Галантный век

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Гала́нтный век» (фр. Fêtes galantes) — условное обозначение периода Ancien Régime, который пришёл на смену «великому веку» Людовика XIV. Охватывает временной отрезок с 1715 по 1770-е годы, т.е. всё время правления Людовика XV. Некоторые авторы продлевают его до самого начала Великой Французской революции (1789). Понятие «Галантный век» используется в художественной и популярной исторической литературе, в работах по искусствознанию и истории костюма.

Отличительные черты[править | править исходный текст]

  1. Расцвет абсолютизма.
  2. Фаворитизм, могущество официальных фавориток (и фаворитов).
  3. Обособленность королевского (императорского) двора от остального населения.
  4. Культ наслаждений как основной жизненный принцип.
  5. Развитие изящных искусств, индустрии моды и развлечений.
  6. Галантность как основа взаимоотношений мужчины и женщины. Это понятие включало в себя такие резко противоположные тенденции, как провозглашение женщины «богиней» и «властительницей дум», и, с другой стороны, — использование её же в качестве бесправного объекта, «орудия» для получения удовольствий.
  7. Общеевропейская галломания, признание за Францией, а точнее — за Версальским двором, абсолютного приоритета в области искусств, моды, а также — образования и воспитания личности.

О термине «галантность»[править | править исходный текст]

«Общество в парке». Работа Ж. Ф. де Труа.

Понятие «галантность», давшее наименование целой эпохе, относилось, прежде всего, к отношениям мужчины и женщины из аристократической (главным образом, придворной) среды. Галантность в переводе с французского языка означает изысканную вежливость, чрезвычайную обходительность.

В XVIIXVIII веках под галантностью подразумевалась не только крайняя степень уважения к женщине, но и поклонение женской красоте, своеобразное «служение» даме, исполнение всех её желаний и капризов. Однако между средневековой куртуазностью и галантностью придворного франта была существенная разница: последний был не обязан совершать подвиги во имя Дамы. Рыцарские турниры тоже стали достоянием истории. Вместе с тем, как и в Средние века, женщина оставалась фактически бесправной, а её благополучие полностью зависело от мужчины[1].

Образцом для подражания, разумеется, выступал правитель — король, курфюрст, герцог, непременно уподоблявшийся богу[2]. Считалось хорошим тоном содержать фаворитку, давать в её честь балы, концерты и маскарады. Ряд исследователей видят в этой системе «выродившийся средневековый культ Прекрасной Дамы». Основа галантных отношений — изысканный флирт, зачастую не переходящий рамок приличий. Для этих целей существовала особая коммуникативная система: «язык вееров», «язык мушек», «язык цветов».

На содержание дворов «галантные» европейские монархи тратили больше средств, чем даже на военные расходы (и это в условиях частых войн XVIIXVIII веков). Редкое исключение составляли короли Пруссии.

Постепенно термин «галантность» распространился на стиль жизни в целом. «Галантным» признавался человек, чьи манеры, речь и костюм были безукоризненны, чьи познания говорили об интересе к наукам и искусствам. Следуя этому постулату, дети из аристократической среды получали разностороннее, но поверхностное образование. «Галантный кавалер» и «галантная дама» продумывали каждый свой жест, взгляд, слово до мелочей. Впоследствии этот стиль жизни послужил основой для дендизма.

Единственный в Европе журнал, посвящённый моде и стилю, назывался «Галантный Меркурий», в живописи возник целый жанр — «галантная сцена», на подмостках ставились «галантные балеты».

Психология Галантного Века[править | править исходный текст]

«Поцелуй украдкой». Работа О.Фрагонара
Елизавета Петровна в мужском костюме

Главной психологической особенностью человека Галантного Века была инфантильность. Он не просто боялся старости — он не хотел взрослеть. Постоянное желание праздника, отсутствие продуктивной деятельности, жажда ежедневных перемен, осознание возможности жить за счёт других — это норма именно детского поведения. Недаром одно из любимых слов Галантной Эпохи — каприз, то есть детская реакция на неудовлетворённую потребность.

Главный враг человека Галантного Века — скука. Ради её преодоления он готов на всё: маркиза де Помпадур учреждает для Людовика XV так называемый «Олений парк» — место встреч короля с юными девушками. Анна Иоанновна устраивает свадьбу шутов в Ледяном доме. Человек Галантной Эпохи, как и ребёнок, жил сегодняшним днём: «после нас хоть потоп!».

В Галантную Эпоху существовала и самобытная маскарадная культура, уже не имеющая ничего общего с ритуальным карнавалом древности и средневековья. Галантному Веку присуща любовь к переодеваниям. Многочисленные пьесы и комические оперы того периода обыгрывают следующую ситуацию: девушка переодевается в камзол, юноша — «превращается» в девушку, служанка — в госпожу… и так далее. Екатерина II в своих мемуарах даёт описание маскарадов при дворе Елизаветы Петровны, во время которых мужчины облачались в женское платье, а женщины — в мужское. Ещё одно излюбленное слово Галантного Века — игра. То есть человек не жил, а, можно сказать, играл в жизнь.

Психологи отмечают, что подобный инфантилизм характерен для людей, испытывающих страх перед ответственностью и перед принятием волевых решений. В условиях абсолютизма такое поведение аристократии вполне объяснимо: от королевского каприза зависела не только их карьера, но, зачастую, и жизнь. Вместе с тем, монарх был единственным защитником и покровителем аристократа, своеобразным «отцом», которому дозволено карать, но и до́лжно опекать. В этом можно видеть отголоски средневековой системы сюзеренитета — вассалитета.

Эстетический идеал Галантного Века[править | править исходный текст]

Придворная дама

Эталон красоты на протяжении 130 лет постоянно менялся, однако, можно проследить одну неизменную тенденцию: красивым признаётся утончённый сибарит. Этот «идеал» мог быть величественным и стройным, как в барочную эпоху Людовика XIV, а мог иметь хрупкое, и, вместе с тем, пухлое тело — во вкусе рококо, но смысл всё равно сводится к тому, что это — красота человека, не знающего никакого труда. Тренированность, загар, грубые черты лица считались неприемлемыми даже для мужчины, ибо это — черты презираемого труженика[3].

Человек Галантного Века спокойно относился к отсутствию у него природной красоты. «Красивая внешность — лишь игра случая» — цитата из эпистолярного романа «Опасные связи» в полной мере отражает общественное мнение. Красота вполне достижима при помощи румян, пудры, мушек, парика и корсета. Существовали даже «накладные икры» для мужчин, а некоторые дамы клали специальные шарики за щёки для придания лицам округлости.

В женщине ценится не «холодная» красота, не правильные черты лица, а пикантность: осиная талия, узкие бёдра, маленькие ступни, круглое лицо. Женщина Галантного Века должна была напоминать изящную статуэтку.

Стремление к необременительным наслаждениям, к постоянному празднику жизни породили культ «вечной» молодости. В результате, благодаря активному использованию декоративной косметики, все казались примерно одного возраста. Портреты Галантного Века практически не дают нам представления о пожилых людях[4].

Постепенно происходила и феминизация облика мужчины. В арсенале придворного кавалера — яркая косметика, а пудреный парик и обилие кружев ещё больше подчёркивали женственность образа. Подчас мужской туалет превосходил по своей роскоши и стоимости женский[5].

В результате, внешне все были не только одного возраста, но как бы и «одного пола». Эта своеобразная унисекс — мода сделала возможным появление такого феномена, как знаменитый кавалер де Эон, чья половая принадлежность до сих пор является предметом исследовательских споров.

Особенности моды Галантного Века[править | править исходный текст]

Искажение естественных линий тела при помощи костюма

Никогда костюм аристократии не был столь красив и живописен, как в эту эпоху. Мода Галантного Века — это рафинированность и максимальная неестественность. Костюм не подчёркивает, а, скорее, искажает естественные линии тела. Силуэт эпохи — два «треугольника», вершины которых соединены в области талии. Основа «галантной» эстетики — корсет (его носили не только женщины, но и многие мужчины). Он зрительно сужает талию, расширяет плечи и делает спину идеально прямой. Одеяние многослойно и состоит из большого количества деталей, создающих единый образ. Костюм Галантного Века — это одежда, словно специально созданная для праздности. Кружевные манжеты, почти полностью скрывающие кисти рук, высокие каблуки, пышные жабо, узкие камзолы и штаны-кюлоты не дают возможности даже для энергичного движения. Основная особенность женской моды этого периода — женственность и подчёркнутый эротизм[6].

Галантный Век и «Мир искусства»[править | править исходный текст]

К.Сомов «Книга Маркизы»

Начало XX века было отмечено ностальгическим «возвратом» к эстетике барокко и рококо, к образам времён Людовика XIV, к навсегда ушедшей галантной эпохе. Это было связано с естественным желанием человека (и прежде всего — художника) найти в привлекательных картинах прошлого успокоение от всё ускоряющегося ритма жизни.

Художники объединения «Мир искусства» — Константин Сомов, Евгений Лансере и Александр Бенуа создают сказочный, и, вместе с тем, печальный образ Галантного Века. В их картинах ощущается грусть людей, знающих судьбу Марии-Антуанетты и её утончённых придворных. «Версальская» серия Бенуа, «Книга Маркизы» Сомова, ретроспективно-стилизаторские работы Лансере не преследовали задачи реконструировать прошлое — это был взгляд человека XX столетия на яркий и беспечный мир балов и любовных приключений.

Картины «мирискуссников» выдают крайне идеализированное представление об эпохе, но от этого не становятся менее значимыми для искусства.

Среди поэтов также наблюдается «возврат» к образам Галантного Века. Наибольший интерес представляют ироничные стихи Николая Агнивцева.

Галантный Век в кинематографе[править | править исходный текст]

Обращение к образам Галантного Века произошло ещё в эпоху немого кино. В прокате появились многочисленные экранизации, повествующие о жизни Казановы, Марии-Антуанетты, Людовика XV и его фавориток. Примечателен кинофильм «Мадам Дюбарри», в котором снялись звёзды немого кино — Эмиль Яннингс и Пола Негри.

В довоенном кино интересны работы «Мария-Антуанетта» в главной роли с Нормой Ширер (США) и «Танец с Кайзером» с Марикой Рёкк (Германия), «Кровавая императрица» с Марлен Дитрих в роли Екатерины II (США).

В 1960-е годы наметился всплеск интереса к костюмным мелодрамам. На экраны выходит знаменитая «Анжелика» с Мишель Мерсье в роли блистательной красавицы Версальского двора — Анжелики де Сансе.

Настоящим шедевром признана кинолента Феллини — «Казанова» (1976).

В 1988 году на экраны вышла добротно сделанная голливудская экранизация «Опасные связи». В фильме были задействованы звёзды кино — Джон Малкович и Мишель Пфайффер. В этой киноленте снялась и восемнадцатилетняя, никому ещё не известная Ума Турман.

Из отечественных кинокартин наибольший интерес представляет кинотрилогия Светланы Дружининой — «Гардемарины».

За редким исключением, фильмы, отображающие реалии Галантного Века, искажают историческую правду, максимально идеализируют события.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Фукс, 1994, с. 77
  2. Фукс, 1994, с. 27, 61
  3. Фукс, 1994, с. 82—83
  4. Фукс, 1994, с. 89
  5. Фукс, 1994, с. 157
  6. Фукс, 1994, с. 111—164

Литература[править | править исходный текст]

  • Эдуард Фукс Галантный век // Иллюстрированная история нравов / Пер. с нем. В. М. Фриче. — М.: Республика, 1994. — 479 с. — 51 000 экз. — ISBN 5-250-02359-2
  • Шоссинан-Ногаре Г. Повседневная жизнь жен и возлюбленных французских королей. — 2003.
  • Жорж Ленотр Версаль при королях. — М., 2003.
  • Альфред Зимерау, Пауль Цайдлер Великие куртизанки. — М., 1992.
  • Нэнси Митфорд Мадам де Помпадур. — М., 1998.
  • Филипп Боссан Людовик XIV. Король-артист. — М., 2003.
  • Мария Мерцалова История костюма. — М.-Спб, 1999.
  • О.В. Хухлаева Психология развития: молодость, зрелость, старость. — М., 2006.