Корпус, надстройки и общее расположение[править | править вики-текст]

Общее расположение[править | править вики-текст]

Архитектурный тип корабля был практически аналогичен проекту 1134 — длиннопалубный, полубачный, с умеренно развитыми надстройками. Отличительной особенностью корпуса корабля стало появление большого носового «бульбовидного» обтекателя для размещения в нём антенного устройства ГАС, это повлекло за собой необходимость вынести якоря как можно дальше в нос корабля и придало кораблю стремительный внешний вид. С целью обеспечения благоприятных углов обзора и обстрела оружия и вооружения дымо-выпускные устройства двух машинно-котельных отделений конструкторы свели в одну башенноподобную мачту-трубу, на которой размещались все основные антенные посты радиоэлектронного вооружения. Взлётно-посадочная площадка вертолёта была поднята до уровня палубы полубака для уменьшения воздействия на вертолёт водяной пыли и брызг при взлёте и посадке[1].

Кораблестроительные элементы[править | править вики-текст]

Основные кораблестроительные элементы:[6]

  • Стандартное водоизмещение — 5640—5735 т;
  • Нормальное водоизмещение — 6610—6705 т;
  • Полное водоизмещение — 7575—7670 т;
  • Длина наибольшая / по конструктивной ватерлинии, м — 158,8—158,9 / 152,0 м;
  • Ширина наибольшая / по конструктивной ватерлинии, м — 16,8 — 16,81 / 16,2 м;
  • Осадка носом / кормой, м — 6,06 / 5,7—5,88;
  • Выступающие за киль части, м
    • обтекатель ГАС МГ-332 «Титан-2» — 1,8 — 1,96;
    • винты — 1,45—1,05;
    • руль — 0,36;
    • трубка лага в выдвинутом положении — 1,22;
  • Общая высота рангоута от основной плоскости, м — 40;
  • Коэффициент общей полноты — 0,5.

Корпус[править | править вики-текст]

Корпус корабля был выполнен полностью сварным из стали марки СХЛ-4 и был набран из 300 шпангоутов с длиной шпации 500 мм. Корпус имел пять «плавающих» (гибких швов) и разделялся 15 главными водонепроницаемыми переборками на 16 отсеков. На корабле имелись три палубы (палуба полубака, верхняя и нижняя палубы) и три платформы (I, II и III, нумерация снизу верх)[6].

В нижней части носовой оконечности, между 6 и 36 шпангоутами располагался обтекатель ГАС МГ-332 «Титан-2» (между 6 и 17 шпангоутами — его звукопрозрачная часть). Между 86 и 88 шпангоутами находился обтекатель ГАС звукоподводной связи и опознавания МГ-26. С 257 шпангоута шёл дейдвудный вырез в кормовой части корпуса[6].

На I-й платформе размещались: гидроакустический пост; отделение водоотливных насосов; гиропост и шахта лага; носовое машинно-котельное отделение (МКО), занимавшее объём между 112 и 138 шпангоутами и верхней палубой; отделение вспомогательного котла и успокоителей качки — между 138 и 155 шпангоутами, между 155 и 167 шпангоутами — средняя электростанция, между 167 и 193 шпангоутами и верхней палубой — кормовое МКО, между 193 и 212 шпангоутами — кормовая электростанция, КХП, коридоры гребных валов № 1 и № 2, носовая и кормовая холодильные машины, отделения НЭПЖН и КЭПЖН. Румпельное отделение находилось в 16 отсеке между 282 и 293 шпангоутами[6]. На III-й платформе располагались: кладовая строительных материалов, гидроакустические посты, носовой центральный пост системы управления (СУ) «Гром», погреб № 1 РГБ-60 (между 25 и 41 шпангоутами), агрегатные различного назначения, носовой пост стабилизации «Надир-1134А», посты постановки пассивных помех «Терция» и «Салют-А»[7].

На нижней палубе размещались: кладовые различного назначения (малярная, тентов и брезентов, сухой провизии); далее — погреб № 2 ЗУР В-611 (между 50—68 шпангоутами); посты МВУ-202 «Корень», МРО-310А, МВУ-203 («Аллея»), АПА «Тюльпан», рубка гидроакустики и другие (до носового МКО); пост МРП 15-16, пост дистанционного управления кормовым машинным отделением — (188—193 шп.); носовая электростанция, посты стабилизации «Надир-1134А» и кормовой СУ «Гром», погреб № 6 ЗУР В-611 (204—232 шп.); погреба авиационного боезапаса и глубинных бомб РГБ-10 (погреб № 8, 248—254 шпангоуты); кубрик № 7 на 36 человек, керосинохранилище и кубрик № 9 на 23 человека[7].

На верхней палубе размещались: станция МИ-110Р (перед якорными клюзами), такелажная кладовая, шпилевая (6—17 шп.) и кладовая тентов и брезентов; кубрик № 7 на 20 человек, кубрик № 3 на 38 человек; командный пост связи; совмещённый флагманский командный пункт, главный командный пункт и боевой информационный пост (88—104 шп.) и штурманская рубка; носовая шахта машинно-котельного отделения (112—138 шп.); столовая личного состава (138—155 шп.); посты РЭБ; кормовая шахта МКО (167—193 шп.); кубрик № 4 главных старшин на 12 человек; вертолётный ангар (между 232 и 260 шпангоутами), вертолётные кладовая и мастерская; вентиляторные и тамбуры[7].

На палубе полубака в районе 24-го шпангоута размещались две установки РБУ-6000 «Смерч-2». Вертолётная взлетно-посадочная площадка размещалась между 260 и 299 шпангоутами. Стартовый командный пункт вертолёта примыкал к ангару по левому борту (248—257 шпангоуты). По боковым сторонам вертолётного ангара устанавливались РБУ-1000 «Смерч-3». Леерное ограждение палубы выполнялось из сварных труб и цепей, на взлётно-посадочной площадке оно было выполнено заваливающимся. Торпедные аппараты ПТА-53-1134 были установлены на 180 шпангоуте побортно[7].

Нагрузка масс, %[8]
(водоизмещение стандартное — 5660 т)
Корпус Полезная нагрузка Механическая установка Электрооборудование Системы Жидкие грузы Снабжение и команда Топливо, вода, масло
(от нормального водоизмещения)
52,0 14,9 15,4 8,0 5,0 2,3 2,4 37,1

Надстройка[править | править вики-текст]

Надстройка находилась между 40 и 260 шпангоутами[7] и была изготовлена из алюминиево-магниевых сплавов, соединение с корпусом — клёпанное. Между корпусом и надстройкой находилась так называемая «юбка»[6].

В надстройке на палубе полубака находились: тамбуры, вентиляторные, каюты офицеров, секретная канцелярия и архив, пищевой блок, приёмный радиоцентр, пост МР-103 «Барс». На палубе надстроек располагались: по 60 шпангоуту — носовая пусковая установка Б-187А, по 74 шпангоуту — две пусковые установки ЗИФ-121; вентиляторные, пост носовой системы управления (СУ) «Гром», посты РТС и СУ «Вымпел-А», по бокам от них — площадки зенитных автоматов АК-630 правого и левого бортов; между 100 и 115 шпангоутами слева и справа от ходовой рубки, под крыльями мостика — две четырёхконтейнерные ПУ УПРК-3 «Метель». Далее под первым ярусом надстройки размещались кают-компания офицеров, коридор и вентиляторная; побортно от кормового антенного поста СУ «Гром» (на 192—201 шп.) — две артиллерийские установки АК-725, рядом находились кормовой пост телевизионного отображения ближней надводной обстановки МТ-45Н и антенна второй навигационной РЛС «Волга». Над кают-компанией были оборудованы каюты командира, флагмана и флагманских специалистов соединения, пост МР-103 «Барс»[7].

На втором ярусе надстроек находились посты и высокочастотные блоки РЛС «Восход» и МР-310-А «Ангара-А», на третьем ярусе — посты МВУ-200 и «Гурзуф». На топе фок-мачты размещалась антенна РЛС МР-600 «Восход», на дымовой трубе — антенный пост РЛС МР-310А «Ангара-А». Над пусковыми установками УРПК-3 «Метель» находилась ходовая рубка, а перед ней — МТ-45Н и пеленгаторная рамка АРП-50. Над ходовой рубкой были смонтированы перископический визир ВБП-453, антенна первой навигационной РЛС «Волга», навигационный перископический визир ВБП-451, антенный пост СУ «Гром-М» и побортно за ним антенные посты СУ МР-123 «Вымпел-А»[7].

Энергетическая установка[править | править вики-текст]

Главная энергетическая установка[править | править вики-текст]

Главная энергетическая установка (ГЭУ) на кораблях проекта — котлотурбинная (паротурбинная). ГЭУ практически ничем не отличалась от котлотурбинной установки кораблей проекта 1134 и была скомпонована в два машинно-котельных отделения (МКО) — носовое и кормовое. Носовое МКО размещалось между 112 и 138 шпангоутами, включало два паровых котла и один главный турбозубчатый агрегат ТВ-12-1, обеспечивало вращение правого винта. Кормовое МКО находилось между 167 и 193 шпангоутами, имело такой же состав и обеспечивало вращение левого винта. Четыре главных паровых котла марки КВН 98/64-2 с турбокомпрессорным наддувом имели паропроизводительность 98 т/ч (при давлении 66 кг/см² и температуре пара 470±10 °C). Общая мощность главной энергетической установки на полном переднем ходу составляла 90 000 л. с. Мощность на полном заднем ходу — 18 000 л. с. Срок службы установки составлял 20 лет (50 000 часов работы)[9].

Главная энергетическая установка обеспечивала следующие ходовые элементы[9]:

  • На наибольшей скорости хода 31,8—32,1 узла дальность плавания кораблей составляла 1893—2016 морских миль, расход топлива на милю — 0,947—0,97 т мазута, 51,6 т котельной воды;
  • На полной боевой скорости хода 29,8—30 узлов дальность плавания составляла 2700 морских миль, расход топлива на милю — 0,67 т мазута, 39,6 т котельной воды;
  • На оперативно-боевой (боевой экономической) скорости хода 17,6—18 узлов дальность плавания составляла 5200 морских миль, расход топлива на милю — 0,316—0,32 т мазута, 16,8 т котельной воды;
  • На экономической скорости хода 13,8—14 узлов дальность плавания составляла 6100 морских миль, расход топлива на милю — 0,295—0,3 т мазута, 15,6 т котельной воды;
  • На малой скорости хода 9—9,5 узлов дальность плавания составляла 5000—5250 морских миль, расход топлива на милю — 0,34 — 0,342 т мазута, 14,4 т котельной воды;
  • Скорость полного заднего хода — 16,5 узлов.

Движительно-рулевой комплекс[править | править вики-текст]

На кораблях установлен один полубалансирный руль, рулевая машина и аппаратура авторулевого. Имелись два бортовых руля с закрылками и аппаратурой управления бортовыми рулями. Движительный комплекс состоял из двух гребных четырёхлопастных бронзовых винтов без ограничений по ресурсу[10].

Электроэнергетическая установка[править | править вики-текст]

Электроэнергетическая установка состояла из двух агрегатов марки ТД-1000, имевших приводные двигатели ТД-1000 (с ресурсом работы 25 000 ч), генераторы марки МСК 1250—1500 мощностью 1000 кВт, один агрегат ТД-750 с приводным двигателем ТД-750 (ресурс работы 25 000 ч) и генератором МСК-940-1500 мощностью 750 кВт, четырёх агрегатов АСДГ-500/1 с приводным двигателем М-845 (моторесурс — 6000 ч) и генераторами МСК625-1500 мощностью 1000 кВт. В корабельной сети применялся трёхфазный переменный ток напряжением 380 В и частотой 50 Гц[9].

Якорное устройство[править | править вики-текст]

Якорное устройство состояло из двух четырёхтонных становых якорей Холла, двух якорных цепей калибром 46 мм общей длиной по 300 м (12 смычек по 25 м) и весом 14,25 т, а также трёх электрических якорно-швартовных шпилей ШЭ-29. Максимальная глубина постановки на якорь — 100 м[10].

Вспомогательные системы и оборудование[править | править вики-текст]

В целях обеспечения корабля паром на стояночных режимах и приготовления ГЭУ к походу в отделении вспомогательного котла и успокоителей качки (ПВК) на первой платформе между 138 и 155 шпангоутами размещался один вспомогательный котёл типа КВВА-12/28А с паропроизводительностью 12 т/ч (при давлении 28 кг/см² и температуре пара 340±10 °C). В зависимости от степени готовности корабля к бою и походу расход топлива составлял от 13,2 до 24 т/сутки, котельной воды — 8—12 т/сутки. Также на кораблях проекта 1134-А имелись: два компрессора типа 18 ДКС 9/400 производительностью 9 л/мин при давлении 400 кг/см²; два испарителя-опреснителя марки ИВС-16/2,5 с производительностью до 60 т воды в сутки и один — марки ИВС-1 с производительностью 3 т в сутки; пять холодильных машин типа 10-ЭМ. Двухканальная система кондиционирования воздуха летом функционировала от холодильных машин, а зимой — от отопительной системы жилых и служебных помещений. Рефрижераторная установка типа МАК-4 имела объём камеры 41,4 м³ (температура в камере — 7 °C[9].

Корабельные технические средства[править | править вики-текст]

Средства связи[править | править вики-текст]

Комплекс радиосвязи кораблей проекта 1134-А состоял из двух радиопередатчиков Р-652, трёх Р-654-Н и одного Р-653; 11 радиоприёмников Р-678Н, двух Р-677 и одного Р-675К; двух приёмо-передатчиков радиостанций КВ и УКВ Р-613, пяти Р-619-1, двух Р-615 и одного Р-770, Р-401КБ; аппаратуры автоматического засекречивания, сверхбыстродействия и оконечной аппаратуры автоматической связи. На некоторых кораблях, прошедших средние ремонты с модернизацией, устанавливался комплекс космической связи Р-790 «Цунами-БМ»[11].

На кораблях проекта устанавливались светосигнальные приборы и прожекторы: два МСНП-250М, два МСНП-125, два МСЛ-Л45/2. Также корабли оборудовались командирскими и навигационными бинокулярными перископическими визирами: двумя ВПБ-454 и двумя ВПБ-451М[11].

Химическое вооружение[править | править вики-текст]

Средства химического вооружения принципиально не отличались от средств химического вооружения БПК проекта 1134. В контрольно-химическом посту дополнительно устанавливался корабельный радиометр воды и пищи КРВП-ЗАБ. На кораблях монтировалась универсальная система водяной защиты — УСВЗ, использовавшаяся в зависимости от загрязнения наружных корабельных поверхностей в трёх режимах — предотвращения (с подачей раствора СФ-3 из дозаторов), защиты от радиоактивного загрязнения наземного ядерного взрыва (с подачей раствора СФ-3 при превышении уровня радиации выше допустимых норм) и смыва. На многих кораблях серии прорабатывалась возможность использования УСВЗ при возникновении пожаров на верхней палубе. Конструктивно схема водяной системы состояла из 12 участков. Управление происходило автоматически, из контрольно-химического поста или местных постов управления каждого участка. При срабатывании систем орошения в погребах № 1, 2, 6, 8, вертолётном ангаре с погребом № 7 через систему «Карат» происходило автоматическое отключение электромагнитных клапанов соответствующих участков. Включение УСВЗ в штатном порядке допускалось на скоростях корабля не более 28 узлов, на полном ходу использование системы допускалось только в исключительных случаях по решению командира на время не более 20 минут из-за возможности засоления компрессоров ТНА ГЭУ. Приготовление растворов осуществлялось в румпельном отделении корабля при помощи станции приготовления растворов УСВЗ. Запас сухого СФ-3 обеспечивал семикратную заправку всех дозаторов системы. Система собиралась из медных труб марки МЗС, покрытых битумным лаком марки АЛ-17 для защиты от коррозии[11].

В конце 1970-х годов, для определения газового состава воздуха в случае оказания помощи аварийной подводной лодке, табелем по штату стали предусматриваться приборы газового анализа ПГА-ВПМ, ПГА-ДУМ, ПГА-КМ. Последние могли применяться также для контроля концентрации кислорода в воздухе в случае нахождения в торпедных аппаратах торпед 53-65К[11].

Водоотливные и противопожарные средства[править | править вики-текст]

На кораблях проекта 1134-А имелось 12 стационарных насосов НЦВ-315/10 с производительностью 315 т/ч, один стационарный насос ЭСН-16/11 с производительностью 40 т/ч, штатно установленный в румпельном отделении, шесть стационарных эжекторов осушения ВЭЖ-21 (30 т/ч) и 13 ВЭЖ-10 (10 т/ч). Корабли также оснащались шестью переносными насосами ЭСН-16/11 (40 т/ч) и четырьмя переносными эжекторами осушения ВЭЖ-21 (30 т/ч). Системой затопления погребов корабли не оборудовались. Погреба № 1—8, вертолётный ангар, барбеты установок АК-630, подбашенные отделения установок АК-725, керосинохранилище были оборудованы системами орошения. Пусковые установки КТ-100 УРПК-3 «Метель» и шкафы бомб ОМАБ оборудовались системами наружного и внешнего орошения[11].

В целях борьбы с пожарами на кораблях проекта предусматривались противопожарная водяная система, система нижнего и верхнего водораспыления, ингибиторная система, система СЖБ и система пенотушения[11]. Противопожарная водяная система была основным средством борьбы с пожарами. В ней использовались три пожарных насоса НЦВ-160/80 (производительностью 160 м³/ч и с давлением 8 кг/см²), один типа 100/80 и три типа ТПЖН-150/10 (производительностью 150 м³/ч и с давлением 8 кг/см²). Суммарная производительность водяной системы составляла 1090 м³/ч. Пожарная система была выполнена по кольцевой схеме с шестью перемычками (по боевому использованию — пять автономных участков). На верхней палубе имелось 20 пожарных рожков и 48 во внутренних помещениях корабля. Система нижнего и верхнего водораспыления применялась для тушения пожаров в машинно-котельных отделениях № 1, № 2 и отделении успокоителей качки (ПВК) от перемычки противопожарной водяной системы. Три станции СЖБ применялись для тушения пожаров в машинно-котельных отделениях, ПВК, носовой, средней и кормовой электростанциях; для увеличения живучести они были соединены перемычками[8].

Ингибиторная система должна была предупреждать взрыв смеси продуктов сгорания топлива со свежим воздухом, поступающим в аварийное помещение через выхлопные крышки. По причине использования в качестве ингибитора четырёхлористого углерода в процессе эксплуатации и ремонтов кораблей ингибиторная система демонтировалась. Система пенотушения предназначалась для тушения возгорания жидкого топлива и электрооборудования, находящегося под напряжением (кроме керосинохранилища), станции системы размещались в машинно-котельных отделениях, носовой и кормовой электростанциях, коридоре главстаршин № 2 (для тушения пожаров в вертолётном ангаре). В керосинохранилище устанавливалась станция объёмного тушения СОТ-30. На кораблях также имелись: три пеногенератора типа ТВПП-20, пять — типа ВПУ-100 и двенадцать — типа СВПЭ-2,5. Табелем к штату предусматривалось иметь на кораблях проекта 96 (до 104 — на некоторых кораблях) огнетушителей типа ОПМ, 52 — 54 огнетушителя типа ОУ-5 и два — типа ВОМ-250-59, одну мотопомпу типа НПБ-40/2 производительностью 40 т воды в час[8].

С целью предупреждения возгорания боезапаса, ликвидации локальных очагов пожара и предотвращения вторичных взрывов продуктов сгорания, защиты погребов от разряжения большие противолодочные корабли проекта 1134-А оборудовались системами «Карат» («Карат-М»)[11].

Катера, шлюпки, спасательные средства[править | править вики-текст]

Табелем к штату на кораблях предусматривалось иметь: один командирский катер проекта 1390 (на шесть человек), рабочий катер проекта 338 ПК (на 20 человек), стеклопластиковую шлюпку Ял-6 (на восемь человек), двадцать пять спасательных плотов ПСН-10М (вместимостью по десять человек), от 250 до 300 спасательных жилетов НСС, 30 спасательных кругов[8].

Корабельные запасы[править | править вики-текст]

Корабельные запасы (без мёртвого запаса) составляли: 1830—1952 т флотского мазута Ф-5, 49—55 т дизельного топлива ДС, 13 000 л авиационного керосина марок Т1, Т-7, 46 т турбинного масла марки Тп-46, 2,8—3,0 т масла марки МС-20П, 66 т котельной воды, 47 т питьевой, 45 т мытьевой и 40 т провизии. При проведении модернизационных работ на некоторых кораблях, где устанавливались системы «Шлюз» и «Цунами-БМ», для обеспечения остойчивости в нефтяные цистерны загружался дополнительный балласт (около 60 т), в связи с чем запасы флотского мазута на этих кораблях незначительно уменьшались (примерно на 30 т)[10].

Корабли были оборудованы четырьмя топливоприёмниками диаметром 150—180 мм (на последних кораблях серии — 200 мм), двумя приёмниками котельной воды диаметром 50—100 мм и одним приёмником питьевой воды (РС-51) диаметром 50 мм. Приём и передача топлива в море на ходу осуществлялись при помощи четырёх подвесных дорог: № 1 — для приёма сухих грузов и людей (30 т/ч), № 2, 3, 4 — для приёма жидких грузов (100 т/ч). В 1973 году на БПК «Адмирал Макаров» для этих же целей была установлена система приёма грузов «Струна». Другие корабли серии этой системой не оборудовались. На «Беркутах-А» также устанавливалась трёхтонная грузовая стрела с электролебёдкой ЛЭС-10-2, а также имелась переносная грузовая балка с ручной лебёдкой на 250 кг[11].

Автономность по топливу и пресной воде составляла 18 суток, по запасам провизии — 45 суток[10].

Экипаж и условия обитаемости[править | править вики-текст]

Экипаж кораблей состоял из 385 человек (по проекту 343) — 42 офицеров (по проекту — 33), 61—62 мичманов, 57—58 старшин и 224 человек рядового состава. По другим данным: 46 офицеров, 56 мичманов, 277 матросов. Спальные места были предусмотрены в следующем количестве: офицерских — 46—54, мичманских — 39—54, срочной службы — 286—291[10].

Мореходность и маневренные характеристики[править | править вики-текст]

Большие противолодочные корабли проекта 1134-А обладали неограниченной мореходностью. Использование оружия было возможно при волнении моря до четырёх баллов без успокоителей качки и до пяти баллов — с включенными успокоителями качки. В качестве пассивных успокоителей качки использовались скуловые кили. Непотопляемость корабля гарантированно обеспечивалась при затоплении трёх любых смежных отсеков[7].

Непотопляемость и остойчивость[7]
Характеристики При стандартном водоизмещении При нормальном водоизмещении При полном водоизмещении
Запас плавучести, т 11 015—11 710 10 645—10 740 9630—9750
Начальная поперечная метацентрическая высота, м (проектные значения) 1,07 1,55 1,83
Продольная поперечная метацентрическая высота, м (проектные значения) 403 358 325

Корабль сохранял устойчивость на курсе в пределах 0,6° — 0,9°, при скорости ветра 9 м/с и волнении моря до трёх баллов на скорости 24 узла (15 перекладок руля). При нормальном водоизмещении и волнении до трёх баллов допускалась буксировка корабля с максимальной скоростью 6 узлов при застопоренных винтах или со скоростью до 10 узлов при свободно вращающихся винтах[7].

Время до полной остановки корабля с момента подачи команды «стоп» на полном переднем ходу составляет 545—549 с, а проходимое за это время расстояние — 2540—2940 м. Время до полной остановки с момента подачи команды «стоп» на полном заднем ходу составляет 274—277 с, проходимое за это время расстояние — 1155—1180 м. Время выполнения кораблём команды «полный задний ход» на полном переднем ходу составляет 95—115 с, а проходимое за это время расстояние — 560—750 м. Время выполнения кораблём команды «полный передний ход» на полном заднем ходу составляет 32—55 с, проходимое за это время расстояние — 160 м. Диаметр циркуляции вправо на полном переднем ходу (32 узла) при угле перекладки руля 35° составляет 860 м (5,8 длин корабля)[7], диаметр циркуляции влево при тех же условиях составляет 816 м (5,5 длин корабля), при этом максимальный угол крена составляет 9°. Диаметр циркуляции при угле перекладки руля 15° составляет 5,8—7,7 кабельтовых, при угле перекладки руля «на борт» — 4—6 кабельтовых[10].

Вооружение[править | править вики-текст]

Зенитно-ракетное вооружение[править | править вики-текст]

Для стрельбы по воздушным и морским целям корабль проекта 1134-А был вооружён универсальным зенитно-ракетным комплексом М-11 «Шторм» (впоследствии «Шторм-М» и «Шторм-Н»). Пусковые установки ЗРК — Б-187 барабанного типа (четыре барабана по шесть ракет в каждой) — располагались в диаметральной плоскости корабля: одна в носовой и одна в кормовой частях на палубе надстройки. Каждая из пусковых установок представляла собой спаренную стабилизированную установку тумбового типа с нижней подвеской ЗУР на направляющих балках. В одном залпе ЗРК — две ракеты (в обеих пусковых установках — четыре). Интервал стрельбы — 50 с. Боезапас состоял из 48 зенитных управляемых ракет (ЗУР) В-611 в двух погребах. Частью комплекса являлась универсальная система приборов управления стрельбой 4Р-60М «Гром-М» (два комплекта)[12] с аппаратурой регламентного контроля «Грачка» (два комплекта). Носовой «Гром-М» обеспечивал управление стрельбой УРПК-3 «Метель», а после модернизации — УРК-5 «Раструб». Зона поражения ЗРК: по дальности — 6—33,5 км, по высоте — 0,1—25 км. Последующие модернизации комплекса («Шторм-М», 1972; «Шторм-Н», 1980) позволили понизить нижнюю границу зоны поражения и обеспечили возможность стрельбы вдогон и по маневрирующим целям, а «Шторм-Н» обеспечили и возможность стрельбы по низколетящим противокорабельным ракетам[12].

Противолодочное вооружение[править | править вики-текст]

Управляемый ракетный противолодочный комплекс[править | править вики-текст]

Главным противолодочным оружием большого противолодочного корабля проекта 1134-А стал противолодочный ракетный комплекс второго поколения УРПК-3 «Метель» (принят на вооружение в 1973 году). В состав комплекса входили две четырёхтрубные ненаводящиеся неподвижные палубные пусковые установки КТ-М-1134А, или КТ-100 контейнерного типа[13]. Боекомплект — восемь управляемых противолодочных ракето-торпед 85Р калибра 533 мм с дальностью полёта ракеты от 6 до 55 км и дальностью хода самонаводящейся торпеды АТ-2У 8 км. Скорость полёта ракеты — 0,95 Маха, скорость хода торпеды в режиме поиска/сближения с целью — 25/40 узлов соответственно[14]. Ракето-торпеды могли оснащаться зарядом из обычного взрывчатого вещества или ядерной боеголовкой. Система приборов управления полётом ракеты УРПК-3 была унифицирована с системой управления стрельбой зенитных ракет «Гром-М» носового УЗРК М-11 «Шторм», с аппаратурой предстартовой автоматики «Тюльпан»[13]. Интервал стрельбы — 6 минут. В залпе — две ракеты. Повторное заряжание могло производиться только в базе при помощи плавучего крана. Ракетный противолодочный комплекс мог применяться при любой скорости хода, при бортовой качке не более 15° и при килевой качке не более 5°, волнении моря 5 баллов и скорости ветра не более 20 м/с[14].

В 1980-е годы при выполнении модернизации четыре корабля проекта получили новый, более совершенный, универсальный ракетный комплекс УРК-5 «Раструб»[13].

Комплекс реактивно-бомбового оружия[править | править вики-текст]

Комплекс реактивно-бомбового оружия, установленный на корабле, предназначался для уничтожения подводных лодок и атакующих торпед противника. В него входили две носовые двенадцатиствольные пусковые установки РБУ-6000 «Смерч-2» и две кормовые шестиствольные пусковые установки РБУ-1000 «Смерч-3». Боезапас для РБУ-6000 насчитывал 144 212-мм 119,5-кг реактивные бомбы РГБ-60, хранящихся в погребах на стеллажах в вертикальном положении. Боезапас для РБУ-1000 — 60 300-мм 196-кг реактивных бомб РГБ-10. Применение РБУ было возможно при волнении моря до 8 баллов. Целеуказание РБУ выдавалось корабельными гидроакустическими станциями с передачей в систему ПУСБ «Буря» для наведения установок[15].

Торпедное вооружение[править | править вики-текст]

Торпедное вооружение корабля предназначалось для поражения подводных лодок противника в ближней зоне обороны (6—8 км) и было представлено двумя пятитрубными торпедными аппаратами ПТА-53-1134Б, установленными побортно на палубе полубака, с суммарным боезапасом десять торпед 53-65К и СЭТ-65 (залп мог производиться в 2-4-5 торпед). Стандартной комплектацией была следующая: шесть (четыре) торпед 53-65 и четыре (шесть) торпеды СЭТ-65. Углы обстрела от траверза — 60° в нос и 50° в корму. Перезарядка торпедных аппаратов в море не предусматривалась, и запасные торпеды на борт не принимались. Система управления торпедной стрельбой — «Тифон-1134Б». Применение торпедного вооружения было возможно при волнении моря не более 5 баллов и скорости хода цели не более 60 узлов[15][16].

Артиллерийское вооружение[править | править вики-текст]

Главный калибр на кораблях проекта был представлен двумя 57-мм двухорудийными автоматическими АУ АК-725 башенного типа и двумя системами приборов управления стрельбой МР-103 «Барс». Артиллерия главного калибра на кораблях предназначалась для ведения артиллерийского огня по воздушным целям, поражения малоразмерных морских целей, уничтожения плавающих мин, живой силы и огневых объектов на берегу. Боезапас АУ — 4400 выстрелов[13].

Комплекс малокалиберной зенитной артиллерии включал две батареи 30-мм шестиствольных автоматизированных артиллерийских установок АК-630 в составе четырёх автоматов. Боезапас одного шестиствольного автомата — 2000 выстрелов. Система управления стрельбой — РЛС МР-123 «Вымпел-А» (на заказах С-721 — С724 не устанавливалась)[13]. Максимальная дальность стрельбы — 8100 м, досягаемость по высоте — 5000 м.

Авиационное вооружение[править | править вики-текст]

В палубном кормовом (полуутопленного типа) ангаре размерами 12,5×4,8×5,5 м обеспечивалось постоянное базирование одного вертолёта Ка-25ПЛ (в 1980-е годы на кораблях нештатно базировались и вертолёты Ка-25Ц). В ангаре имелось устройство для подъёма-опускания вертолёта — подъёмник (лифт) ПВН-9000/2. Взлётно-посадочная площадка (ВПП) размерами 10×8 м освещалась светотехническим оборудованием. Имелся стартовый командный пункт вертолёта с планшетом воздушной и надводной обстановки. ВПП была оборудована системами ближней навигации и посадки вертолёта, радиоприводом Р-653. Корабли проекта 1134-Б были укомплектованы также системами технического обслуживания вертолёта[15].

Боекомплект авиационного вооружения включал: пять авиационных торпед, четыре бомбы ПЛАБ-250-120, восемь бомб ПЛАБ-50, два специзделия РЮ-2 (ядерные глубинные бомбы), 54 РГБ-НМ «Чинара» (или «Жетон»), 15 «Поплавок-1А», по десять штук ориентирных авиационных морских бомб ОМАБ-25-12Д и ОМАБ-25-8Н. Погреба боезапаса и спецбоезапаса для вертолёта, посты РГБ, кладовые и мастерская размещались в смежных с ангаром помещениях[15].

Системы, обеспечивающие ракетно-артиллерийское оружие[править | править вики-текст]

В состав систем, обеспечивающих ракетно-артиллерийское оружие, входили: системы групповой стабилизации (гироазимуты) «Надир-1134А/Б» (четыре комплекта); системы целеуказания (см. раздел «Автоматизированные системы управления»), система «Салют-А», обеспечивающая автоматическое решение задач для безопасного использования оружия корабля при его совместном применении[13].

Системы пассивного радиопротиводействия[править | править вики-текст]

Система пассивного радиопротиводействия была представлена комплексом ПК-2, быстроходным акустическим охранителем корабля БОКА-ДУ (один комплект)[13] и размагничивающим устройством УРТ-860 или УРТ-860М (380 В, 64 кВт, 128 А)[15].

Комплекс ПК-2 включал: реактивные двуствольные установки для постановки пассивных помех ЗИФ-121 калибра 140-мм — два комплекта; систему приборов управления стрельбой «Терция» — один комплект; 150 снарядов ТСП-41, 50 ТСТ-41. Целеуказание установкам обеспечивалось при помощи одного комплекта системы «Аллея-Б» и комплекса МПЦ-301[13].

Быстроходный противоминный акустический охранитель БОКА-ДУ имел систему управления ПДУ-1-1 и мог использоваться при волнении моря не более 4 баллов, при скорости буксировки от 10 до 30 узлов[15].

Десантовместимость[править | править вики-текст]

Большие корабли проекта 1134-А могли принять на борт усиленный батальон до 400 человек со штатным вооружением. Книгой корабельных расписаний предусматривался корабельный десантный взвод (23 человека)[15].

Радиотехническое вооружение[править | править вики-текст]

Радиолокационные станции обнаружения воздушных и надводных целей[править | править вики-текст]

На корабле была установлена трёхкоординатная радиолокационная станция дальнего обнаружения МР-600 «Восход» с дальностью обнаружения воздушных целей 500 км (низколетящих — 50 км), морских целей — 50 км. Гражданские «Боинги» — обнаруживались на высоте 10 000 м на дальности до 585 км. Благодаря использованию низкочастотных диапазонов станция обладала высокой защищённостью от активных и пассивных помех и обеспечивала сложность радиоэлектронного подавления практически от всех имеемых на тот момент в мире средств, кроме средств РЭП американских самолётов «Grumman EA-6 Prowler». Время непрерывной работы станции — 6—12 часов. Дублирующей станцией для РЛС «Восход» была РЛС общего обнаружения МР-310А «Ангара-А». Станция была сопряжена с системой обработки информации с использованием ЭВМ и обеспечивала обнаружение воздушных целей на дальностях до 200 км, морских целей — на дальностях до 40 км, а также автоматическое сопровождение до 15 целей одновременно[17].

По первоначальному проекту на корабли устанавливались две навигационные станции «Волга» 3-см диапазона, которые могли обнаруживать надводные цели на дальности до 30 км, а воздушные на дальности до 50 км. В ходе службы на корабли была установлена ещё одна навигационная РЛС «Дон», также 3-см диапазона, с дальностью обнаружения надводных целей до 25 км, воздушных целей — до 50 км, антенный пост станции размещался спереди на фок-мачте, под антенным постом РЛС «Восход». Все три РЛС работали также в системе авиационно-технических средств корабля[17].

Станции обнаружения подводных объектов[править | править вики-текст]

Основной гидроакустической станцией (ГАС) на кораблях проекта служила подкильная станция освещения подводной обстановки МГ-332 «Титан-2» (установлена только на С-721, на остальных кораблях устанавливалась модификация с улучшенными характеристиками МГ-332Т «Титан-2Т»), монтируемая в носовом «бульбообразном» обтекателе. ГАС работала в режиме эхо- и шумопеленгования и предназначалась для обнаружения и определения координат подводных лодок, а также выдачи данных в посты управления противолодочным оружием. Реальная дальность обнаружения станцией подводных лодок находилась в пределах 2—10 км, хотя в прессе публиковались и данные о дальности обнаружения в пределах 20—32 км. ГАС работала на частоте 8 и 9 кГц в круговом или секторном режимах[17].

В качестве ГАС подводной связи и опознавания на корабли устанавливалась станция МГ-26 «Хоста». В составе гидроакустического вооружения изначально также устанавливались: контактная станция обнаружения подводных лодок по тепловому контрасту кильватерного следа — МИ-110К — и инфракрасная станция обнаружения подводных лодок по радиационному контрасту кильватерного следа МИ-110Р. Так как удовлетворительное функционирование этих технически несовершенных станций было возможно лишь при благоприятных гидрологических условиях, в середине 1980-х годов в периоды ремонтов эти станции с кораблей демонтировались[18].

На все корабли серии устанавливались по две ГАС обнаружения подводных диверсантов в якорном режиме МГ-7. Антенны носового и кормового комплектов станций МГ-7 хранились на верхней палубе, а на стоянке опускались с помощью кабель-троса в воду, одновременно открывалась вахта наблюдения за подводной обстановкой для борьбы с подводными диверсантами. Также в противодиверсионных целях на кораблях проекта, прошедших средний ремонт, устанавливалась опускаемая ГАС специального назначения МГ-329 — корабельный вариант вертолётной «Оки». Станция использовалась только на стопе на неохраняемых стоянках и занималась прослушиванием акватории в режиме шумопеленгования[18].

На БПК «Адмирал Макаров» и «Василий Чапаев» были размещены комплекты опытной аппаратуры «Колос-К75» с тремя датчиками: воздушным (на форштевне, на высоте 4—6 м), подкильным и буксируемым (глубина погружения 30—60 м). Аппаратура «Колос-К75» была способна обнаружить радиоактивный след АПЛ из проб морской воды и выполнить их радиохимический анализ. Корабли проекта также оборудовались приёмоиндикаторной аппаратурой связи с радиолокационными гидроакустическими буями МГ-409К. В состав средств обнаружения входил также один комплект телевизионной аппаратуры отражения ближней надводной обстановки МТ-45Н[18].

Автоматизированные системы управления[править | править вики-текст]

Большие противолодочные корабли проекта 1134-А укомплектовывались автоматизированными системами управления (АСУ), которые постоянно совершенствовались, модернизировались и дополнялись в течение всей службы кораблей. В составе АСУ имелась корабельная электронная система автосъёма и обработки радиолокационной информации МРО-310А. На первых кораблях серии устанавливалась механическая вычислительная система МВУ-200 «Море-У» для взаимного обмена информацией между кораблями тактической группы, позже, начиная с БПК «Маршал Ворошилов», стала устанавливаться корабельная автоматизированная система управления тактической группой кораблей (до 9 вымпелов) МВУ-203 — система обмена информацией и трансляции целеуказания «Аллея-1». Решением задач кораблевождения занималась система МВУ-2А[17].

Задачи боевой информационно-управляющей системы (БИУС) решала корабельная автоматическая система сбора, анализа и обработки данных, решения задач по определению элементов движения цели, управлению, выдаче целеуказания МВУ-202 «Корень-1134А». Большим недостатком этой системы был ручной ввод обстановки: БИУС была цифровой, а все корабельные радиоэлектронные системы — аналоговые, что создавало большие проблемы со временем при взаимном обмене информацией, и обычно при плавании в составе тактической группы МВУ-202 фактически не работала[17].

Средства радиоразведки и опознавания[править | править вики-текст]

Все корабли проекта 1134-А были вооружены системами поиска и пеленгования МРП-15-16 «Залив», МРП-11-12 и МРП-13-14 (по два комплекта), способными обнаруживать и пеленговать работающие радиолокационные станции противника, определяя также параметры их работы. На кораблях устанавливались также радиолокационные станции государственного опознавания: четыре «Никель-КМ» и две «Нихром-КМ»[18].

Средства радиоэлектронной борьбы[править | править вики-текст]

Средства активной радиоэлектронной борьбы (РЭБ), установленные на корабле, были предназначены для создания ответных, прицельных по частоте, маскирующих, имитационных и уводящих помех корабельным, береговым и самолётным РЛС обнаружения, управления оружием, а также радиолокационным головкам самонаведения крылатых ракет с быстрой перестройкой частоты. Средства РЭБ были представлены станциями ответных помех МРП-150 «Гурзуф-А» и МРП-152 «Гурзуф-Б». Станции имели функции ВЧШ (высокочастотная шумовая), МОД (многократноответная по дальности), УД (уводящая по дальности), НЧШ (низкочастотная шумовая, уводящая по углу) и комбинированные (МОД+УД и МОД+НЧШ). Кроме станций МРП-150 и МРП-152, на кораблях устанавливались одна станция радиопомех Р-740К и одна станция аналогичного назначения Р-743КВ[18].

Штурманское вооружение[править | править вики-текст]

В состав штурманского вооружения кораблей проекта 1134-А входили: два комплекта двухгирокомпасной системы «Курс-5», один магнитный компас УКП-М3, два комплекта лага МГЛ-50М, один автопрокладчик АП-4-1134А (с четырьмя столами), один эхолот НЭЛ-5 (начиная с БПК «Маршал Тимошенко» — НЭЛ-10), один радиопеленгатор АРП-50Р (впоследствии заменён на всех кораблях, кроме «Маршала Тимошенко», на ДРВП «Румб»), один корабельный индикатор КИ-55, один корабельный приёмо-индикатор импульсный КПИ-4 (в 1979 году заменён на всех кораблях, служивших на Северном флоте[прим. 2], на КПФ-3К). В течение 1980 года на всех кораблях к приёмо-индикаторам КПФ-3К и КПИ-5Ф была установлена приставка ПКГ-2 (преобразователь координат географических). В состав штурманского вооружения входил корабельный измеритель ветра КИВ. Ночное совместное плавание кораблей была призвана обеспечивать инфракрасная аппаратура «Огонь-50-1»[9].

На всех кораблях, кроме С-721, С-723 и С-725, размещалась аппаратура спутниковых морских систем АДК-2М или АДК-3 системы спутниковой навигации «Шлюз». В 1980—1981 годах на всех кораблях серии были установлены ПИ «Галс» для работы с системой «Брас». Решением задач тактического маневрирования, автоматического кораблевождения и выработки элементов движения цели занималась система МВУ-2А, с 1979 года система либо модернизировалась (БПК «Адмирал Юмашев»), либо демонтировалась, либо на некоторых кораблях оставлялась[12].

История службы[править | править вики-текст]

«Маршал Тимошенко» и противолодочный самолёт Ил-38
«Адмирал Юмашев» в походе
БПК «Василий Чапаев» в Тихом океане, 1983 год

Повседневная боевая работа кораблей проекта 1134-А отличалась повышенной интенсивностью использования. Корабли отрабатывали задачи боевой службы и обеспечивали боевую подготовку всего флота, выводили РПКСН в районы боевого дежурства, нередко участвовали в учениях под флагами министра обороны СССР или главнокомандующего Военно-Морским Флотом СССР, принимали участие в опытовых учениях, инспектированиях и проверках сил и средств боевого дежурства, торпедных и ракетных стрельбах подводных лодок и надводных кораблей, закрытиях районов, самих боевых дежурствах — ПВО, РЛД, ППДО, КОП и т. п.[19]

Именно корабли семейства «беркутов», в том числе и проекта 1134-А, значительно расширили сферу действий ВМФ СССР в удалённых районах Мирового океана, обеспечивая советское военно-морское присутствие в Средиземном море, в Северной и Южной Атлантике, в Карибском море, Мексиканском заливе, в Индийском океане и у западного побережья США. Экипажам «Беркутов-А» приходилось оказывать поддержку дружественным СССР правительствам стран Африки и Азии. Корабли проекта постоянно присутствовали в «горячих» точках, оказывая военно-политическую поддержку дружественным странам в периоды военных конфликтов: кораблям Северного флота приходилось нести службу у берегов Ливии, Анголы и Гвинеи, тихоокеанским корабли — у берегов Индии, Вьетнама и Эфиопии[20].

В 1991—1992 годах все корабли проекта были исключены из состава Военно-Морского Флота СССР[5].

Оценка проекта[править | править вики-текст]

Анализ основных тактико-технических элементов больших противолодочных кораблей проекта 1134-А не даёт оснований утверждать, что корабли этого проекта стали шагом вперёд в отечественном кораблестроении[20]. По мнению ряда авторитетных специалистов, корабли проекта 1134-А являлись, по сути, эволюционно не качественным, а количественным развитием ракетных крейсеров проекта 58 и больших противолодочных кораблей проекта 61. При этом, по мнению А. Б. Аверина, «нельзя назвать эти корабли „шагом назад“ или „топтанием на месте“», так как в составе КПУГ они показали неплохую боевую эффективность, а обеспечение на них постоянного базирования корабельного вертолёта подняло проект на новый уровень по сравнению с его предшественниками[21].

В первую очередь, бесспорным шагом назад было вооружение кораблей 57-мм артиллерией (артиллерийские установки АК-725), оказавшейся заведомо слабым и малоэффективным оружием, даже для самообороны корабля, и, кроме этого, очень капризным в эксплуатации и требовавшим постоянного контроля. Выбор калибра артиллерии был предопределён предыдущими волюнтаристскими решениями политического руководства страны (второй половины 1950-х — первой половины 1960 годов), которое определило артиллерию «умирающим» видом вооружений и прекратило все разработки корабельных артиллерийских систем среднего и крупного калибра[20]. Огневая мощь «Беркутов-А» была заметно повышена с установкой на них (но не на всех кораблях) малокалиберных скорострельных артиллерийских установок АК-630 с системой управления «Вымпел». АУ АК-630 обладали большой огневой производительностью, но из-за менее совершенной РЛС и неудачного её расположения проигрывали американской АУ «Фаланкс», а кроме того, имели в четыре раза более низкую вероятность инициирования боевой части ракеты «Гарпун» при попадании осколочно-фугасного снаряда на дистанции 1,5 км, чем у натовской АУ «Голкипер»[20].

По сравнению со своими прототипом — проектом 1134 — «Беркуты-А» имели более совершенный комплекс коллективной обороны УЗРК «Шторм», система управления которого могла обеспечивать стрельбы противолодочным комплексом — УРПК-3 «Метель», а впоследствии и УРК «Раструб»[20]. Использование главного противолодочного комплекса УРПК-3 «Метель», а затем и УРК «Раструб» на полную дальность стрельбы было возможно только при наличии выносного воздушного или морского поста целеуказания, так как собственные корабельные средства (ГАС «Титан-2») эту задачу выполнить не могли[22]. Актуальность данной проблемы отчасти удалось снизить за счёт создания комплекса «корабль-вертолёт» — за пределом обнаружения целей корабельными ГАС поиском целей для противолодочного комплекса корабля занимался противолодочный вертолёт Ка-25[21]. Недостатком противолодочного вооружения было и то, что приводнение запущенной противолодочной торпеды легко обнаруживалось подводной лодкой, что позволяло ей выпустить акустические имитаторы, уводящие торпеду от цели, или самой выполнить манёвр уклонения[22]. Реактивно-бомбомётные установки РБУ-1000, хотя и были очень мощными, но слабо оправдывали своё боевое предназначение и поэтому были излишними. Критиковалось специалистами и торпедное вооружение корабля: поскольку стрельбы торпедами всегда производились парами, пятитрубные торпедные аппараты вполне обоснованно можно было заменить на четырёх- или двухтрубные. На следующем поколении советских больших противолодочных кораблей торпедные аппараты стали четырёхтрубными, а РБУ-1000 не устанавливались[22].

Главная энергетическая установка (ГЭУ) «Беркутов-А» имела значительное число конструктивных и эксплуатационных недостатков, таких как течи трубок конвективных пучков и провисание секций экономайзеров, малый ресурс приводных дизелей генераторов и компрессоров, отсутствие технологических вырезов для их замены, охлаждение забортной водой подшипников линии валов, отсутствие ионообменных фильтров в системе водоподготовки и другие. Главным недостатком ГЭУ была низкая автоматизация процесса её управления. Пост энергетики и живучести мог только констатировать факты управления и дистанционно запускать электропожарные насосы, вся остальная работа ГЭУ управлялась на местах, что создавало очень большую нагрузку на личный состав БЧ-5: при её численности в 107—110 человек следовало обеспечить трёхсменную вахту у действующих механизмов и повседневную деятельность корабля, в некоторых ситуациях (например, в периоды демобилизации) членов экипажа, допущенных к несению вахты, не хватало и на две смены. Электроэнергетическая установка кораблей имела низкую надёжность и живучесть. В целом, при соблюдении требований наставлений и эксплуатационных инструкций, а также своевременном проведении положенных освидетельствований и ремонтов, ГЭУ показывала достаточно хорошие результаты[21].

В зарубежной литературе корабли проекта причисляли к классу лёгких крейсеров с управляемым ракетным оружием (CLG, до 1975 года)[23], а после 1975 года — к классу ракетных крейсеров (CG)[24].

Сравнительные ТТХ крейсеров с управляемым ракетным оружием постройки середины 1960-х — 1970-х годов
Характеристики Соединённые Штаты Америки «Белкнап»[25] [26] Соединённые Штаты Америки «Тракстан»[27][28] Соединённые Штаты Америки «Калифорния»[29][30] Соединённые Штаты Америки «Вирджиния»[29] Италия «Витторио Венето»[31][32] Великобритания «Каунти»[33][34][35] Великобритания «Бристоль»[36][37][35]
Число кораблей в серии 9 1 2 4 1 8 1
Водоизмещение, стандартное/полное, т 6570/7 890 или 7930 8200/8 927 или 9200 - /10 150 - /11 000 7500 или 8000/8 850 5200/6200 или 6 800 5650/6750 или 7700
Главные размерения, м (наибольшие) 166,7×16,7×8,7 171,9×17,7×9,4 181,7×18,6×6,3 178,3×19,2×6,4 179,6×19,4×5,2 158,7×16,5×6,1 154,5×16,8×6,9
Энергетическая установка Паротурбинная,
85 000 л.с.
Ядерная,
60 000 л.с.
Ядерная,
60 000 л.с.
Ядерная,
60 000 л.с.
Паротурбинная,
73 000 л.с.
Паро/газотурбинная,
30 000 +30 000 л.с.
Паро/газотурбинная,
30 000 +44 000 л.с.
Максимальная скорость, узлов 34 30 30 30 32 30 30-32
Дальность плавания (в морских милях) на скорости, узлов 8000/20 400 000/20 Практически не ограничена Практически не ограничена 6000/20 3500/28 5000/18
Ракетное вооружение, количество пусковых установок × количество направляющих (число ракет) ЗРК Terrier/ПЛРК ASROC — 1x2 (40/20) ЗРК Terrier/ПЛРК ASROC — 1x2 (40/20) ЗРК Tartar — 1x2 (40 Standart MR), ПЛРК ASROC — 1х8 (24) ЗРК Tartar/ПЛРК ASROC — 2x2 (66 Standart MR и ASROC) ЗРК Terrier/ ПЛРК ASROC — 1x2 (40/20) ЗРК Sea slug — 1x2 (30), ЗРК Seacat — 2х4 (32) ЗРК Sea Dart — 1x2 (40), ПЛРК Ikara — 1х1 (32)
Артиллерийское вооружение 1х1 — 127-мм/54, 2х1 — 76-мм/50 1х1 — 127-мм/54, 2х1 — 76-мм/50 2х1 — 127-мм/54 2х1 — 127-мм/54 8х1 — 76-мм/62 2х2 — 114-мм/45, 2 х1 — 20-мм 1х1 — 114-мм/55
Торпедное вооружение 2х2 — 533-мм ТА, 2х3 — 324-мм ТА 2х2 — 533-мм ТА, 2х3 — 324-мм ТА 2х3 — 324-мм ТА 2х3 — 324-мм ТА 2х3 — 324-мм ТА Нет Нет, имеется бомбомёт Limbo
Авиационное вооружение Нет Нет Только ВПП 1 вертолёт 6-9 вертолётов 1 вертолёт Нет
Экипаж 388 — 395 479 — 490 533 — 550 519 550 440 — 471 407 — 433

Использованная литература и источники[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Аверин А. Б., 2007, с. 34
  2. 1 2 3 Васильев А. М. и др., 2006, с. 204
  3. 1 2 3 Васильев А. М. и др., 2006, с. 205
  4. 1 2 3 4 5 6 Аверин А. Б., 2007, с. 49
  5. 1 2 Васильев А. М. и др., 2006, с. 206
  6. 1 2 3 4 5 Аверин А. Б., 2007, с. 35
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Аверин А. Б., 2007, с. 36
  8. 1 2 3 4 Аверин А. Б., 2007, с. 48
  9. 1 2 3 4 5 Аверин А. Б., 2007, с. 40
  10. 1 2 3 4 5 6 Аверин А. Б., 2007, с. 37
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 Аверин А. Б., 2007, с. 47
  12. 1 2 3 Аверин А. Б., 2007, с. 41
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 Аверин А. Б., 2007, с. 42
  14. 1 2 Аверин А. Б., 2007, с. 43
  15. 1 2 3 4 5 6 7 Аверин А. Б., 2007, с. 44
  16. Машенский С. Н., 2007, с. 21
  17. 1 2 3 4 5 Аверин А. Б., 2007, с. 45
  18. 1 2 3 4 5 Аверин А. Б., 2007, с. 46
  19. Аверин А. Б., 2007, с. 78
  20. 1 2 3 4 5 Аверин А. Б., 2007, с. 76
  21. 1 2 3 Аверин А. Б., 2007, с. 77
  22. 1 2 3 Машенский С. Н., 2007, с. 77
  23. Moore, John Evelyn, 1976, p. 97
  24. Janes Fighting Ships 1981-82, 1982, p. 498
  25. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 287
  26. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 582
  27. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 583
  28. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 286
  29. 1 2 Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 584
  30. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 285
  31. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 205
  32. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 160
  33. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 508
  34. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 46
  35. 1 2 Janes Fighting Ships 1981-82, 1982, p. 563, 564
  36. Коваленко В. А., Остроумов М. Н., 1971, с. 45
  37. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995, 1996, p. 509

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Такое прозвище корабли получили из-за того, что буква «А» в индексе проекта традиционно расшифровывается как «аз» — по названию первой буквы русского дореволюционного алфавита.
  2. Кроме БПК «Адмирал Исаченков», на котором был установлен опытный образец аппаратуры «Пирс-1» — совмещённой аппаратуры приёма сигналов РСДН и «Декка», полученный с эскадренного миноносца «Скромный» проекта 56.

Литература[править | править вики-текст]

  • Аверин А. Б. Адмиралы и маршалы. Корабли проектов 1134 и 1134А. — М.: Военная книга, 2007. — 80, 144 илл. с. — ISBN 978-5-902863-16-8.
  • Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Справочник в 4 томах. — СПб.: Галея Принт, 2005. — Т. III. Противолодочные корабли. Часть I. Большие противолодочные корабли. Сторожевые корабли. — 124 с. — ISBN 5-8172-0094-5.
  • Апальков Ю. В. Противолодочные корабли. — Моркнига. — М., 2010. — С. 147. — 310 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-903080-99-1.
  • Васильев А. М. и др. СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — СПб.: История корабля, 2006. — ISBN 5-903152-01-5.
  • Коваленко В. А., Остроумов М. Н. Справочник по иностранным флотам. — М.: Военное издательство, 1971.
  • Кузин В. П. Ракетные крейсера типа «Атлант» (проект 1164). История создания Часть 2. «Особенности национальной… классификации» // Тайфун : альманах. — 1997. — № 7. — С. 7-13.
  • Кузин В. П., Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945-1991. — СПб.: Историческое Морское Общество, 1996. — 653 с.
  • Машенский С. Н. Великолепная семёрка. Крылья «Беркутов». Большие противолодочные корабли проекта 1134Б, вертолёты Ка-25. — М.: Военная книга, 2007. — 128 с. — ISBN 978-5-902863-14-4.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995. — Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996. — ISBN 1557501327.
  • Janes Fighting Ships 1981-82 / Moore, John Evelyn. — London, New York: Janes Publishing Company, 1982. — ISBN 0-7106-0728-8.
  • Moore, John Evelyn. Soviet Navy today. — New York, U.S.A.: Stein and Day, 1976. — ISBN 0-8128-1934-9.

Ссылки[править | править вики-текст]