Восстание Черниговского полка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Карта восстания

Восстание Черниговского полка — одно из двух восстаний заговора декабристов, произошедшее уже после выступления декабристов на Сенатской площади в Петербурге 14 (26) декабря 1825 г. Происходило 29 декабря 1825 — 3 января 1826 г (10-15 января 1826 г н. ст.) в Черниговском полку, расквартированном в Киевской губернии.

Восстание было организовано Южным обществом. После известия о восстании в Петербурге командующий полком распорядился арестовать подполковника С. И. Муравьёва-Апостола, связанного с заговорщиками. 29 декабря офицеры полка Кузьмин, Соловьёв, Сухинов и Щепилло освободили Муравьёва-Апостола в селе Трилесы, при этом совершив нападение на полковника Густава Гебеля и попытавшись убить своего полкового командира. Когда Гебель отказался не только освободить братьев Муравьевых, но и дать объяснения их ареста, участники заговора стали колоть его штыками, а сам подполковник Муравьев нанес полковнику рану в живот. Солдаты полка в расправе над полковником участия не принимали, а оставались только зрителями. Полковнику Гебелю с помощью рядового 5-й роты Максима Иванова удалось спастись от декабристов.

На другой день, 30 декабря, вступили в город Васильков, где захватили всё оружие и полковую казну. Полковая казна составляла около 10 тыс. руб. ассигнациями и 17 руб. серебром.

31 декабря декабристы заняли Мотовиловку. где перед строем был оглашён «Православный катехизис» — прокламация восставших, составленная Муравьёвым-Апостолом и М. П. Бестужевым-Рюминым. В Мотовиловке были часты случаи грабежей жителей рядовым составом декабристской армии. Усиливается пьянство рядового состава.

Вечером 1 января восставшие роты выступают из Мотовиловки.

Из Василькова повстанцы двинулись на Житомир, стремясь соединиться с частями, где служили члены Общества соединённых славян, но, избегая столкновения с превосходящими силами правительственных войск, повернули на Белую Церковь. Усиливается дезертирство рядовых.

У Устимовки 3 января 1826 г были разбиты правительственными войсками. Глава мятежа подполковник Сергей Муравьёв-Апостол отдает приказ своему войску не стрелять, а идти прямо на пушки, которые картечью наносят ощутимый урон рядам восставших и рассеивают их колонну.

Сергей Муравьёв-Апостол был в этом бою тяжело ранен, а его брат Ипполит застрелился, в бою погибли Кузьмин и Щепилло, 895 солдат и 6 офицеров были взяты в плен.

Поведение руководителей восстания.

У руководителей восстания отсутствовали ясные цели, об этом свидетельствует их странный маршрут движения, напоминающий собой восьмерку. Новые цели и, соответственно, направления движения начинались и тут же бросались. Единственной надеждой на успех было распространение мятежа среди армейских частей по принципу цепной реакции. И эта надежда не оправдалсь.

Основная солдатская масса в восстание была втянута несознательно, без полного понимания того, что они совершают, без понимания целей восстания. Для этого декабристами использовались любые средства от простого приказа старшего по званию, до раздач денег примкнувшим к мятежу и сознательной лжи. Уговаривая солдат и колеблющихся офицеров примкнуть к мятежу, Сергей Муравьев-Апостол уверял их, что сам он получил официальное назначение полковым командиром вместо раненного им Гебеля, а все высшее руководство физически уничтожено. Отправной точкой для обоснования мятежа было утверждение о том, что присягнув Константину Павловичу армия должна сделать все возможное для его сохранения на престоле. Своего младшего брата, Ипполита, прапорщика квартирмейстерской части, он представлял как курьера цесаревича Константина, привезшим приказ, чтобы Муравьев прибыл с полком в Варшаву. Декабристы убеждали солдат, что вся 8-я дивизия восстала в поддержку воцарения Константина Павловича. Вершиной этой пропаганды стало утверждение полковника Сергей Муравьев-Апостола, который за несколько часов до разгрома восстания, узнав о приближении правительственных войск, убеждал подчиненных, что войска эти присланы не для подавления мятежа, а для соединения с ними.

Поведение рядовых и нижних чинов.

Исходя из множество свидетельских показания и прочих документов складывается впечатление, что большинство рядового состава мятежников на протяжении всего восстания были пьяны. Часты были и случаи грабежей мирного населения. Так например владелец трактира Иось Бродский заявил об украденных у него солдатами Черниговского полка 360 ведрах водки. Часты были случаи грабежа не только арендаторов и состоятельных людей, но и простых обывателей: «вдовы Дорошихи», например, украли «кожух старый», оцененный Панковым в 4 руб. ассигнаций, на такую же сумму понес убытков житель Василькова Степан Терно­вой. Солдаты Юрий Ян, Исай Жилкин и Михаил Степанов обвинялись в том, что «в селе Мотовиловке отбили у крестьянина камору и забрали <…> вещей на 21 рубль».[1] Уважение солдат к командирам резко упало. Приказ Муравьева о выходе из Мотовилоки был выполнен с большой отсрочкой, что дало перехватить стратегическую инициативу правительственным войскам.

Показательным является поведение солдат, которые в трудный момент поражения восстания, отвернулись от своего руководителя: «Раненный в голову картечью, Сергей Муравьев схватил было брошенное знамя, но, заметив приближение к себе гусарского унтер-офицера, бросился к своей лошади, которую держал под уздцы пехотинец. Последний, вонзив штык в брюхо лошади, проговорил: „вы нам наварили каши, кушайте с нами“», — сообщал в Петербург один из военных следователей, граф Георгий Ностиц. Фамилия рядового была Буланов, он числился в 1-й мушкетерской роте. Ударил же он штыком лошадь командира, решив, что тот хочет ускакать, скрыться от ответственности. «Нет, ваше высокоблагородие, и так мы заведены вами в несчастие», — такими, по другим источникам, были слова Буланова.[1]

Верховный уголовный суд определил Сергея Муравьёва-Апостола и Бестужева-Рюмина, «взятых с оружием в руках», повесить (приговор приведён в исполнение в Петербурге 13 (25) июля 1826 г, вместе с ними казнены через повешение лидеры Северного общества Рылеев и Каховский, а также руководитель Южного общества Пестель), офицеры Соловьёв, Сухинов, Быстрицкий и Мозалевский приговорены к пожизненной каторге. Над могилами погибших Ипполита Муравьёва-Апостола, Кузьмина и Щепиллы не было велено ставить памятников, а вместо этого их имена были прибиты к символической виселице. 100 человек из солдат и нижних чинов подвернуты телесным наказаниям, 805 человек переведены на Кавказ.

После восстания полк был переформирован. Впоследствии участник восстания Иван Сухинов возглавил заговор на Зерентуйской каторге (Зерентуйский заговор).

Пушкин планировал повесть о восстании, написал небольшой пролог о прапорщике, едущем «в местечко В.» (Васильков) в мае 1825 года (текст известен как «Записки молодого человека»).

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Андреева Л. Восстание Черниговского полка. (Декабристы на Украине). — «Пламя», Харьков, 1925,
  • Е. М. Дружинин Восстание Черниговского полка//Очерки истории движения декабристов. Издательство политической литературы, 1954.
  • Оксана Ивановна Киянская Южный бунт. Восстание Черниговского пехотного полка 29 декабря 1825-3 января 1826 г. Издательство Российского государственного гуманитарного университета, 1997 ISBN 978-5-7281-0004-1
  • Восстание Черниговского полка в показаниях участников. — журнал Красный Архив. 1925.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Киянская О. И. «К истории восстания Черниговского пехотного полка.»