Британская антарктическая экспедиция (1901—1904)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Британская национальная антарктическая экспедиция
Discovery alongside Barrier.jpg
Экспедиционное судно — барк «Дискавери»
Страна ВеликобританияFlag of the United Kingdom.svg Великобритания
Дата начала 30 июля 1901 года
Дата окончания 10 сентября 1904 года
Руководитель Роберт Скотт
Состав

47 человек, в том числе:

Маршрут
Discovery Expedition field of work.png
Схематическая карта важнейших маршрутов экспедиции «Дискавери»
     поход к Южному полюсу ноября 1902 — февраля 1903 гг.     поход октября-декабря 1903 г     походы на Мыс Крозье для исследования императорских пингвинов в 1902—1903 гг.
Достижения
  • Впервые в истории полярных исследований совершены санные походы по Антарктическому леднику
  • Достигнута широта 82°11' ю.ш.
  • Впервые точно определено положение Южного магнитного полюса
Открытия
Потери

Погибли два человека:

  • Матрос Джордж Винс
  • Матрос Чарльз Боннер

Брита́нская национа́льная антаркти́ческая экспеди́ция 1901—1904 годо́в (англ. British National Antarctic Expedition, 1901–04), также известная как экспедиция «Дискавери» (англ. Discovery Expedition) — вторая по счёту британская экспедиция в Антарктиду, организованная после более чем 60-летнего перерыва. Предназначалась для исследования почти совершенно неизвестного континента. Начальник экспедиции — Роберт Скотт. В экспедиции также принимали участие будущие великие исследователи Антарктики — Эрнест Генри Шеклтон, Эдвард Адриан Уилсон. В ходе экспедиции был обследован берег Антарктиды в районе моря Росса. Экспедиция доставила обширные научные результаты в области физической географии, биологии, геологии, метеорологии, земного магнетизма. Были открыты антарктические оазисы, а также колонии пингвинов на мысе Крозье. Скотту, Шеклтону и Уилсону удалось достигнуть 82°11’ ю. ш. в ходе южнополярного похода. Экспедиция на «Дискавери» явилась важной вехой в истории британского проникновения в Антарктику. Непосредственным её продолжением стала экспедиция Скотта «Терра Нова».

Предыстория[править | править исходный текст]

Впервые в антарктические воды из английских исследователей попал Джеймс Кук в ходе своего второго кругосветного плавания 1772—1774 гг. В декабре 1772 года, спустившись южнее 50° ю.ш., он подошёл близко к кромке пакового льда. 17 января 1773 г. Кук впервые в истории мореплавания пересёк Южный полярный круг, но, достигнув 67°15’ ю.ш. столкнулся с непреодолимыми льдами[1]. В январе 1774 года Кук достиг 71°10’ ю.ш., но и здесь был остановлен паковыми льдами. Он не отрицал существования Южного материка, но полагал его недоступным для мореплавателей:

«…Бо́льшая часть южного материка (если предположить, что он существует) должна лежать в пределах полярной области выше южного полярного круга, а там море так густо усеяно льдами, что доступ к земле становится невозможным. Риск, связанный с плаваньем в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках южного материка настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы»[2].

Парадный портрет Джеймса Росса

Первая британская экспедиция в этих широтах проходила в 1839—1843 гг. под началом сэра Дж. Росса, чьей целью был Южный магнитный полюс Земли. Экспедиция работала на кораблях «Эребус» и «Террор». Росс неожиданно для себя открыл неизвестное море, тянувшееся на 500 миль к югу, и 11 января 1841 г. его взору открылись горы Сабин и мыс Адэр (на Земле Виктории). Главными открытиями Росса стали море Росса, шельфовый ледник Росса и пролив Мак-Мёрдо. На острове, позднее названном его именем, были обнаружены вулканы, названные в честь кораблей Эребусом и Террором. В феврале 1842 г. ему удалось достигнуть 78°10' ю.ш. и довольно точно определить тогдашнее положение магнитного полюса. Открытый им район стал полем деятельности последующих британских экспедиций[3]. Однако на родине Росса ждал холодный приём, и потребовалось более 60 лет, чтобы люди вновь отправились в исследованные им земли[4].

Только в январе 1895 года, норвежские китобои вновь высадились на мысе Адэр[5]. В феврале 1899 г. Карстен Борхгревинк в составе британо-норвежской экспедиции на судне «Южный крест» высадился на мысе Адэр, где зазимовал — это была первая зимовка в Антарктиде[4]. Летом 1899—1900 гг. он отправился на ледник и достиг 78°45' ю.ш. Геолог Раймонд Пристли, обследовавший его зимовье в 1911 г., писал, что нашёл там громадное количество боеприпасов, поскольку никто не мог знать, какие опасные существа водятся на совершенно неисследованном побережье[6].

К началу XX века в мире заметно оживился интерес к антарктическим регионам. Причину этого Э. Черри-Гаррард описывал так:

«В воздухе витала мысль о том, что материк такой величины… может оказывать решающее влияние на изменения погоды во всём Южном полушарии. <…> Район вокруг Южного магнитного полюса представлялся щедрой нивой для проведения экспериментов и наблюдений. История этой земли… имела бесспорный интерес для геологической истории всего земного шара, а изучение образования суши и поведения льда могло сказать специалисту по физической географии больше, чем исследования в любом другом районе мира — в Антарктике он мог наблюдать ежедневные и даже ежечасные изменения, которые, как ему известно, в эпоху оледенения происходили во всём мире…»[7]

В 1901 г. практически одновременно стартовали германская экспедиция Эриха фон Дригальского (направлявшаяся в сектор Антарктики, примыкающий к Индийскому океану). Отто Норденшельд возглавил шведскую экспедицию, целью которой была Земля Грейама, а французская экспедиция Жана-Батиста Шарко намеревалась исследовать Антарктический полуостров. Наконец, шотландский исследователь Уильям Спирс Брюс направился с экспедицией в Море Уэдделла[8].

Замыслы, цели и задачи[править | править исходный текст]

Ещё в 1893 г. Дж. Мюррей — биолог в кругосветной экспедиции на «Челленджере» издал брошюру «Возрождение исследований Антарктики», в которой призывал организовать национальную экспедицию в предельные южные широты. Инициатором британской экспедиции в Антарктиду стал секретарь, а позднее — президент Королевского географического общества сэр Клемент Маркхем, участник первой экспедиции Франклина. После гибели экспедиции Франклина и неудачной попытки Нэрса достигнуть Северного полюса в 1876 г., британское общественное мнение было направлено против полярных экспедиций, считая их чрезмерно опасными. Успех норвежской экспедиции Ф. Нансена привёл к осознанию, что ведущая морская держава может утерять первенство в освоении полярных стран[7]. В 1898 году Маркхем опубликовал памфлет «Исследование Антарктики. Призыв к организации национальной экспедиции». Маркхем жёстко критиковал британское правительство и указывал, что географическими открытиями должен заниматься Королевский военно-морской флот[9]. Он объявил о начале национальной подписки, причём Совет Королевского географического общества внёс 5000 фунтов стерлингов (ф.ст.), однако большого энтузиазма не вызвал. К следующему, 1899 г. удалось собрать не более 14 000 фунтов.

Вскоре после этого член Географического общества Льюэллин Лонгстафф отправил Маркхему чек на 25 000 фунтов как средство поставить подготовку экспедиции на практическую основу[10]. Этот широко разрекламированный шаг вынудил правительство обещать субсидию. Был создан Объединённый комитет по подготовке экспедиции, в который входили 32 человека — по 16 от Королевского географического общества и Королевского общества[11].

Р. Скотт

Маркхем предложил на роль главы экспедиции молодого лейтенанта Роберта Скотта, с которым был знаком ещё с 1887 г. Скотта рекомендовал его непосредственный начальник — сэр Дж. Эджертон, также ветеран освоения Арктики. Маркхем потребовал у Адмиралтейства список кандидатур на роль начальника экспедиции, в котором фамилия Скотта стояла на первом месте. Однако по ряду причин, Скотт был назначен главой экспедиции только 25 мая 1900 года. 30 июня он был произведён в коммандеры (капитан 2-го ранга)[12].

Как главе полярной экспедиции, Скотту пришлось начинать на пустом месте, причём сам он не имел ни малейшего представления о полярных странах[11]. На подготовку экспедиции отводилось не более 12 месяцев, поэтому вместе с Маркхемом, Скотт в октябре 1900 г. отправился в Норвегию для консультаций с Фритьофом Нансеном — самым именитым полярником своего времени. Нансен в то время полагал, что Антарктида является гигантским вулканическим архипелагом, покрытым ледниками, для передвижения по которому идеально подходят нарты и ездовые собаки. По настоянию Нансена, Скотт решился использовать этот вид транспорта[13].

В этот период Скотт также вступил в конфликт с Объединённым комитетом, поскольку он, как представитель ВМФ, рассчитывал иметь на борту всю полноту власти, однако Комитет намеревался сделать начальником экспедиции гражданское лицо — Джона Уолтера Грегори (1864—1932), тогда — профессора геологии Университета Мельбурна. Грегори собирался подчинить деятельность экспедиции сугубо научным целям[14]. В результате конфликта Маркхем и Скотт едва не подали в отставку, но вся полнота власти оказалась в руках у Скотта за пять месяцев до отплытия, когда ещё не была нанята команда.[15] Грегори отказался участвовать в экспедиции, заявив, что «научная работа не может быть подчинена морскому приключению»[16].

Цели экспедиции[править | править исходный текст]

Ввиду спешки и конфликтов в Объединённом комитете по подготовке экспедиции не удалось даже вовремя написать тексты инструкции. Чётко определённых планов экспедиция не имела, предполагалось проследовать маршрутом Дж. Росса и зазимовать на Земле Виктории. Рассматривались и другие районы, кроме Моря Росса, но было решено исходить из принципа: «изучая неизвестное, следует основываться на известном»[17]

Перезимовав, следовало начать разведку внутренних районов этой Земли, долин и западных горных хребтов, а если окажется возможным — то и Шельфового ледника Росса. Упоминания Южного полюса устроители экспедиции всячески избегали, но в инструкции имелась фраза о «максимальном продвижении на юг». В результате фактическая деятельность экспедиции оказалась всецело на усмотрении Р. Скотта. Его главным консультантом был сэр Джозеф Хукер — ботаник экспедиции Росса, единственный её участник, оставшийся в живых к 1901 г.[18].

Согласно инструкции, «следовало определить, насколько это возможно, характер, условия и размеры этой части южной полярной земли», выполнить магнитометрические исследования, осуществить комплексные метеорологические, океанографические, геологические, биологические и физические исследования. Ни одна из этих целей не должна была в отдельности предпочитаться другим.

Подготовка и снаряжение[править | править исходный текст]

Финансы. Спонсоры[править | править исходный текст]

Общий бюджет экспедиции составил 90 000 ф.ст. [19]. 50 % этой суммы внесло Британское правительство, с условием, что недостающие средства будут изысканы частным образом[20]. Помимо пожертвований Географического общества и лично сэра Лонгстаффа, 5000 фунтов предоставил газетный магнат Альфред Хармсворт, владелец газеты Daily Mail (ранее он финансировал экспедицию на Землю Франца-Иосифа). Оставшиеся средства были собраны малыми суммами. Немалое количество снаряжения досталось от спонсоров в рекламных целях: так, фирма «Колмэн» предоставила 9 тонн муки и запасы горчицы, шоколадная фирма «Кедбери» предоставила 1600 кг шоколада, фирма «Бэрд» предоставила 800 кг закваски и пряностей, фирма Jaeger сшила штормовую одежду с 40 % скидкой и т. д.[21].

Самой большой статьёй расходов было экспедиционное судно, которое было построено специально для Скотта. Судно строили в фирме Dundee Shipbuilders Company, оно обошлось в 51 000 ф.ст. (в том числе 10 322 фунта за паровую машину)[22].

Экспедиционное судно[править | править исходный текст]

«Дискавери» на вечной стоянке. Современная фотография

Судно получило название «Дискавери» («Открытие») в честь корабля Дж. Кука. Это был последний в истории британского судостроения деревянный трёхмачтовый барк, и первое английское судно, специально предназначенное для научных исследований[22]. Спуск на воду прошёл 21 марта 1901 года, церемонию крещения провела леди Маркхем[23].

Корпус был деревянным, способным выдерживать напор льдов, толщина борта достигала 26 дюймов (66 см), толщина таранного форштевня — несколько футов, он был окован стальными листами. Винт и руль могли подниматься из воды в случае попадания в лёд. Корпус был округлым, что делало судно валким. Конструкция оказалась неудачна: малое водоизмещение (736 «длинных» тонн) не позволяло взять достаточно топлива для паровой машины, судно плохо управлялось и имело малую скорость — 8 узлов[24]. Конструкция барка была непригодна ни для дрейфа во льдах, ни для длительных морских переходов.

Адмиралтейство не позволило Скотту поднять над «Дискавери» белый флаг Королевских ВМФ, поэтому судно пришлось регистрировать в Королевском яхт-клубе Харвича[25].

Команда[править | править исходный текст]

Эрнест Шеклтон — третий помощник командира

«Ядром» команды должны были стать военные моряки как привычные к дисциплине. Только за три месяца до отплытия, Адмиралтейство согласилось предоставить нужных людей на добровольных началах. Скотт вынужден был разослать приглашения всем своим знакомым на эскадре Пролива, чтобы они отобрали 2-3 годных людей[26]. Таким образом удалось нанять 2 уоррент-офицеров, 5 членов боцманской команды, 13 матросов и кочегаров и 2 солдат морской пехоты.

Первым помощником командира стал Чарльз Ройдс (1876—1931) — племянник Маркхема, лейтенант Королевского ВМФ. Вторым помощником Скотта и штурманом стал лейтенант торгового флота Альберт Эрмитедж (1864—1943), участвовавший в экспедиции Джексона-Хармсворта (1894—1897). Эрмитедж поставил перед Скоттом ряд условий, в частности, что жалованье командира не может превосходить его собственное более, чем на 50 фунтов в год. Кроме того, Эрмитедж потребовал, что если представится такая возможность, ему будут предоставлены ездовые собаки, 8 человек персонала и запасы провианта, а маршрут санных поездок не будет регламентироваться. Скотт согласился на все эти условия[27].

Третьим помощником командира стал Эрнест Генри Шеклтон, которого рекомендовал сэр Л. Лонгстафф — главный спонсор экспедиции. До этого Шеклтон подавал заявку на конкурс на участие в экспедиции, но был отвергнут. Чтобы узаконить его положение, Маркхем сумел зачислить Шеклтона в резерв Королевского ВМФ, как и Эрмитеджа[26]. Главный механик Реджинальд Скелтон (по совместительству — фотограф) служил под началом Скотта на броненосце «Маджестик».

Научная команда включала 5 человек. Главный врач экспедиции Реджинальд Кётлиц (1860—1916), участвовал вместе с Эрмитеджем в экспедиции на Земле Франца-Иосифа и вошёл в состав экспедиции по настоянию её спонсора — А. Хармсворта. Вторым врачом и художником был зачислен Эдвард Уилсон. Геолог — Хартли Феррар буквально накануне отплытия окончил Кембриджский университет. Физика также удалось найти только за несколько дней до отплытия, это был уроженец Тасмании Луис Бернакки, сопровождавший Борхгревинка в экспедиции на «Южном Кресте». Он присоединился к экспедиции уже в Новой Зеландии[28].

Снаряжение[править | править исходный текст]

Закупками необходимого снаряжения занимался Эрмитедж, на что ему было ассигновано 2000 фунтов. Полярная одежда и снаряжение для санных походов были закуплены в Норвегии, полярные шубы были из волчьего меха, а спальные мешки сшили из оленьих шкур[29]. Штормовки были заказаны в Великобритании. Научное оборудование предоставило Британское Адмиралтейство, в том числе комплект астрономических, метеорологических и магнитометрических приборов, а также маятник для гравиметрических исследований, сейсмограф, мареограф, драги и лоты[30].

Основным продуктом питания был пеммикан, заказанный в Копенгагене, а продукт более низкого качества для собак был заказан в Чикаго. 23 ездовые собаки были закуплены в России, причём Скотт не имел возможности осмотреть животных: из Владивостока их отправили прямо в Новую Зеландию, где должны были забрать на борт «Дискавери». Скотт не придавал большого значения собакам, предполагая, что сани во время экспедиций по суше должны тащить люди. Эрмитедж призывал взять как можно меньше людей и как можно больше собак, но остался в меньшинстве. Скотт решил взять с собой армейский привязной аэростат для разведки и направил двух офицеров и матросов научиться обращаться с ним[31].

Ход экспедиции[править | править исходный текст]

1901—1902 гг.[править | править исходный текст]

Путь в Антарктику[править | править исходный текст]

«Дискавери» вышел из Ост-Индских доков Лондона 30 июля 1901 г., простояв до 5 августа в Спитхеде, где была произведена проверка компасов. Торжественные проводы прошли в Коус, где судно посетили король Эдуард VII и королева Александра. 6 августа судно покинуло Великобританию.

«Дискавери» отличался малой скоростью, и нуждался в постоянных заходах в порты для пополнения запаса угля. По пути в Новую Зеландию, пришлось делать заходы на Мадейру, Тринидад и в Кейптаун. (Стоянка в Кейптауне продлилась две недели, так как не были отлажены магнитометрические приборы)[32]. В ноябре экспедиция находилась в 20 милях от Земли Адели, а 22 ноября произошла высадка на о. Маккуори. Здесь были обнаружены обширные колонии пингвинов, мясо которых англичане попробовали в первый раз. 29 ноября «Дискавери» прибыл в Литтелтон.

При выходе судно было сильно перегружено, вдобавок на палубе находилось стадо из 45 овец — подарок экспедиции от фермеров. 21 декабря экспедиция отбыла в Порт-Чалмерс, где надлежало загрузиться углем и распрощаться с цивилизацией. При отплытии произошла трагедия: матрос Чарльз Боннер собирался попрощаться с Новой Зеландией, для чего залез на топ грот-мачты, сорвался и разбился о штурманскую рубку. Его похоронили в Порт-Чалмерсе 23 декабря с воинскими почестями[33].

Приняв 45 тонн угля, сваленного прямо на палубе, «Дискавери» отбыл в Антарктиду утром 24 декабря. Погода всё время была хорошей, Южный полярный круг пересекли 3 января 1902 г. Полосу паковых льдов шириной 200 миль удалось пересечь всего за 4 суток![7] Ночью 8 января увидели землю: это был мыс Адэр. 9 января Скотт и Эрмитедж осмотрели зимовье Борхгревинка, где оставили оловянный цилиндр с письмом — на случай прихода вспомогательного судна[34].

Вдоль Ледяного барьера[править | править исходный текст]

Мыс Хат с воздуха. Современная фотография

Дальше экспедиция двинулась на юг, вдоль западного побережья Земли Виктории. Наконец 21 января экспедиционеры увидели дым вулкана Эребус, залив, в который вошёл «Дискавери» был назван Мак-Мёрдо — в честь одного из офицеров Росса. Скотт надеялся, что это не залив, а пролив, который позволит пройти южнее, но это оказалось неверно. Обследовав места возможной зимовки, Скотт направился вдоль Великого Ледяного барьера на восток, преодолев более 500 миль. 30 января было получено подтверждение данным Росса: в этих широтах была земля, Скотт назвал её в честь короля Эдуарда VII. Высадиться не удалось, помешали сплошные ледовые поля. Повернув обратно, 4 февраля было решено исследовать глубоко вдающуюся в барьер бухту. Эту бухту в 1898 г. посетил Борхгревинк на «Южном кресте». Эрмитедж просил позволить ему исследовать поверхность Барьера, и вместе с Бернакки и 4 матросами продвинулся на 18 миль вглубь Антарктиды, заночевав на свежем воздухе[35].

В тот же день, 4 февраля, Скотт сделал попытку подъёма на аэростате. Поднявшись на 800 футов (240 м), он обнаружил, что страна за Барьером имеет крайне неровный рельеф. Второй подъём совершил Шеклтон[36], Уилсон назвал это предприятие «чистым безумием». Бухта получила название «Аэростатной» (англ. Balloon Bay)

Зимовка[править | править исходный текст]

Экспедиционный дом на мысе Хат. Фотография 2000 г.

8 февраля экспедиция вернулась в залив Мак-Мёрдо и стала готовиться к зимовке: Скотт исходил из постулата, что антарктическое лето скоротечно. Команда должна была жить на судне, однако для мастерской и на случай кораблекрушения требовалось убежище[37]. Дом был построен на галечной площадке на защищённом от ветров мысе, названном «Мысом Хижины» (англ. Hut Point). Скотт писал:

«В общем, наша большая хижина была и будет нам полезна, но польза эта не столь велика, чтобы мы не могли без неё обойтись…»[38]

Когда начались разведочные походы, оказалось, что из всех 46 участников экспедиции только Эрмитедж и Бернакки имеют опыт обращения с лыжами, нартами и собаками. Попытки освоить навыки обращения с ездовыми собаками привели Скотта к мысли, что только люди являются надёжной тягловой силой[39]. Поход 4 марта убедил Скотта в его правоте: в путь отправились 8 человек, в том числе 4 офицеров, которые решили разделиться на две партии. У каждой из них были 1 нарты, запряжённые четырьмя собаками. Путешественники намеревались форсировать ледник и исследовать, где остров Росса соединяется с Ледяным барьером. Скотт намеревался возглавить поход лично, но повредил колено, скатываясь со снежного склона на лыжах. Поход оказался катастрофическим: ночью температура упала до −42 °C, костюмы из волчьего меха не спасали от холодов. Во время бури сорвался со скалы в море матрос Винс, а матрос Хейр отстал от группы, потерял сознание и 36 часов провёл, занесённый снегом, однако потом нашёл в себе силы вернуться на базу[40].

Памятник Винсу

Команда Скотта находилась на 500 миль южнее места зимовки команды «Южного креста» и нельзя было предугадать, какая настанет погода. 1 апреля Скотт решился на ещё один санный поход, но оказалось, что собаки не могут тянуть при нагрузке 100 фунтов (45,6 кг) на каждую: за три дня удалось предолеть всего 9 миль![41]

Полярная ночь началась 20 апреля и длилась до 22 августа. На судне был установлен размеренный распорядок дня: в 22:00 наступал отбой (экспедиция жила по времени 180 меридиана), в субботу производился аврал, а по воскресеньям проводился традиционный смотр военного корабля. По воскресеньям Скотт проводил церковную службу (на органе играл Кётлиц)[42].

Научная группа работала по своему распорядку: Бернакки работал в магнитном павильоне на суше, Ройдс снимал показания метеорологических приборов каждые 2 часа, а Кётлиц и Уилсон отправляли свои врачебные обязанности, например, проверяли каждую банку с консервами перед её употреблением в пищу, а также проводили ежемесячные медосмотры[42].

Для развлечения команды Шеклтон стал издавать рукописный журнал South Polar Times, Ройдс и Барн на праздник Середины зимы (23 июня) поставили пьесу собственного сочинения, устраивались футбольные матчи на льду[43].

Разведочные походы[править | править исходный текст]

Зимой Скотт планировал график весенних походов, первый из которых начался 1 сентября. Участники экспедиции всё ещё очень плохо знали окрестности своего зимовья, поэтому начали с рекогносцировки. Скотт уже замышлял большой поход на юг, решив взять с собой всех собак: их осталось 19 (одна погибла вместе с Винсом, трёх сожрали сородичи и 1 издохла от болезни)[44]. Пробные вылазки для закладки складов оканчивались жесточайшими обморожениями — температура падала до −50 °C. В октябре Эрмитедж, вернувшись из похода на запад, заявил, что в его группе началась цинга, ею были поражены три человека. Скотту пришлось отказаться от консервов и послать команду для заготовки тюленины. Эрмитедж из-за этого поссорился с командиром и заявил:

«Скотт слишком доверял нашим мясным консервам… К тому же он чувствовал сентиментальное отвращение к забою тюленей в количестве, необходимом нам на зиму. Напрасно я и Кётлиц уговаривали его отдать соответствующий приказ, указывая, что убить сто тюленей ради сохранения нашего здоровья и нормального хода экспедиции ничуть не хуже, чем убить одного»[45]

Поход на Юг[править | править исходный текст]

Участники санной экспедиции на старте. 2 ноября 1902 года
Слева направо: Шеклтон, Скотт, Уилсон

2 ноября 1902 года Скотт, Шеклтон и Уилсон выступили на крайний Юг в сопровождении 11 матросов вспомогательной команды Барна. 13 ноября они достигли 79° ю.ш., побив рекорд Борхгревинка[46]. В тот же день вспомогательная группа была отправлена домой. Уже на следующий день собаки отказались тащить тяжёло нагруженные сани, груз пришлось разделить на две части и в дальнейшем перетаскивать челночным способом (на преодоление 1 мили пути требовалось 3 мили перехода, такой режим выдерживался 31 день!)[47]. Собак приходилось кормить протухшей норвежской треской, и они очень быстро сдавали, определяя график похода[48]. Тем не менее, 25 ноября команда преодолела 80° ю.ш.

Необходимость жестокого обращения с собаками нанесла Скотту психологическую травму: он был не в состоянии переносить избиения собак, совершенно необходимого, чтобы заставлять изнурённых животных пробираться вперёд[49]. Одновременно пришлось устраивать только ночные переходы — при температуре −25 °C в меховой одежде было невыносимо жарко.

К 16 декабря экспедиционеры достигли 80°16’ ю.ш., пройдя по прямой 380 миль. Провианта осталось всего на четыре недели, и тогда Скотт позволил Уилсону убить собаку, чтобы накормить её останками других. Люди не ели собачатины, страдая от голодных спазмов, суточный паёк не превышал 1½ фунтов твёрдой пищи, в основном сухарей и пеммикана. Уилсон страдал от снежной слепоты, и, несмотря на это, заметил у Шеклтона первые симптомы цинги, ничего не сообщив ему об этом[50]. Очень оригинально было отпраздновано Рождество: Шеклтон извлёк из носков куски пудинга с изюмом и застывший кусок искусственного мёда[51].

26 декабря Уилсон заработал чрезвычайно сильный приступ снежной слепоты, причём от боли не помогал и кокаин, используемый для её лечения. Уилсон завязал глаза, а поводырём ему служил Скотт. 30 декабря экспедиционеры достигли 82°11' ю.ш. (82°17' по измерениям Скотта)[52], преодолев треть расстояния до Южного полюса за 59 дней.

1 января 1903 г. Скотт, Шеклтон и Уилсон повернули на север. В тот же день издохла одна собака, а остальных приходилось силой ставить на ноги по утрам, до такой степени они ослабели. На протяжении последующих двух дней издохло ещё три собаки, так что им можно было позволить хорошо питаться. 3 января на сани был поставлен импровизированный парус, что позволило освободить собак от работы — они теперь только сопровождали людей, но продолжали умирать. Уилсону пришлось прекратить их мучения[53].

13 января разразился буран, несмотря на все усилия удалось пройти всего ¾ мили. В тот же день у Шеклтона проявились симптомы цинги, а ещё были повреждены дёсны и глотка, он кашлял и харкал кровью. Его пришлось освободить от тягла, и обязать сообщать о самочувствии. Достигнув склада 26 января, путешественники страдали от собственного обжорства, а Шеклтону стало совсем плохо — он страдал удушьем. До 30 января свирепствовал буран, когда он кончился, чтобы поставить Шеклтона на лыжи, понадобилось 20 минут, тогда его усадили на сани[54].

3 февраля 1903 г. Скотт, Уилсон и Шеклтон вернулись на «Дискавери». Их поход длился 93 суток, за это время они прошли 960 миль (1540 км), включая челночные рейсы. Среднесуточный переход равнялся 16 км.[55].

Прибытие спасательного судна[править | править исходный текст]

Вспомогательное судно «Морнинг»

За время отсутствия Скотта была предпринята попытка исследовать горы и ледники к западу от залива Мак-Мёрдо. Отряд возглавил Эрмитедж во главе 20 человек. Путь на запад был обнаружен, но для его достижения пришлось подняться на 8900 футов (2700 м) над уровнем моря. На обратном пути Эрмитедж провалился в ледниковую трещину, но был спасён ездовыми собаками[56].

К тому времени прибыл барк «Морнинг», отправленный Маркхемом под командованием Уильяма Колбека. Он рассчитал, что «Дискавери» к январю 1903 г. должен освободиться ото льда. Приняв дополнительные запасы, судно к апрелю должно было вернуться в Новую Зеландию, и вернуться в Англию через Тихий океан, завершив кругосветное плавание и магнитные наблюдения. Расчёты не оправдались: «Дискавери» не освободился, но на этот случай Скотту разрешалось провести в Антарктиде ещё один сезон[57]. Однако Скотт счёл своим долгом отправить заболевших спутников на родину, чтобы не подвергать их излишней опасности. К этому же времени относится конфликт Скотта, Эрмитеджа и Шеклтона, которого Скотт отправлял на родину против его воли и вопреки мнению Кётлица и Эрмитеджа[58]. 2 марта 1903 г. «Морнинг» покинул Антарктику.

1903—1904 гг.[править | править исходный текст]

Вид на горы Королевского Общества и Барьер Росса. Современная фотография

Вторая зимовка прошла благополучно, несмотря на то, что морозы достигали −67 °C. Скотт планировал изучать Землю Виктории через проход, открытый Эрмитеджем. Всю зиму улучшали снаряжение, которое в предыдущем году не оправдало себя. Скотт решил отказаться от южнополярных планов, поскольку осталось всего 8 собак, а без них было немыслимо продвинуться дальше[59].

7 сентября Уилсон отправился на мыс Крозье изучать императорских пингвинов, где пребывал до декабря. К колонии пингвинов удалось подобраться только 18 октября, но в результате этого похода впервые биологи получили исчерпывающие сведения о физиологии и поведении этих птиц. Однако Уилсону не удалось получить яиц с эмбрионами на ранней стадии развития, в результате чего он пришёл к выводу, что необходим поход полярной ночью. Однако в период экспедиции «Дискавери» он был неосуществим[60].

9 сентября Скотт выступил для закладки складов, необходимых для подъёма на ледник. Сильнейшие морозы (до −70 °C) вынудили прервать все походы до октября.

В октябре группа Скотта и Феррара попытались подняться на ледник. Им удалось подняться на 7000 футов (2100 м), но постоянно ломались сани, а сильнейшие бураны изнуряли людей. За восемь дней путешественникам удалось преодолеть ещё 150 км, таким образом, они стали первыми людьми, достигшими периферии Полярного плато. На обратном пути они обнаружили антарктические оазисы, причём механик Лэшли — участник похода, заявил, что там можно выращивать картошку! Вернувшись на «Дискавери» 24 декабря, за 59 дней они преодолели 700 миль до 146°30’ з.д., проходя в среднем 14 миль в день. Эти показатели практически не отличались от переходов во время Южного похода, хотя собак у экспедиционеров не было. Скотт использовал этот аргумент против использования ездовых собак[61].

Во время отсутствия Скотта Ройдс и Бернакки 31 день провели на Ледяном барьере, убедившись в равнинном характере его поверхности.

Вторая спасательная операция[править | править исходный текст]

«Дискавери», «Морнинг» и «Терра Нова» во льдах пролива Мак-Мёрдо. Февраль 1904 г.

Вернувшись на «Дискавери», Скотт рассчитывал, что судно освободится ото льда. Однако в декабре 1903 г. кромка припая оканчивалась в 20 милях (32 км) от судна. Эрмитедж, не дожидаясь командира, стал пилить со всем экипажем лёд, эта работа началась 14 декабря. Однако за 12 дней работ удалось пропилить во льду только две канавы в 150 ярдов длиной, работая в три смены (по 10 человек в каждой). Скотт начинал опасаться третьей зимовки[62].

В это время Маркхему удалось получить финансирование, и направить в море Росса два барка: помимо «Морнинга» ещё и китобойное судно «Терра Нова». Они прибыли в пролив Мак-Мёрдо 5 января 1904 г. Для Скотта был готов приказ Адмиралтейства: если «Дискавери» не освободится, бросить его и вернуться на двух вспомогательных судах. Попытки пробить лёд судовыми форштевнями ни к чему не привели, и тогда Скотт прибег к помощи взрывчатки. 16 февраля судну удалось освободиться. В тот же день экспедиция двинулась по направлению к Новой Зеландии[63].

Возвращение[править | править исходный текст]

Скотт намеревался на обратном пути исследовать местность к западу от мыса Адэр, однако после двух зимовок на «Дискавери» не было запаса угля. Вспомогательные суда после месяца спасательной операции также не располагали излишками топлива. Вдобавок, начался шторм, в результате которого «Дискавери» сел на мель, и едва не был разрушен, но сошёл на воду сам собой. 20 февраля отказали трюмные помпы, а 21-го выяснилось, что руль разбит в щепы. 24 февраля экспедиции пришлось остановиться в виду мыса Адэр для ремонта руля. Угля на судне к тому времени осталось 8 тонн[64].

5 марта 1904 г., расставшись с «Терра Нова», «Дискавери» пересёк Южный полярный круг в обратном направлении. 1 апреля все три судна вошли в гавань Литтелтона. Новозеландцы оказали экспедиционерам восторженный приём: с них не брали денег за посещение клубов, проезд по железной дороге и постой в гостинице[65]. Скотт направил в Лондон телеграмму, извещающую о благополучном возвращении. В ответ король направил Скотту сразу два поздравления, а Королевское географическое общество сразу же наградило Скотта Королевской медалью, которая была вручена матери исследователя[66].

8 июня «Дискавери» двинулся на родину через Тихий океан и Фолклендские острова. 10 сентября 1904 года экспедиция вернулась в Портсмут.

После возвращения[править | править исходный текст]

Сразу по прибытии «Дискавери» в Портсмут газета Daily Express сообщала о состоянии полярников следующее:

«Кожа их стала почти чёрной, как старинная мебель из красного дерева. У них походка людей, привыкших к тяжелой одежде, стесняющей движения. Говорят они необыкновенно тихими голосами. <…> Капитан Скотт сказал только, что все находящиеся на борту чувствуют себя хорошо… „Мы сделали много открытий, — добавил он, — но по сравнению с тем, что осталось сделать, это не более как царапина на льду“»[67]

15 сентября «Дискавери» прибыл в Лондон в Ост-Индские доки, где команде был оказан весьма скромный приём: приветственный банкет состоялся только на следующий день в складском помещении, где, несмотря ни на что, его возглавлял сэр Клемент Маркхем. Ни один из лордов Адмиралтейства не присутствовал.

Скотт был повышен в звании до капитана 1-го ранга и был награждён Золотой медалью Королевского географического общества, а также стал командором Королевского Ордена Виктории. Все участники экспедиции получили серебряные медали, а капитан «Морнинга» Колбек — символический серебряный слиток. Скотт также был удостоен наград Шведского и Датского географических обществ, а Русское географическое общество избрало его почётным членом[68].

«Дискавери» был продан Компании Гудзонова залива менее чем за 20 % стоимости его постройки.

Результаты экспедиции[править | править исходный текст]

Главные открытия касались области физической географии: Земля Эдуарда VII, Западные горы и доказательство того, что Земля Виктории — высокогорное плато. Экспедиция впервые использовала нарты и ездовых собак для путешествия по южным ледникам, достигнув 82° 17' ю.ш. Открыты Трансантарктические горы и двуглавый пик Маркхем (4350 м). Всего на карту было нанесено более 200 гор и долин.

Были открыты сухие долины — антарктические оазисы, свободные от снега и льда, а также колонии императорских пингвинов на мысе Крозье. Были получены доказательства того, что Барьер Росса — шельфовый ледник. Открытые отпечатки доисторических растений показали, что в глубокой древности Антарктида была частью материка Гондвана. Было точно рассчитано положение Южного магнитного полюса[69].

В 1905 г. вышла в свет книга Скотта «Путешествие на „Дискавери“», которая пользовалась популярностью у современников, несмотря на то, что стоила 2 гинеи [70]. Ещё до окончания экспедиции Шеклтон написал свою книгу о первом сезоне экспедиции, которая была опубликована с продолжением в журнале Illustrated London News (при этом об Антарктике было так мало известно, что иллюстратор изобразил Шеклтона в окружении белых медведей)[71].

Непосредственным продолжением экспедиции на «Дискавери» была Британская антарктическая экспедиция 1911—1913 гг., в ходе которой Скотт достиг Южного полюса и погиб на обратном пути.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Черри-Гаррард, 1991, с. 23-24
  2. Кук, 1948, с. 434
  3. Coleman, 2006, p. 329-335
  4. 1 2 Черри-Гаррард, 1991, с. 31
  5. Preston, 1999, p. 11-12
  6. Пристли, 1989, с. 80
  7. 1 2 3 Черри-Гаррард, 1991, с. 35
  8. Huntford, 1985, p. 141-144
  9. Ладлэм, 1989, с. 34
  10. Ладлэм, 1989, с. 35
  11. 1 2 Ладлэм, 1989, с. 38
  12. Preston, 1999, p. 28-29
  13. Ладлэм, 1989, с. 42-43
  14. Crane, 2005, p. 62-63
  15. Ладлэм, 1989, с. 48-49
  16. Crane, 2005, p. 63
  17. Fiennes, 2005, p. 31
  18. Ладлэм, 1989, с. 51-53
  19. Fiennes, 2003, p. 28
  20. Crane, 2005, p. 78-79
  21. Preston, 1999, p. 39
  22. 1 2 Ладлэм, 1989, с. 44
  23. Huntford, 1985, p. 34
  24. Ладлэм, 1989, с. 54
  25. Crane, 2005, p. 113
  26. 1 2 Ладлэм, 1989, с. 49
  27. Ладлэм, 1989, с. 45
  28. Ладлэм, 1989, с. 50
  29. Ладлэм, 1989, с. 47
  30. Ладлэм, 1989, с. 47-48
  31. Ладлэм, 1989, с. 51
  32. Ладлэм, 1989, с. 55
  33. Ладлэм, 1989, с. 57
  34. Crane, 2005, p. 145-146
  35. Ладлэм, 1989, с. 63
  36. Preston, 1999, p. 45-46
  37. Черри-Гаррард, 1991, с. 182
  38. Scott, 1905, p. 350
  39. Scott, 1905, p. 467
  40. Черри-Гаррард, 1991, с. 36
  41. Ладлэм, 1989, с. 68
  42. 1 2 Ладлэм, 1989, с. 69
  43. Crane, 2005, p. 175-185
  44. Ладлэм, 1989, с. 73
  45. Preston, 1999, p. 59
  46. Ладлэм, 1989, с. 77
  47. Crane, 2005, p. 205
  48. Черри-Гаррард, 1991, с. 37
  49. Ладлэм, 1989, с. 79
  50. Ладлэм, 1989, с. 81
  51. Preston, 1999, p. 65
  52. Crane, 2005, p. 214-215
  53. Ладлэм, 1989, с. 84
  54. Ладлэм, 1989, с. 86
  55. Preston, 1999, p. 67
  56. Ладлэм, 1989, с. 88
  57. Crane, 2005, p. 233
  58. Preston, 1999, p. 68
  59. Ладлэм, 1989, с. 98
  60. Черри-Гаррард, 1991, с. 43
  61. Preston, 1999, p. 70-76
  62. Ладлэм, 1989, с. 110
  63. Crane, 2005, p. 277-287
  64. Ладлэм, 1989, с. 118-119
  65. Ладлэм, 1989, с. 120
  66. Ладлэм, 1989, с. 121
  67. Ладлэм, 1989, с. 122-123
  68. Ладлэм, 1989, с. 133
  69. Crane, 2005, p. 272-273
  70. Crane, 2005, p. 322
  71. Ладлэм, 1989, с. 97

Источники[править | править исходный текст]

  • Кук Д. Путешествие к Южному Полюсу и вокруг света. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1946.
  • Ладлэм Г. Капитан Скотт. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989.
  • Пристли Р. Антарктическая одиссея: Северная партия экспедиции Р. Скотта. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989.
  • Саннес Т. Б. «Фрам»: приключения полярных экспедиций. — Л.: Судостроение, 1991.
  • Черри-Гаррард Э. Самое ужасное путешествие. — Л.: Гидрометеоиздат, 1991.
  • Coleman E. C. The Royal Navy in Polar Exploration, from Frobisher to Ross. — Tempus Publishing, Stroud, 2006.
  • Crane D. Scott of the Antarctic. — L.: Harper Collins, 2005.
  • Fiennes R. Captain Scott. — L.: Hodder & Stoughton, 2003.
  • Fisher M. at al Shackleton. — L.: James Barrie Books, 1957.
  • Huntford R. The Last Place On Earth. — L.: Pan Books, 1985.
  • Preston D. A First-Rate Tragedy. — L.: Constable & Co, 1999.
  • Scott R. Vol. I The Voyage of the Discovery. — L.: Smith, Elder & Co, 1905.

Ссылки[править | править исходный текст]

Фотоснимки, сделанные членами экспедиции — Scott Polar Research Institute