Варшавская заутреня

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Варшавское восстание 1794 года
Основной конфликт: Восстание Костюшко
Warsaw insurrection 1794 by Juliusz Kossak.PNG
Юлиуш Коссак, Варшавское восстание
Дата

1718 апреля 1794

Место

Варшава, Речь Посполитая

Итог

Победа восставших поляков

Противники
Флаг Речи Посполитой Поляки Флаг Российской империи Российская империя
Flag of the Kingdom of Prussia (1750-1801).svg Королевство Пруссия
Командующие
Станислав Мокроновский
Ян Килинский
Осип Андреевич Игельстрем
Силы сторон
3500 солдат 7000 солдат
Потери
507 человек 2000—4000 человек
 
Россия Восстание Костюшко Речь Посполитая
Рацлавицы – Варшава 1 – Вильно – Неменчин – Поляны – Липнишки – Щекоцины – Хелм – Соли – Курляндия – Голькув – Рашин – Кольно – Блоне – Райгруд – Варшава 2 – Салаты – Слоним – Любань – Крупчицы – Брест – Великая Польша – Лабишин – Быгдощ – Мацеёвицы – Кобылка – Прага

Варшавская заутреня (польск. Insurekcja warszawska — Варшавское восстание) — предпринятое жителями Варшавы нападение на русский гарнизон, расквартированный в польской столице в Великий четверг 17 апреля 1794 года, послужившее сигналом к присоединению жителей Варшавы к восстанию Костюшко. Русские были застигнуты во время утреннего богослужения во время Пасхальной недели и в значительной степени перебиты восставшими.

История[править | править вики-текст]

Победа Т. Костюшко в битве под Рацлавицами вызвала всеобщее ликование в Польше и Литве[1]. В Варшаве известие о ней воспламенило население, которое выражало свою готовность к бою звоном колоколов костёлов[1]. Заговорщики назначили дату восстания на 6 (17) апреля. Главными руководителями восстания были сапожный мастер Ян Килинский и ксёндз Юзеф Мейер[1].

В 4 часа утра 6 апреля отряд королевской конной гвардии выехал из казарм и атаковал русский пикет, который стоял с двумя пушками между казармами и воротами Саксонского сада[1]. Пикет, выстрелив два раза из пушек, отступил перед более сильным противником[1]. Отряд, подрубив колеса у пушек, вернулся в казармы. Затем выехала конная гвардия: два эскадрона направились к арсеналу, два — к пороховому складу[1].

В арсенале восставшие раздавали ружья, пистолеты, сабли и палаши всем желающим. Антирусское выступление горожан, которыми командовал Ян Килинский, оказалось неистовым[1]. Сторонников Тарговицкой конфедерации, как предателей нации, убивали прямо на улицах[1]. В городе началось избиение русских солдат[1]. В живых иногда оставляли только офицеров[1].

Польский король Станислав Август Понятовский сделал слабую попытку остановить восстание[1]. Он послал своей конной гвардии и уланскому полку немедленно прибыть в королевский дворец. Однако королевские гвардейцы присоединились к всеобщему восстанию[2].

Большая часть русского гарнизона днем 6 апреля с уличными боями вырвалась из Варшавы[3]. Ф. Булгарин описал это следующим образом: «Русские, пробиваясь штыками чрез толпы мятежников, должны были выступить из Варшавы. По отступающим русским стреляли из окон и с крыш домов, бросали на них бревна и все, что может причинить вред, и из 8000 русских погибло 2200 человек, а в плен взято 260»[3].

Главнокомандующим русским гарнизоном в Варшаве генерал-аншеф Осип Андреевич Игельстром потерял управляли войсками. С несколькими сотнями солдат из разных частей он занял оборону в своем особняке на Медовой улице[3]. На рассвете 7(18) апреля Игельстром вступил в переговоры с повстанцами, послав парламентером бригадира Бауэра[3]. Командовавший повстанческими войсками в этом районе генерал Станислав Мокроновский потребовал, чтобы Игельстром «сдался на милость победителя»[3]. Но О. А. Игельстром смог ускользнуть[3]. По официальным данным (дореволюционная «Военная энциклопедия») якобы он «с небольшим отрядом» пробился из Варшавы в Повозонки, на дачу княгини Чарторыйской[3]. Однако Ф. Булгарин писал, что «генерала Игельстрома спасла графиня Залусская и переодетого вывезла на дачу княгини Чарторыйской»[3].

Повстанцы ворвались в дом Осипа Игельстрома, где им достались его бумаги, которые тот не успел сжечь. Они арестовали польских магнатов, состоявших в переписке с Игельстромом[3].

Через несколько дней после начала восстания в Варшаве о поддержке повстанцев было объявлено в Мазовецком, Сандомирском и Люблинском воеводствах, а также в Хелмской земле[4].

Варшавская заутреня оставила след в мемуарах и русской литературе, а также в польской литературе. В русской литературе это событие было описано как враждебное России, а в польской — как героическое движение польского народа за освобождение от русской оккупации.

А. А. Бестужев-Марлинский, « Вечер на Кавказских водах в 1824 году»:

Думаю, каждый из вас, господа, — начал артиллерист, — слышал рассказы екатерининских служивых об ужасной варшавской заутрене. Тысячи русских были вырезаны тогда, сонные и безоружные, в домах, которые они полагали дружескими. Заговор веден был с чрезвычайною скрытностию. Тихо, как вода, разливалась враждебная конфедерация около доверчивых земляков наших. Ксендзы тайно проповедовали кровопролитие, но в глаза льстили русским. Вельможные папы вербовали в майонтках своих буйную шляхту, а в городе пили венгерское за здоровье Станислава, которого мы поддерживали на троне. Хозяева точили ножи, — но угощали беспечных гостей, что называется, на убой; одним словом, все, начиная от командующего корпусом генерала Игельстрома до последнего денщика, дремали в гибельной оплошности. Знаком убийства долженствовал быть звон колоколов, призывающих к заутрене на светлое Христово воскресение. В полночь раздались они — и кровь русских полилась рекою. Вооруженная чернь, под предводительством шляхтичей, собиралась в толпы и с грозными кликами устремлялась всюду, где знали и чаяли москалей. Захваченные врасплох, рассеянно, иные в постелях, другие в сборах к празднику, иные на пути к костелам, они не могли ни защищаться, ни бежать и падали под бесславными ударами, проклиная судьбу, что умирают без мести. Некоторые, однако ж, успели схватить ружья и, запершись в комнатах, в амбарах, на чердаках, отстреливались отчаянно; очень редкие успели скрыться.

А. В. Потто, «Кавказская война»:

Памятный для русских 1794 год застал Цицианова в Гродно, где, по его выражению, «он стоял с полком, как на ножах», потому что в крае с минуты на минуту ожидали восстания. Кровавая резня, известная под именем Варшавской заутрени, нашла себе отголосок в Вильно и в Гродно. В первом из этих городов войска были застигнуты врасплох и понесли немало утрат, но в Гродно мятеж совершенно не удался.

И. И. Беллярминов, «Элементарный курс всеобщей и русской истории»:

Знатные и ксендзы, некогда мечтавшие господствовать в России, более всего негодовали на императрицу Екатерину. Пользуясь оплошностью русского военачальника (барона Ительштольма) поляки в Великий четверг напали в Варшаве на русских и многих перерезали; убийства происходили даже в храме, где русские причащались. После этой резни, известной под именем «Варшавской заутрени», восстание быстро распространилось частям Польши.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Тарас А. Е. "Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты XVIII—XX вв.). Минск, Харвест, 2008. ISBN 978-985-16-1774-2, с. 124
  2. Тарас А. Е. "Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты XVIII—XX вв.). Минск, Харвест, 2008. ISBN 978-985-16-1774-2, с. 125
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Тарас А. Е. "Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты XVIII—XX вв.). Минск, Харвест, 2008. ISBN 978-985-16-1774-2, с. 126
  4. Тарас А. Е. "Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты XVIII—XX вв.). Минск, Харвест, 2008. ISBN 978-985-16-1774-2, с. 127

Источники[править | править вики-текст]

  • Тарас А. Е. "Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты XVIII—XX вв.). Минск, Харвест, 2008. ISBN 978-985-16-1774-2

См. также[править | править вики-текст]