Вечерний звон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Вечерний звон» — популярная русская песня на стихи Ивана Козлова и музыку Александра Алябьева (согласно другим указаниям — анонимного композитора[1]), написанная в 1827-28 гг.

Стихи[править | править исходный текст]

Перевод с английского[править | править исходный текст]

А. М. Дорогов, «Переправа через Неву». Так выглядел вечерний Санкт-Петербург в 1-й половине XIX века

Русский текст Козлова был написан, по‑видимому, в 1827 году (его первая публикация в альманахе «Северные цветы» на 1828 год)[2]. Текст Козлова представляет собой вольный авторский перевод стихотворения ирландского англоязычного поэта Томаса Мура «Those evening Bells» из его первого сборника «National Airs», изданного В. Пауэром в Лондоне и в Дублине в 1818 году.

Сборник Томаса Мура входил в серию «Избранных известных национальных песен» («Selection of Popular National Airs») — музыкальных изданий, где публиковались ноты мелодий композитора Джона Стивенсона (1761—1833) и тексты Мура; следующие сборники включали ноты композитора Г. Бишопа и также тексты Мура. Они включали испанские, португальские, итальянские и прочие европейские мотивы.

Текст «Those evening Bells», выбранный Козловым для перевода, входил в цикл «Русских песен» («Russian Airs») и имел подзаголовок «Air: The bells of St.Petersburg». (Стихотворение пользовалось популярностью: его первую строчку приводят в англоязычном словаре цитат за 1919 год[3]. Также любопытно, что стихотворение Мура будет спародировано английским юмористом Томасом Худом в детских стихах: «Those Evening Bells, those Evening Bells, How many a tale their music tells, Of Yorkshire cakes and crumpets prime, And letters only just in time!..»[4]; а Брет Гартом написаны стихи «The mission bells of Monterey»: O bells that rang, O bells that sang…[5]).

Муром были написаны ещё два произведения с русским колоритом («Russian Air» из 1-го выпуска «National Airs»[6] (p. 261), и песня «The Russian Lover»[7] из цикла «Unpublished songs»), которые не получили такого признания в России и аналогов-первоисточников которым не обнаружено.

В своем переводе Козлов изменил строфическое построение — вместо четверостиший Козлов использовал шестистишия (с попарной рифмовкой строк, как и в оригинале), тем самым его стихотворение длиннее оригинала (18 строк вместо 12). Использованный размер — 4-стопный ямб со сплошными мужскими окончаниями, как и в оригинале (в переводах с английского использующийся начиная с «Шильонского узника» Жуковского).

Страница английского издания с нотами Стивенсона и стихами Мура
Оригинал Т. Мура Дословный перевод Стихотворение И. Козлова
«Those evening Bells»
(Air: The bells of St.Petersburg)
«Те вечерние колокола»
(Мелодия: Колокола Санкт-Петербурга)
«Вечерний звон»

Those evening bells! Those evening bells!
How many a tale their music tells,
Of youth, and home, and those sweet time,
When last I heard their soothing chime.

Those joyous hours are passed away;
And many a heart, that then was gay,
Within the tomb now darkly dwells,
And hears no more those evening bells.

And so’t will be when I am gone;
That tuneful peal will still ring on,
While other bards shall walk these dells,
And sing your praise, sweet evening bells.

Вечерние колокола! Вечерние колокола!
Как много рассказывает их музыка:
О юности, о доме и о том сладком времени,
Когда я в последний раз слушал их умиротворяющий перезвон.

Те счастливые часы миновали;
И многие сердца, которые тогда были веселы,
Ныне покоятся в могильной тьме
И больше не слышат этих вечерних колоколов.

И так же будет, когда меня не станет:
Этот гармоничный перебор не умолкнет,
Когда другие барды пройдут по этим долинам
И воспоют вам хвалу, милые вечерние колокола.

Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом,
И как я, с ним навек простясь,
Там слушал звон в последний раз!

Уже не зреть мне светлых дней
Весны обманчивой моей!
И сколько нет теперь в живых
Тогда веселых, молодых!
И крепок их могильный сон;
Не слышен им вечерний звон.

Лежать и мне в земле сырой!
Напев унывный надо мной
В долине ветер разнесет;
Другой певец по ней пройдет,
И уж не я, а будет он
В раздумье петь вечерний звон!

Первоисточник английского текста[править | править исходный текст]

Несмотря на то, что существует ряд легенд об источнике, откуда Мур заимствовал идею своего текста, его точное происхождение остается неустановленным.

Судя по авторскому подзаголовку «Air: The bells of St.Petersburg», «мелодия, к которой был приспособлен текст Мура, имела русские истоки в виде некоей „мелодии“ о „колоколах Петербурга“. При встрече с А. И. Тургеневым в Бовуде Томас Мур, получая в дар сборник „Стихотворений“ Козлова, оставил своему собеседнику на память собственноручную запись „Those evening Bells“, из чего можно заключить, что А. И. Тургенев расспрашивал английского поэта о стихотворении „Those evening Bells“, его возможных русских истоках, однако подробности этого разговора неизвестны»[8].

Гелатский монастырь

В конце XIX века несколько исследователей высказали и попытались найти доказательства единых грузинских источников стихотворений Мура и Козлова.

Как указывают, в 1885 году в книге «Где правда? История Афонского монастыря» А. Калиновский[9] указал, что «Вечерний звон» — перевод церковной песни грузинского писателя XI века Георгия Мтацминдели (Георгия Святогорца), рукопись которого якобы сохранилась в Гелатском монастыре близ Кутаиси[8]. Эту версию, однако, нельзя считать верной — по той причине, что по мнению специалистов ни в одном из посвященных Афону сочинений того времени (как русских, так и зарубежных) не удалось обнаружить каких-либо следов упомянутой церковной песни[10]. Мысль о грузинском первоисточнике, но уже без ссылки на рукопись, повторил в 1898 году Хаханов А. С.[11]. Ц. С. Вольпе вслед за предшественниками утверждал в 1936 году, что стихи Мтацминдели «Mtsuhrissa Zair», написанные по‑гречески в Иверском монастыре на Афоне, где автор служил игуменом, распространились по России и, видимо, через какие‑то русские источники стали известны Томасу Муру.

Тем не менее, советский исследователь М. П. Алексеев, стремясь в 1960‑е годы доказать суждения А. Калиновского, провел большую работу по поиску фактического материала[8], однако поиски не дали никаких позитивных результатов и лишь привели ученого к выводу, что «мы имеем дело с легендой, устойчиво держащейся долгое время в грузинской литературе, но лишенной фактических оснований». Кроме того, Алексеев указывает, что «все четыре грузинских текста „Вечернего звона“, известные по рукописям XIX в., являются переводами стихотворения Козлова».

Также встречаются упоминания, что первоисточником был армянский текст, (называют, например, имя Григора Нарекаци), но это также не подкреплено никакими доказательствами и выступает как альтернативная легенда. Кроме того, стоит отметить, что в церковной архитектуре на Кавказе колоколов в древности не было — при службе использовались клепала (металлическая доска, в которую били как в рельс), что ставит под вопрос кавказский исток ключевого образа стихотворения — перезвонов. (С другой стороны, в Афонских монастырях в Греции используются колокола).

Таким образом, за неимением никаких доказательств можно предположить, что Томас Мур не пользовался ни русскими (санкт-петербургскими), ни грузинскими источниками.

Русские издания текста Козлова[править | править исходный текст]

Козлов при публикации «Вечернего звона» не обозначал это стихотворение как перевод (пять его других переводных текстов сопровождаются подзаголовками «Из Мура» и «Подражание Муру»). Текст печатался с посвящением Козлова «Т. С. Вдмрв‑ой», то есть Татьяне Семеновне Вейдемейер — другу семьи (ум. 1863).

Исследователи делают из этого вывод, что Козлов считал свой русский текст «оригинальным авторским произведением, выросшим из рецепции и художественного преломления творческих находок Томаса Мура»[12].

Отсутствие в издании текста Козлова указаний на первоисточник приводило к курьезам: в журнале «Телескоп» увидела свет анонимная статья «Перевод стихотворения Козлова на английский язык Томасом Муром». Её автор счел английское стихотворение Мура переводом русского стихотворения Козлова.

Песня[править | править исходный текст]

Варианты песенного текста
и аккордов

....................Db ................... Ab
Вечерний звон! Вечерний звон!
....................Ab7...................Db
Как много дум наводит он!
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом.
....................Db ................... Eb
И как я, с ним навек простясь,
.................... Ab7...................Db
Там слушал звон в последний раз!
И многих нет теперь в живых,
Тогда веселых, молодых!
Вечерний звон! Вечерний звон!
Так много дум наводит он!



.................... C#...................G#
Вечерний звон, вечерний звон!
.................... G#7.................C#
Как много дум наводит он!
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом.
....................C#...................D#
И как я с ним, навек простясь,
.................... G#7...................C#
Там слышал звон в последний раз!
В долине ветер пропоёт,
Другой певец по ней пройдет.
И уж не я, а будет он,
В раздумье петь вечерний звон.
Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он!

В вокальном исполнении сложилась традиция не исполнять все стихотворение целиком, а использовать лишь его часть.

Алябьев и классическая версия песни[править | править исходный текст]

Принято считать, что классическим вариантом музыки к стихам Козлова стали ноты Алябьева. Музыка на русский текст Козлова была написана А. А. Алябьевым в самом начале тобольской ссылки (1830?), вскоре после появления стихотворения Козлова в печати. Романс «Вечерний звон» с музыкой  Алябьева был издан в Москве в цикле «Северный певец» в 1828 году[10]. Песня обрела популярность на рубеже 1820—1830‑х годов.

В 1829—1830 годах имели место две публикации песни (М., СПб). Она распространилась в светских салонах, и уже в 1831 году мелодия Алябьева вошла в фортепьянную фантазию Л. Лангера, фортепьянное переложение неизвестного автора в «Музыкальном альбоме» на 1831 год, а затем неоднократно аранжировалась композиторами, в числе которых А. И. Дюбюк, К. П. Вильбоа (на два голоса) и др.[12]

Как указывают некоторые источники, классическая мелодия «Вечернего звона», тем не менее, написана не Алябьевым. Согласно некоторым утверждениям, «наиболее известная мелодия песни — непонятного происхождения и в песенниках фигурирует как народная. Хотя в литературе и высказывается мнение, что она восходит к романсу Алябьева, но на слух не имеет с алябьевской ничего общего» (приведены для сравнения нотные записи мелодий[1]).

Другие композиторы[править | править исходный текст]

Кроме Алябьева, на эти стихи существуют мелодии авторства[1][13]:

Также не стоит забывать, что существует мелодия, сочиненная Стивенсоном и опубликованная вместе с оригинальным текстом Томаса Мура в «Selection of Popular National Airs» (см. илл. выше). Указывают также следующие работы композиторов с англоязычным текстом[13]:

  • Harry Hill, (SSA, a cappella)
  • Charles Edward Ives (1874—1954), 1907.
  • Harvey Worthington Loomis (1865—1930), published 1918. (SSA, a cappella)
  • Henry Ketten (1848—1883)[14]
Немецкий перевод

O Abendlied, o Glockenklang,
Wie rühret mich dein holder Sang.

Weckst Sehnsuchtsdrang in meiner Brust
Nach Jugendzeit und Liebeslust.

Nie kehret mehr des Lenzes Glück
Mit süßem Trug zu mir zurück.

Der Wind, er trugs ins Tal hinab
Ein andrer kommt am Wanderstab.

Und singt und preist dich im Gesang
O Abendlied, o Glockenklang.

На иностранных языках[править | править исходный текст]

Существует переводы песни на немецкий язык в двух вариантах[13]: Caroline Leonhardt Pierson (1811—1899) и Henry Hugo Pierson (1816—1873), «O Abendglocken, Abendhall» (1845), а также на польский, авторства Станислава Монюшко (1819—1872), по некоторым указаниям, написавшего собственную музыку.

Русский композитор Сергей Танеев написал собственную музыку для выполненного Антонием Грабовским перевода стихотворения Мура на эсперанто. Романс назывался «Sonoriloj de vespero» (Вечерние колокола), ноты его, в отличие от текста[15], не сохранились[16].

Также существует перевод на испанский язык под названием «Campanas de Atardecer»[17]

Песни с тем же названием[править | править исходный текст]

«Помимо романса на слова Козлова „Вечерний звон“ в России в 1830-е гг. пользовался популярностью романс с тем же названием, написанный композитором И. И. Геништой на слова французского поэта В. Деборда „Les cloches du soir“ в 1839 году, привлекший, в частности, внимание Глинки, включившего его в пятую тетрадь своего „Собрания музыкальных пьес“ (1839)»[12].

Также под этим названием существует ряд песен современных бардов и исполнителей русского шансона.

В культуре[править | править исходный текст]

Отсылки к тексту Козлова в стихах других писателей[править | править исходный текст]

Исаак Левитан. «Над вечным покоем»

Реминисценции и параллели к тексту Козлова можно найти у множества отечественных авторов[12]:

  • Стихотворение Евдокии Ростопчиной «Колокольный звон ночью», (1839 год) с эпиграфом из Томаса Мура.
  • В начале 1830-х годов Денис Давыдов в стихотворении «Вечерний звон»[18] дословно использовал две строчки Козлова:

Как он мучителен и мил!
Как он мне чувства возмутил,
Когда впервые звук его
Коснулся слуха моего!
То был не звук, но глас страстей,
То говор был с душой моей!
Вечерний звон, вечерний звон, —
Как много дум наводит он.

  • В 1830-е годы Сарра Фёдоровна Толстая (дочь Толстого-Американца) опубликовала на английском языке стихотворение «Вечерний звон». В 1839 году[19], вскоре после её смерти, обратный русский перевод этого стихотворения был сделан М. Н. Лихониным: «Вечерний звон! О, как много говорят эти звуки для чувствующего сердца о днях давно прошедших, о минувшей радости, о каждой слезе, о каждом вздохе, обо всем, что дорого нашему сердцу: как красноречив этот вечерний звон!». Никаких указаний ни на Мура, ни на Козлова при этой публикации не содержалось. (Английское стихотворение Толстой, видимо, не сохранилось). Исследователи, тем не менее, пишут: «в биографическом очерке, которым открывалось то же издание 1839 г., Томас Мур был назван в числе английских поэтов, питавших „поэтическую, пламенную душу, восторженную фантазию“ С. Ф. Толстой, из чего можно сделать предположение о непосредственном влиянии на русскую писательницу Мура».
  • Стихотворение Фета, посвященное памяти Козлова «Вечерний звон» (1840 год):

Но что ж, — певец земных страстей,
Ты не умрешь в сердцах людей! —
Так я мечтал — и надо мной
Пронесся чрез эфир пустой
Какой-то грусти полный стон,
И я запел вечерний звон!

Использование названия песни[править | править исходный текст]

  • Картина Исаака Левитана «Вечерний звон» (ГТГ) и картина Нестерова «Схимник. Вечерний звон» (Кировский музей)
  • Вечерний звон (фильм), 2003 год
  • Пьеса Иона Друцэ «Вечерний звон» (подзаголовок «Ужин у товарища Сталина»). О встрече Сталина с артисткой Большого театра
  • Книга Игоря Губермана «Вечерний звон», одноименный исторический роман авторства Николая Вирты, название сборника Михаила Танича.
  • Программа на радио «Голос России», на Сити-FM и название русскоязычной радиостанции, вещающей в Нью-Йорке.
  • Подольск, Городской народный театр «Вечерний звон»
  • «Вечерний звон» — газета, выпускающаяся во Владимирской области
  • «Вечерний звон» — прямоэфирный блок по заявкам зрителей на телеканале Муз-ТВ. Выходил в эфир в конце 90-х — начале 2000-х.
  • Сорт шоколадных конфет производства «Рот Фронт» и сорт домашней сливы[30]

Исполнение песни[править | править исходный текст]

В кинематографе[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Неизв. автор, А. Алябьев, И. Козлов. Вечерний звон (с нотами)
  2. Предположение о создании «Вечернего звона» в 1827 г. подтверждают слова Гнедича в письме И. Козлову от 17 января 1828 г.: «Я ещё не благодарил тебя за „Вечерний звон“; он мне по сердцу» (Из бумаг поэта И. И. Козлова / Публ. А. С. Хомутова // Рус. арх. 1886. Кн. 1, № 2. С. 189).
  3. John Bartlett (1820—1905). Familiar Quotations, 10th ed. 1919. Page 523, quot. 5446
  4. Thomas Hood. Works
  5. «Вечерний звон» из Монтерея. Брет Гарт
  6. HARK! THE VESPER HYMN IS STEALING.
    (RUSSIAN AIR.)

    Hark! the vesper hymn is stealing
    O’er the waters soft and clear;
    Nearer yet and nearer pealing,
    And now bursts upon the ear:
    Jubilate, Amen.
    Farther now, now farther stealing
    Soft it fades upon the ear:
    Jubilate, Amen.

    Now, like moonlight waves retreating
    To the shore it dies along;
    Now, like angry surges meeting,
    Breaks the mingled tide of song
    Jubilate, Amen.
    Hush! again, like waves, retreating
    To the shore, it dies along:
    Jubilate, Amen.

  7. THE RUSSIAN LOVER.

    FLEETLY o’er the moonlight snows

    Speed we to my lady’s bow’r ;
    Swift our sledge as lightning goes,

    Nor shall stop till morning’s hour.
    Bright, my steed, the northern star

    Lights us from yon jewell’d skies ;
    But, to greet us, brighter far,

    Morn shall bring my lady’s eyes.
    Lovers, lull’d in sunny bow’rs,

    Sleeping out their dream of time,
    Know not half the bliss that’s ours,

    In this snowy, icy clime.
    Like yon star that livelier gleams

    From the frosty heavens around,
    Love himself the keener beams

    When with snows of coyness crown' d.

  8. 1 2 3 Алексеев М. П. Томас Мур, его русские собеседники и корреспонденты // Международные связи русской литературы. М.; Л., 1963.
  9. А. Калиновский. Где правда? История Афонского Иверского монастыря. Исследование. СПб., 1885, стр. 12-13
  10. 1 2 А. Шурыгин. Вечерний звон. Из истории популярного русского романса
  11. А. Хаханов. Очерки по истории грузинской словесности. «Чтения в обществе истории и древностей российских», вып. II, М., 1898, стр. 71
  12. 1 2 3 4 Д. Н. Жаткин , С. В. Бобылева. Томас Мур и И. И. Козлов: диалог культур // № 52(2007) Проблемы образования, науки и культуры. Выпуск 22.
  13. 1 2 3 Those evening bells
  14. Those evening bells (music) /words by Thomas Moore; music by Henry Ketten
  15. Sonoriloj de vespero, sonoriloj de vespero!
    Kiom ili rakontadas pri juneco kaj espero,
    Pri la domo de gepatroj, pri la dolĉa kora ĝojo,
    Kiam mi ilian sonon aŭdis je la lasta fojo!
    (ещё два куплета)

  16. Эргард Будагян. Тайна эсперантских романсов С. И. Танеева
  17. Youtube
  18. Денис Давыдов. Вечерний звон
  19. Толстая С. Ф. Сочинения в стихах и прозе: Пер. с нем. и англ. яз. М., 1839. Ч. 1. С. 200—201.
  20. Я. Полонский. Вечерний звон
  21. Звон отдаленный, пасхальный,
    Слышу сквозь завесу дней.
    Тихо бреду я, печальный,
    В мире вечерних теней.
    Звон отдаленный, пасхальный,
    Ближе, прозрачней, сильней…
    Тихо бреду я, печальный,
    С горестной думой о Ней. (Брюсов)

  22. А. Блок. Они звучат, они ликуют…
  23. А. Ахматова. Вечерний звон у стен монастыря
  24. Н. Клюев. Дрёмны плески вечернего звона
  25. В. Эльснер. Задворки
  26. А. Белый. Три стихотворения
  27. Д. Бедный. Сонет
  28. В. Соснора. Вечерний звон
  29. Нина Демурова, Картинки и разговоры. Беседы о Льюисе Кэрролле. Вита Нова, 2008
  30. Сорт сливы домашней «Вечерний звон»

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Вечерний звон