Вам и не снилось…

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вам и не снилось…
1981 vam i ne snilos.jpg
Жанр

мелодрама / драма

Режиссёр

Илья Фрэз

Автор
сценария

Галина Щербакова (рассказ)
Илья Фрэз

В главных
ролях

Татьяна Аксюта
Никита Михайловский
Елена Соловей
Ирина Мирошниченко

Оператор

Гасан Тутунов

Композитор

Алексей Рыбников

Кинокомпания

Киностудия им. М. Горького

Длительность

86 мин.

Сборы

26,1 млн зрителей

Страна

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Язык

русский

Год

1981

IMDb

ID 0153489

«Вам и не снилось…» — советский художественный фильм режиссёра Ильи Фрэза, экранизация повести «Роман и Юлька», написанной Галиной Щербаковой.

Премьера в Советском Союзе состоялась 23 марта 1981 года. По итогам проката 1981 года картина заняла 12-е место — её посмотрело более 26 млн зрителей. Лучший фильм 1981 года по опросу журнала «Советский экран». В США премьера прошла в Нью-Йорке 5 марта 1982 года под названием «Love & Lies».

Сюжет[править | править вики-текст]

Один из финальных кадров фильма.

Старшеклассница Катя Шевченко (Татьяна Аксюта) переезжает в новый район и в школе знакомится с одноклассником Романом Лавочкиным (Никита Михайловский), постепенно их дружба перерастает в любовь, удивительную по своей силе для взрослых, которые их окружают.

Мать Кати Людмила (Ирина Мирошниченко) когда-то в юности была возлюбленной Константина, отца Романа (Альберт Филозов), и теперь Вера, мать Романа (Лидия Федосеева-Шукшина), панически боится, что муж уйдет от неё к бывшей пассии. Она стремится всеми силами разлучить детей — переводит Романа в другую школу, запрещает им встречаться, но любовь Кати и Ромы от этого не прекращается.

Тогда Вера обманывает сына, вынуждая его на долгое время уехать из Москвы в Ленинград ухаживать за якобы больной бабушкой (Татьяна Пельтцер), которая, в свою очередь, пресекает все попытки Кати дозвониться до Ромы или написать ему. Катю и Романа поддерживают только одноклассники и классная руководительница Татьяна Николаевна (Елена Соловей), у которой тоже все очень печально в личной жизни. Она и раскрывает в итоге обман Веры и сообщает правду Людмиле и её мужу Владимиру. Константин, узнав про обман, хочет ударить Веру ("Ты что творишь, змея?!!"), затем, успокоившись, идет в дом к Людмиле и даёт Кате деньги на поездку в Ленинград.

А тем временем Рома, который не может понять, почему Катя не отвечает ни на одно из его писем (не зная при этом, что все письма Кати перехватывает почтальонша (Любовь Соколова) — знакомая его бабушки), звонит Татьяне Николаевне, но та по ошибке принимает его за надоевшего ей ухажёра Михаила (Леонид Филатов) и, не дав мальчику сказать и слова, велит ему сюда никогда больше не звонить. Мучаясь от неизвестности, Рома случайно подслушивает разговор бабушки с матерью и узнаёт правду: бабушка вовсе не больна и всё это на самом деле спектакль, разыгранный для того, чтобы Рома больше не виделся с Катей.

Рассердившись, Рома запирается в своей комнате, а бабушка пытается до него достучаться (эффектный кадр сцены — портрет бабушки падает со стены и разбивается, символизируя разбившееся доверие Романа к старшим). В какой-то момент Рома видит из окна, как во двор входит Катя, приехавшая в Ленинград. Рома хочет выйти из комнаты, но на этот раз его не выпускает уже бабушка, которая пытается ему объяснить, что семья Кати — «порочная» и что они хотят его спасти от них, но Рома не слушает. Он распахивает окно, встаёт на подоконник, но тут бабушке наконец удаётся вышибить дверь. Рома оборачивается, оступается и, сломав раму, падает вниз. Его падение смягчает снежный сугроб.

Катя, увидев это, подбегает к нему и пытается помочь подняться, но в конечном итоге они вместе падают обратно на снег и, обнявшись, медленно приходят в себя после произошедшего. За ними наблюдают двое детей — мальчик и девочка.

Создатели[править | править вики-текст]

В ролях[править | править вики-текст]

Съёмочная группа[править | править вики-текст]

История создания[править | править вики-текст]

От повести к фильму[править | править вики-текст]

До повести «Роман и Юлька» Галина Щербакова написала несколько серьёзных вещей, которые никто не хотел печатать, и тогда она решила написать легкую любовную историю, потому что ей показалось, что это наверняка будет беспроигрышная тема. Идею подкинул её сын-подросток. Однажды Щербакова уехала с мужем на отдых, а когда вернулась, то узнала от своей знакомой, у которой они оставили детей, что её сын-десятиклассник полез по водосточной трубе к своей возлюбленной на шестой этаж. Оставив у неё тайное послание на балконе, он стал спускаться по этой же трубе вниз, и на середине пути она развалилась, но всё обошлось без серьёзных травм. Именно этот случай и создал у Щербаковой образ — мальчик, падающий с большой высоты из-за любви. Очень быстро она написала «Роман и Юлька» и отнесла повесть в редакцию журнала «Юность». Когда прошло несколько месяцев, а повесть всё не печатали, Щербакова запечатала повесть в конверт от журнала «Америка» и отправила её на Студию имени Горького «Сергею Герасимову». Через три дня Щербаковой позвонила жена Герасимова Тамара Макарова и сказала, что ей повесть очень понравилась и она сделает всё возможное, чтобы фильм по ней был снят. А спустя ещё два дня Щербакова разговаривала уже с Ильёй Фрэзом.

Перед началом съёмок Щербакова не выдержала и пошла к редактору «Юности» Борису Полевому. Он, выслушав её вопросы, сказал, что, по его мнению, у повести очень мрачный финал. Узнав, что дело только в этом, Галина взяла с его стола рукопись, вышла из кабинета и тут же переписала последние несколько предложений. Если в изначальном варианте давалось чёткое понятие, что Рома умирает (в последнем предложении говорилось, что Юля роняет голову Роме на грудь), то теперь вышел неоднозначный конец, который можно было трактовать по-своему (Рома либо умирает, либо теряет сознание). Спустя два месяца (осенью 1979 года), уже в разгар подготовки съёмочного процесса, повесть была напечатана в журнале под редакторским названием «Вам и не снилось»[1].

Отличия от повести[править | править вики-текст]

В повести Катю зовут Юлей. Тем самым Щербакова хотела придать именам главных героев своеобразную аллюзию с Ромео и Джульеттой. Рабочим названием сценария, над которым Щербакова работала вместе с Фрэзом, было «Роман и Юлька». Окончательно повесть называется также, как и фильм «Вам и не снилось». В процессе работы Щербакову вызвали в Госкино, где ей категорично заявили: «Влюблённых зовут Роман и Юля? Это что же вы, себя Шекспиром возомнили? Не бывать этому!» Джульетту, то есть Юльку, пришлось заменить на Катю. В любом случае, это история Ромео и Джульетты нашего времени.

В фильме Рома, узнав в финале правду, говорит бабушке «Ты не актриса, ты…» и, не договорив, убегает. В повести он же произносит «Ты не актриса, ты Васисуалий Лоханкин[2]».

Оригинальная повесть заканчивается трагически — Рома, падая из окна, ударяется грудью о проходящую у земли водопроводную трубу. Ошибочно считается, что от этого Рома умирает, хотя последние предложения подразумевают, что он просто теряет сознание, упав Юле на руки (идею, что он остаётся жив, позже развила дочь Галины Щербаковой Екатерина в продолжении «Вам и не снилось… пятнадцать лет спустя»). Финал экранизации было решено изменить по просьбе читателей.

Также в повести Рома намеренно прыгает из окна, в фильме же он оступается. Причём если в книге он падал с третьего этажа, то в фильме, когда Рома забирается на окно, видно, что окно находится на уровне верхних этажей других домов. Финальный же кадр фильма показывает, что этот дом шестиэтажный. Но при внимательном просмотре видно, что окно на шестом этаже закрыто. А из-за стекла наблюдает пожилая женщина в очках. Открытое окно эркера, из которого упал Рома, находится на пятом этаже. Но как бы то ни было, это всё равно находится на грани реальности. Не покалечиться, упав с пятого этажа, да ещё вместе с осколками стекла, возможно лишь при очень благоприятном стечении обстоятельств. Тем не менее, технически здесь нет ничего невероятного, подобные случаи происходили в жизни.

Ещё одним отличием является тот факт, что в повести мать Татьяны Николаевны является умершей ещё до начала действия и поэтому все диалоги между ними, которые показаны в фильме, в повести большей частью представлены как воспоминания Татьяны. Роман Татьяны с Михаилом в повести тоже по времени разворачивается в прошлом и не имеет такой чёткой сюжетной линии, как в фильме.

Костя, отец Романа, в повести полностью посвящён в планы Веры Васильевны и бабушки, но не противодействует им из-за слабости характера. В фильме его держат в неведении, когда он узнает обо всём, то встает на сторону сына и начинает бунтовать против жены (очень впечатляющая и эффектная сцена в фильме: «Ты что придумала, а? Тебя убить мало за это…»)

И опубликованный вариант повести, и фильм называются «Вам и не снилось…», но эта фраза имеет разный смысл. В повести она отсылает к словам театральных подруг Татьяны: «У нас такая „Вестсайдская“, что вам тут не снилось…», в фильме — к письму Кати: «Директриса читала нам мораль: „Вам и не снилось горе!“ и буравила меня глазами». Кстати, сама директриса в фильме стала личностью гораздо более неприятной и недалёкой, чем в повести.

Несмотря на то что конец в фильме вышел, как и в повести, почти таким же открытым, в фильме присутствуют два намёка на счастливый конец. Первый — разговор с учительницей, когда Сашка полувопросительно-полуутверждающе произносит: «Значит, всё в порядке. Всё хорошо. Хеппи-энд…» Второй — разговор бабушки Ромы с подругой-почтальоном, в котором проводится параллель с возможной дальнейшей судьбой Кати: «Это всё от твоего замужа в 16 лет!»; «Да чего вспоминать, внуков уже двое…»

Подбор актёров[править | править вики-текст]

Галина Щербакова не участвовала в кастинге, но Фрэз показывал ей все пробы, которые она потом очень долгое время хранила у себя. Лидия Федосеева-Шукшина сразу дала своё согласие на съёмки. Очень долго искали исполнителей на роли Ромки и матери Кати. На роль Ромки отсмотрели тысячи мальчиков со всей страны и только в самом конце проб, когда уже утвердили Аксюту, кто-то сообщил Фрэзу, что в Ленинграде есть мальчик Никита Михайловский, который, вполне возможно, очень даже подойдёт. Михайловскому к тому моменту только исполнилось шестнадцать лет. Он ещё учился в школе и у него не было никакого актёрского образования и опыта, кроме нескольких второплановых и эпизодических ролей в кино, и одной-единственной главной роли в фильме «Дети как дети». Но на пробах он покорил всех своей естественностью, и его тут же утвердили. Интересно, что Татьяна Аксюта на семь лет старше Михайловского — к тому времени уже окончила театральный вуз и вышла замуж.

На роль матери Кати пробовалось множество известных актрис, в том числе для проб из Киева приезжала Ада Роговцева, но Илья Фрэз всем говорил «нет», потому что заранее утвердил на эту роль Ирину Мирошниченко, которая тогда попала в аварию и поэтому носила фиксирующий воротник на шее, и Фрэз ждал, пока она поправится.

Съёмочный процесс[править | править вики-текст]

Фильм снимался не в хронологическом порядке и почти что с самого конца, поэтому актёры не всегда понимали то, что говорили по сюжету.

«Этот фильм я и люблю, и ненавижу, — призналась автор повести Галина Щербакова, — но мне дороги месяцы воспоминаний о съёмочном процессе. Татьяне Аксюте, которая снималась в роли Кати, было 23 года, она только что окончила ГИТИС. А Никита Михайловский ещё учился в школе. Но как этот мальчик играл! Мы рыдали — он был совершенством! Казалось, что юный 16-летний подросток знает о любви больше, чем его замужняя партнёрша. Он не актёрствовал, он просто жил в кадре, пропуская через себя все эмоции своего героя, буквально перерождаясь в него».

Михайловский, хоть и имел за плечами некоторый актёрский опыт (например, главная роль в фильме Дети как дети), по воспоминаниям, не мог правильно отыграть сцену с первых дублей и «раскочегаривался» только к шестому дублю, в то время как Аксюта, привыкшая играть на сцене, изображала нужные эмоции почти с первого раза и к шестому дублю уже начинала сдавать. В результате, по словам Щербаковой, почти все сцены фильма состоят из серединных дублей.[3]

В сцене в парке Катя носит на голове венок из листьев. Венок не был запланирован по сценарию, но поскольку съёмка сцены началась в девять утра, то, пока устанавливали камеры, Татьяна Аксюта от нечего делать сплела этот самый венок, который всем так понравился, что было решено: Аксюта должна надеть его для этой сцены.

Места съёмок[править | править вики-текст]

Многие сцены фильма снимались на юго-западе Москвы, в окрестностях метро «Юго-Западная» и «Ясенево»[4].

Дом бабушки в Ленинграде — это знаменитый Толстовский дом (№ 17 по улице Рубинштейна).

Финальная сцена фильма снималась в двух городах. Никита Михайловский срывается с подоконника в Ленинграде, а падает на землю в Москве.

Сцена зимой на балконе («Слепуха моя…») снималась с балкона 16-го этажа дома № 12, к.1 по ул. 26 Бакинских Комиссаров, причём в зеркальном отражении. Из-за этого даже жители района не всегда могут определить, откуда велась съёмка. В отреставрированной версии картины этот ляп был исправлен. Универмаг, на открытие которого идут главные герои — универмаг «Тропарево» рядом с м. «Юго-западная», при этом кадры с игрушечной гэдээровской железной дорогой снимались в универмаге «Лейпциг».

Школа № 780, в которой по сюжету учились герои фильма, расположена в Ясенево[4] в 13-м микрорайоне на Литовском бульваре. Когда снимался фильм, со всех сторон собиралось большое количество учеников и съёмочная бригада их разгоняла, чтобы не попали в кадр. Массовка фильма была привозной, а не местной: настоящие ясеневские школьники видны на школьном стадионе (который весь в лужах). При разговоре матери Романа с директором школы на заднем плане, за окном, ученики 4 "А" и 4 "Б" классов катают пустую катушку от кабеля, пытаясь попасть в кадр. На самом деле это субботник по уборке территории: прошёл слух, что в директорском кабинете снимается кино, и два класса бросились на задний двор школы. Так как особого мусора для уборки не нашлось, школьники принялись катать стоявшую там деревянную катушку.

Дома, в которых живут главные герои, расположены около метро «Бабушкинская», на пересечении улиц Енисейской и Менжинского.

Сцена у кафе для таксистов снималась на пересечении Скатерного и Малого Ржевского переулков в Москве. На месте самого кафе сейчас стоит новое здание, расположенное по адресу Скатерный переулок, 18.

Пророчество гибели Михайловского[править | править вики-текст]

Весь фильм насыщен пророческими предсказаниями трагической гибели Никиты Михайловского. Остаётся неясным лишь одно — фильм и книга нашли своего героя в лице молодого актёра, которому напророчили скорую гибель, или сам Никита, по давним актёрским поверьям, навлёк на себя схватку со смертью. В фильме не меньше трёх раз говорится о его гибели:

Когда ребята сидят на крыльце школы, его одноклассник в исполнении Дмитрия Полонского говорит про героя Никиты: «Жалко товарища. Ушёл в расцвете…» Во время сцены в доме Кати, после дождя, девочка говорит: «Всё. Может, выживешь», на что он отвечает: «Не выживу». Наконец, в кафе Катя говорит: «Я даже готова умереть», на что Ромка отвечает: «Тебе не нужно. Для такого случая есть я».

Вадим Курков, исполнитель роли Сашки, также трагически погиб — он стал жертвой автомобильной катастрофы, произошедшей 26 сентября 1998 года.

Музыка[править | править вики-текст]

Музыка Рыбникова[править | править вики-текст]

Композитор Алексей Рыбников написал для фильма несколько инструментальных тем на основе песни «Последняя поэма». Некоторые композиции появлялись на различных альбомах с музыкой Рыбникова. В частности, следующие треки появились среди прочих на втором диске коллекционного издания 2005 года под названием «Музыка кино», выпущенном лейблом «Студия Алексея Рыбникова»:

  • Новый дом (0:47)
  • В парке (2:34)
  • Роман и Катя (1:52)
  • Танцы (2:15)
  • Финал (2:43)

«Последняя поэма»[править | править вики-текст]

Звучащая в фильме песня «Последняя поэма» (на стихи Рабиндраната Тагора в переводе Аделины Адалис) была написана композитором Алексеем Рыбниковым ещё в 1970 году, во время работы над фильмом «Остров сокровищ», но стала известна только в 1980 году, когда была включена в фильм «Вам и не снилось…». Песню исполнили Ирина Отиева и Вера Соколова.

Композитор рассказывал: «В 1970 году была написана мелодия, которую долгое время никуда не удавалось пристроить. И однажды, взяв с полки роман Рабиндраната Тагора „Последняя поэма“, завершавшийся стихами в переводе поэтессы Аделины Адалис, я был поражён, насколько точно и легко ранее неизвестные мне стихи легли на эту мелодию десятилетней давности…». Однако ещё в 1973 году «Мелодия» выпустила миньон (СМ-0004107-8), содержавший эту песню, исполненную «Трио Линник» на стихи Р. Тагора.

После выхода картины песня получила известность и неслыханную популярность, вышла в финал фестиваля «Песня года — 1981», причём из двух вариантов исполнения — И. Отиевой и ВИА «Ялла» (придавшей песне восточный колорит) — с преимуществом лишь в несколько голосов из многих тысяч вышел ВИА «Ялла»[источник не указан 383 дня].

Известны также варианты исполнения этой песни Русланой, Варварой, Валерией, Леной Перовой c рок-группой «МультFильмы».

Награды и премии[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Вам и не снилось…