Ванноцца деи Каттанеи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ванноцца деи Каттанеи, Роза Джованна де Кандиа, графиня деи Каттанеи (итал. Vannozza dei Cattanei, Giovanna de Candia, contessa dei Cattanei) (13 июля 1442(14420713)[1] — 24 ноября 1518, Рим) — любовница папы римского Александра VI, мать Лукреции, Чезаре, Хуана и Джоффре Борджиа. Была женщиной, с которой папу связывали самые продолжительные отношения — около пятнадцати лет.

Биография[править | править вики-текст]

Дочь Якопо (Джакомо деи Каттанеи, Jacopo Pinctoris — «Яков Художник») и Менчии, о которых известно очень мало, лишь то, что 20 января 1483 года Менчия уже была вдовой. Предполагается, что отец Ванноцы управлял гостиницами, либо же был художником и приехал из Мантуи.

О её происхождении — из плебеев или же из аристократической среды, а также о детстве никаких достоверных фактов нет. Существует версия, что её семья была из малообеспеченных римских дворян, но эту версию опровергает то, что в сохранившихся документах не существует никакой информации о поддержке Ванноццей позже каких-либо родственников, которые не преминули бы воспользоваться возможностями столь могущественной женщины, а также её детей[2]. Дети Ванноццы, в будущем породнившиеся с правящими домами Европы, не занимались оглашением какой-либо информации о происхождении матери, хотя данные о её благородном происхождении могли бы оказаться для них выигрышными. Известно, что Ванноцца не умела писать, и все свои письма она диктовала секретарю[3].

Имя Ванноцца является уменьшительной формой Джованны, а фамилия Каттанеи встречается в Мантуе, Риме и Венеции, и происходит от латинского Capitaneus. В частности, Каттанео — девичья фамилия знаменитой натурщицы Боттичелли Симонетты Веспуччи, современницы Ванноццы.

Связь с Александром VI[править | править вики-текст]

Александр VI

Перед тем как стать любовницей Александра VI, имела продолжительные отношения с кардиналом Джулио делла Ровере (будущим папой Юлием II)[4]. Её знакомство с Александром, вероятно, состоялось между 1465 и 1469 гг., когда ей было 23—27 лет (зрелая женщина по нормам ренессансной Италии), а Александру, в тот момент еще кардиналу Родриго Борджиа, — 34—38 года, и он уже был отцом троих побочных детей (Пьетро Луиса, Джеронимы и Изабеллы) от неизвестных матерей. Есть вероятность, что она оставалась незамужней в таком возрасте, поскольку избрала карьеру куртизанки. Тем не менее, в сохранившихся списках куртизанок её имя не фигурирует.

Несмотря на то, что любвеобильный кардинал имел других женщин, она оставалась его официальной наложницей полтора десятилетия. Ванноцца родила ему четверых детей, которых он открыто признал и любил больше прочих, считая их своей настоящей семьей:

Точно не установлено, кто родился первым — Джованни или Чезаре. Положение осложняет некоторая вероятность того, что Ванноцца родила Чезаре не от Родриго Борджиа[4]. Предыдущий любовник Ванноццы, став папой Юлием II, в какой-то момент даже попытался наладить дружеские отношения с Чезаре, намекая, что его отец — он. Кроме того, существует вопрос по поводу отцовства Джоффре, какое сомнение, возможно, послужило одной из причин того, что после его рождения Родриго расстался с любовницей[4].

Хотя об отношениях Ванноццы с кардиналом Борджиа было известно, социальные условности требовали, чтобы у нее был официальный супруг. Выбором жениха занимался сам кардинал, причем профессиональные занятия кандидата на роль полуфиктивного мужа обычно требовали от него много путешествовать. Побочных детей кардиналу Ванноцца рожала, находясь в официальном браке. В связи с большой смертностью мужей, замужем Ванноцце удалось побывать четырежды:

  • в 1474 году — за Доменико Дзанноццо ди Риньяно (ум. до 1476), административный служащий церковной области, брак состоялся незадолго до рождения первого ребенка Ванноццы. На свадьбу кардинал подарил любовнице дом на Pizzo di Merlo;
  • за Антонио да Бреша, о котором не известно практически ничего. В большинстве книг этот брак не упоминается, и Ванноцца считается лишь трижды замужней;
  • в 1480 или 1481 году — за Джорджио делла Кроче (ум. 1486), происходившем из Милана и служившим апостольским секретарём папы Сикста IV;
  • в 1486 году — за Карло Канале.

Охлаждение[править | править вики-текст]

Палаццо Борджиа в Сан-Пьетро-ин-Винколи

В период третьего замужества состояние Ванноццы значительно возросло, не только благодаря подаркам Борджиа, но и благодаря своему чутью, позволявшему ей делать удачные вложения. Ей принадлежали три гостиницы, несколько жилых домов и ломбард — благодаря упоминанию в её биографии таких видов собственности в беллетристике и путеводителях она иногда «превращается» в трактирщицу или содержательницу гостиницы, если не публичного дома[источник не указан 88 дней]. Кроме того, её муж Джорджио делла Кроче был состоятельным человеком, владевшим роскошной виллой с садом около церкви Сан-Пьетро-ин-Винколи на Эсквилинском холме, которая долгое время оставалась одной из немногих достопримечательностей, связанных с её именем.

В 1481 году родился Джоффре, последний сын Борджиа и Ванноццы, в том же году папа Сикст IV по просьбе кардинала издал буллу, где четверо детей Ванноццы были объявлены «племянниками» Борджиа, что означало признание их официального положения. В том же году страсть папы к любовнице сошла на нет, и Ванноцца получила отставку. Следующей наиболее известной возлюбленной папы стала более молодая Джулия Фарнезе. Ванноцца смогла отдавать больше внимания своему законному супругу. В результате в 1482 году на свет появился их законный сын Оттавио делла Кроче.

Но в 1486 году с разницей в несколько дней её муж и их сын скончались. Ванноцца опять оказалась вдовой, уже 44-летней. Родриго Борджиа не бросил бывшую любовницу, опять озаботившись её судьбой. 8 июня 1486 её мужем стал Карло Канале: мантуанец, ученый гуманист, глубокий знаток прозы и поэзии, многолетний казначей кардинала Франческо Гонзага. Этот брак, в отличие от предыдущих, уже не имел целью «обеспечить алиби», прикрыв стыд рождения незаконных детей и т. п., а был устроен кардиналом лишь для обеспечения надежного будущего бывшей любовницы. В качестве приданого Канале получил значительную сумму и должность в курии. Положение Ванноццы в обществе упрочилось предоставлением фамилии и герба. Документы указывают, что она также использовала фамилию Борджиа.

В новом браке Ванноцца вместе с мужем и детьми покинули дворец на площади Pizzo di Merlo, подаренный ей кардиналом Борджиа во время их связи, и переехали в новое палаццо на пьяццо Бранка. В последующие годы семья жила также на вилле в районе Suburra, нынешний Монти, где теперь показывают лестницу Борджиа (Salita dei Borgia). Новый муж Ванноццы, Карло Канале, привязался к своим пасынкам, в частности, к маленькой Лукреции, которой, как считается, он привил любовь к гуманитарным наукам, начал обучать греческому, латыни, поэзии и искусствам. В 1488 году Ванноцца родила еще одного сына — Джованни.

Родриго Борджиа — папа Александр VI[править | править вики-текст]

Лука Лонги. «Портрет Джулии Фарнезе». Согласно имеющимся изображениям, Джулия принадлежала к тому же физическому типу итальянок, что и Ванноцца

Важным событием в жизни Ванноццы оказалось получение её бывшим любовником в 1492 году папской тиары. Став представителем Бога на земле, Александр решил обеспечить своим детям должное положение. Для этого, во-первых, он забрал их у матери, Ванноццы, и приблизил к себе. Наиболее трудным оказался случай Лукреции Борджиа, единственной девочки — папа решил закрепить её (и своё) положение должным брачным союзом, и через год после своей коронации выдал её за Джованни Сфорца, господина Пезаро и родственника миланского герцога. Мать невесты на свадьбу не пригласили, и это было лишь первой ласточкой дальнейшего исчезновения детей из её жизни.

Как утверждают, одной из причин такого остракизма стал острый конфликт между Ванноццей и кузиной Александра — Адрианой де Мила, которая, вдобавок, стала свекровью его новой любовницы Джулии Фарнезе. Адриана вместе с Джулией проживала во дворце, подаренном папой, ей же было поручено образование Лукреции. Ненависть Ванноццы к этой женщине становится еще понятней, если знать, что та не только «отняла» её единственную дочь, но перед этим способствовала возникновению романа между Джулией и папой, то есть — помогала окончательной отставке Ванноцы. Произошедшая ссора была такой сильной, что Ванноцца чуть было не удушила Адриану.

В 1494 г. во время вторжения французов в Италию, 52-летняя Ванноцца претерпела[неизвестный термин] от французских солдат, вторгшихся в её дом.

Последний этап жизни[править | править вики-текст]

Надгробие
Герб
Ванноцца во вдовьем наряде

После свадьбы Лукреция с мужем уехала из Рима, и её встречи с матерью стали еще более нерегулярными. После этого последовали еще два брака дочери, на которые Ванноцца не была приглашена. Дальнейшая судьба её детей не радовала: старший, Джованни, был убит в 1497 г. в уличной засаде после того, как возвращался с обеда у матери, причем в его смерти подозревали Чезаре. Последний, в свою очередь скончался в 1507 г., а младший, Джоффре, умер в 1516 или 1517 году по неясным причинам. Пережившая смерть троих сыновей, Ванноцца умерла год спустя, а через год скончалась и Лукреция.

Последние годы своей жизни Ванноцца провела в раскаянии и умеренности. Ею были основаны несколько благотворительных учреждений. Она примкнула к братству Гонфалоне, которому оставила все свое состояние. К этому времени она давно уже прослыла в обществе достойной уважения матроной, и даже многочисленные враги Борджиа — не только её бывшего любовника, но и сына Чезаре, не подвергали её ни нападкам, ни физическим угрозам. Летописец Паоло Джовио, который познакомился с ней лично, будучи чрезвычайно враждебно настроенным к семье Борджиа, тем не менее написал о ней: «она была порядочной женщиной».

В бульварной литературе упоминают, будто она поделилась либо с Родриго, либо с Чезаре секретом яда кантерелла, что следует относить к неподтверждённым сплетням[5]. Один из побочных сыновей Джованни жил в доме бабушки.

Скончалась Ванноцца 26 ноября 1518 года в возрасте 76 лет. Похороны могли соревноваться в пышности с кардинальскими. Распоряжения о погребении, данные в её завещании, выполнены не были. Она просила быть захороненной в Santa Maria delle Terme, а оказалась в Санта-Мария-дель-Пополо, рядом со своим сыном Джованни Борджиа, в капелле св. Лючии, украшенной на её средства фресками Пинтуриккио. Данная церковь два века совершала по ней мессы. Останки обоих были утрачены: во время Sacco di Roma 1527 года часовня была разграблена ландскнехтами, опустошившими и могилы.

Росписи Пинтуриккио в Санта-Мария дель Пополо

Надпись на её надгробном камне объявляла не без гордости, что она была матерью 4 самых известных детей Александра VI (причем Чезаре в ней назван первым, что является дополнительным доводом в пользу его старшинства). В 1594 этот надгробный памятник по распоряжению папы Климента VIII был снят — реформируемое папство смущало такое очевидное напоминание о промискуитете своего покойного главы. (Согласно более мирной версии, его снесли при простой реконструкции церкви).

Надгробие было найдено в 1947 году и вмонтировано в отделку собора св. Марка перед Капитолием — у выхода, в портике со львами[6]. В храме Сан-Джованни-ин-Латерано — на дарохранительнице находятся перекованные украшения Ванноццы (жемчуг, бриллианты, золото и серебро)[7], пожертвованные ею церкви. На углу улицы Campo dei Fiori сохранился один из её домов, на котором установлен герб с быком, он разделен на 4 поля, как утверждают, по числу мужей. В верхнем правом — бык — геральдический символ семейства Borgia-Lenzuoli.

Внешность и портреты[править | править вики-текст]

Мемуаристы эпохи говорят о ней как о женщине большой миловидности, наделенной волнующим очарованием и красотой, полностью соответствующим эстетическими канонами периода. Её внешность известна по 2 портретам, один из них — приписывается кисти Тициана.

Они обнаруживают большое сходство и оба изображают женщину средних лет, с овальным лицом, длинным, тонким носом, который мы находим также в портретах её сына Чезаре, и с маленьким, четко очерченным ртом.

Но, помимо красоты отца, Чезаре унаследовал утонченность и благородство монны Ваноццы де Катаней, римлянки высокого рода, своей матери. И чувственность алых губ, чуть скрытых шелковистой рыжеватой бородой, дополнялась высоким лбом, орлиным носом и глазами… кто возьмется описать великолепие этих карих глаз?

Рафаэль Сабатини. «Суд герцога»

Лукреция унаследовала от нее светло-зелёный цвет глаз и оттенок волос.

На тициановской работе голова Ванноццы обвязана тюрбаном, а взгляд меланхолически опущен. Инноченцо Франкуччи изображает бодрую женщину с критическим взглядом. Тем не менее, эта картина — уже посмертное изображение Ванноццы, написанное чтобы напоминать об её облике. В этом полотне любопытен двойной коралловый браслет на правом запястье: этот камень охранял от дурного глаза, что имело значение в виду дурной славы самих Борджиа.

В популярной культуре[править | править вики-текст]

  • Лион Фейхтвангер, пьеса «Джулия Фарнезе». Пьеса о её преемнице, Ванноцца — один из персонажей.
  • Виктория Холт, исторический роман «Римский карнавал». Один из персонажей.
  • Виктория Холт, исторический роман «Мадонна семи холмов». Один из персонажей.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. День и месяц даются согласно книге Рафаэля Сабатини «Жизнь Чезаре Борджиа», который указывает, что дата «13 июля 1442 года» написана на её надгробном памятнике. Основные справочники{{подст:АИ}} дают только год рождения.
  2. В антиклерикальных и антикатолических текстах среди обвинений папы Александра встречается информация о том, что он сожительствовал не только с Ванноццей, но и с её матерью (см., например, «Дух христианства»), что является неподтверждённой клеветой, поскольку упоминаний о матери Ванноццы, помимо имени, практически нет.
  3. Ivan Cloulas. Los borgias
  4. 1 2 3 George L. Williams Papal Genealogy
  5. Также вызывает сильные сомнения рассказ о публичной порке Ванноццы, будто бы совершенной Родриго в 1471 г., которая с сальными подробностями описана в «Истории порки» Б. Д. Гласа: в приведённой им цитате «современного летописца» (не подкрепленной ссылками), во-первых, упоминается о том, что она — мать его троих детей, в то время, как первый из них появится только через три года, во-вторых, в ней говорит «фамильная гордость Катанеев», что звучит странно, в связи с её неустановленным (и никогда не афишируемым) происхождением. Вдобавок, «она бежит из Рима в замок к родственникам», который Борджиа будто бы сжигает. Упоминаний о каких-либо её родственниках, помимо имен родителей, и имущества, принадлежащего им, в источниках нет. Кроме того, она будто бы сбегает от любовника, разлюбив его, что не вяжется с её характером, а Борджиа публично порет её в присутствии свидетелей, что достаточно трудно представить при том уважении, которую он к ней питал.
  6. Kenneth M. Setton. Papacy and the Levant
  7. Lucrecia Borgia. Genevieve Chastenet

Литература[править | править вики-текст]

  • Kari Lawe. Vannozza de Cattanei och påven Alexander VI. En renässanspåvefamilj i relation till samtidens och eftervärldens syn på celibat, prästerskap, konkubinat och prästbarns rättsliga och sociala ställning [= Vannozza de Cattanei and Pope Alexander VI. A historical study of a Renaissance papal family in relation to celibacy, priestly marriage, concubinage and the legal and social status of priests' children]. — Stockholm: Almqvist & Wiksell International, 1997. — ISBN 91-628-2606-9.