Вознесеньев день

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вознесеньев день
Вознесеньев день
Лубок. Кон. 1840-х или нач. 1850-х годов
Тип народно-христианский
иначе Вознесение, «Піднесення» (укр.), «Ушэснік» (белорус.)
также Вознесение Господне (церк.)
Значение проводы весны, встреча пролетья
Отмечается славянами, германцами, кельтами, христианами
Дата 40-й день по Пасхи, четверг
В 2013 году 31 мая (13 июня) в РПЦ
В 2014 году 16 (29) мая в РПЦ
Празднование молятся о ниспослании урожая; ходят в гости; девушки водят хороводы; под вечер разжигают большой костёр.
Традиции пекут «Христовы лапотки», хлебец-лесенки, лепёшки; запрет на прядение и ткачество; кумления
Связан с Пасхой (Велик-днём)
Вознесенье на Буковине

Вознесе́ньев день — день народного календаря, отмечаемый в 40-й день по Пасхе (Велик-дню). Праздник всегда приходится на четверг. С Вознесеньева дня считается полный расцвет весны и как бы её окончание и переход к лету, с этого дня начинают провожать весну[1]. Последнее же весеннее воскресенье именуется «проводами весны и встречей русалок»[2]. Под вечер разжигают большой костёр — символ наступления пролетья и расцвета природы. «Пошёл колос на ниву» — озимая рожь выпускает колос.

Другие названия дня[править | править вики-текст]

Вознесение, «Вшестя» (укр.), «Знесення» (укр.), «Піднесення» (укр.), «Ушэснік» (белорус.), «Шоснік» (белорус.), «Спасовден» (болг.) , «Спасовдан» (серб.).

Обряды дня[править | править вики-текст]

В эти сорок дней запрещается плевать на улицу, выкидывать туда мусор, потому что «можно попасть в Христа, приходящего к избам под видом нищих». Повсеместно на Руси полагается с большим вниманием относиться к нищим и убогим людям.

Верили, что с Велик-дня до Вознесения открыты двери рая и ада: «отверзаются двери райские, разрешаются узы адские». Праздник завершал период растворения границ, единение миров: божественного и человеческого, мира живых и мира умерших, грешников и праведников. По народным представлениям, до Вознесения грешники, томящиеся в аду, не только не мучаются, но и могут веселиться с праведниками: «С Велик-дня до Вознесенья — всему миру сведенье — и дедам, и внукам, и раю, и мукам». Поэтому Вознесение во многих деревнях считалось поминальным днём.

Благочестивым людям, доживающим последний год жизни, дано от Бога даже видеть, как из разверзшихся небес опускается к главному церковному яблоку лестница. Сходят по ней ангелы и архангелы, и все силы небесные, становятся в два ряда по бокам лестницы и ожидают Христа. Как ударят в колокол к «Достойно» (молитва), так и поднимается-возносится Спас-Батюшка с грешной, обновленной Его Пресветлым Воскресением земли. Немногим, по словам предания, дано видеть все эти чудеса, но есть и такие люди на свете. «Не будет провидцев-праведников — не стоять и свету белому!» — утверждает народное вещее слово.

В этот день стряпали особые блины: «Божья окутка», «онучки», «Христовы лапотки» — которые пекли «Христу на дорожку». По поверьям деревень, Спас — сын Божий, от Воскресенья (Велик-дня) до Вознесенья Русь обходит, а земля-то обширна, а обутка-то лыковая, не ноская, надобна ей перенóва. Пеклись поминальные хлебцы-лесенки из ржаного теста, которые могли помочь душам предков поскорее вознестись на небо; красились яйца. Печенье в виде лесенок дети несли в поле, чтобы выше к небу тянулись рожь и лён, или на кладбище — поминали умерших. Есть поверье, что, если вынести такие лесенки на ниву-полосу да поставить по одной на каждом углу загона, — так и рожь пойдёт расти быстрее и вырастет выше роста человеческого. Только, по убеждению старых людей, надо всё это делать с молитвою тайною да с опаскою от глаза лихого, с оглядкой от человека недоброго-завидущего, а то не выйдет никакого толку.

Во многих сёлах Воронежской области на Вознесение пекли лесенки — «штоб Гасподу легше была ат нас ухадить». Лесенки отдавали детворе кушать. «Вознесение праздновали, ходили на кладбищу к своим. Прощались, потому что Боженька ушёл от нас, он с Пасхи до Троицы путешествовал, а на Вознесение он уже от нас ушёл. На кладбище носили кулич, положуть на крест»[3].

На Вологодчине для того, чтобы Христу легче было подниматься на небеса, в каждом доме хозяйки пекли лепёшки с творожной начинкой, края которых загибались и защипывались в виде ступенек — «рогушки» или «преснушки»: «Преснушки пекли. И говорили, што Господь вот по этем по щипенькам полезёт наверхь. Защипеньки такие кругом». Готовили мясные блюда, пекли пироги, приглашали гостей.

Во многих местах существует обычай ходить на Вознесенье в гости по родным и знакомым. Это в старину называлось «ходить на перепутье», причём гости приносили хозяевам в подарок лесенки, испечённые из пшеничного теста на меду и с сахарным узорочьем.

В канун Вознесения, по старинной примете, и соловьи громче-звонче поют, чем во всё остальное время. По иным местностям эта ночь так и слывет в народе «соловьиную». Грешно, по словам даже завзятых ловцов-соловьятников, соловья — птицу певчую – в это время подстерегать-ловить. Кто поймает — ни в чём тому целый год спорины не будет, вплоть до нового Вознесеньева дня, когда вознесутся на небо с Господом сил небесных все обиды земные. Цветы духовитые на Вознесенье благоухают самыми пахучими ароматами. Вся земля крещёная насыщается в святой день Вознесения Светом Правды райскими благоуханиями несказанными-нездешними, — словно с отверзающихся полей небесных струится в это время на оплодотворенную майскими дождями грудь земную всякое благорастворение. Утром на Вознесенье покрывается Мать-Сыра-Земля росой обильною. Эта «Вознесенская» роса наделяется, по словам суеверной деревни, целебною силой великою. Потому-то и собирают её опытные лекарки-знахарки с цветов на лугах поемных. «Если знать такое слово заветное да пошептать его над Вознесенской росою, да выпить болящему дать, — всякое лихо как рукой сымет!» — гласит знающая всякие слова простонародная мудрость.

В некоторых губерниях, в средней полосе Руси великой, на Вознесение — «водят колосок» (вид хоровода) по деревням, по сёлам. «Колосовождение» совершалось по особому порядку. Раным-рано поутру собиралась-снаряжалась деревенская молодёжь — девки, бабы-молодки и парни с новожёнами; вместе с восходом солнечным шли все, ухватившись по-двое за руки, к околице. Здесь все становились в два ряда, лицом к лицу, и опять-таки брали друг друга за руки. Получался живой мост, вытягивавшийся в узкую ленту, пестревшую всеми цветами праздничных нарядов. По этому мосту соединенных рук пускали идти маленькую девочку с венком на голове, всю убранную лентами разноцветными да перевязями цветочными. Пройдёт по рукам одной пары девочка, — забегает живое звено моста вперёд и опять становится в очередь. Так и доходило всё шествие до самого озимого поля. Девушки красные во все это время припевали, голосом выводили: «Лада, Лада! Ой, Лада! Ой, Лада!»

В Таловском р-не Воронежской обл. обычаи Вознесеньева дня включают в себя элементы «троицкой» обрядности: кумление, завивание венков[4].

Праздники начала лета, которые существовали не только на Руси, у славян, но и в Греции, и у древних германцев, устраивались специально для того, чтобы парни и девушки могли присмотреться друг к другу и выбрать себе пару.

Во многих местах совершается поселянами крещение кукушек в третье, иногда в пятое, шестое или седьмое воскресенье по Пасхе, а более в день Жён-мироносиц (через четырнадцать дней после Пасхи в воскресенье)[5].

Поговорки и приметы[править | править вики-текст]

К Вознесеньеву дню все цветы весенние расцветают. Цвести весне до Вознесения. Дошла весна до красна до Вознесения — тут ей и конец. Весна о Вознесение на небо возносится, на отдых в рай пресветлый просится. И рада бы весна на Руси вековать вековушкою, а придёт Вознесеньев день — прокукует кукушкою, соловьём зальётся, к лету за пазуху уберётся. Придёт Вознесеньев день, сбросит весна-красна лень, летом обернётся-прикинется, за работу в поле примется. С Вознесеньева дня весна пóтом умывается, честному Семику кланяется, на Троицу-Богородицу из-под белой ручки глядит. С Пасхи до Вознесения всему миру свиденье: и дедам, и внукам, и раю, и мукам. Не век девке невеститься: на что весна — красна, а и та на Вознесенье Христово за лето замуж выходит. До Вознесенья Христова весна петь-плясать готова. Кто в пяток (пятницу) перед вознесением постится, от потопления в воде сохранится. На Вознесенье в поле не работают. С Вознесенья запахивают. На Вознесенье пекут лесенки, пироги с зелёным луком. На Вознесенье завивают берёзку: если она не завянет до дня пятидесятницы, то тот, на кого она завита, проживёт этот год, а девка выйдет замуж (ярославск.). «На Ушэсце з зямлі выходзяць прасушыцца скарбы, але іх ніхто не бачыць» (белорус.). Не приходится Вознесение в среду, а в четверг. «На Вшестя жито викидає колос» (укр.). Рожь две недели зеленится, две недели колосится, две недели отцветает, две недели наливает, а две недели подсыхает. Кукушка подавилась житным колоском. Зацвёл в поле, зацвел и на полке (хлеб). Если не будет дождя на Вознесенье, так не будет шесть недель; как на Вознесенье пойдёт дождь, то будет шесть недель идти (белорус.). На Вознесение хорошая погода — к урожаю (и наоборот). Вознесение с дождём — Илья с грозой. Какова погода в чистый четверток, такова и в Вознесенье.

Как и на Егорьев день, считают, что вознесенская роса — целебная. Если над вознесенскою росою пошептать слово заветное, которое знают только старые бабы-знахарки, да выпить болящему дать, всякое лихо как рукой снимет. Плотва трётся в первый раз на вербной; в другой — когда распустится берёза; в третий — на Вознесенье (южн.).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  1. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — 529 с.
  2. Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. — СПб.: Терра — Азбука, 1995. — 176 с. — ISBN 5-300-00114-7.
  3. Терещенко А. В. Быт русского народа: забавы, игры, хороводы. — М.: Русская книга, 1999. — (по изд. 1847 – 1848 гг.). — ISBN 5-268-01383-1.
  4. Христова Г.П., Ревнева С.Н. Календарные праздники и обряды Воронежской области // Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П.. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — С. 7-21.
  5. Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — 249 с.

Ссылки[править | править вики-текст]