Гончарова, Наталья Сергеевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Наталья Сергеевна Гончарова
Natalia Sergeyevna Goncharova.jpg
Дата рождения:

4 июня 1881({{padleft:1881|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:4|2|0}})

Место рождения:

дер. Ладыжино, Тульская губерния, Российская империя

Дата смерти:

17 октября 1962({{padleft:1962|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:17|2|0}}) (81 год)

Место смерти:

Париж, (Франция)

Гражданство:

Россия

Жанр:

живопись

Стиль:

авангардизм, лучизм, беспредметность

Влияние:

Поль Гоген, Сезанн, лубок, икона, примитив

Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Ната́лья Серге́евна Гончаро́ва (4 июня 1881[1], село Архангельское, Тульская губ. — 17 октября 1962, Париж) — русская художница-авангардистка. Внесла значительный вклад в развитие авангардного искусства в России. Правнучатая племянница жены Пушкина, Натальи Николаевны, в девичестве Гончаровой. По состоянию на 2009 год её картины стоят дороже, чем работы любой другой художницы в истории[2].

Происхождение[править | править вики-текст]

Принадлежала к дворянскому роду Гончаровых (потомков калужского купца Афанасия Абрамовича — основателя Полотняного Завода). Родилась в семье московского архитектора Сергея Михайловича Гончарова (1862—1935) и его жены Екатерины Ильиничны (урожд. Беляевой), дочери профессора Московской духовной академии[3].

Дед — волоколамский исправник коллежский секретарь Михаил Сергеевич Гончаров (1837—1867) — племянник Н. Н. Гончаровой-Пушкиной-Ланской. Его жена — бабушка Натальи Сергеевны — Ольга Львовна (урожд. Чебышёва; 1836—1908), сестра известного математика П. Л. Чебышёва.

Биография[править | править вики-текст]

Русские годы[править | править вики-текст]

Образование, ранние годы[править | править вики-текст]

Детство Гончаровой прошло в Тульской губернии, где её отцу принадлежали несколько сёл и усадеб: Ладыжино, Нагаево, село Лужны[4]. Прожив первые десять лет в имениях отца, Гончарова в далнейшем сожалела о том, что вынждена жить и работать в крупных городах, в то время как предпочла бы сельский быт. Путешествуя по России она так же проявляла больший интерес к исследованию деревень, нежели городов[5].

В 1891 году (по другим данным в 1892 году) году вместе семьёй переезжает в Москву[4][6][7].

В 1898 году окончила IV женскую гимназию[4] с серебряной медалью. В 1900 году пробует себя на медицинских курсах[4], но бросает их через три дня[5]. Позднее, по разговорам с Гончаровой М. Цветаева запишет: «Не вынесла мужеподобного вида студенток-медичек». В том же году, вслед за близкой подругой, в течение полугода учится на историческом факультете Высших женских курсов[5].

В 1901 году в качестве вольного слушателя поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на скульптурное отделение, в класс скульптора-импрессиониста П. П. Трубецкого[4]. Другим её учителем становится С. М. Волнухин[7].

По одной из версий в этом же году знакомится со своим будущим мужем М. Ф. Ларионовым. Однако по другой версии их знакомство могло случиться годом ранее: в списках работ Ларионова упоминаются его портреты Гончаровой 1900-го года[4].

В 1903 году совершает поездку в Крым и Тирасполь[6]. В Тирасполе Гончарова рисует плакаты для сельскохозяйственной выставки, которая проходит в здании, построенном её отцом[5]. Из поездки Гончарова возвращается с акварелями и пастелями выполненными в импрессионистский технике, которой она увлекается под влиянием Ларионова[4]. Привезенные картины приобретают коллекционеры современного искусства А. И. Морозов, Н. П. Рябушинский[7]. В том же году прерывает учёбу из-за состояния здоровья.

Возвращается в училище в 1904 году и переходит в мастерскую живописи, где её учителем становится К. А. Коровин[4][8]. Предпочтение живописи скульптуре часто связывают с влиянием Ларионова. В разговорах с М. Цветаевой Гончарова упоминает его слова, сказанные в годы обучения:

У вас глаза на цвет, а вы заняты формой. Раскройте глаза на собственные глаза!

Впрочем, Гончарова продолжает заниматься скульптурой. Дважды её работы отмечаются медалями: в 1904 году получает малую серебряную медаль за анималистические скульптурные этюды, второй медалью за скульптуры она награждается в 1907 году[4].

В 1909 году Гончарова прекращает вносить оплату за обучение и её отчисляют из училища[4][6].

Творческая деятельность[править | править вики-текст]

Наталья Гончарова, Автопортрет (1907)

С 1906 года Гончарова всё более интенсивно занимается живописью. В Париже она посещает ретроспективу Поля Гогена и увлекается фовизмом, отдаляясь от импрессионизма. Вскоре она пробует себя во многих других направлениях живописи: увлекается кубизмом и примитивизмом[4]. Одновременно Гончарова активно выставляет свои работы, принимая участие во всех значительных выставках современного искусства в России, некоторых европейских выставках[8]

  • Выставках Московского товарищества художников (1905, 1907),
  • Осеннем салоне в Париже (1906)
  • «Русской художественной выставке», организованной С. П. Дягилевым,
  • «Стефанос» (1907—1908. Москва),
  • «Звено» (1908. Киев),
  • Салонах журнала «Золотое руно» (1908—1909. Москва).

C 1908 года Гончарова живёт в доме построенном по проекту её отца (Трёхпрудный переулок, 2а)[4].

С 1908 по 1911 год даёт частные уроки в Студии живописи и рисунка И. И. Машкова[4].

К 1909 году относится первый опыт театральной работы: Гончарова подготавливает эскизы декораций и костюмов для постановки «Свадьбы Зобеиды» Гуго фон Гофмансталя, осуществленной в частной студии Константина Крахта[6] Также пробует себя в декоративно-прикладном искусстве, оформив скульптурные фризы некоторых московских особняков и разрабатывая рисунки обоев[9].

24 марта 1910 года в помещении литературно-художественного кружка Общества свободной эстетики Гончарова организует свою первую персональную выставку[7], на которой представлено 22 картины[10]. Выставка продолжалась лишь один день: из-за представленной картины «Натурщица (на синем фоне)» Гончарова обвиняется в порнографии, несколько работ конфискуется. Вскоре суд оправдывает художницу[4].

В 1912 году участвует в организованных Ларионовым футуристических прогулках с раскрашенными лицами по Москве[4]. Начинает заниматься иллюстрированием книг футуристов[4][11]:

По инициативе А. Кручёных издаются литографированные открытки с рисунками Гончаровой.

Совместно с Ларионовым организует и участвует в выставках «Бубновый валет» (1910), «Ослиный хвост» (1912), «Мишень» (1914), «№ 4». Входит в мюнхенское объединение Синий всадник и участвует в одноименной выставке в 1912 году.

Принимает участие в выставках «Мира искусства»(1911—1913. Москва, С.-Петербург), «Союза молодежи», «Московском салоне», выставках футуристов в Риме, постимпрессионистов в Лондоне(1912), галереи «Штурм» в Берлине, Первом немецком осеннем салоне (1913. Берлин), выставке современной живописи (1912. Екатеринодар)[4][12].

Крупнейшие персональные выставки Гончаровой состоялись в Москве, на Большой Дмитровке (осень 1913 года) и Петербурге (весна 1914 года), на них были представлены более 700 работ созданные с 1900 по 1913 год[4][13][14]. Московская выставка завершается выпуском первого каталога-монографии, посвященной Гончаровой и Ларионову под редакцией И. М. Зданевича. Предисловие каталога содержит часто цитируемое высказывание, приписываемое Гончаровой[15]:

Мною пройдено все, что мог дать Запад до настоящего времени, — а также все, что, идя от Запада, создала моя родина. Теперь я отряхаю прах от ног своих и удаляюсь от Запада, считая его нивелирующее значение весьма мелким и незначительным, мой путь к первоисточнику всех искусств — к Востоку. Искусство моей страны несравненно глубже и значительней, чем все, что я знаю на Западе

Среди историков искусства идёт спор о настоящем авторстве этих слов. Существует предположение, что автором был сам И. Зданевич. Однако высказывание схожих тезисов в более ранних текстах Гончаровой и Ларионова позволяет другим исследователям утверждать, что цитата соответствовала представлениям Гончаровой и её близкого окружения[15]. Позже, оказавшись в вынужденной иммиграции в Париже, Гончарова говорила: «Хотела на Восток, а попала на Запад».[5]

Drama v kabare futuristov No. 13.jpg

В 1913 году участвует в съёмках фильма Драма в кабаре футуристов № 13. На единственном сохранившийся кадре этого фильма запечатлена полуобнаженная Гончарова на руках Ларионова.

В 1914 году, по рекомендации Бенуа, Дягилев приглашает Гончарову в Париж для работы над «Золотым петушком»[8]. В Париже, помимо театральной работы, Гончарова и Ларионов устраивают весной 1914 года персональную экспозицию в галерее Поля Гийома, получившую одобрительные отзывы во французской прессе[16]

С началом Первой мировой войны Ларионов и Гончарова возвращаются в Россию. В 1914 году Гончарова выпускает литографическую серию «Мистические образы войны» — большие литографии на патриотическую тему.

В 1915 году работает над сценографией для театральной постановки «Веера» К. Гольдони в Камерном театре А. Я. Таирова. Эта работа Гончаровой заслужила высокую оценку В. Мейерхольда[17]. Выходит книга Т. Чурилина «Весна после смерти» с литографиями Гончаровой.

В апреле 1915 года состоялась последняя прижизненная выставка Гончаровой в России («Выставка живописи 1915 год»). В июне 1915 года Дягилев приглашает Гончарову и Ларионова для постоянной работы в его «Русских сезонах», они покидают Россию[4].

Цензура[править | править вики-текст]

После первой персональной выставки Гончаровой в Обществе свободной эстетики, газета «Голос Москвы» публикуется анонимный отзыв, в котором две картины («Натурщица с закинутыми за голову руками» и «Натурщица с руками на талии») называются порнографическими[18]. На следующий день полиция накладывает арест на эти работы и картину «Бог», которая, по мнению автора газетной заметки «хуже, чем порнография тайных карт»[10][19]. Гончаровой предъявляются обвинения в распространении порнографии («явно соблазнительных картин»). Те же обвинения выдвигают против организаторов выставки: В. Я. Брюсова, И. И. Трояновского, В. О. Гиршмана, К. И. Игуменова, В. А. Серова, и даже Б. Н. Бугаева, не имевшему отношению к выставке, однако написавшего текст, который обсуждался на выставке[10].

Историки называют нетипичным этот случай преследования художника в дореволюционной России. Само преследование художников, не занимающих политическую позицию, нельзя назвать распространенным в тот период, а до Гончаровой статья о порнографии не применялась по отношению к работам, имеющим художественную ценность[10].

Внимание полиции к выставке может объясняться реформой законодательства, которое с 1906 года расширяло возможности цензуры. Также отмечают сексистский контекст обвинений Гончаровой. Уже в заметке, опубликованной «Голосом Москвы» автора особенно возмущает, что нарушать моральные нормы позволяет себе женщина[10]. До начала XX века сама возможность женщин-художниц работать над обнаженной натурой была существенно ограничена[10]. Таким образом, жанр обнаженной натуры в исполнении художницы был непривычен и провокативен для московской публики. Сама Гончарова не имела большого опыта написания обнаженной натуры до 1908 года, когда она стала преподавателем в школе Машкова — именно на занятиях в этой школе были созданы арестованные «Натурщицы»[10].

Наконец, причиной судебного разбирательства могло стать место, где проходила выставка. Основным вопросом, который стоял перед судом, был вопрос о публичности представленной выставки. Гончарова, её адвокат В. Ходасевич и свидетели защиты указывали на то, что однодневная выставка была закрытым мероприятием, не предназначенным для широкой публики. Суд согласился с такой версией и на этом основании оправдал Гончарову[18]. Однако исследователи отмечают, что выставка в Обществе свободной эстетики, одной из самых заметных площадок столицы, лишь отчасти можно назвать закрытым событием[10][20]. Традиционно, картины написанные с обнаженной натуры демонстрировались в салонах для ещё более ограниченного числа зрителей.

Согласно каталогу выставки 1913 года Гончарова писала картины с обнаженной натуры с 1906 года по 1910 год, но после суда остановила свои занятия в этом жанре[10].

Но столкновения с цензурой на этом не остановились. В 1911 году с выставки «Бубнового валета» полиция потребовала убрать картину «Бог плодородия». В 1912 году церковь выступила против показа четырёхчастного цикла «Евангелисты», на выставке «Ослиный хвост»[11]: религиозный сюжет картины противоречил, по мнению цензора, названию и духу выставки[21].

В 1914 году по санкции обер-прокурора Синода арестовывается 22 картины с персональной выставки Гончаровой в петербургском «Художественном бюро» Надежды Добычиной[19] — несмотря на то, что картины были предварительно допущены духовным цензором[22]. Аресту предшествует публикация в прессе, критикующая использование авангардистских техник в изображении религиозных сюжетов[19]:

Выставленные кощунственные произведения должны быть немедленно убраны с выставки: нельзя же в самом деле допускать умышленное обезображивание святых лиц в виде посмешища среди зеленых собак, «лучистых» пейзажей и подобной «кубистической» дребедени.

За Гончарову заступаются бывший министр народного просвещения граф И. И. Толстой, вице-президент Академии художеств Николай Врангель и художник Мстислав Добужинский[19]. Под их давлением картины были возвращены[22].

Оценки работ Гончаровой в отношении традиций религиозной живописи расходятся. Поздние исследователи отмечают, что ни до Гончаровой, ни долгое время после «никто из российских художников не отходил в своем творчестве от традиций изображения священных образов настолько, что их творения можно было бы назвать принципиально новыми и современными интерпретациями»[23]. Отмечают наследование Гончаровой традиции лубка и крестьянским представлениям о религии, смешивающим христианские и языческие образы[19]. В то же время современник Гончаровой, архимандрит Александро-Невской лавры, ценил работы художницы именно за возрождение стиля, близкого древней иконописи . Такая позиция встречается и в поздних исследованиях[22].

Известно также о предложение А. Щусева Гончаровой расписать спроектированный им Троицкий храм, возведенный 1912 году году в селе Кугурешты (Бессарабия). Гражданская война и отделение Бессарабии не дали замыслу осуществиться, однако сохранились работы, выполненные Гончаровой для храма[22].

Встречается оценка Гончаровой как «наименее радикального художника русского авангарда», для которого провоцирование публики не имело того значения, как для ряда других авангардистов[24].

Сама Гончарова видела особую ценность в объединение художественных, религиозных и патриотических сюжетов в живописи[22]:

Религиозное искусство, которое может прославить государство, — прекрасная и магическая манифестация самого искусства.

Свои столкновения с цензурой она комментировала таким образом[3]:

Если у меня и происходят столкновения с обществом, так только из-за непонимания последним основ искусства вообще, а не из-за моих индивидуальных особенностей, понимать которые никто не обязан.

Французские годы[править | править вики-текст]

В 1915 году, приняв приглашение Дягилева работать в качестве художника для Русских сезонов, Гончарова вместе с мужем приехали во Францию, где уже и остались до конца жизни.

Скончалась в Париже 17 октября 1962 года.

Книжные иллюстрации[править | править вики-текст]

Наталья Гончарова известна как художник книги. Среди её работ:

Часть книг с иллюстрациями Н. Гончаровой переизданы в серии «Возвращение книги».

Рекорды[править | править вики-текст]

  • 18 июня 2007 года на вечерних торгах аукциона Christie's в Лондоне картина Гончаровой «Сбор яблок» (1909 год) была продана за 4,948 млн фунтов стерлингов (почти 10 млн долларов США), установив таким образом исторический рекорд стоимости работ художников-женщин[27].
  • 02 февраля 2010 года на вечерних торгах аукциона Christie’s в Лондоне картина Гончаровой «Испанка» (1916 год) была продана за 6 млн 425 тысяч 250 фунтов стерлингов или 10 млн 216 тысяч 148 долларов США, таким образом установлен новый исторический рекорд стоимости работ художников-женщин.[28][29]

Подделки[править | править вики-текст]

В 2011 году в Москве была проведена пресс-конференция, участники которой, эксперты Ирина Вакар и Андрей Сарабьянов и коллекционер Пётр Авен, заявили о примерно 300-х подделках Натальи Гончаровой, опубликованных в монографии Эндрю Партона «Гончарова: искусство и дизайн Наталии Гончаровой» и первом томе каталога-резоне Дениз Базету «Наталия Гончарова: её творчество между традицией и современностью».[30]

Галерея[править | править вики-текст]

Выставки[править | править вики-текст]

16 октября 2013 года в Третьяковской галерее на Крымском валу[31] открылась четырёхмесячная выставка Гончаровой «Между Востоком и Западом».[32] На выставке были представлены не только знаменитые живописные произведения Натальи Гончаровой, но и театральные эскизы, и работы, связанные с модой. Всего экспонировалось около 400 произведений.

Кинематограф[править | править вики-текст]

Библиография[править | править вики-текст]

Книги[править | править вики-текст]

Статьи[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Г. Г. Поспелов. Гончарова Наталия Сергеевна. БСЭ. Проверено 16 ноября 2013.
  2. Назарова Вера. В Третьяковке впервые выставлены «Купальщицы» Натальи Гончаровой // Вести. — 2009. — 9 декабря.
  3. 1 2 Осипова, Ирина (11.11.2013). «Подлинная амазонка». Эксперт 45.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Андрей Сарабьянов Наталья Гончарова. Энциклопедия русского авангарда. Изобразительное искусство. Архитектура. В 2 томах. Том 1. А-К. — Глобал Эксперт энд Сервис Тим. — ISBN 978-5-902801-10-8
  5. 1 2 3 4 5 Марина Цветаева «Наталья Гончарова (жизнь и творчество)». Проза (сборник). — Эксмо-Пресс. — P. 548–. — ISBN 978-5-4250-7859-9
  6. 1 2 3 4 Natalia Goncharova.
  7. 1 2 3 4 Гончарова Наталья Сергеевна.
  8. 1 2 3 Фрумкина, Ревекка (19.11.2013). «Выставка Гончаровой». Троицкий вариант 142.
  9. Наталия Сергеевна Гончарова.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Sexuality and the Body in Russian Culture. — Stanford University Press, 1998. — P. 99–. — ISBN 978-0-8047-3155-3
  11. 1 2 Гончарова Наталия Сергеевна.
  12. Гончарова Наталия Сергеевна.
  13. Васильева, Жанна (17.10.2013). «Цветы на лице». Российская Газета 6213.
  14. Дмитрий Буткевич. К столетию выставки Гончаровой и приурочена нынешняя экспозиция. Коммерсант ФМ (23.10.2013).
  15. 1 2 Шевеленко, Ирина. ««Суздальские богомазы», «новгородское кватроченто» и русский авангард». Новое Литературное Обозрение 124.
  16. Толстой, Андрей. «От Крайнего Севера до Атлантиды». Новая Юность 58.
  17. Г. В. Титова Творческий театр и театральный конструктивизм. — СПАТИ, 1995.
  18. 1 2 Вакар, Людмила. «Михаил Ларионов / Наталья Гончарова и Марк Шагал: диалог идей и образов». Бюллетень Музея Марка Шагала 14.
  19. 1 2 3 4 5 Федотова, Елена Woman power русского авангарда (22.10.2013).
  20. The Spectacle of Russian Futurism: The Emergence and Development of Russian Futurist Performance, 1910-1914. — University of Sheffield, 2005.
  21. «"Сбор винограда". Наталья Гончарова». Библейский сюжет.
  22. 1 2 3 4 5 Багдасаров, Роман (06.11.2013). «Амазонка иконописного авангарда». Независимая Газета.
  23. Эпштейн, Алек. «Духовная брань: как и почему оказались закрыты на засов ворота крупнейшего столичного центра современного искусства». Неприкосновенный запас 86.
  24. Долина, Кира (27.04.2002). «Самая неавангардная амазонка русского авангарда». Коммерсант 75.
  25. Н. Гончарова. Иллюстрации и оформление книги «Слово о полку Игореве»
  26. Н. Гончарова. Иллюстрации и оформление книги «Сказка о царе Салтане»
  27. Art sales: eclipsing the Impressionists — Telegraph
  28. «Финанс.» Пабло Пикассо и родственница Пушкина — рекордсмены Christie’s // finansmag.ru  (Проверено 4 февраля 2010)
  29. BBC Russian — Культура и шоу-бизнес — Портрет кисти Пикассо ушел с аукциона за $13 млн // bbc.co.uk  (Проверено 4 февраля 2010)
  30. Семендяева Мария. Обнаружены сотни подозрительных работ Натальи Гончаровой // Коммерсантъ-Online. — 2011. — 26 апреля.
  31. Обзорная иллюстрированная статья, предпосланная открытию масштабной выставки Гончаровой в ГТГ.
  32. Разработанный специально к этой выставке сайт знакомит с разными аспектами творчества Н. Гончаровой в исторической перспективе.

Ссылки[править | править вики-текст]