Голем

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Голем
px
Рабби Лев оживляет голема

Го́лем (ивр. גולם‎) — персонаж еврейской мифологии. Человек из неживой материи (глины), оживлённый каббалистами с помощью тайных знаний — по аналогии с Адамом, которого Бог создал из глины.

Значения слова[править | править вики-текст]

Согласно одной из гипотез, «голем» происходит от слова гелем (ивр. גלם‎), означающего «необработанный, сырой материал» либо просто глина. Корень ГЛМ встречается в Танахе (Пс. 138:16) в слове галми (ивр. גלמי‎), обозначающем «моя необработанная форма». Уже в раннем идише слово гойлем приобрело переносное значение «истукан», «глупый и неповоротливый человек», «болван», перекочевавшее и в современный иврит.

Согласно другой гипотезе, слово происходит от древнееврейского galam — он свернул, завернул.

Другой вариант происхождения слова: само слово пришло из ареала Персидской империи, из восточных легенд (урду گولیمار, индийские и прочие восточные языки). Пример: Пакистан. GOLI (пуля) и MAR (огонь), слово — Голимар (процесс обжигания глины). В связи с увлечениями в Европе с конца XVII века восточными легендами и сказками и их переработкой.

Легенда[править | править вики-текст]

Пражская синагога, где по преданию хранятся останки голема

Голем — глиняный великан, которого, по легенде, создал праведный раввин Лёв для защиты еврейского народа.

Весьма распространённая, возникшая в Праге еврейская народная легенда об искусственном человеке («големе»), созданном из глины для исполнения разных «чёрных» работ, трудных поручений, имеющих значение для еврейской общины, и главным образом для предотвращения кровавого навета путём своевременного вмешательства и разоблачения.

Исполнив своё задание, голем превращается в прах. Создание голема народная легенда приписывает знаменитому талмудисту и каббалисту — главному раввину Праги, Махаралю Йехуде Бен Бецалелю. Голем будто бы возрождается к новой жизни каждые 33 года. Легенда эта относится к началу XVII века. Известны и другие големы, созданные по народному преданию разными авторитетными раввинами — новаторами религиозной мысли. В этой легенде народная фантазия как бы оправдывает противление социальному злу некоторым, хотя бы и робким, насилием: в образе голема как бы легализуется идея усиленной борьбы со злом, переступающая границы религиозного закона; недаром голем по легенде превышает свои «полномочия», заявляет свою волю, противоречащую воле его «создателя»: искусственный человек делает то, что по закону «неприлично» или даже преступно для естественно-живого человека.

Отражение в культуре[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Западноевропейская литература[править | править вики-текст]

В западноевропейскую литературу мотив голема вводят романтики (Арним, «Изабелла Египетская»[1]; реминисценции этого мотива можно указать у Мэри Шелли в романе «Франкенштейн, или Современный Прометей» Гофмана и Гейне); для них голем — экзотический (немецкая романтика воспринимает очень остро экзотику гетто) вариант излюбленного ими мотива двойничества. В новейшей литературе известны два значительных произведения на эту тему: в немецкой — роман Густава Майринка, и в еврейской — драма Лейвика.

«Голем» Майринка по существу — социальная сатира на мессианизм. Он — символ массовой души, охватываемой в каждом поколении какой-то «психической эпидемией», — болезненно страстной и смутной жаждой освобождения. Голем возбуждает народную массу своим трагическим появлением: она периодически устремляется к неясной непостижимой цели, но, как и «Голем», становится «глиняным истуканом», жертвой своих порывов. "Голем" - это книга, в которой обретают зловещую реальность древние каббалистические образы и мистическая подоплека обыденной жизни. Человек, по Майринку, все более и более механизируется жестокой борьбой за существование, всеми последствиями капиталистического строя, и он такой же обречённый, как и голем. Это глубоко пессимистическое произведение следует рассматривать как художественную реакцию на «освободительные идеи» империалистической бойни со стороны средней и мелкой буржуазии.

В 1908 году была напечатана пьеса «Голем» Артура Холичера.

Легенду о глиняном чудище, созданном в Праге в конце XIV века, пересказал для детей нобелевский лауреат Исаак Башевис-Зингер[2].

Станислав Лем написал в 1973 году рассказ «Голем XIV» (Golem XIV).

Русская народная сказка[править | править вики-текст]

Очень похожа на легенду о големе сказка о Глиняном Парне.

Русская литература[править | править вики-текст]

В русской литературе можно отметить роман Олега Юрьева «Новый Голем, или Война стариков и детей»[3], в котором големический миф используется для ядовитой цивилизационной сатиры: в романе, среди прочего, рассматриваются три варианта истории Голема, якобы похищенного нацистами (в целях создания «универсального солдата») с чердака Староновой синагоги в Праге. Герой романа, «петербургский хазарин» Юлий Гольдштейн, сталкивается со следами Голема (и с ним самим) и в Америке, и в Петербурге, и в Жидовской Ужлабине — Юденшлюхте, городке на чешско-немецкой границе, где во время войны проводились испытания «големического оружия».Так же у фантастов братьев Стругацких в повести "Понедельник начинается в субботу" имеется упоминание о Бен Бецалеле и Големе.

К образу Голема (в качестве сравнения) нередко прибегает писатель и публицист Максим Калашников. Писатель Климов, Григорий Петрович в романе "Моё имя легион" (глава №17 "Чистилище") упоминается спец проект 13-го отдела КГБ СССР "Голем".

Поэзия[править | править вики-текст]

Более углублённо трактует голема еврейский поэт Лейвик. Голем для него символ пробуждающейся народной массы, её революционной, ещё неосознанной, но могучей стихии, стремящейся окончательно порвать с традициями прошлого; ей это не удается, но она возвышается над своим вождем, противопоставляет ему свою личную волю, стремится подчинить его себе. Философская углубленность образа выражается в том, что творение, насыщенное социальными потенциями, продолжает и хочет жить своей собственной жизнью и соперничает со своим творцом. Лейвик в своем «Големе» вышел за пределы легенды, расширил её, запечатлев в нём грозные предчувствия грядущих социальных катастроф, отождествив его с массой, которая больше не хочет быть орудием сильных и имущих.

Стихотворение Х. Л. Борхеса «Голем» описывает голема как неудавшуюся копию человека.

Фантастика[править | править вики-текст]

В творчестве писателей-фантастов голем нередко рассматривается и используется в качестве примитивного робота с заложенной в него программой. В отличие от магического оживления голема, используемого в жанре фэнтези, в фантастике для этого используются процессы, основанные на реальных или вымышленных физических законах. Нередки случаи, когда для оживления голема необходимо подобрать буквенный код.

Такой образ голема встречается в произведениях современных писателей:

  • Лазарчук А., Успенский М. «Посмотри в глаза чудовищ» — описана монотонная работа сотрудников Аненербе по подбору такого буквенного кода с целью создания идеальных и послушных воле Третьего рейха солдат.
  • Чан Т. «72 буквы» — о применении к живой материи принципа наложения слова (непременно из 72 букв еврейского алфавита, расположенных по 12 в 6 рядов) в массовом производстве глиняных големов. Учёные в области генной инженерии доказывают, что через несколько поколений человечество утратит способность к размножению. И вот в качестве решения этой проблемы, главный герой повести предлагает втравить в сперматозоид человека это самое слово, которое способствует продолжению рода големов в течение одного цикла, с целью наследования факта воспроизведения человеком.[4]
  • Голем является одним из главных героев (хоть и на 100 % виртуальным) экспериментального романа Альфреда Бестера «Голем 100», написанного в 1980 году. Здесь голем возникает на свет из глубин подсознания барышень-«пчёлок», которые развлечения ради занимаются вызовом сатаны. Вызванный из небытия дух-голем вселяется в мужчин и женщин, пробуждая в них самые низменные инстинкты, и в конце концов изменяет всю цивилизацию. Естественно, в худшую сторону.
  • Голем фигурирует в эпизоде романа Умберто Эко «Маятник Фуко».
  • Одним из персонажей романов Терри Пратчетта «Ноги из глины» и «Патриот» является голем Дорфл. В Плоском мире запрещено создание големов, так как создание жизни (пусть даже и такой) есть прерогатива богов. Однако ранее созданные големы продолжают использоваться на тяжёлой, опасной и грязной работе.
  • Голем как действующее лицо появляется в одном из эпизодов в третьей книге первой трилогии Андрея Валентинова из цикла «Око силы» — «Несущий свет».
  • В приложении к сатирико-фантастической повести «Понедельник начинается в субботу» братья Стругацкие дают следующее определение Голему: «Голем — один из первых кибернетических роботов, сделан из глины Львом Бен Бецалелем. (См., например, чехословацкую кинокомедию „Пекарь императора (англ.)“. Тамошний голем очень похож на настоящего)».
  • В романе В. Пелевина «Чапаев и пустота» адъютант Чапаева — башкир по прозвищу Батый — оказывается големом и погибает в конце романа.

Фэнтези[править | править вики-текст]

Големы часто присутствуют в современной литературе жанра фэнтези. Здесь они обычно представляют собой изначально неживых человекоподобных существ, собранных из какого-либо материала (глины, дерева, камня и т. п.) и оживлённых с помощью магии. Как правило, они подчиняются и полностью контролируются создавшими их волшебниками, которые используют их в качестве стражей или работников, так как големы не чувствительны к боли, слабо уязвимы и не устают.

Список фэнтези рассказов и вселенных, в которых присутствует или упоминается голем:

  • Големы в Плоском мире Терри Пратчетта.
  • В «Игроземье» Кевина Андерсона.
  • В трилогии Бартемиуса Джонатана Страуда, во второй книге «Глаз Голема».
  • Голем в «Последнем Дозоре» Сергей Лукьяненко.
  • «Дорога мага» Л. Кудрявцева.
  • В книге А. Сапковского «Божьи воины» главный герой Рейневан, будучи в Праге, пересекается с магом, производящим попытки воссоздать легендарного голема. Исходя из датировки легенды и временных рамок книг, данное событие, судя по всему, анахронизм.
  • В серии фэнтези-детективов Даниэля Клугера "Дела магические", действие которых происходит в Месотопотамии, с периодическим опосредованным участием богов соответствующего пантеона, глиняные големы повседневно используются как слуги, "подсадные утки" при магически опасных действиях, а один искусно сделанный голем используется для убийства свидетеля и последующего оговора главного героя.

Культурные аналогии[править | править вики-текст]

Идея Голема, как существа, созданного искусственно для выполнения работы, является предшествующей идее роботехники. При этом, факт проявление Големом мышления, не предусмотренного создателем, позже широко используется в сюжетах "восстания машин".

Искусство[править | править вики-текст]

20 мая 2010 года в Познани был установлен памятник Голему работы чешского художника Давида Чёрного.

Кинематограф[править | править вики-текст]

Легенда о Големе стала сюжетной основой для нескольких художественных фильмов. Среди них наиболее известны фильмы «Голем» (1915) и «Голем: как он пришел в мир» (1920) — последний, пересказывающий легенду о создании и первом бунте Голема, считается классическим киновоплощением этого сюжета. Во многом благодаря выразительному исполнению роли Голема Паулем Вегенером, образ оживлённого магией глиняного человека приобрел широкую известность, хотя впоследствии и был потеснен схожим по смыслу образом Чудовища, созданного Франкенштейном. В 1935 году фильм «Голем» снял Жюльен Дювивье.

Легенда о Големе легла в основу серии «Kaddish» 4-го сезона сериала «Секретные материалы».

В СССР в 1950-е годы прошёл остроумный и зрелищный чешский фильм «Пекарь императора» (чеш. Císařův pekař, pekařův císař, 1951, режиссёр Мартин Фрич), где голем тоже появляется и играет важную роль в развитии сюжета.

В английском фильме 1966 года «Оно!» (It!) герой Родди МакДауэлла использует голема, привезённого в лондонский музей из Праги в корыстных целях. С помощью неограниченных физических возможностей голема он разрушал строения, убивал нежелательных в своей жизни людей и даже пытался добиться расположения девушки, которую любил безответной любовью. Оживить и подчинить голема своей воле герою удалось, когда он положил тому под язык древний свиток, хранившийся в тайнике в теле истукана. Голем, однако, в отличие от классической истории, хотя и не всегда выполнял приказы хозяина, но был верен ему до конца.

В российском сериале «По ту сторону волков II. Ключи от бездны», снятом Сергеем Русаковым в 2004 году. Осень 1947 года. Больше года прошло с того дня, когда была уничтожена банда Сеньки Кривого. Однако в Угольной Линии и её окрестностях снова начинают погибать люди. В милиции с ужасом обнаруживают, что отпечатки пальцев на орудии очередного убийства совпадают с отпечатками пальцев покойного Сеньки. На фоне развития событий проводятся попытки создания советскими учёными нового голема, как оружия нового поколения.

В «Бесславных ублюдках» Квентина Тарантино аналогия с Големом применялась Гитлером к отряду американских евреев, уничтожавших бойцов рейха и бесследно исчезавших, порождая панику среди солдат.

В сериале «Шерлок», снятом в 2010 году о Шерлоке Холмсе на современный лад, был использован миф о Големе и сопоставлен с наёмным убийцей, который «выдавливал» жизнь из людей голыми руками.

В сериале « Сверхъестественное» в 13 серии 8 сезона показывается голем, который был создан защищать евреев в борьбе с нацистами-некромантами.

Аналогичный сюжет используется в 15 серии 4 сезона сериала "Секретные материалы", где еврейская девушка и её отец создают голем для мести неонацистам - убийцам её жениха.

В сериале «Рэй Донован» в 5 серии 1 сезона было упоминание о Големе, герой Эллиота Гулда (Ezra Goodman) сравнивает героя Джона Войта (Mickey Donovan) с мифическим персонажем. .В Российском многосерийном фильме"Ключи от бездны"есть часть серий "Операция Голем" однако про легендарный голем(мифический защитник некоего народа)есть лишь небольшой эпизод,не объясняющий смысл всего фильма.

В сериале "Гримм" в 4 серии 4 сезона еврейский раввин создает голема из красной глины для защиты своих родных.

Мультипликация и анимация[править | править вики-текст]

Легенда о Големе легла в основу серии «Истинное лицо монстра» мультсериала «Экстремальные охотники за привидениями». Также Голем — один из персонажей 4 серии 18 сезона «Симпсонов».[источник не указан 1305 дней]

Идея о големе как «боевом роботе» была использована в полнометражном аниме «Slayers Great» (ответвлении аниме-сериала «Рубаки»).

Голема Элиса при помощи написанных мелом слов и нарисованных мелом печатей призывала Шелли Кромвель в аниме «Индекс волшебства»/«Магический индекс» (To Aru Majutsu no Index) с 20 серии 1 сезона и далее.

26 серия японского аниме «Soul Eater» была посвящена големам, их созданию и свойствам. Действие происходило в деревне Лоэв (Чехия), в которой проживали создатели големов (название деревни, вероятнее всего, является выдуманным).

В аниме «Тристия» голем — один из центральных персонажей.

В полнометражном аниме «Летающий корабль-призрак» голем — робот, уничтожающий город.

В мультипликационном сериале Смешарики голем - глиняный сын Лосяша.

В аниме «Покемон» голем — финальная эволюция покемона джеодуда.

Театр[править | править вики-текст]

23 ноября 2006 года в театральном дворце Dum u Hybern в Праге состоялась премьера мюзикла «Голем».[5] Музыкальный спектакль написан Карелом Свободой, Зденеком Зеленкой и Лу Фананеком Хагеном и поставлен режиссёром Филипом Ренком.[6] Мюзикл играется на чешском языке и сопровождается английскими субтитрами.

Публицистика[править | править вики-текст]

Образ Голема приобрёл специальное значение в современной российской общественно-политической публицистике после появления в конце 1980-х в самиздате эссе Андрея Лазарчука и Петра Лелика.[7] В статье, где предлагалась оригинальная модель функционирования и развития советской административной системы, «Големом» назывался административный аппарат, понимаемый как информационный организм, преследующий собственные цели, отличные и от целей государства в целом, и от целей отдельных чиновников. Термин «административный Голем» в сходном значении широко использовался такими публицистами, как Сергей Переслегин, Константин Максимов и другими.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Цвейг С. Очерки. — М.: «Советская Россия», 1985. — С. 548. — 560 с. — (Художественная и публицистическая библиотека атеиста). — 100 000 экз.
  2. «Голем» (1969); Рус. изд.: Зингер, Исаак Башевис. Голем / Пер. И. Берштейн. — М.: Текст, 2011. — 48 с. — ISBN 978-5-751-60949-8
  3. Олег Юрьев. Новый Голем, или Война стариков и детей. — М.—Иерусалим: Мосты культуры / Гешарим, 2004, ISBN 5-93273-167-2
  4. Карацупа В. Тед Чан. 72 буквы. Архив фантастики. Проверено 18 мая 2009. Архивировано из первоисточника 24 августа 2011.
  5. Театры и мюзиклы, VISITPRAGUE.CZ
  6. Golem in newly reconstructed Hybernia theatre | ABC Prague
  7. Голем хочет жить

Литература[править | править вики-текст]

  • Bloch Chr. Der Prager Golem. 1919
  • Ludwig Albert. Der Golem, «Die Literatur». 1923—1924
  • Held Hans Ludwig. Das Gespenst des Golems. 1927
  • Gershom Scholem. Zur Kabbala und ihrer Symbolik. Stuttgart, 1973.

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.