Гипотеза Сепира — Уорфа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гипотеза Сепира — Уорфа (англ. Sapir-Whorf hypothesis), гипотеза лингвистической относительности — концепция, разработанная в 30-х годах XX века, согласно которой структура языка определяет мышление и способ познания реальности.

Предполагается, что люди, говорящие на разных языках, по-разному воспринимают мир и по-разному мыслят. В частности, отношение к таким фундаментальным категориям, как пространство и время, зависит в первую очередь от родного языка индивида; из языковых характеристик европейских языков (так называемого «среднеевропейского стандарта») выводятся не только ключевые особенности европейской культуры, но и важнейшие достижения европейской науки (например, картина мира, отражённая в классической ньютоновской механике). Автором концепции является американский этнолингвист-любитель Б. Л. Уорф; эта концепция была созвучна некоторым взглядам крупнейшего американского лингвиста первой половины XX века Э. Сепира (оказывавшего Уорфу поддержку) и поэтому обычно называется не «гипотезой Уорфа», а «гипотезой Сепира — Уорфа». Сходные идеи ранее высказывал и Вильгельм фон Гумбольдт.

В своей наиболее радикальной формулировке гипотеза Сепира — Уорфа в настоящее время не имеет сторонников среди серьёзных профессиональных лингвистов. Данные языка хопи, на которые опирались многие выводы Уорфа, как указывали специалисты по языкам североамериканских индейцев, могут интерпретироваться по-разному. Сама возможность влияния языковых категорий на восприятие мира является предметом активной дискуссии в этнолингвистике, психолингвистике и теоретической семантике.

В последнее время в джунглях Амазонки были найдены племена, незнакомые с цивилизацией, в которых отсутствует понятие времени и прошлого и ряд других понятий. У племени амондава отсутствует понятие времени (но не последовательности событий) во всех его аспектах[1], а у племени пираха отсутствуют понятие прошлого и будущего, разделение на множественное и единственное число, понятие собственности[2]. Все это накладывает особый отпечаток на поведение этих людей, их восприятие жизни, планирования их жизни. Однако, при контакте с представителями цивилизации они могут освоить новые для них понятия.

Некоторую поддержку данной гипотезе оказывают последние нейробиологические исследования. Выясняется, что в процессе более позднего изучения второго языка создаются новые нейронные структуры, что изменяет мозг человека[3][нет в источнике].

Одним из стимулов создания в 1950-х годах искусственного языка логлан была попытка проверить данную гипотезу на практике. В сообществе наиболее динамично развивающегося идиома этого языка — ложбана — идея его использования для проверки этой гипотезы регулярно обсуждается.

В подтверждение гипотезы часто приводится миф о том, что в языках эскимосов имеется необычайно большое количество слов для обозначения снега.

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Whorf B. L. Language, thought and reality: Selected writings of Benjamin Lee Whorf. Ed. John B. Carroll. — New York: Wiley, 1956.
  • Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку. — В сб.: Новое в лингвистике, вып. 1, М., 1960
  • Бородай С. Ю. Современное понимание проблемы лингвистической относительности: работы по пространственной концептуализации // Вопросы языкознания 2013 (4), с. 17-54.
  • Брутян Г. А. Гипотеза Сепира — Уорфа. — Ереван, 1968
  • Васильев С. А. Философский анализ гипотезы лингвистической относительности. — К., 1974.
  • Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. — М.: Языки славянской культуры, 2001.
  • Кронгауз М. А. Семантика. М.: ИЦ «Академия», 2005 (изд. 2).
  • Бурас М., Кронгауз М. Жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности // «Наука и жизнь» № 8, 2011