Владимирская церковь на Божедомке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 57°37′32″ с. ш. 39°51′09″ в. д. / 57.625489° с. ш. 39.852479° в. д. / 57.625489; 39.852479 (G) (O)

Владимирская церковь — единственный шатровый храм Ярославля

Церковь Владимирской иконы Божией Матери на Божедомке — один из последних в истории древнерусского зодчества трёхшатровых храмов. Хорошо просматривается с одной из главных магистралей современного Ярославля, улицы Свободы, хотя и отгорожен от неё громоздким зданием позднесоветского времени. С 1992 г. находится в ведении Российской православной автономной церкви.[1]

Божедомка[править | править исходный текст]

Ярославль. Божедомка. 1920-е годы.

Первое свидетельство существования деревянного храма на подъезде к Ярославлю по дороге из Углича — хранившийся в нём напрестольный крест с серебряной чеканкой и вкладной надписью: «Лета 1601-го в 1-й день состроил сей животворящий [крест] на престол Владимирской Богородицы в Ярославле поволгском, на убогий дом, мирским подаянием».[1]

Церковь называлась «на убогом доме», «на божедомке» или «на семике». Божедомка — это братская могила для захоронения бродяг и утопленников, окружённая забором, с дощатой крышей. Тела умерших не хоронили, а складывали друг на друга до весны, причём отпевали раз в году, на 7-й день после Пасхи, откуда и название — Семик.[1] По словам ярославского историка П. А. Критского, семик «считался нечистым и страшным местом, и в обычное время его обходили далеко стороной»:

Русские в древности запрещали погребать мертвые тела, веря, что погребение их навлекает общественные бедствия — главным образом несвоевременные холода. Поэтому такие тела удаляли на поле подальше от жилья, где и оставляли на поверхности земли, лишь оградив тыном из кольев. Это языческое поверье и связанный с ним обычай и выродились под влиянием духовенства к XVII веку в семик и убогие дома.[1]

В 1771 г. сенатский указ в санитарных целях запретил убогие дома и повелел мёртвых хоронить за пределами городов. В связи с этим в Ярославле остались только три кладбища — при церквях на Туговой горе, на Божедомке и в Тверицах. После принятия генерального плана (1778) Владимирская кладбищенская церковь оказалась в центре жилого квартала. Наместник А. П. Мельгунов в 1779 г. распорядился перенести кладбище к Леонтьевской церкви, где оно существует и по сей день.[1]

Архитектурные особенности[править | править исходный текст]

По архитектурному решению к Владимирской церкви близка Воскресенская церковь в Гончарах (Москва, 1649)
Церкви Владимирского прихода в 2010 году — холодная Владимирская и тёплая Покровская (перестроена).

Средства на строительство существующей церкви дал «государев гость» Семен Астафьев Лузин. Совершенно нетипичный для Ярославля[2] бесстолпный храм трапезного типа, завершённый поставленными в ряд тремя глухими малыми шатрами наподобие горящих свечей,[3] строился в 1670-78 гг.

Как свойственно церквям такого типа, основной объем заметно вытянут по оси север-восток, что позволяет зрительно выделить западный и восточный фасады, заодно увеличив пространство для богослужения внутри храма. Алтарь прямоугольный, притвор устроен с западной стороны, над ним — невысокая шатровая колокольня. Декоративная отделка церкви крайне скудная, что соответствует статусу кладбищенского храма для бедноты.[3] Фресковые росписи 1691 года не раз поновлялись, в настоящее время находятся под побелкой.

Шатровое решение храма противоречило запрету патриарха Никона на строительство подобных «неканонических» церквей. Тем не менее, по любопытному совпадению, в один год с Владимирской был освящён трёхшатровый же храм в Александровой Чудовой пустыни под Рыбинском. (Его шатры обрушились в 2007 году). Эти два памятника — последние трёхшатровые храмы в допетровском зодчестве.

Приход в XIX—XX вв.[править | править исходный текст]

В XIX веке мрачное прошлое Божедомки было забыто, и на месте старого кладбища был разбит Власьевский сад, куда на Троицу ходили гулять дети и «девицы, убранные цветами и лентами».[1] При церкви на Угличской «трактовой дороге» действовала каменная часовенка. Приход рос быстрыми темпами. В начале XX века к нему было приписано несколько крупных деревень.

Тёплая (на первом плане) и холодная церкви Владимирского прихода в конце XIX века

К югу от шатрового храма в 1821 году была возведена теплая Покровская церковь, крытая куполом. Это был характерный памятник эпохи классицизма, с высокой ярусной колокольней, увенчанной изящным шпилем.

Во время Ярославского восстания 1918 г. с одной из колоколен храма раздались пулемётные очереди. Красногвардейцы ворвались в церковь и вместо скрывшегося пулемётчика расстреляли священника Геннадия Здоровцева.[1] В 2000 г. он был причислен к лику святых.

Община Владимирской церкви была ликвидирована в 1929 году. Зимняя церковь до неузнаваемости перестроена. После того, как к зданию был надстроен второй этаж, снесена колокольня, оно более напоминает жилой дом. Летняя церковь сохранилась как единственный в Ярославле отдельно стоящий шатровый храм.

См. также[править | править исходный текст]

Герб России Культурное наследие Российской Федерации, объект № 7610056000объект № 7610056000

Источники[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Т. А. Рутман. «Храмы и святыни Ярославля». Ярославль, 2005. Стр. 260-263.
  2. Упрощённые, геометризованные формы отдалённо напоминают церковь Николы Рубленый город (1695).
  3. 1 2 В. Ф. Маров. «Ярославль: Архитектура и градостроительство». Ярославль: Верхняя Волга, 2000. Стр. 52-53.