Галлюциногенные грибы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Псилоцибе кубинская, выращиваемая в помещении

Галлюциноге́нные грибы́ (психогенные, «магические», «волшебные» грибы) — общепринятое название видов грибов, плодовые тела которых содержат галлюциногенные (психоделические) вещества. Употребление таких грибов оказывает влияние на сознание и вызывает переживания, называемые психоделическим опытом, или трипом. С древности галлюциногенные грибы употреблялись человеком в качестве энтеогенов при проведении религиозных церемоний, а также в небольших дозах как психостимуляторы. Регулярное неконтролируемое употребление психогенных грибов может приводить к опасным негативным последствиям как для психики, так и для физического здоровья[1].

Исторические сведения[править | править вики-текст]

Человечеству с древности известны психотропные свойства некоторых грибов, чему сохранилось множество археологических свидетельств. Таким грибам приписывались магические свойства[2][3][4] и они употреблялись при отправлении религиозных ритуалов.

Древнейшие наскальные изображения ритуалов, в которых использовались психоактивные грибы, известны в Африке и имеют возраст 6500—9000 лет. Такие рисунки известны в Алжире (Тассилин-Аджер), в Ливии (горы Тадрарт Акакус en:Tadrart Acacus), Чаде (плато Эннеди), Египте (Джебель Оунат en:Jebel Uweinat)[3][4].

В Индии (штат Керала, близ деревни Черманангад) существуют мегалиты в виде грибов возрастом более 3000 лет, которые носят название kudakallu — «зонтичные камни»[3]. В Риг-веде около тысячи гимнов посвящено священному опьяняющему напитку «сома», который, по мнению Р. Г. Уоссона (1968)[5], готовился из красных мухоморов. Древние индийцы считали, что сома позволяет сохранить здоровье, продлевает жизнь и человек, употребляющий напиток сливается с божеством. Однако, связь между сомой и kudakallu не выяснена, эти сооружения были поставлены в эпоху дравидийской цивилизации, существовавшей в Индии до прихода ариев.

В раннехристианских и средневековых церквях Туниса и Западной Европы обнаружены фрески с изображением «грибных деревьев», увитых змеями, что свидетельствует о наличии культа грибов в ранних христианских традициях[3][6]. Психотропные грибы (зёрна пшеницы, заражённые спорыньёй) предположительно использовались и в древней Греции в церемониях Элевсинских таинств[3][4].

Статуэтки в форме грибов, созданные индейцами Майя (1000 до н.э. - 500 н.э.)

Распространено было употребление психогенных грибов у индейцев доколумбовой Мексики и Центральной Америки. Так, красный мухомор был священным грибом у древних майя[6][7], псилоцибе уже 3000 лет назад использовали в религиозных ритуалах ацтеки[4]. Ацтеки называли эти грибы «теонана́катль» — «тело бога», и употребляли его только избранные и посвящённые[8]. В Гватемале обнаружены капища возрастом более 2500 лет с изваяниями магического гриба с человеческим лицом[4]. Ритуалы с использованием галлюциногенных грибов сохранились у центральноамериканских племён вплоть до настоящего времени[9][10].

Мухоморы использовались в средние века викингами[6], а также на протяжении столетий — шаманами северных народов, обитающих на Таймыре, Камчатке и Чукотке[6][11]. Поедание мухоморов у этих народов было привилегией вождей и шаманов, остальные же пили их мочу[6][12], причём действие мочи сохраняется после «пропускания» её через 4—5 человек[13]. Это объясняется тем, что именно в моче накапливается мусцимол — метаболит иботеновой кислоты и основное галлюциногенное вещество мухомора. Употребление мухоморов зависело от обычаев племени. Известно до 15 способов употребления мухоморов — их ели в сыром, жареном, печёном, сушёном виде, готовили экстракты и отвары, употребляли мясо наевшихся грибов северных оленей. В шаманских ритуалах использовали старые плодовые тела, охотникам же для повышения выносливости давали молодые нераскрывшиеся шляпки, очищенные от кожицы, в которой содержится наибольшее количество действующих веществ[14]. Для европейцев употребление половины мухомора считается экстремальным, поедание 3 плодовых тел может оказаться смертельным, для народов же, традиционно употреблявших гриб обычно разовое употребление 1—11 грибов и даже до 21[15][14].

В 60-х — 70-х годах XX века распространилось употребление «магических грибов» в Америке, которое затем перешло в Европу и приняло массовый характер[16][17]. В конце XX — начале XXI века среди людей, употребляющих галлюциногены, использование грибов рода Psilocybe вытесняет другие природные психоделики[18][19][20].

Виды и их действующие начала[править | править вики-текст]

Как галлюциногенные известны главным образом некоторые мухоморы и относительно большая группа видов из различных семейств порядка агариковых, плодовые тела которых содержат псилоцин и псилоцибин — так называемые «псилоцибиновые грибы». Из последних наибольшее значение имеет род Псилоцибе (Psilocybe) семейства строфариевых. Есть данные, что иногда в качестве энтеогена в древности использовалась спорынья, несмотря на её высокую общую токсичность и высокий риск смертельного отравления.

Мухоморы[править | править вики-текст]

Галлюциногенные виды этого рода относятся к секции Amanita подрода Amanita (см. Систематика рода Мухомор). Галлюциногенное действие их обусловлено наличием иботеновой кислоты и мусцимола, некоторые виды могут содержать триптамины — буфотенин, диметилтриптамин (ДМТ) и 5-метоксидиметилтриптамин (5-MeO-ДМТ). Основные действующие вещества мухоморов токсичны, к тому же эти грибы обычно содержат и другие сильные яды, такие, как мускарин, обладающий нейротоксическим действием, и их употребление может привести к смертельному отравлению.

Мусцимол является продуктом метаболизма иботеновой кислоты и накапливается в старых плодовых телах, а также при сушке и хранении[21], что приводит к повышению общей токсичности, так как мусцимол приблизительно в 5—10 раз токсичнее иботеновой кислоты[1]. При длительном хранении высушенных плодовых тел эти вещества постепенно разрушаются, в экземплярах, хранившихся 7 лет они уже не были выявлены.[21]

  • Мухомор красный (Amanita muscaria) — один из наиболее обычных и известных мухоморов. Суммарное содержание иботеновой кислоты и мусцимола в плодовых телах достигает 0,18 % от сухого веса[22][23]. Очень свежие плодовые тела могут не содержать мусцимола[24]. Содержит также небольшие количества мускарина и мусказона, этиламин, путресцин, мускаридин, мускофлавин, амавадин, стизолобиковую кислоту, ацетилхолин и некоторое количество гиосциамина, атропина и скополамина[22][25][26] (хотя более поздние исследования не подтвердили наличие гиосциамина, атропина и скополамина[1]).
  • Мухомор пантерный (Amanita pantherina) также очень распространён и обычен, содержание в нём иботеновой кислоты — около 0,45 %, а мусцимола — до 0,2 % от веса свежих грибов[22][23]. Отравление пантерным мухомором во многом сходно с отравлением мухомором красным, однако имеет свои особенности, поэтому иногда рассматривается как характерный пантериновый синдром. Симптомы его напоминают острую алкогольную интоксикацию, переходящую затем в глубокий сон[27].
  • Мухомор королевский (Amanita regalis) вызывает отравление, сопровождающееся галлюцинациями и потерей сознания, при помощи тепловой обработки нейтрализовать действие его ядов не удаётся[28].
  • Мухомор поганковидный (Amanita citrina) и Мухомор серый (Amanita porphyria) содержат психотропные вещества триптаминового ряда — буфотенин, ДМТ и 5-MeO-ДМТ. Содержание действующих веществ в этих грибах невысокое (содержание буфотенина в мухоморе поганковидном не превышает 0,007 %), поэтому данные об отравлениях ими отсутствуют[21].

Псилоцибиновые грибы[править | править вики-текст]

Кроме представителей рода псилоцибе, псилоцибин обнаружен у некоторых грибов из родов Коноцибе (Conocybe), Агроцибе (Agrocybe), Панеолус (Panaeolus), Псатирелла (Psathyrella), Гимнопил (Gymnopilus), Copelandia[29][30], Волоконница (Inocybe)[31]:18—19.

Действующим веществом их является псилоцин, который попадает в организм непосредственно из плодовых тел, а также образуется в кишечнике при дефосфорилировании псилоцибина; приём эквимолярных количеств этих веществ оказывает одинаковое действие[32]. Общая токсичность их невысока, LD50 псилоцибина составляет 280 мг/кг для крыс при внутривенном введении[33], для человека при оральном введении острая летальная доза около 14 г[1], что значительно превышает действующую дозу, вызывающую галлюцинации (1—14 мг[34]). Встречается мнение, что псилоцибиновые грибы не следует относить к категории ядовитых грибов, однако, действие психотомиметиков рассматривается как отравление[35][33][17], к тому же грибы могут содержать другие действующие вещества, значительно более токсичные, поэтому в научной и популярной литературе их всё же относят к ядовитым. Всего известно около 200 видов псилоцибинсодержащих грибов. О наличии в плодовых телах псилоцина/псилоцибина или других диметилтриптаминов можно судить по косвенному признаку — посинению или позеленению мякоти при автооксидации. Предполагают, что при окислении этих веществ образуются окрашенные стабильные свободные радикалы[36]. При нагревании с водой до 150°С псилоцибин превращается в псилоцин[37], а при длительном кипячении психоактивные компоненты этих грибов разрушаются, и они становятся съедобными[4]. При сушке теряется до 50 % активности псилоцибиновых грибов[6].

  • Род Псилоцибе (Psilocybe). Описано около 140 видов этого рода, для более, чем 115 из них подтверждено наличие псилоцибина и психоактивных свойств[38][29][3]. Большинство галлюциногенных псилоцибе произрастают в естественных условиях в Америке, особенно в районе Карибского бассейна (Мексика и Центральная Америка)[29]. Одним из наиболее изученных видов является псилоцибе кубинская (Psilocybe cubensis), хорошо поддающаяся искусственному разведению и сохраняющая психоактивность в тепличных условиях[39][40][9][41]. Содержание действующих веществ в плодовых телах этих грибов зависит от условий роста и периода плодоношения, неодинаково оно и в разных частях гриба[40]. Псилоцин сосредоточен главным образом в ножках P. cubensis[42], его содержание достигает 0,15 % от веса плодовых тел[6], а содержание псилоцибина — от 0,01 % до 1,3 %. Мицелий P. cubensis также содержит 0,01—2 % псилоцибина[39][43]. Многие виды псилоцибе содержат деметилированные аналоги псилоцибина — беоцистин[44] и норбеоцистин (впервые они были обнаружены у Psilocybe baeocystis), у некоторых обнаружены фенилэтиламин и 4-гидрокситриптамин (изомер серотонина)[45][22][46]. Содержание беоцистина и норбеоцистина невысоко и эти вещества не оказывают заметного действия, но при регулярном употреблении могут вызывать нарушения триптофанового обмена и повышение концентрации серотонина в коре головного мозга, что может привести к психическим заболеваниям[47] (см. Серотониновый синдром).
  • Волоконница (Inocybe). Псилоцибин обнаружен у 5 видов[38], например, у волоконницы синевато-зелёной (Inocybe aeruginascens). Мускарин у этого вида отсутствует[31]:313—314, для большинства других волоконниц характерно наличие этого яда в смертельных количествах. У волоконницы синевато-зелёной обнаружено относительно высокое содержание беоцистина (0,21 %)[48]. Виды волоконниц очень трудно правильно определить неспециалисту.
  • Гимнопил (Gymnopilus). Галлюциногенные свойства обнаружены у 14 видов[38], кроме псилоцибина некоторые виды содержат вещества, по химической структуре сходные с кавалактонами (en:Kavalactone) — действующими веществами растения перец опьяняющий (Piper methysticum)[49]. Большинство видов этого рода имеют очень горький вкус.
  • Панеолус (Panaeolus).

Действие галлюциногенных грибов[править | править вики-текст]

Действие мухоморов[править | править вики-текст]

Симптомы отравления мухоморами (красным, пантерным, королевским) начинают проявляться через 0,5-4 часа[22][50]. Влияние на нервную систему проявляется в виде психомиметических симптомов, иногда сопровождающихся галлюцинациями. Для синдрома, вызываемого A.muscaria и A.pantherina характерны чередующиеся фазы дремоты и возбуждения, головокружение, истерия, атаксия, гиперкинезы, судороги и миоклонические вздрагивания[51][52]. При засыпании может возникать усиление сновидений[53].

Психогенное действие обусловлено главным образом мусцимолом, который накапливается в плодовых телах мухоморов с возрастом и при хранении. Предполагается, что мусказон, содержащийся в грибах в незначительном количестве, и менее токсичная иботеновая кислота усиливают действие мусцимола (эффект синергизма)[7][6]. Считалось, что мусцимол образуется в человеческом организме в результате метаболизма иботеновой кислоты[24], но при более поздних исследованиях в продуктах экскреции мусцимол не был обнаружен после приёма чистой иботеновой кислоты[21][54]. К тому же, иботеновая кислота выводится из организма в течение 20-90 минут после орального введения[6][54], а при поедании мухоморов большинство симптомов проявляется через 1 час, а интоксикация — через 5 часов после пика экскреции иботеновой кислоты[21]. Бо́льшая часть мусцимола выводится из организма в течение 6 часов[21].

Показано, что мусцимол и иботеновая кислота способны вызывать гибель нейронов и разрушение мозговой ткани. Такое действие связывают с активацией этими веществами NMDA-рецепторов, что приводит к повышенной выработке токсичного оксида азота (II)[55][56].

Мускарин, хотя и не содержится в этих грибах в смертельных количествах, оказывает действие на парасимпатическую нервную систему[57], и отравление может сопровождаться диареей, тошнотой, рвотой, потением, слюно- и слёзотечением[7].

Действие псилоцибиновых грибов[править | править вики-текст]

Действие псилоцибина и псилоцина сходно с действием ЛСД, по мнению некоторых психиатров эти вещества вызывают психомиметический синдром, сходный с проявлениями шизофрении[58]. Первые симптомы появляются через 15-20 минут после употребления псилоцибе, при приёме на сытый желудок — примерно через 2 часа. Вначале возникают ошеломленность, тремор, эйфория, бред, беспокойство, паранойя, повышение слуховой и зрительной восприимчивости, ощущение искажения пространства и времени, нарушение восприятие скорости, освещенности и цвета[32][59][60], затем появляются необычные видения, галлюцинации, исчезает ощущение пространства и времени, человек как бы наблюдает за собственным телом со стороны[61]. Как и в случае со многими другими психоделическими веществами, эффекты и ощущения от приёма псилоцибиновых грибов могут значительно различаться как среди разных людей так и в разных обстоятельствах.

Эмоциональные переживания во время трипа могут быть как позитивными, так и негативными, и их тип зависит от многих факторов: при плохом самочувствии, переутомлении может наблюдаться повышенная чувствительность к псилоцибину и возникновение негативных эмоций. При развитии псилоцибинового синдрома по негативному типу возникают чувство беспокойства, приступы ярости, агрессивность, склонность к насилию, в том числе по отношению к самому себе, бред, возможна полная потеря сознания. Могут возникать повторяющиеся приступы паники, иногда попытки самоубийства[62]. При позитивном типе психоделического опыта наблюдается ощущение счастья, смех, освобождение от чувства угнетённости, эротическое влечение, деперсонализация и цветовые галлюцинации, во время которых возникает ощущение перемещения в пространстве и во времени[63]. Важную роль играют психическая уравновешенность человека и общий уровень культуры, обстоятельства, в которых находится человек во время приёма галлюциногенных грибов[64].

Псилоцибиновый синдром сопровождаются усилением активности симпатической нервной системы, вследствие чего наблюдается расширение зрачков, учащение сердцебиения, повышение температуры тела[6][65][66], изменяется проприоцептивная чувствительность, нарушается двигательная и речевая координация[67][65][68][69][70]. Человек, переживающий трип, в полной мере осознает нереальность происходящего[71].

Физическая зависимость и абстинентный синдром при употреблении псилоцибина не развиваются, но при регулярном употреблении может возникнуть психическая зависимость[61][72][73]. Опыты на животных[74] показали что высокие дозировки «магических» грибов могут приводить к демиелинизации (разрушению миелиновых оболочек) и дистрофическим изменениям нейронов гиппокампа[75][76]. Употребление некоторых псилоцибе, в частности P. semilanceata, может приводить к нарушениям сердечной деятельности и почечной недостаточности[35][77][78]. Согласно результатам исследования негативного влияния наркотических веществ в Великобритании, псилоцибиновые грибы являются наименее опасным наркотиком, применяемым в рекреационных целях[79]. Другие исследователи также отмечают "поразительную нетоксичность" псилоцибина по отношению к органам человеческого тела, подчеркивая, что риски, связанные с приёмом псилоцибиновых грибов, косвенные: большие дозы могут вызывать чувство страха, что может повлечь за собой опасное поведение[80].

Правовой статус[править | править вики-текст]

В большинстве стран галлюциногенные грибы запрещены, например в России (статья 231 УК РФ, статья 10.5 (и 10.5.1) КоАП РФ, постановление Правительства РФ от 27 ноября 2010 г. № 934 и др.)

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 М. Г. Молдаван, А. А. Гродзинская Общетоксическое и нейротропное действие базидиальных грибов родов Amanita и Psilocybe. — Институт физиологии им. А. А. Богомольца НАН Украины; Институт ботаники им. М. Г. Холодного НАН Украины, Киев. (см. #Ссылки)
  2. Захаров И.А., Касперявичус М.М. Грибы в мифах и обрядах. (Краткий очерк этномикологии) // Микология и фитопатология : Журнал. — 1981. — Т. 15. — № 1. — С. 66—72.
  3. 1 2 3 4 5 6 Samorini G. New data from the ethnomycology of psychoactive mushrooms (англ.) // Intern. J. Med. Mush : Журнал. — 2001. — Т. 3. — № 2—3. — С. 257—278.
  4. 1 2 3 4 5 6 Stamets P. Growing Gourment and Medicinal Mushrooms. — Berkeley: Ten Speed Press, 1995. — С. 259—277.
  5. Wasson R.G. Soma. The Divine Mushroom of Immortality. — New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1968. — 251 с.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Hobbs C. Medicinal mushrooms. An exploration of Tradition, Healing, Et Culture. — Botanica Press, Interweave Press, 1996. — 252 с.
  7. 1 2 3 Cooke R.C. Magic mushrooms and hallucinogenic drugs // Fungi, Man and His Environment. — London: Longman, 1977.
  8. Ott J., Bigwood Y. Teonanacatl. Hallucinogenic mushrooms of North America. — Seattle: Madrona Publishers Inc., 1977.
  9. 1 2 Heim R., Wasson R.G. Les Champignons hallucinogens du Mexique // Arch. Mus. Nat. Hist. Natur. — 1958. — Т. 6.
  10. Schultes R.E. Hallucinogens of plant origin // Science. — 1969. — Т. 163. — № 3864. — С. 245—264.
  11. Wasson V.P., Wasson R.G. Russia, Mushrooms and History. — New York: Pantheon Books, 1957.
  12. Ramsbottom J. The new naturalist mushrooms and toadstools. A. Study of the Activities of Fungi. — London: Collins, 1953.
  13. Ott J. Psycho-mycological studies of Amanita —from ancient Sacrament to modern phobia // J. Psychedelic drugs : Журнал. — 1976. — Т. 8. — С. 27—35.
  14. 1 2 Saar M. Ethnomycological data from Siberia and North-East Asia on the effect of Amanita muscaria // J.Ethnopharmacol : Журнал. — 1991b. — Т. 31. — С. 157—173.
  15. Saar M. Fungi in Khanty Folk Medicine // J.Ethnopharmacol : Журнал. — 1991a. — Т. 31. — С. 175—179.
  16. Hyde C., Glancy G., et al. Abuse of indegenous psilocybin mushrooms: a new fashion and some psychiatric complications // Br. J. Psychiatry : Журнал. — 1978. — Т. 132.
  17. 1 2 Peden N.R., Pringle S.D., Crooks J. The problem of psilocybin mushroom abuse // Lloydia. — 1976. — Т. 39. — № 4. — С. 258—261.
  18. Lassen J.F., Lassen N.F., Skov J. Consumption of psilocybin-containing hallucinogenic mushrooms by young people // Ugeskr. Laeger : Журнал. — 1992. — Т. 154. — № 39. — С. 2678—2681.
  19. Lohrer F., Kaiser R. Biological hallucinogens. New patterns of substance abuse in young addicts? // Nature : Журнал. — 1967. — Т. 215. — № 107. — С. 1292—1293.
  20. Thompson J.P., et al. Mushroom use by college students // J. Drug Educ : Журнал. — 1985. — Т. 15. — № 2. — С. 111—124.
  21. 1 2 3 4 5 6 Chilton W.S. Chemistry and Mode of Action of Mushroom Toxins. Mushroom Poisoning: Diagnosis and Treatment. —Ed.: B.H. Kumach, E. Salzman. — Palm Beach: CRC Press. Inc., 1978. — С. 87—124.
  22. 1 2 3 4 5 Шиврина А.Н. Биологически активные вещества высших грибов. — Л.: Наука, 1965.
  23. 1 2 Benedict R.G., Tyler V.E., Brady L.R. Chemotaxonomic significance of isoxasole derivatives in Amanita spicies) // Lloydia. — 1966. — Т. 29. — С. 333—342.
  24. 1 2 Eugster C.H., Muller G.F. and R. Good The active ingredients from Amanita muscaria: ibotenic acid and muscazone // Tetrahedron Lett. — 1965. — Т. 23. — С. 1813—1815.
  25. Chilton W.S., Ott J. Toxic metabolites of Amanita pantherina, A.cothurnata, A.muscaria and other Amanita species // Lloydia. — 1976. — Т. 39. — № 2—3. — С. 150—157.
  26. Wieland T. Poisonous Principles of Mushrooms of the Genus Amanita // Science. — 1968. — Т. 159. — № 3818. — С. 946—952.
  27. Bresinsky A., Besl H. Giftpilze. Ein Handbuch fur Apotheker, Arzte und Biologen. — Stuttgart: Wissenschaftliche Verlagsgesellschaft, 1985.
  28. Elonen E., Tarssanen L, Harkonen M. Poisoning with broun fly agaric, Amanita regalis // Acta Med. Scand. — 1979. — Т. 205. — № 1—2. — С. 121—123.
  29. 1 2 3 Беккер А.М., Гуревич Л.С. и др. Индольные галлюциногены псилоцибин и псилоцин у высших Базидиомицетов // Микология и фитопатология : Журнал. — 1985. — Т. 19. — № 5. — С. 440—448.
  30. Ott J., Guzman G. Detection of psilocybin in species of Psilocybe, Panaeolus and Psathyrella // Hum. Toxicol : Журнал. — 1982. — Т. 1. — № 4. — С. 417—424.
  31. 1 2 Нездойминого Э. П. Семейство Паутинниковые. (Определитель грибов России: порядок Агариковые; Вып. 1). — СПб.: «Наука», 1996. — ISBN 5-02-026035-5
  32. 1 2 Hoffer A., Osmond H. The hallucinogens. — New York, London: Acad. Press, 1967.
  33. 1 2 Hofmann A., Heim R., et al. Psilocybin and psilocin, two psychoactive components of the Mexican intoxicating mushroom // Helv.Chim. Acta : Журнал. — 1959. — Т. 42. — С. 1557.
  34. Столяров Г.В. Лекарственные психозы и психотомиметические средства. — М.: «Медицина», 1964.
  35. 1 2 Berkenbaum C. Psilocybine intoxication: auto-observation // Evol. Psychiatr. (Paris). — 1969. — Т. 34. — № 4. — С. 817—848.
  36. Levine W.G. Formation of blue oxidation product from psilocybin // Nervenarzt : Журнал. — 1999. — Т. 70. — № 11. — С. 1029—1033.
  37. Hofmann A. Psychotomimetic substances // Ind.J.Pharm : Журнал. — 1963. — Т. 25. — С. 245.
  38. 1 2 3 Gusman G., Allen J., Gartz J. A Worldwide Geographical Distribution of the Neurotropic Fungi (англ.) (pdf). — Географическое распространение нейротропных грибов. Проверено 15 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012.
  39. 1 2 Agurell S., Blomkvist S. Biosynthesis of psilocybin in submerged culture of Psilocybe cubensis // Acta Pharm. Suec. — 1966. — Т. 3. — С. 37—44.
  40. 1 2 Bigwood J., Beug M.W. Variation of psilocybyn and psilocin levels with repeated flushes (harvests) of mature sporocarps of Psilocybe cubensis (Earle)Singer // J.Ethnopharm. — 1982. — Т. 5. — № 3. — С. 287—291.
  41. Ott J. Notes on recreational use of hallucinogenic mushrooms // Boll. Soc. Mex. Mycol. — 1975. — Т. 9. — С. 131—135.
  42. Beug M.W., Bigwood J. Psilocybin and psilocin levels in twenty species from seven genera of wild mushrooms in the Pacific Nortwest, U.S.A // J.Ethnopharm. — 1982. — Т. 5. — № 3. — С. 271—285.
  43. Catalfomo P., Tyler V.E. Production of psilocybin in submerged culture by Psilocybe cubensis // Lloydia. — 1964. — Т. 27. — № 1. — С. 53—65.
  44. Repke D.B., Leslie D.T., Guzman G. Baeocystin in Psilocybe, Conocybe and Panaeolus // Lloydia. — 1977. — Т. 40. — № 6. — С. 566—578.
  45. Бабаханян Р.В., Бушуев Е.С., и др. Морфофункциональные изменения внутренних органов при моделировании отравлений псилоцибинсодержащими грибами // Журн. суд. мед. эксперт : Журнал. — 1999. — Т. 2. — № 3. — С. 6—9.
  46. Beck O., Helander A., et al. Presence of phenylethylamine in hallucinogenic Psilocybe mushroom: possible role in adverse reactions // J. Anal. Toxicol. — 1998. — Т. 22. — С. 45—49.
  47. Дудка И. А., Вассер С. П. Грибы. Справочник миколога и грибника. — Киев: «Наукова думка», 1987. — С. 380.
  48. Gartz J. Extraction and analysis of indole derivatives from fungal biomass (англ.) (txt). — Экстракция и анализ индольных производных из грибной биомассы. Проверено 15 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012.
  49. G. M. Hatfield, L. R. Brady (1969). Occurrence of bis-noryangonin in Gymnopilus spectabilis. Journal of Pharmaceutical Sciences 58 (10): 1298–99. DOI:10.1002/jps.2600581039.
  50. Вассер С. П. Флора грибов Украины. Аманитальные грибы / отв. ред. К. А. Каламээс. — К.: «Наукова думка», 1992. — С. 27. — ISBN 5-12-003226-5
  51. Benjamin D.R. Mushroom poisoning in infants and children: the Amanita pantherina/muscaria group // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1992. — Т. 30. — № 1. — С. 13—22.
  52. Tupalska-Wilczynska K., Ignatowicz R., et al. Amanita pantherina and Amanita muscaria poisonings — pathogenesis, symptoms and treatment // Pol.Merkuriusz Lek. — 1997. — Т. 3. — № 13. — С. 30—32.
  53. Festi F., Bianchi A. Amanita muscaria. Mycopharmacological Outline and Personal Experiences // PM&E. — 1985. — Т. 5, Part 1: Mycological, Chemical and Neuropharmacological Aspects. — С. 1—26.
  54. 1 2 Chilton W.S. The course of an intentional poisoning // McIlvainea. — 1975. — Т. 2. — С. 17.
  55. Dawson V.L., Dawson T.M., et al. Nitric oxide mediates glutamate neurotoxicity in primary cortical cultures // Proc. Natl. Acad. Sci. U.S.A. — 1991. — Т. 88. — № 14. — С. 6368—6371.
  56. Yun H.Y., Dawson V.L., Dawson T.M. Glutamate-stimulated calcium activation of Ras/Erk pathway mediated by nitric oxide // Diabetes res. Clin. Pract. — 1999. — Т. 45. — № 2—3. — С. 113—115.
  57. Falch E., et al. Amanita muscaria in medicinal chemistry. I. Muscimol and related GABA agonists with anticonvulsant and central non-opioid analgesic effects // Natural Products and Drug development. Alfred Benzon Symposium. — 1984. — Т. 20. — С. 49—54.
  58. Keeler M. H. Similarity of schizophrenia and the psilocybin syndrome as determined by objective methods // Int. J. Neuropsychiatry : Журнал. — 1965. — Т. 1. — № 6. — С. 630—634.
  59. Fischer R., et al. Effects of psychodysleptic drug psilocybin on visual perception. Changes in brightness preference // Experientia. — 1969. — Т. 25. — № 2. — С. 166—169.
  60. Fischer R., et al. Psilocybin-induced contraction of nearby visual space // Agents Actions. — 1970. — Т. 1. — № 4. — С. 190—197.
  61. 1 2 Петрова В.И., Ревяко Т.И. Наркотики и яды. Психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения. — Минск: «Литература», 1996.
  62. Benjamin C. Persistent psychiatric symptoms after eating psilocybin mushrooms // Br. Med. J. — 1979. — Т. 6174. — С. 1319—1320.
  63. Dubansky B., et al. Pathologic laughter as manifestation of the psychotomimetic action of psilocybin // Act. Nerv. Super. — Praha, 1965. — Т. 7. — № 3. — С. 307.
  64. Fanciullacci M., et al. Hypersensitivity to lysergic acid diethylamide (LSD-25) and psilocybin in essential headache // Experientia. — 1974. — Т. 30. — № 12. — С. 1441—1443.
  65. 1 2 Fischer R. Sympathetic excitation and biological chronometry // Int. J. Neuropsychiatry. — 1966. — Т. 2. — № 2. — С. 116—121.
  66. Ladefoged O. The effect of LSD, psilocybin, harmaline and amphetamine on the body temperature of para-chlorophenylalanine pretreated rabbits // Arch. Int. Pharmacodyn. Ther. — 1974. — Т. 208. — № 2. — С. 251—254.
  67. Dubansky B., et al. The association of proprioceptive sensations and neurologic symptoms after psilocybine // Act. Nerv. Super. — Praha, 1967. — Т. 9. — № 4. — С. 376—377.
  68. Fischer R., et al. Psilocybin reactivity and time contraction as measured by psychomotor performance // Arzneimittelforschung. — 1966. — Т. 16. — № 2. — С. 180—185.
  69. Martindale C., et al. The effects of psilocybin on primary process content in language // Confin. Psychiatr. — 1977. — Т. 20. — № 4. — С. 195—202.
  70. Weber K. Changes of musical expression under the effect of psilocybine // Schweiz. Arch. Neurol. Neurochir. Psychiatr. — 1967. — Т. 99. — № 1. — С. 176—179.
  71. Guzman G. The genus Psilocybe. — Nova Hedwigia, 1983.
  72. Gable R.S. Toward a comparative overview of dependence potential and acute toxicity of psychoactive substances used nonmedically // Am. J. Drug Alcohol Abuse. — 1993. — Т. 19. — № 3. — С. 263—281.
  73. Thatcher K., et al. Personality trait dependent performance under psilocybin // Dis. Nerv. Syst. — 1970. — Т. 31. — № 3. — С. 181—192.
  74. Костырко Т. А. Отравление псилоцибинсодержащими грибами (клинико-экспериментальное исследование). — Диссертация на соискание учёной степени кандидата медицинских наук. Санкт-Петербургский государственный медицинский университете им. акад. И. П. Павлова, Институт токсикологии МЗ РФ, 1998. Автореферат
  75. Бабаханян Р.В., Иванова Г.В., и др. Судебно-химическое исследование псилоцибинсодержащих грибов // Журн. суд. мед. эксперт : Журнал. — 1998. — Т. 41. — № 6. — С. 24—26.
  76. Spengos K., Schwarts A., Hennerici M. Multifocal cerebral demyelination after magic mushroom abuse // J. Neurology. — 2000. — Т. 247. — № 3. — С. 224—225.
  77. Borowiak K.S., Ciechanowski K., Waloszczyk P. Psilocybin mushroom (Psilocybe semilanceata) intoxication with myocardial infarction // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1988. — Т. 36. — С. 47—49.
  78. Raff E., Hallora P.F., Kjellstrand C.M. Renal failure after eating "magic" mushrooms // Can. Med. Assoc. J. — 1992. — Т. 147. — № 9. — С. 1339—1341.
  79. Sponsored by. Drugs that Cause the Most Harm, in The Economist  (англ.), Economist.com (2 November 2010).
  80. John Hopkins probes "Sacred" Mushroom Chemical (англ.). Newswise.com (13 June 2011).

Ссылки[править | править вики-текст]

Дополнительные материалы:

Литература[править | править вики-текст]

  • Дудка И. А., Вассер С. П. Ядовитые грибы и их яды // Грибы. Справочник миколога и грибника : книга. — Киев: Наукова Думка, 1987. — С. 378—381.