Вторая палатализация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Здание Национальной галереи в Праге. V Praze — результат второй палатализации.

Втора́я палатализа́ция — общеславянское фонетическое изменение, спровоцированное монофтонгизацией дифтонгов. Заключается в переходе заднеязычных k, g, x соответственно в c', dz', s' в южно- и восточнославянских языках и в c', dz', š' в западнославянских. Позднее во всех славянских языках, кроме польского, полабского и старославянского, аффриката dz' упростилась в z'[1].

Происхождение и распространение[править | править вики-текст]

Вторая палатализация проходила в период, когда праславянский язык уже не представлял собой единого целого, но был раздроблен на диалекты. Этим объясняется разница в её рефлексации в различных группах славянских языков. В. Н. Чекман полагал, что центром, из которого распространялась вторая палатализация, были говоры праславянского языка, которые позднее легли в основу сербохорватского, словенского и македонских языков[2].

Отсутствие второй палатализации в новгородско-псковском диалекте[править | править вики-текст]

Б. М. Ляпунов

Вторая палатализация прошла во всех праславянских диалектах, кроме новгородско-псковского[3], который, видимо, оторвался от общего массива раньше остальных[4]. Впервые эта идея была высказана в начале XX века Б. М. Ляпуновым, который обратил внимание на форму Д.п. ед.ч. «рабу своѥму Дъмъкѣ» в Новгородской Минее 1096 года, что, впрочем, не нашло поддержки других учёных, поскольку данная форма является единичной[5].

Впоследствии эту гипотезу поддержала в 1966 году С. М. Глускина, указавшая на данные живых северо-западных говоров, которые сохранили лексемы без следов второй палатализации в корне, что нельзя объяснить действием грамматической аналогии[6].

Решающее значение для решения этой проблемы имело открытие новгородских берестяных грамот, изученных в конце XX века А. А. Зализняком. В них зафиксированы многочисленные случаи отсутствия эффекта второй палатализации. В частности, Зализняку удалось «расшифровать» прежде непонятное место из древнейшей известной грамоты (№ 247): «а замъке кѣле а двьри кѣлѣ»[7] (рус. а замок цел и двери целы), отождествив формы кѣле и кѣлѣ с русским словом цѣлъ.

(Предыдущее толкование было связано с иным разделением на слова («а замъке кѣлеа двьри кѣлѣа») и переводом («а замок кельи, двери кельи…») и влекло за собой целый ряд грамматических и смысловых проблем)

Описание явления[править | править вики-текст]

Поскольку закон внутрислогового сингармонизма, действовавший в праславянском языке, запрещал заднеязычным находиться перед гласными переднего ряда, сочетания ke, ge, xe, ki, gi, xi были устранены в ходе первой палатализации. Но процесс монофтонгизации дифтонгов снова дал праславянскому языку случаи, где k, g, x находились перед ě (< *oi, *ai) и i (< *oi) (обычно называемыми «вторичными», чтобы отличить их от «первичных» ě (< *ē), e, i (< *ī)). Новые сочетания опять были устранены.

Эффекты второй палатализации можно чаще всего наблюдать перед окончаниями существительных (Местн. п. ед. ч., И. п. мн. ч., Местн. п. мн. ч. -o-основ и Д. п. ед. ч., Местн. п. ед. ч., И. п.-В. п. дв. ч. -ā-основ) и в формах повелительного наклонения глагола, но она также встречается и в корнях[8].

Вторая палатализация в сочетаниях *kv, *gv, *xv[править | править вики-текст]

В восточной и южной группах вторая палатализация также осуществилась в сочетаниях *kv, *gv, *xv. В противоположность этому, в западной группе эти сочетания сохранились без изменения. Данная особенность была замечена ещё Й. Добровским и вошла в список из десяти различий между западнославянскими языками и остальными, лёгший в основу его дихотомической классификации славянских языков. Однако некоторые учёные, основываясь на формах типа укр. квітка или русск. диал. квет, утверждают, что в восточнославянских языках формы с цв-, зв- вместо кв-, гв- носят книжный, заимствованный характер[9].

В некоторых русских говорах, которые С. Л. Николаев возводит к племенному языку вятичей, группа *kv дала t'v: т'в'ет, т'в'аток[10].

Фактически, слов с сочетаниями *kv, *gv, *xv, в которых были условия для второй палатализации, в праславянском было лишь несколько: *květъ «цветок», *kviliti «плакать», *gvězda «звезда» и падежные формы слов *vъlxvъ «волхв» и *lixva «лихва» (под вопросом лексемы ономатопоэтического характера *gvizdati «свистеть» и *xvějati «качать»)[8][11].

Вторая палатализация в сочетаниях *sk, *zg[править | править вики-текст]

Сочетания *sk, *zg, находившиеся в положении, в котором могла осуществиться вторая палатализация, дали šč и ždž в западной и восточной группах, но sc и zdz в южной группе, с тенденцией к упрощению этих сочетаний в начале слова[12]. Из падежной формы с закономерным результатом второй палатализации w Polszcze (и. п. Polska) при совр. польск. w Polsce происходит русское название Польши[13][14].

Качество рефлексов[править | править вики-текст]

Некоторые учёные полагают, что результаты второй палатализации не были мягкими (то есть c, dz, s/š, а не c', dz', s'/š'), в отличие от рефлексов третьей палатализации[15] (в отличие от второй, третья была прогрессивной, то есть условием для неё является нахождение k, g, x в положении после некоторых звуков, а не перед, как для второй). Впервые такое предположение было высказано А. Лескином, а позднее поддержано Р. Нахтигалом, Н. ван Вейком и С. Б. Бернштейном. Однако не все слависты с ними согласны. В. Н. Чекман считает, что данная гипотеза типологически неправдоподобна[16].

Влияние грамматической аналогии в русском и словацком[править | править вики-текст]

В русском языке результаты второй палатализации были устранены на стыке морфем из-за выравнивания парадигмы словоизменения по аналогии (иногда не исключается древненовгородское влияние на остальные говоры великорусской территории[17]), ср. укр. руці, белор. руцэрус. руке, укр. нозі, белор. назерус. ноге, укр. мачусірус. мачехе.

Схожий процесс наблюдается и в словацком. В Дат.-Местн. п. ед. ч. -ā-основ чередования были устранены, ср. чеш. ruceсловацк. ruke (рус. руке), чеш. nozeсловацк. nohe (рус. ноге), чеш. macešeсловацк. macoche (рус. мачехе)[18]. В повелительном наклонении стали употребляться формы с č и ž вместо c и z, ср. чеш. pecсловацк. peč (рус. пеки), чеш. pomozсловацк. pomož (рус. помоги)[19].

Примеры[править | править вики-текст]

Хронология[править | править вики-текст]

Относительная хронология[править | править вики-текст]

С. Б. Бернштейн полагал, что на самом деле термин «вторая палатализация» неудачен, поскольку он должен относиться к другому процессу, а именно третьей (прогрессивной) палатализации, которая, по его мнению, прошла раньше регрессивной[5].

Часть славистов напротив полагает, что вторая и третья палатализации происходили одновременно[2], а некоторые даже не различают вторую и третью палатализации, считая их частью одного процесса[27].

Вторая палатализация прошла позже таких фонетических изменений, как первая палатализация и монофтонгизация дифтонгов[28].

Абсолютная хронология[править | править вики-текст]

Мнения учёных расходятся в отношении того, какой эпохой следует датировать вторую палатализацию. Вот некоторые датировки:

Данные письменных памятников[править | править вики-текст]

В VI в. н. э. византийский историк Менандр Протектор записал имя одного из антских вождей как Κελαγαστός, которое польский учёный Е. Налепа отождествил со славянским именем *cělogostъ. Данное свидетельство является, по мнению Налепы, доводом в пользу того, что вторая палатализация осуществилась не ранее VII века[34].

Данные топонимов[править | править вики-текст]

В начале двадцатого века швейцарский лингвист П. Лессиак (de:Primus Lessiak) использовал данные альпийской топонимии для хронологизации второй палатализации. Поскольку одна и та же река называется по-словенски Zilja (диал. Zila), а по-немецки Gail (< *Gīla), он сделал вывод, что на момент первых контактов славян и германцев в Альпах (самое раннее ок. 600 г.) процесс второй палатализации в славянских языках ещё не окончился[35].

Р. Экблом также обратил внимание на чешскую передачу названия Регенсбурга и реки Реген: Řezno и Řezná, в которых немецкому g соответствует результат второй палатализации z[36]. Название этого города славяне заимствовали, видимо, заселив Чехию (после 500 г. н. э.) из лат. Regino. По мнению З. Штибера, это свидетельствует о том, что в VI веке вторая палатализация ещё не прошла в западнославянских языках[32].

Заселяя Балканы, славяне перенимали у местного населения, говорившего на далматинском языке, старые названия различных географических объектов. Так, хорватскому названию острова Црес (хорв. Cres) соответствует итал. Cherso, Цавтат (хорв. Cavtat) восходит к далм. Kivitat- (лат. cīvitās), Цаска (хорв. Caska) к Kisiska-[32], Цебро к лат. Cibrica, серб. Костолац к лат. Castellaceus, серб. Трст через *Tьrzьstъ к лат. Tergeste[31].

Данные заимствований[править | править вики-текст]

Кайзер и царь

Вторая палатализация имела место в ряде праславянских заимствований из других языков:

Время заимствования этих слов для второй палатализации — terminus a quo[42], то есть время, ранее которого данный процесс пройти не мог.

В то же время эстонский заимствовал праслав. *kěvь «цевка, трубочка, катушка» как kääv[31], что, впрочем, хронологического значения может и не иметь: заимствование происходило из новгородско-псковских диалектов, где вторая палатализация не произошла, а форма кевь зафиксирована и в современных говорах.

Типологические параллели[править | править вики-текст]

Фонетические изменения, похожие на вторую палатализацию, проходили также в неславянских языках.

Вероятно, в X—XIII вв. звуки k и g в латышском перешли в c и dz перед гласными переднего ряда и j[43]. Ср. латыш. dzîvs и лит. gývas «живой, бойкий».

В западных диалектах народной латыни k перед гласными переднего ряда перешло в c, которое позднее упростилось уже в отдельных романских языках. Ср. фр. cerf (sɛʁ), исп. ciervo (ˈθjerβo), порт. cervo (ˈsɛɾvu) из лат. cervus (ˈkɛrwʊs) «олень»[44].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter, Universitätsvelag. — Heidelberg, 1964. — P. 294.
  2. 1 2 Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 106.
  3. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 64-65. — ISBN 5-211-04969-1
  4. Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. / Изд. 2-е. — М., 2004.
  5. 1 2 Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 202.
  6. Głuskina Z. O drugiej palatalizacji spółgłosek tylnojęzykowych w rosyjskich dialektach północno-zachodnich. // Slavia Orientalis. — 1966. — Т. XV. — № 4. — С. 475—482.
  7. Грамота № 247 на сайте Грамоты.ру
  8. 1 2 Moszyński L. Wstęp do filologii słowiańskiej. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2006. — С. 238. — ISBN 83-01-14720-2
  9. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 71-72.
  10. Николаев С. Л. Раннее диалектное членение и внешние связи восточнославянских диалектов // Вопросы языкознания. — 1994. — № 3. — С. 39-40.
  11. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter, Universitätsvelag. — Heidelberg, 1964. — P. 301-302.
  12. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 72.
  13. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 3. — С. 321.
  14. Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Wydawnictwo Literackie. — Kraków, 2005. — С. 459. — ISBN 978-83-08-04191-8
  15. Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 201-202.
  16. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 107.
  17. Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. — УРСС. — М., 2006. — С. 383.
  18. Селищев А. М. Славянское языкознание. Западнославянские языки. — Государственное учебно-педагогическое издательство Наркомпроса РСФСР. — М., 1941. — С. 137.
  19. Селищев А. М. Славянское языкознание. Западнославянские языки. — Государственное учебно-педагогическое издательство Наркомпроса РСФСР. — М., 1941. — С. 169.
  20. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1976. — Т. 3. — С. 182.
  21. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1976. — Т. 3. — С. 179-180.
  22. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 2. — С. 92.
  23. Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Wydawnictwo Literackie. — Kraków, 2005. — С. 593. — ISBN 978-83-08-04191-8
  24. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1987. — Т. 13. — С. 162-163.
  25. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1980. — Т. 7. — С. 181-183.
  26. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 4. — С. 504-505.
  27. Vaillant A. Grammaire comparée des langues slaves. — Lyon — Paris, 1950. — P. 55.
  28. Галинская Е.А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 38-39. — ISBN 5-211-04969-1
  29. Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. — УРСС. — М., 2006. — С. 342. — ISBN 5-484-00518-3
  30. Lamprecht A. Praslovanština a její chronologické členění // Československé přednášky pro VIII. mezinárodní sjezd slavistů. — 1978. — С. 145.
  31. 1 2 3 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter, Universitätsvelag. — Heidelberg, 1964. — P. 302.
  32. 1 2 3 Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 68. — ISBN 83-01-14542-0
  33. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 100.
  34. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 25-26.
  35. Lessiak P. Alpendeutsche und Alpenslawen in ihren sprachlichen Beziehungen // Germanisch-Romanische Monatsschrift. — 1910. — № 2. — S. 274.
  36. Ekblom R. Die frühe dorsale Palatalisierung im Slavischen // Skrifter utgivna av K. Humanistiska Vetenskapssamfundet in Uppsala. — 1951. — Т. 39. — № 2. — С. 51.
  37. Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Kraków: Wydawnictwo Literackie. — 2005. — С. 54.
  38. Этимологический словарь славянских языков, том 21. — Издательство «Наука». — 1994. — С. 216.
  39. Этимологический словарь славянских языков, том 32. — Издательство «Наука». — 2005. — С. 11.
  40. Этимологический словарь славянских языков, том 3. — Издательство «Наука». — 1976. — С. 198-199.
  41. Этимологический словарь славянских языков, том 3. — Издательство «Наука». — 1976. — С. 194.
  42. Lehr-Spławiński T. Próba darowania tzw. II palatalizacji spółgłosek tylnojęzykowych w języku prasłowiańskim. // Studia i szkice wybrane z językoznawstwa słowiańskiego. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1957. — c. 164
  43. Shevelov G.Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter, Universitätsvelag. — Heidelberg, 1964. — P. 304.
  44. Бурсье Э. Основы романского языкознания. — УРСС. — М., 2004. — С. 140.

Литература[править | править вики-текст]

  • Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2005. — С. 200—204.
  • Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2004. — С. 37—38, 64—66.
  • Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Минск: Наука и техника, 1979. — С. 100—111.
  • Lehr-Spławiński T. Próba datowania tzw. II palatalizacji spółgłosek tylnojęzykowych w języku prasłowiańskim. // Studia i szkice wybrane z językoznawstwa słowiańskiego. Seria 1. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1957. — S. 159—167.
  • Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Heidelberg: Carl Winter, Universitätsvelag, 1964. — P. 294—307.
  • Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2005. — S. 68—73.
  • Vermeer W. On the status of the earliest Russian isogloss: four untenable and three questionable reasons for separating the progressive and the second regressive palatalization of Common Slavic. // Russian Linguistics, 24. — P. 5—29.

Ссылки[править | править вики-текст]