Былачение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Былаче́ние (кашубск. bëlaczenié, польск. bylaczenie) — фонетическое явление в кашубском языке, распространённое в говорах Севернокашубского диалекта и отсутствующее в литературном языке кашубов. Былачение заключается в переходе звука ł в l[1][2][3]. Общекашубские béł, bëła, или польские był, była, произносятся как bél, bëla (произношение l на месте в этих словах дало название всему языковому явлению)[4].

География былачения[править | править исходный текст]

Переход ł в l характеризует в настоящее время говоры северо-восточной части территории распространения кашубского языка, которые в классификации Ф. Лоренца объединены в группу Быляцких говоров (польск. gwary bylackie) в составе Севернопоморского диалекта (по его терминологии). В эту группу включены говоры Пуцкого повята: Ястарнинский, Кузвельдский и Халупский на Хельской косе, Сважевско-Стшелинский (к северу от Пуцка до Владыславово), Пуцкий Городской (в предместье Пуцка и в городе), Стажинско-Меховский (к западу от Пуцка в Стажино, Мехово, Полчино и др.) и Оксивский (на побережье к северу от Гдыни)[5]. Переход ł в l был известен также вымершим словинским говорам[1].

В других говорах кашубского языка (люзинско-вейхеровских и некоторых других в составе севернокашубского диалекта, в говорах центральнокашубского и южнокашубского диалектов), а также в польском языке, произошёл переход переднеязычного ł в губно-губной (wałczenie)[6]. Переход ł в является одним из основных изменений, характеризующих фонетический строй среднепольского языка (произошёл на рубеже XVI — XVII вв.), он представлен как в современном польском литературном языке, так и в большинстве его диалектов (за исключением некоторых периферийных).

Параллели в других славянских языках[править | править исходный текст]

За пределами кашубского языка переход ł в l характерен для чешского языка, переход ł в l во всех позициях, кроме конца слова и слога, где ł переходит в известен в некоторых говорах Вологодской группы севернорусского наречия (харовских, великоустюгских), а также в словенском языке.

Изучение[править | править исходный текст]

Впервые данное явление упоминается А. Ф. Гильфердингом (1856) при описании им говоров словинцев. Лингвисты по-разному смотрят на происхождение былачения, предполагается как его раннее происхождение как сохранившегося архаичного явления (К. Дейна), так и позднее происхождение: как следствие внутреннего развития кашубской системы консонантизма (З. Тополинская), или как влияние на кашубские говоры немецкого языка (З. Штибер)[2].

Субэтническая группа быляков[править | править исходный текст]

Переход ł в l как языковая особенность, ярко окрашивающая и выделяющая речь носителей Быляцких говоров среди других, послужила формированию локальной группы среди кашубов и появлению субэтнонима быляки (кашубск. bëlôcë, bëlôki, польск. bylak - bylacy)[7], который был дан им их соседями[1].

Примечания[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Język kaszubski. Poradnik encyklopedyczny, red. J. Treder. Gdańsk, 2002
  • E. Breza, J. Treder. Gramatyka kaszubska. Zarys popularny. Gdańsk, 1981
  • Z. Topolińska. Kaszubski rozwój *ł. Studia z Filologii Polskiej i Słowiańskiej. 5, 1965