Габай, Илья Янкелевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Илья Янкелевич Габай
Дата рождения:

9 октября 1935({{padleft:1935|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:9|2|0}})

Место рождения:

Баку

Дата смерти:

20 октября 1973({{padleft:1973|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:20|2|0}}) (38 лет)

Место смерти:

Москва

Гражданство:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности:

диссидент, педагог, литератор, редактор

Произведения на сайте Lib.ru

Илья Янкелевич Габай (9 октября 1935 года, Баку — 20 октября 1973 года, Москва; похоронен в Баку) — видный участник правозащитного движения 1960-х — 1970-х годов, педагог, поэт, писатель, сценарист.

Биография[править | править исходный текст]

В детстве лишился родителей. После их смерти жил у родственников, которые на некоторое время отдали его в детский дом[1]. («Как рассказать о родичах моих / За давностью бестрепетно и просто?.. / Куда больней привычного сиротства / Я ощутил немудрость их сердец». И. Габай).

Отслужив в армии, поступил в МГПИ, который закончил в 1962 году.

По окончании института работал учителем русского языка и литературы, сначала в школах на периферии, затем в Москве. Десятилетним мальчиком начал писать стихи[2]

Правозащитная деятельность[править | править исходный текст]

5 декабря 1965 года участвовал в «митинге гласности».

21 января 1967 года участвовал в демонстрации в защиту арестованных диссидентов Юрия Галанскова, Веры Лашковой, Алексея Добровольского и Петра Радзиевского. Среди организаторов демонстрации были Владимир Буковский, Виктор Хаустов, Вадим Делоне и Евгений Кушев.

26 января был арестован за участие в демонстрации 21 января 1967 года и заключён в СИЗО «Лефортово». Габаю были предъявлены обвинения по статье 190-3 УК РСФСР («Организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок»). 26 мая 1967 года он был освобождён ввиду отсутствия состава преступления, а в августе уголовное дело против Габая было прекращено.

В январе 1968 года составил и подписал ряд правозащитных документов. Совместно с Юлием Кимом и Петром Якиром написал известное обращение «К деятелям науки, культуры, искусства»[3], в котором говорилось о политических преследованиях и ресталинизации. В феврале подписал письмо к Президиуму Консультативного совещания коммунистических и рабочих партий в Будапеште.[4] Посвятил осуждённым по делу о «демонстрации семерых» на Красной площади очерк «У закрытых дверей открытого суда»[5]. Работал над выпусками периодического издания правозащитников «Хроника текущих событий», созданного Натальей Горбаневской. Познакомился с представителями движения крымских татар (Зампирой Асановой, Роланом Кадыевым, Мустафой Джемилевым), помогал им подготавливать документы («Информации»).

КГБ провёл на квартире Габая несколько обысков, были изъяты материалы крымско-татарского движения. 15 апреля на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение по предложению Прокуратуры СССР и КГБ лишить советского гражданства Габая и Марченко, но это решение не было осуществлено.[6]

19 мая 1969 года — по обвинению в «клевете на советский строй» был отправлен самолетом на следствие в Ташкент.

В январе 1970 года решением ташкентского суда был приговорён по статье 190-1 УК РСФСР («Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй»)[7] к трём годам заключения за участие в крымско-татарском движении.[8][9] Осудили также лидера этого движения Мустафу Джемилева. В своём последнем слове Габай сказал: «Сознание своей невиновности, убеждённость в своей правоте исключают для меня возможность просить о смягчении приговора. Я верю в конечное торжество справедливости и здравого смысла и уверен, что приговор рано или поздно будет отменён временем»[10]. В августе был отправлен под конвоем в Кемеровскую область. Прибыл в лагерь общего режима, где написал поэму «Выбранные места». Сохранились его письма друзьям, написанные из лагеря[11].

16 марта 1972 года Габай был переведён в Москву для дачи показаний по новому делу («делу № 24», связанному с публикациями «Хроники текущих событий»). Габая неоднократно допрашивали. В мае он был освобождён, безуспешно пытался устроиться на работу, возникла угроза нового ареста. Пётр Якир и Виктор Красин дали показания против Габая, публично каялись по телевидению. 20 октября Илья Габай совершил самоубийство (выбросился с балкона одиннадцатого этажа). В «Хронике текущих событий» был опубликован некролог[12]

Умер Илья Янкелевич ГАБАЙ. Он покончил с собой 20 октября, выбросившись с балкона своей квартиры на одиннадцатом этаже. Более ста человек собрались, чтобы проститься с ним, в московском крематории Никольское. Прах покойного захоронен в Баку, рядом с могилой его отца. Он был учитель и поэт. Ему было 38 лет. После него остались жена и двое детей. Можно только гадать о причине этой смерти. Но с представлением о ГАБАЕ не вяжутся такие объяснения, как тюрьма, допросы, обыски, вынужденная бездеятельность талантливого человека. По убеждению всех, знавших его, Илья ГАБАЙ, с его высокой чувствительностью к чужой боли и беспощадным сознанием собственной ответственности, был олицетворением идеи морального присутствия. И даже его последний, отчаянный поступок несёт в себе, вероятно, сообщение, которое его друзья обязаны понять…

Хотя Габай не был верующим, по самоубийце отслужили заупокойную службу в православном храме в Москве, в синагоге в Иерусалиме, также в мусульманской мечети. В январе 1974 года урна с прахом Габая была похоронена в Баку на еврейском кладбище, памятник на могиле был создан скульптором Вадимом Сидуром.[13]

Творчество[править | править исходный текст]

При жизни Илья Габай печатался только в самиздате. В 1990-е годы вышло несколько сборников Габая:

  • «Посох» (М.: «Прометей», 1990. — 78 с.)
  • «Стихи. Публицистика. Письма. Воспоминания» (1990)
  • «Выбранные места» (1994)

Подробно о жизни и творчестве Габая см. М. Харитонов «Участь» в кн. Марк Харитонов «Способ существованимя», М. НЛО, 1997, с.223 — 287

Юлий Ким об одном из произведений Габая писал[14]:

Поэзия это или что? Давид Самойлов прочёл, сказал: нет, это не стихи. Но отсюда со всей очевидностью следует, что вы жили рядом с праведником.

Семья[править | править исходный текст]

Вдова Ильи Габая Галина Габай с сыном и дочерью эмигрировали в 1974 году в США.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Марк Харитонов. Воспевший Иова
  2. Марк Харитонов. «Меня мелодия завертит…»
  3. К деятелям науки, культуры, искусства // Процесс четырёх: Сборник документов о суде над А. Гинзбургом, Ю. Галансковым, А. Добровольским, В. Лашковой / Сост. П. М. Литвинов. — Франкфурт-на-Майне: «Посев», 1968. — С. 282—288 (совместно с Ю. Кимом и П. Якиром)
  4. Президиуму консультативного совещания коммунистических партий в Будапеште
  5. Илья Габай. У закрытых дверей открытого суда
  6. Экспертное заключение к заседанию Конституционного Суда РФ 26 мая 1992 года
  7. Хотя суд проходил в Узбекистане, для осуждения была использована статья УК РСФСР — об этом говорилось в одном из писем протеста.
  8. Antoon de Baets. Censorship of historical thought: a world guide, 1945—2000
  9. Шесть дней. Белая книга. Судебный процесс Ильи Габая и Мустафы Джемилева. — Нью-Йорк, 1980
  10. Илья Габай. Последнее слово на процессе 19—20 января 1970 г. в Ташкентском городском суде
  11. Илья Габай. Письма из лагеря общего режима
  12. Илья Янкелевич Габай. Некролог // Хроника защиты прав в СССР. 1973, № 4
  13. Марк Харитонов. Ад и рай Вадима Сидура
  14. Юлий Ким. Сочинения. — М.: «Локид», 1990. — (Голоса. Век XX) — ISBN 5-320-00364-1 — C. 472.

Ссылки[править | править исходный текст]