Германизмы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Германизм»)
Перейти к: навигация, поиск

Германизмы — слова или обороты речи, построенные (составленные) по образцу немецкого языка, один из видов варваризмов[1]. Даль в своём Толковом словаре живого великорусского языка приводит примеры таких выражений: «Я не имею времени, мне не время, у меня нет времени; имею честь быть»[2]. Иногда термин «германизм» понимают просто как заимствование из немецкого или одного из германских языков[1].

Исторические данные[править | править вики-текст]

XIII—XIV вв.[править | править вики-текст]

Заимствования, совершенные русским языком из немецкого, по наиболее ранней фиксации иноязычной лексики в письменных памятниках: пискупъ (католический епископ) — Смоленская грамота 1229 г.; провстъ (нем Probst — высшее церковное звание) — там же; фоготъ (нем. Vogt — судья) — там же; мастеръ (в значении глава рыцарского ордена — латинск. magister) — Смоленская грамота после 1230 г. (заметим, что это же слово в значении опытный работник появляется ещё в «Ипатьевской летописи» под 1161 г., а также засвидетельствовано в грамотах XIV в). К середине XIII относятся и следующие заимствования: рат(ь)манъ (член совета города Риги) — Полоцкая грамота 1264 г.; рыторъ (рыцарь) — «Новгородская летопись» под 1242 г.; шпильманъ (актер, плясун) — «Рязанская кормчая» 1284 г.; скорлатъ или скарлатъ (название дорогой ткани) — Грамота Владислава 1288 г.; Грамота Рижская 1300 г.; герцикъ или герьцюк (герцог) — «Ипатьевская летопись» под 1235 и 1258 гг. В XIV в зафиксированы такие заимствования из немецкого: бархатъ — «Путевые записки Игнатия», 1392 г.; шида (шелковая ткань, нем. Seide) — там же; буркгимистор — Грамота Витебская 1399 г., грошъ — Галичская грамота 1351 г.; кгвалтъ (насилие) — Грамота Витовта 1388 г.; фальшивый (поддельный) — там же; фунтъ (мера веса) — там же. В XV в. — бунтъ (нем. Bund — союз), балка (бревно); мушкатовый (цвет) — «Привилей месту Менскому», 1499 г.[3]

Вторая половина XVII[править | править вики-текст]

Вместе со словами и выражениями исконно русскими в памятники XVII в. проникает немало слов иноязычного происхождения. Так например, в 1647 г. вышел перевод книги немецкого автора Вальгаузена под заглавием «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». В переводе отмечаются многие военные термины иноязычного происхождения, преимущественно заимствованные из немецкого языка: шанцы, солдат, капитан и т. д. В XVII же веке появляются такие слова, как лагерь (до этого в том же значении употреблялось слово стан), профос (каптенармус; впоследствии переосмыслилось в результате «народной» этимологии и преобразовалось в прохвост)[4].

Иоганн Готфрид Грегори. Гравюра XVII века

Одними из первых исторически достоверными сведениями об использовании германизмов в русском языке стали пьесы «Артаксерксово действо» и «Комедия из книги Иудифь» («Олоферново действо»), поставленные в 1672—1673 гг. немецким церковным и общественным деятелем Иоганном Готфридом Грегори (1631—1675). Переехав в Россию и став пастором церкви, он основал домашний театр, а позже по приказу царя Алексея Михайловича стал давать представления при дворе. Хотя его пьесы изобиловали полонизмами, украинизмами и германизмами, они имели огромный успех, поскольку ничего подобного никто в Москве ещё не видел[5].

Первая четверть XVIII в. (Петровская эпоха)[править | править вики-текст]

Портрет Петра I. Поль Деларош (1838)

Лексика русского литературного языка в течение первой четверти XVIII в. обогащается преимущественно за счет заимствования слов из западноевропейских языков: немецкого, голландского, французского. Наряду с этим лексика продолжает пополняться и из латинского языка. Посредничество польского языка, практически сошло на нет. Словарные заимствования пополняются путём:

  • Во-первых, переводов с тех или иных языков книг научного или этикетного содержания.
  • Во-вторых, проникновения иноязычных слов в русскую лексику из речи специалистов-иностранцев — офицеров, инженеров или мастеров, служивших на русской службе и плохо знавших русский язык.
  • В-третьих, привнесения в русский язык иноязычных слов и речений русскими людьми, посылавшимися по почину Петра I за границу и нередко в течение долгих лет там учившимися и работавшими.

Первой из книг, напечатанных гражданским шрифтом, была книга по геометрии, созданная по немецкому оригиналу. Труд переводчиков обогатил и пополнил русский язык ранее недостававшей ему специальной лексикой. Для решительных реформ в вооруженных силах и администрации были приняты на работу экономические и административные специалисты из Германии. В 1716 году Петр приказал административным служащим учить немецкий язык: «в январе 1716 года велено послать в Кенигсберг человек 30 или 40 молодых подьячих для научения немецкому языку, дабы удобнее в коллегиум были»[6]. В некоторых областях ремесленного промысла преобладали немцы; к концу 18-ого столетия в Санкт-Петербурге работало тридцать немецких и только три российских часовщика. Русский язык заимствовал много слов из немецкого языка в военной области, например Schlagbaum шлагбаум и Marschroute маршрут, также такие выражения как Rucksack, рюкзак, Maßstab масштаб, Strafe штраф (в немецком «наказание», в русском языке в значении «взыскание»), и Zifferblatt циферблат.

Петр I сам живо интересовался деятельностью переводчиков, иногда специально поручал переводить иностранные книги своим приближенным. Так, И. Н. Зотову был поручен перевод книги по фортификации с немецкого языка.

Из речи инженеров и мастеров-иностранцев могла проникнуть в русский язык лексика столярного, слесарного, сапожного производства. Такие слова, как стамеска, шерхебель, дрель и др., заимствованы изустным путем из немецкого языка. Оттуда же пришли в наш язык и слесарные термины: верстак, винт, кран, клапан — и само слово слесарь. Из немецкого же заимствуются слова, характерные для сапожного дела: дратва, рашпиль, вакса, клейстер и мн. др. Военная лексика, значительно пополнившаяся в Петровскую эпоху, заимствуется главным образом из немецкого, частично из французского языков. Немецкого происхождения слова юнкер, вахта, ефрейтор, генералитет, лозунг, цейхгауз, гауптвахта, штурм и др.[7]

На почве увлечения варваризмами развиваются новые формы «европейской» фразеологии. Например: на голову побить неприятеля — aufs Haupt schlagen; выиграть битву, баталию — dem Feind eine Schlacht abgewinnen; паки пришел к себя — er ist wieder zu sich gekommen и др. под. Новые фразовые комбинации возникают также вследствие растущего пристрастия к иностранным словам, которыми заменяются привычные русские: Я не получил на оное антвортен[8].

Середина XVIII в. Значение трудов М. В. Ломоносова[править | править вики-текст]

Ломоносов М. В.Работа неизвестного художника. Масло

Михаил Васильевич Ломоносов, учившийся в Марбурге и Фрайберге, считается основателем российской науки горной промышленности, минералогии и геологии. В своих письмах о горной промышленности и металлургии он использует немецкие названия металлов и полезных ископаемых: Wismut (Bismut) «висмут», Wolfram «вольфрам», Gneis «гнейс», Quarz «кварц», Pottasche «поташ», Zink «цинк», Spat «шпат» и Steiger «штейгер». Также выражения, как геолог (Geologist), глетчер (Gletscher), металлургия (Metallurgie), никель (Nickel), шихта (Schicht, Смесь материалов (руда, флюсы, кокс, уголь и т. п.), взятых в определенной пропорции, загружаемая в плавильные печи для переработки) и шлиф (Schliff, тонкая пластинка горной породы, минерала, подготовленная шлифованием для микроскопического исследования) попадают в эту категорию.

Синтаксис литературного языка XVIII в. ориентировался на немецкий или латинский, то есть сложные предложения с причастными оборотами строились по образцу названных языков. Язык прозаических произведений Ломоносова в этом отношении не представлял исключения. В них преобладали громоздкие периоды, причем глаголы-сказуемые в предложениях, как правило, занимали последнее место. Равным образом и в причастных или деепричастных оборотах аналогичное место принадлежало причастным или деепричастным формам. Немецкий тип синтаксиса : «Благополучна Россия, что единым языком едину веру исповедует, и единою благочестивейшею самодержицею управляется, великий: в ней пример к утверждению в православии видит»[9].

Последняя треть XVIII в.[править | править вики-текст]

В языке произведения Радищева «Путешествия из Петербурга в Москву» отмечаются германизмы в структуре предложений, например: «намерение мое при сем было то, чтобы сделать его чистосердечным» («Спасская полесть») или «излишне казалось бы, при возникшем столь уже давно духе любомудрия, изыскать или поновлять доводы о существенном человеке, а потому и граждан равенстве» («Хотилов»). Неологизмы Радищева признаются созданными по образцу немецких сложных слов. Например: самонедоверие, самоодобрение, времяточие, глазоврачеватель, чиносостояние и т. п.[10]

Немецкая культурная традиция в XVIII в. могла выполнять роль актуального посредника в русско- французских контактах: немцы подражали французам, и это подражание становилось образцом для русских носителей культуры. Множество галлицизмов были усвоены русским языком именно посредством немецкого. Увлечение русского дворянского общества во второй половины XVIII в. всем французским может рассматриваться как отражение языковой ситуации при немецких дворах: французско-русские макаронизмы русских дворян очень близко соответствуют французско-немецким макаронизмам немецкого языка «эпохи модников» (a la mode-Zeit). Таким образом, субъективная направленность на французский язык и французскую культуру могла фактически приводить к заимствованию немецкой культурно-языковой ситуации[11].

Пуристическое словотворчество в конце XVIII в. имеет вполне очевидные немецкие корни. Так в «Кошельке» Н. И. Новикова 1774 г. обсуждение возможности «с крайнею только осторожности» употреблять иностранные речения, а вместо этого «отыскивать коренные слова российские и сочинять вновь у нас не имевшихся, по примеру немцев». Иногда неологизмы, создаваемые русскими архаистами, находят прямое соответствие в соответствующих немецких неологизмах и могут рассматриваться как кальки с последних. Так, например, слово кругозор, которое призвано заменить европеизм горизонт, представляет собой, кальку с нем. Rundschau.

Так как пуристическое словотворчество связано с западноевропейским влиянием, оно объединяет Шишкова и Карамзина. В ряде случаев создаваемые Карамзиным слова калькируют немецкие неологизмы: так, например, слово законоведение представляет собой кальку с нем. Gesetzeskunde и т. п. Вместе с тем, если для Шишкова создание неологизмов мотивируется поисками собственно славянских средств выражения, то для Карамзина оно оправдывается ссылкой на немецкую языковую ситуацию[12].

XIX в.[править | править вики-текст]

Большое значение для формирования публицистического языка имела работа над философской терминологией в кругах русской интеллигенции, увлекавшейся философией Шеллинга и Гегеля (ср. возникновение в 20- 40-х годах таких слов и терминов, представляющих собою кальки соответствующих немецких выражений: образование — Bildung, проявление — Erscheinung, односторонний — einseitig, мировоззрение (миросозерцание) — Weltanschauung, целостность — Ganzheit, последовательный — folgerichtig, последовательность — Folgerichtigkeit, обособление — Absonderung , целесообразный — zweckmässig,призвание — Beruf, исключительный — ausschliesslich и др. Среди этих образований значительное место принадежит сложным словам с начальной частью само- (нем. Selbst-): саморазвитие — Selbstentwicklung, самоопределение — Selbstbestimmung, самосознание — Selbstbewusstsein, а также словам бессилие — Onnmacht, очевидный — augensichtlich и др.).

Интерес к общественно-политическим и социально-экономическим наукам проявляется в широком развитии и распространении соответствующего круга понятий, выражений и терминов: пролетариат, гуманность, пауперизм, действительность (вместо прежнего слова существенность) и др.[13]

В критических статьях Белинского с терминами философскими, образованными по немецким моделям, соседствуют и сочетаются слова и выражения, относящиеся к социально-экономическим или общественно-политическим отраслям знания, эти слова тоже восходят к немецким, частично к французским заимствованиям. Например, из письма к Гоголю: «…Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности… Поборник обскурантизма и мракобесия, …Вы стоите над бездною…»[14].

1917—1926[править | править вики-текст]

В революционный период (1917—1926) иноязычное влияние отразилось и на образовании некоторых слов из русских основ, на изменении значения русских слов и на возникновение некоторых словесных сочетаний.

  1. Образование сложных слов, составленных из двух имен, из которых первое представляет форму именит, пад. ед. ч. в полном или сокращенном виде. — Волховстрой, Невастрой, пионер-движение, пионеротряд, детдвижение, дензнак, культшефство, партзанятия, партработник, политграмота, политкружок, политэкономия, просветработа, спецставка, тверодежда, прозодежда («производственная одежда»), цехбюро, экономкомиссия,экономработа и многие другие. На этих образованиях отразилось влияние немецкого языка, его принципа образования сложных имен. По-немецки: Pionnierbewegung — «Пионерское движение» , Geldkasse — «денежная касса»…
  2. Образования с сверх, — соответствующие немецким образованиям с ueber- или ober-. Напр.: сверх-левый коммунист (Лен. XV, стр. 187), сверх-левый с.-р. (Л е н. XV, стр. 182), большинство партии обвиняется сверх-развязным оппозиционером в том, что…> («Пр.» № 295. 1925). Его громадная инертность исходит прежде всего от явно излишнего сверхцентрализма («Пр.» № 141. 1926). Сверхглупость, проявленная эмиграцией («Изв.» № 7. 1926). Бывают сочетания и с обер-: обер-предатель Макдональд заявил… («Пр.» № 109. 1926). Ср. немецкие образования: Ueberbildung, Uebermensch, Oberamt, Oberarzt, Oberlehrer и пр.
  3. Сочетания с от, соответствующим немецкому von. Эти сочетания с от указывают не на пункт отправления, a на свойство предмета, на его отношение к другому предмету. Ein Mensch von Verstand, ein Arbeiter von Erde и т. п.—Спецы от литературы («Изв.» № 214. 1922). Лиходеи от оппортунизма («Пр.» № 100. 1926). Ренегаты от коммунизма («Изв.» № 273. 1925). Рабочий от станка. Большевистские либералы от литературы («На посту» № 4—12). Сейфуллина—вся от революции, от современности (там же, 191). Он — «доктор от библиотеки» (Митницкий. Политработник). Немецкого(немецко-французского)происхождения были прежние названия: «генералы от кавалерии», «генералы от инфантерии» (с конца XVIII в.)
  4. Сочетание «в общем и целом» — в соответствии немецкому— «im grossen und ganzen». — Разнообразие деталей и комбинаций… сводится, в общем и целом, именно к тому или иному из этих двух исходов (Л е н., VI, стр. 334). В общем и целом это была величайшая историческая задача (Лен. XV, стр. 237).
  5. Сочетание «целиком и полностью» или «полностью и целиком» (реже)—в соответствии немецкому «ganz und voll» («voll und ganz»), «ganz und gar».— Нет ни одной меры, облегчающей их работу, которая бы целиком и полностью не была поддержана советской властью (Лен., XV, стр. 85). Мы читали резолюцию съезда и мы заявляем, что мы за неё целиком и полностью («Пр.»№ 297. 1925). Модификация:—Мы должны воспользоваться буржуазной культурой полностью и до конца («Изв.» № 255. 1925). Все решения съезда мы до конца и полностью выполним («Пр.» № 2. 1926).
  6. «Сегодняшний день» — нем. «der heutige Tag». — Указание сегодняшнего дня (Каменев. 1911. Маркс, 25). Лозунг сегодняшнего дня (Лен., 1922. Такт., стр. 532).
  7. «Пара» в значении «несколько»,—в соответствии немецкому «ein Рааr»; ein Paar Jahre—"несколько лет", ein Paar Monate—"несколько месяцев" и др. Может быть, распространению сочетаний с «пара» благоприятствовало польское посредство: в польском языке (под немецким влиянием) в обычном употреблении сочетания с parа в значении «несколько»: para godzin — «несколько часов». Мы задерживали в течение пары лет приток в партию крестьян (Зиновьев. «Изв.», Л 274. 1924).Необходимо сделать пару замечаний («Изв.» № 100. 1925). Во французской палате депутатов пару дней тому назад обсуждался доклад по законопроекту… («Изв.» № 288. 1924). Сравн. считавшееся «одесским» выражение «пара пустяков», употреблявшееся раньше в ироническом значении, иногда с добавлением: «как говорят в Одессе». Теперь это выражение говорится и без иронии, в значении—"пустое", «пустяки», «дело легкое».
  8. Конструкции с «ибо» в начале фразы—соответствие немецким сочетаниям с «denn», что переводилось раньше посредством «ведь»… Впрочем возможно, что такие конструкции возникли не прямо под немецким влиянием, а через польское посредство: в польском языке такие конструкции начинаются с bо (вм. ibo), bowiem, boe. Во ska, d ten przyktad? —"Ведь (Ибо) откуда этот пример?"—Ибо в чём корень зла? Этот орган называется «Ленинградской Правдой». Ибо что такое состряпанный недавно в Ленинграде термин «середняцкий большевизм» («Пр.» № 2. 1926) и др.
  9. Значение сочетания: «я хочу свистеть на это». Это — перевод немецкого: ich will darauf pfeifen (Матоп, стр. 53). Соответствует вульгарному «мне на это наплевать»[15].
  10. В первое десятилетие после социалистической революции количество заимствуемой лексики продолжает оставаться незначительным. Крысин Л. В., исследовав язык русской литературы 20-х годов, в числе новых заимствований приводит наименования пришедшие, в частности, из немецкого языка — «концерн», «оккупант»[16].

1941—1945 (Великая Отечественная война)[править | править вики-текст]

Знаменитая немецкая тактика окружений, когда железными тисками зажимались многотысячные армии, породила новое слово «окруженец», то есть человек, попавший или побывавший в окружении:

…в лесах много окруженцев, недавно пробилась целая часть… (Эренбурr, Буря, 324).

Окружение же Еinkеssеlung, Kessel по-немецки дало и русскую кальку:

«Котёл» в районе города Скала. (Известия, 3 апр. 1944) .

Вторым каналом был тыл, где в язык населения занятых немцами областей входили некоторые слова административно-оккупационного лексикона: зондерфюрер, арбайтсамт, фельдкомендатура, полицай, фольксдоиче, рейхскомиссар, генералкомиссар, гебитскомиссар, ландкомиссар (не говоря уже о соответствующих комиссариатах, возглавляемых ими) и название неизбежного спутника указанных должностных лиц «дольметчер», а ещё чаще «дольметчерка» вместо «переводчик», «переводчица»[17].

Вообще, характерной особенностью военных лет является использование в разговорной речи, публицистике и некоторых других письменных стилях немецких лексических единиц для обозначения видов боевой техники, организаций служб, должностей в гитлеровской армии, частей немецкого стратегического плана:мессершмитт, фаустпатрон, фердинанд, фокке-вульф, юнкерс, абвер, вервольф, гестапо, капо, гауптман, группенфюрер,оберштурфюрер, фюрер, блицкриг и прочие. Также распространены в устном общении и стилях газеты наименования солдат и офицеров немецкой армии фрицы, гансы, часто использующиеся в речи немцев, а в русском окружении несущие особую семантическую и стилистическую нагрузку слова типа Фердинанд и капут. В годы войны все эти обозначения использовались большей частью в качестве экзотизмов. В активном словарном запасе остаются единичные образования, например заимствованное немецким языком из французского слово ас в значении «отличающийся высоким мастерством военный лётчик», или такие военные термины, как фаустпатрон[18].

Лингвистические области[править | править вики-текст]

Области применения в русском языке
Геология, Горное дело Медицина Породы собак Шахматы Экономика
абзецер Absetzer бикс Büchse брусбарт Brustbart блиц Blitz бухгалтер Buchhalter
аншлиф Anschliff бинт Binde дратхаар Drahthaar гроссмейстер Grossmeister вексель Wechsel
гнейс Gneiss капа Kappe зенненхунд Sennenhund миттельшпиль Mittelspiel гешефт Geschäft
горст Horst кламмер Klammer курцхаар Kurzhaar цейтнот Zeitnot гроссбух Grossbuch
грабен Graben пустер Puster лангхаар Langhaar цугцванг Zugzwang грюндерство Gründertum
грейзен Greisen спринцевать spritzen миттельшнауцер Mittelschnauzer эндшпиль Endspiel декорт Dekort
зандр Sander триппер Tripper мопс Mops крах Krach
зицорт Sitzort флюс Fluss пудель Pudel маклер Makler
зумпф Sumpf шина Schiene ризеншнауцер Riesenschnauzer паушальный pauschal
квершлаг Querschlag шпатель Spatel цвергшнауцер Zwergschnauzer фрахт Fracht
маркшейдерия Markscheiderei шприц Spritze такса Dachshund штандорт Standort
нерунги Nehrung штопфер Stopfer шпиц Spitz штафель Stafel

Также заимствован Strichkode штрихкод[19]. Шрам — происходит от немецкого слова Schramme (царапина, шрам). штольня (Stollen) — проход. шпагат (Spagat), шпинат (Spinat) и шпион (Spion). Слово шайба происходит от нем. Scheibe — диск, круг. Интересно также слово шланг, произошедшее от немецкого слова Schlange (змея)[20]. Слово штепсель происходит от немецкого слова Stöpsel (штепсель)[21].

Немецкая культура (или понятия, которые были сначала известны в контексте немецкого языка):

  • Французский язык: le waldsterben (от немецкого Waldsterben «Падение леса»)[22].
  • Английский язык: gemuetlichkeit[23]., wanderlust или schadenfreude[24]

Примеры из других языков[править | править вики-текст]

Албанский[править | править вики-текст]

В албанском языке много заимствованных немецких слов, привнесённых в него вернувшимися рабочими-мигрантами из Германии. Например, Kruegl — «пивная кружка» — заимствовано от австрийского диалектного Kruegel. Немецкое слово Schalter было заимствовано в обоих значениях («касса» и «(электрический) выключатель»), как албанский shalter[25].

Английский[править | править вики-текст]

Самое известное немецкое слово в английском языке — «детский сад»[26].


Арабский[править | править вики-текст]

В начале 20-ого столетия немецкие режиссёры участвовали в создании египетского кино и обычно заканчивали свою работу со словом fertig (сделанный) .Местный персонал сохранил это слово в форме ferkish и скоро начал использовать это в другом контексте. Таким образом, ferkish имеет ещё значение «готово»[27].


Африкаанс[править | править вики-текст]

В Африкаансе существует разговорное выражение этнических немцев — aberjetze, от немецкого aber jetzt! («ну давай!»), возникло, возможно, из-за частого использования этой фразы немецкими фермерами или надзирателями при уговоре рабочих[28].

Басса[править | править вики-текст]

В племенном языке Камеруна слово «вокзал» — banop (от немецкого Bahnhof) как напоминание о немцах, строивших первую железную дорогу в их прежней колонии[27].


Болгарский[править | править вики-текст]

В болгарский язык попали такие немецкие слова, как «бормашина» (от немецкого Bohrmaschine), «ауспух», «выхлопная труба» (от Auspuff), шибидах от Schiebedach и в лыжном спорте — Шус, который аналогичен что английскому «schuss» (от Schussfahrt, «крутой скоростной спуск»).

Немецкое слово Anzug, «костюм», используется в болгарском языке, однако означает «тренировочный костюм»[29].


Венгерский[править | править вики-текст]

Немецкий лексикон уже оказал влияние на венгерский язык во время брака основателя государства Венгрии, Стефена I с принцессой Баварии Жизель в 996 году. Ранний пример — Герцог (Herzog). Венгерское herceg образовано в результате выравнивания гласных. Это венгерское слово было позже заимствовано для названия местности Hercegovina.

Венгерская фраза «nem nagy was-ist-das?» («не больше чем это?») — неформальный способ принижения сложности/важности чего-нибудь[30].


Датский[править | править вики-текст]

В датском языке немецкое выражение Hab und Gut, «Всё добро, всё имущество», используется в форме habengut, чтобы сказать о вещах, которые носят с собой. Слово было введено в Дании путешествующими подмастерьями, которые брали все вещи с собой[31].

Иврит[править | править вики-текст]

Strudel (שטרודל) слово в иврите для обозначения @

Современный иврит включает несколько германизмов, пришедшие через Идиш. В ремесленной сфере: stecker (в немецком — Stecker, «штекер») и dübel (в немецком — Dübel, «дюбель»), в последнее время произносится «diebel» из-за отсутствия умляута «ü». Подобно как в греческом языке, используется немецкое слово Schnitzel для שניצל , в картах меню часто пишется латиницей, но по правилам орфографии английского языка — shnitzel. Немецкое слово Strudel (שטרודל) в иврите используется для символа @ в адресах электронной почты (по сходству с формой выпечки). Еврейским словом для обозначения сиесты, главным образом в Шаббат, используемым во многих религиозных семьях, стало schlafstunde (на немецком буквально «час сна»), хотя неясно, ввели ли его немецкие евреи в Израиле или же оно заимствовано из Германии[32].


Испанский[править | править вики-текст]

Испанский язык некоторых южноамериканских стран включает германизмы, внесённые немецкими иммигрантами, например, в Чили kuchen (пирог) и в Уругвае Frankfurter. Последний, однако, иногда используется для хот-дога — но не как в немецком языке, только для названия сосиски. В Аргентине интересно использование названия Панчо: это — популярное прозвище для Франсиско или Франко, и поэтому также используется для франкфуртских сосисок. Чилийцы произносят kuchen как в немецком языке с [x], а не «kutshen», как было бы при испанском произношении. В Чили, немецкое слово suche (поиск) (в Чили произносят sutsche вместо немецкого [x]) используется для младшего персонала (садовники, служащие). После того, как немецкие преуспевающие иммигранты приезжали(?), они давали объявления местным жителям о работе, которые часто начинались с немецкого глагола suche в крупном шрифте. В Мексике слово kermes (от немецкого Kirmes (ярмарка)) используется для благотворительного уличного праздника[33].


Нидерландский[править | править вики-текст]

Нидерландский язык включает некоторые хорошо усвоенные слова из немецкого, например überhaupt (вообще)[34], sowieso (так или иначе), Fingerspitzengefühl (примерно «чувствительность», буквально «чувство на кончиках пальцев»).

Польский[править | править вики-текст]

Немецкий язык также оказал влияние на польский и другие славянские языки, например kajuta — от немецкого Kajüte («каюта»), sztorm — от немецкого Sturm («шторм»), burmistrz — от немецкого Bürgermeister (бургомистр), szynka — от немецкого Schinken («ветчина») или handel — от немецкого Handel («торговля»).

Германизмы могут быть не только лексическими, но и грамматическими. Пример этого — специфическая особенность порядка немецких слов, который передался польскому языку: «сын, однако, не пришёл» — Syn ale nie przyszedł. В польском обычный порядок — Ale syn nie przyszedł[35].


Рунди[править | править вики-текст]

В рунди, языке восточноафриканской страны Бурунди, слово для обозначения немцев (прежние колониальные правители) — dagi. Произошло от немецкого приветствия, Tag, сокращение от Guten Tag (буквально, «[я желаю Вам] хорошего дня»)[36].


Французский[править | править вики-текст]

Во французский язык некоторые германизмы пришли из-за событий во Второй мировой войне. Например, такие как witz — «плохая шутка» (в немецком языке Witz — только шутка), и ersatz — «суррогат кофе» (в немецком — Ersatzkaffe). Слово lied (песня), имеющее то же самое значение в английском и французском языках, произошло от немецкого Lied. (В немецком языке выражение Lied относится к любому виду песни, однако для обозначения современной музыки в немецком языке также часто используется англицизм Song.) Во французском языке слово vasistas означает окно на стеклянной крыше. Слово, вероятно, возникло во время Наполеоновских войн, когда французские солдаты, смотрящие на немецкое окно в крыше, спрашивали: «Was ist das»? (Что это?) Это стало названием для данного вида окон[37].


Японский[править | править вики-текст]

В течение Второй мировой войны в японской еженедельной кинохронике военные победы немецкого генерал-фельдмаршала Эрвина Роммеля в Африке часто превозносились, таким образом слово rommel стало в японском обозначением победы или успеха. Даже сегодня японские футбольные талисманы называют этим словом. Так как медицинское образование первоначально было под влиянием немецких преподавателей, много немецких медицинских выражений стали частью японского языка. Они включают クランケ (kuranke) — от немецкого Kranke («заболевание»), カルテ (karute) — от немецкого Karte («карта для записи течения болезни пациента»), ギプス (gipusu) — от немецкого Gips («ортопедический слепок»), アレルギー (arerugī) — от немецкого Allergie («аллергия»), и ノイローゼ (noirōze) — от немецкого Neurose («невроз»). Даже словоオルガスムス (orugasumusu) — «оргазм» произошло от немецкого слова Orgasmus[38].


Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Германизм: статья из «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова  (Проверено 4 июля 2010)
  2. Германизмы — статья из Толкового словаря живого великорусского языка Владимира Даля  (Проверено 4 июля 2010)
  3. Мещерский Е. История русского литературного языка Глава седьмая. Русский литературно-письменный язык периода феодальной раздробленности (XIII—XIV вв.) (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  4. Мещерский Е. История русского литературного языка Глава девятая. Русский литературный язык второй половины XVII в. (начальный этап формирования русской нации). (29 декабря 2010).
  5. * Грегори Иоганн Готфрид: информация в Российском гуманитарном энциклопедическом словаре  (Проверено 7 июля 2010)
  6. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 16. Глава 1 (3 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  7. Мещерский Е. История русского литературного языка Глава десятая. Русский литературный язык первой четверти XVIII в. (Петровская эпоха) (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  8. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX веков. — Высшая Школа. — 1984. — С. 67.
  9. Мещерский Е. История русского литературного языка. Глава одиннадцатая. Русский литературный язык середины XVIII в. Значение трудов М. В. Ломоносова для истории русского литературного языка (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  10. Мещерский Е. История русского литературного языка. Глава двенадцатая. Пути развития русского литературного языка последней трети XVIII в. (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  11. Успенский Б.А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв). — ГНОЗИС. — 1994. — С. 126.
  12. Успенский Б.А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв). — ГНОЗИС. — 1994. — С. 160-161.
  13. Виноградов В. В. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  14. Мещерский Е. История русского литературного языка. Глава шестнадцатая. Становление публицистического стиля в русском литературном языке середины XIX в. Значение критико-публицистической деятельности В. Г. Белинского для истории русского литературного языка (29 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  15. Селищев А.М. Язык революционной эпохи. ИЗ наблюдения над русским языком (1917-1926). — Издательство УРСС. — 2003. — С. 36-38.
  16. Филкова П., Градинарова А. История русского литературного языка (середины XVIII - конец XX века). — Издательство ПАРАДИГМА. — 1999. — С. 197.
  17. Фесенко А. и Т. Русский язык при Советах. — RAUSEN BROS.. — 1955. — С. 132.
  18. Филкова П., Градинарова А. История русского литературного языка (середины XVIII - конец XX века). — Издательство ПАРАДИГМА. — 1999. — С. 201.
  19. Комлев. Словарь иностранных слов. Штрихкод (25 июня 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  20. Ишлинский А.Ю. Новый политехнический словарь. — Издательство "Большая Российская Энциклопедия". — 2000. — С. 619.
  21. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка, том 4. — Издательство "Прогресс". — 1986. — С. 478.
  22. Anniki Liimatainen. UNTERSUCHUNGEN ZUR FACHSPRACHE DER ÖKOLOGIE UND DES UMWELTSCHUTZES IM DEUTSCHEN UND FINNISCHEN. Bezeichnungsvarianten unter einem geschichtlichen, lexikografischen, morphologischen und linguistischpragmatischen Aspekt (Стр.330) (28 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  23. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 36.
  24. Schneider, Wolf Speak German! Warum Deutsch manchmal besser gut ist. — rowohlt. — 2008. — С. 21,26,28.
  25. Izer Maksuti. Sprachliche einflusse des deutschen auf Albanische. Dardania 11/2001(недоступная ссылка — история) (1 декабря 2010). Архивировано из первоисточника 25 ноября 2011.
  26. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 26.
  27. 1 2 Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 22.
  28. Michael Eckardt. Nach Suedafrika ausgewanderte Worte? (2 июля 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  29. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 60.
  30. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 121.
  31. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 61.
  32. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 108.
  33. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 25.
  34. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 69.
  35. Ryszard Lipczuk. Deutsche Entlehnungen im Polnischen - Geschichte, Sachbereiche, Reaktionen (30 ноября 2010). Архивировано из первоисточника 16 октября 2012.
  36. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 123.
  37. Limbach, Jutta Ausgewanderte Worte. — Heuber. — 2007. — С. 120.
  38. Schneider, Wolf Speak German! Warum Deutsch manchmal besser gut ist. — rowohlt. — 2008. — С. 29.

Литература[править | править вики-текст]

  • Karl-Heinz Best: Deutsche Entlehnungen im Englischen. In: Glottometrics. H. 13, 2006, S. 66-72.
  • I. Dhauteville: Le français alsacien. Fautes de prononciation et germanismes. Derivaux, Strasbourg 1852. (Digitalisat)
  • Jutta Limbach: Ausgewanderte Wörter. Hueber, Ismaning 2007, ISBN 978-3-19-107891-1. (Beiträge zur internationalen Ausschreibung «Ausgewanderte Wörter»)
  • Andrea Stiberc: Sauerkraut, Weltschmerz, Kindergarten und Co. Deutsche Wörter in der Welt. Herder, Freiburg 1999, ISBN 978-3-451-04701-5.

Ссылки[править | править вики-текст]