Валентин (гностик)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Валентин (II век) — античный философ, представитель раннехристианского гностицизма. Основал свою школу в Риме.

Биография[править | править вики-текст]

Биография Валентина практически неизвестна. Те немногочисленные свидетельства о жизни Валентина, которые доступны современным исследователям, позволяют предположить, что он жил во втором веке нашей эры и молодые годы провёл в Александрии. Его деятельность проходила в Риме, где он приобрёл славу как христианский проповедник и теолог. Тертуллиан сообщает, что Валентин отошёл от православия после неудачной попытки занять место епископа. Валентин основал собственную гностическую школу и имел многочисленных последователей (например, упоминается его друг Ираклеон), в результате чего образовалось влиятельное направление в философии, получившее его имя — валентинианство.

Концепция Валентина[править | править вики-текст]

Ранее не было известно ни одного сочинения Валентина. Как можно выяснить из сохранившихся фрагментов, Валентин скорее проповедник, чем теолог. Его сочинения написаны чаще всего в форме философского комментария к Ветхому и Новому Завету и посвящены моральным выводам из космологического учения, в центре которого — представление о падении человеческой души как параллели падению мировой души — Софии. Все сохранившиеся высказывания Валентина были известны лишь из сочинений Климента Александрийского.

Лишь в 1945 году была открыта целая библиотека коптских гностических текстов, которую обнаружили в большом глиняном сосуде, закопанном в поле близ Наг-Хамади в Египте (примерно 40 км к югу от Каира), и среди них был список «Евангелия истины» (именно так называлось одно из сочинений Валентина, однако до сих пор нет единого мнения о том, является ли им найденный коптский текст).

Космогония[править | править вики-текст]

Согласно тому, как излагается валентинианское учение, началом всему служит непознаваемый предсуществующий Эон (Предвечный, Первоотец, Глубина, Хаос). Неизмеримую вечность он остаётся в совершенном покое. С ним сосуществует Эннойя или Мысль, также называемая Милостью и Тишиной. Хаос решает перенести себя в начало всех вещей, и он заронил этот замысел, подобно семени, в лоно Тишины, что была с ним. Та зачала и породила Нус (Ум), который подобен и равен своему прародителю и единственный постигает величие Отца. Он также называется Единородным. Вместе с ним родилась Алетея или Истина. Эта совокупность получает название первая Тетрада — Хаос и Тишина, Ум и Истина.

Единородный, осознавший, с каким намерением он был произведён на свет, со своей стороны, замыслил со своей супругой диаду Слово и Жизнь, подражая Отцу. Из них произошли Человек и Церковь, и это была изначальная Огдоада. Эти Эоны, произведённые сиянием Отца, пожелали также подражать в творчестве своему создателю и произвели дальнейшие эманации. Из Слова и Жизни произошли десять дополнительных Эонов: Глубинный и Смешение, Нестареющий и Единение, Самородный и Удовольствие, Неподвижный и Срастворение, Единородный и Блаженная. Человек с Церковью произвел двенадцать Эонов: Утешитель и Вера, Отчий и Надежда, Материний и Любовь, Вечный Ум и Разумение, Церковный и Блаженство, Желанный и Премудрость (София). Так из Восьми, Десяти и Двенадцати образовалась Плерома или Полнота из тридцати Эонов в пятнадцати диадах.

Нус получал удовольствие от созерцания Отца и наслаждался его безграничным величием. Теперь он пожелал приобщить к величию Отца и другие Эоны, но Тишина удерживает его волей Отца, который хочет привести их всех к размышлению об их Первоотце и к желанию искать Его. Так Эоны тайно стремятся созерцать породившего их Первоотца.

София больше других пыталась проникнуть в сущность Хаоса, но поняла, что это невозможно, и приводит только к страданию. Однако, её страсть осталась в качестве бесформенных сущностей. Бесформенная сущность, которую она породила в своём стремлении к невозможному, является воплощением её страсти и отражением её страданий — это печаль, страх, замешательство, потрясение и раскаяние.

Так как неведение и бесформенность появились в пределах Плеромы, глубокое смятение постигает все Эоны, которые больше не чувствовали себя в безопасности, опасаясь, что что-то случится с ними. Также существование бесформенности являлось постоянным укором Софии, которая была полна сожалений о ней и беспокоила Эоны этими переживаниями. Поэтому они объединились в молитве к Отцу и добились от него эманации новой пары Эонов, Христа и Святого Духа, которые были наделены двойной обязанностью: в пределах Плеромы восстанавливать истинную безмятежность, и, как условие этого, позаботиться об оставшейся бесформенности и придать ей форму. София, предпринявши дело не по силам, родила сущность без формы Ахамот (Помышление). Неполнота, бесформенность сущности объяснялась тем, что при рождении не было мужского влияния. По понятиям гностиков в деле рождения мужской пол дает форму, женский — сущность. София, как Эон женский, дала только сущность. Усмотревши это, она опечалилась несовершенством рождения и испугалась того, чтобы это не прекратило её собственного бытия.

Ахамот выпадает за пределы Плеромы, оставаясь несовершенной. Христос, придаёт ей форму, после чего он ограждает Плерому Пределом (Крест, Освободитель, Отделитель, Пределоположник), оставив Ахамот с пробудившимся осознанием своего отделения от Плеромы и возникшим желанием попасть обратно.

Она стала жертвой всяческих страданий, в которых она повторяет на своём уровне последовательность эмоций, пережитых её матерью Софией в Плероме, с той лишь разницей, что эти страсти теперь обрели форму определённых положений бытия, и, как таковые, смогли стать субстанцией мира.

Материальный мир по Валентину заведомо порочен и обречен на гибель. После спасения праведных душ (их упокоения в Плероме либо низшей Огдоаде в зависимости от меры праведности) мир вместе с грешниками будет уничтожен и очищен великим пожаром, в чем явно прослеживается влияние стоического представления об экпиросисе.

Этос и сотериология[править | править вики-текст]

В основе этики Валентина лежало представление о трех типах людей — «духовных» (пневматиках), «душевных» (психиках) и «вещественных» (иликах). В первых заложено «духовное семя» Софии-Ахамот, и их дух в конечном итоге вернется в Плерому. Вторые при условии праведности в земной жизни упокоятся «в срединном месте» (низшей восьмерице миров). Третьи же в силу привязанности к материи и создаваемых ею страстям неспособны ни к праведному поведению, ни к спасению.

Согласно уцелевшим свидетельствам, Валентин и его сторонники придерживались аскетизма как в быту, так и в половых вопросах, однако его рамки не вполне ясны. Так, Климент Александрийский свидетельствует о том, что валентиниане «одобряют брак»[1]. В то же время, Ириней Лионский утверждал, что брак у валентиниан уподоблялся сугубо братским отношениям, однако этот предписанный целибат нередко нарушался[2]. На основании этих свидетельств большинство исследователей склонилось к представлению о принятом у валентиниан «духовном браке»[3] и строгой аскетической жизни валентинианских общин[4].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Климент. Строматы. III, 1, 1.
  2. Ириней. Против ересей. I, 6, 3.
  3. Е. В. Родин. Гностический этос.
  4. Л. П. Карсавин. Василид, Валентин, Маркион.