Виктимология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Виктимология (лат. victima — жертва, лат. logos — учение) — междисциплинарная область, исследующая виктимизацию, то есть процесс становления жертвой преступления. Постсоветская и, в частности, отечественная виктимология занимается преимущественно потерпевшими от преступлений как носителями индивидуальной или групповой способности стать жертвами преступного деяния. Зарубежная виктимология изучает в том числе отношения между жертвами и преступниками, взаимодействие жертв и системы уголовного судопроизводства — а именно полиции, судов и сотрудников исправительных учреждений — и связь жертв с другими социальными группами и институтами, такими как СМИ, бизнес и социальные движения[1].

Предрасположенность к становлению жертвой преступления[править | править вики-текст]

Предрасположенность к тому, чтобы оказаться жертвой преступления, в отечественной научной традиции иногда называют виктимностью, хотя у этого термина есть и другие значения[2]. В зарубежной виктимологии тема предрасположенности к становлению жертвой (victim proneness) является остро дискуссионной. Сам этот термин и близкий термин «неосмотрительность жертвы» (victim precipitation) неоднократно подвергались критике как способ приписывания жертве вины за преступление, то есть обвинения жертвы[1]. Многие авторы отмечают методологические дефекты при применении этих понятий — в частности, произвольную интерпретацию фактов[3] и ошибку логического круга[4].

Согласно теории окружающей среды (environmental theory), преступника и жертву объединяют место и условия совершения преступления. Например, исследования, проведённые в 2010 году в США, показали, что уровень насильственных преступлений и виктимизации ниже в тех городских районах, где высажено больше высоких деревьев[5][6]. По мнению одного из исследователей, деревья могут улучшать качество жизни благодаря снижению уровня преступности, так как дают понять потенциальному преступнику, что район ухожен, а значит, для преступника выше риск быть пойманным[6].

Иногда предрасположенность к становлению жертвой описывается с вероятностной точки зрения. Так, исследования показывают, что жертвами повторных преступлений чаще всего являются мужчины в возрасте 24-34 лет[7]. В случае несовершеннолетних преступников, по данным исследований, жертвами серьёзных правонарушений чаще оказываются знакомые люди; наиболее частые преступления, совершаемые подростками в отношении людей, которых они знают, — это половые преступления, нападения и убийства. Подростки, виктимизирующие незнакомых людей, чаще всего осуществляют незаконное ограничение свободы, нападения, ограбления и вооружённые ограбления[8].

История дисциплины[править | править вики-текст]

Наука виктимология возникла сначала как раздел криминологии, позже как самостоятельная дисциплина.

В первой половине XX века представители интеракционизма, исследуя факторы преступности, впервые начали писать о роли жертвы в процессе криминализации личности. Одним из таких авторов был Э. Сатерленд, посвятивший жертвам преступлений третью главу своего учебника «Кри­минология» (1924 г.)[9]. В 1941 году немецкий криминолог Герберт фон Гентиг опубликовал в США статью «Замечания по поводу интеракции между преступником и жерт­вой»[10], а через семь лет — монографию «Пре­ступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступ­ности»[11]. Виктимологическим проблемам в его книге была посвящена лишь последняя часть, которая называлась «Жертва» (в первой части исследовались вопросы строения тела как фактора преступности, во второй рассматривались социобиологические элементы преступления, в третьей — проблемы географии преступности)[12]. Постепенно число последователей Г. Гентига стало увеличиваться. Его виктимологические идеи привлекли внимание ряда учёных. Например, активно поддержал рождение нового научного направления Б. Мендельсон[13]. Основателем советской виктимологической школы считается Лев Вульфович Франк (1920—1978).

Если советская и постсоветская виктимологические школы продолжают опираться на раннюю позитивистскую виктимологию, то зарубежная виктимология претерпела существенные изменения в 1970-е, когда с критикой позитивистского подхода выступили феминистские авторы, а также правозащитные организации, в частности, движение за права пострадавших от домашнего насилия[1][14]. В современной зарубежной виктимологии, наряду с подходом, основанным на обвинении жертвы, существует подход, ориентированный на защиту жертвы. Этот подход подразумевает, в частности, анализ и деконструкцию мифов о насилии (в первую очередь, об изнасиловании — например, представление о неконтролируемом порыве страсти как основной мотивации насильника)[1] и опирается на эмпирические исследования, свидетельствующие об отсутствии различий между жертвами и не-жертвами[15].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Andrew Karmen, 2003, Crime Victims: An Introduction to Victimology, Wadsworth Publishing ,ISBN 978-0-534-61632-8.
  2. J Gilinskij ; L Ivanov. Victimology in the USSR (Union of Soviet Socialist Republics): Theoretical Approach and Empirical Research (From Victims and Criminal Justice, P 160—178, 1991, Gunther Kaiser, Helmut Kury, et al., eds.
  3. Susan Brownmiller. Against Our Will: Men, Women, and Rape. 1975. P. 353.
  4. Franklin, C. and Franklin, A. 'Victimology Revisited: A Critique and Suggestions for Future Direction', in Criminology, Volume 14, Issue 1, pages 125—136, May 1976. P. 134.
  5. Davies, Alex More Trees (Equals) Less Crime in Baltimore, Study Shows (June 19, 2012). Проверено 19 июня 2012. Архивировано из первоисточника 21 января 2013.
  6. 1 2 G. H. Donovan, J. P. Prestemon. The Effect of Trees on Crime in Portland, Oregon. Environment and Behavior, 2010; DOI: 10.1177/0013916510383238. Abstract at SagePub, accessed June 19, 2012.
  7. Johannes Kingma, Repeat Victimization of Victims of Violence: A Retrospective Study From a Hospital Emergency Department for the Period 1971—1995 Journal of Interpersonal Violence, Vol. 14, No. 1, 79-90 (1999), abstract retrieved at [1]
  8. Richard Lusignan, «Risk Assessment and Offender-Victim relationship in Juvenile Offenders» International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology, Vol 51, No. 4, 433—443 (2007)
  9. Sutherland E. Criminology. — Philadelphia, 1924.
  10. Hentig H. Remarks on the Interaction of Perpetrator and Victim // The Journal of Criminal Law and Criminology. — 1941. — V. 31. — P. 303—309.
  11. Hentig H. The Criminal and His Victim (Studies in the Sociobiology of Crime). — N.Y., 1948.
  12. Иншаков С. М. Зарубежная криминология. Учебное пособие для вузов: 2-е изд. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. — 383 c. — C.182-183
  13. Mendelsohn В. Un horison nouveau dans La science biopsych social: La victimologie. — Bucharest, 1947.
  14. Lorraine Wolhuter, Neil Olley, David Denham. Victimology: Victimisation and Victims' Rights. Taylor & Francis US, 2009.
  15. Thomas L. Underwood, PhD, Christine Edmunds. Victim Assistance: Exploring Individual Practice, Organizational Policy, and Societal Responses. Springer Publishing Company, 2002.

Ссылки[править | править вики-текст]