Датировка пьес Шекспира

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Датировка пьес Уильяма Шекспира — одна из важнейших проблем шекспироведения.

Издательские соображения, когда и что издать, не имели ничего общего с датой возникновения пьес. Так, в одном и том же 1600 г. появляются в печати и самая ранняя из драм Шекспира — «Тит Андроник» и отделённые от неё по времени написания на 4-5 лет «Венецианский купец» и лет на 8 «Много шума из ничего». Единственный вывод, который можно сделать — это то, что данная пьеса возникла не позже года её издания. Но для большинства пьес Шекспира даже эта приблизительная дата отпадает, потому что только около половины их появилось при жизни великого писателя, а 19 пьес впервые были напечатаны в посмертном in folio 1623 г. Гораздо более ценные указания дают некоторые свидетельства современников. В ряду их первое место занимают не раз цитированное нами место из «Palladis Tamia» Миреса. В этом произведении находится источник для хронологии целых 12 пьес — все они созданы не позже появления книги Миреса, то есть 1598 г. Одна из названных Миресом пьес — «Вознаграждённые усилия любви» (Love labours wonne) с этим именем не сохранилась. Названная вслед за «Бесплодными усилиями любви» (Love labors lost), она, вероятно, составляет вторую часть дилогии с этой пьесой и, по имеющему известное правдоподобие предположению некоторых исследователей, может быть, дошла до нас под заглавием «Конец венчает дело» (All’s well that ends well). Из других свидетельств ценны записи в дневниках юриста Мэннингэма о первом представлении «Двенадцатой ночи» в 1601 г., доктора Формана о представлении «Зимней сказки» в 1611 г., письмо Томаса Лоркина о первом представления «Генриха VIII» в 1613 г. и другие. Дают немало для хронологии шекспировских пьес многочисленные намёки в них на современные события. Если судьбе угодно было сделать из Шекспира писателя, стоящего вне времени и пространства, то это произошло совершенно помимо его воли. Сам же он, напротив того, всегда старался применяться к публике едва ли не каждого вечера и щедрой рукой рассыпал намёки на злобу дня. И вот по ним-то, поскольку удалось их понять, иногда можно датировать пьесу. Если в «Макбете», относимом к 1605 г., пророчески говорится о соединении «двух держав и 3 скипетров», то, конечно, потому, что это соединение произошло, когда на престол в 1603 г. взошёл Яков I. События 16091610 гг. отразились в «Буре», события начала 1590-х гг. — в «Бесплодных усилиях любви», события 1599-х гг. — в «Генрихе V» и т. д. До известной степени имеют значение эстетические признаки. Уже одна высота художественной зрелости, до которой Шекспир дошёл в «Гамлете» и «Лире», не даёт возможности отнести их к одному творческому периоду со слабыми комедиями, которыми молодой Шекспир дебютировал. Но и помимо этого слишком общего критерия, есть ещё ряд литературных признаков чисто внешнего свойства. Так, ранние произведения очень обильны латинскими цитатами и учёными сравнениями. В то время писатели больше гордились учёностью, чем талантом, и молодому дебютанту хотелось показать, что и он кое-что знает. Обильны ранние произведения Шекспира и разными изысканными выражениями, игрой слов, погоней за внешним остроумием. Все это было в литературном стиле времени, и не окрепший гений Ш. не мог от него уйти, но все это исчезает в великих произведениях зрелого периода, столь простых и естественных в своём желании дать действительную картину того, что происходит в скрытой глубине человеческого сердца.

Неожиданно блестящие результаты для уяснения эволюции творческих приёмов Шекспира дало изучение такой казалось бы совершенно внешней вещи, как метр (стихотворный размер) Ш. Многим, незнакомым с целью изучения шекспировского метра, кажутся каким-то жалким буквоедством подробнейшие расчёты английских шекспирологов (Walker, Bathurst, Ingram, Furnivall, англо-русский шекспиролог Р. И. Бойль и особенно Fleay), сколько в какой пьесе рифмованных строк, сколько нерифмованных, сколько стихов с ударением на последнем слоге, сколько с ударением на предпоследнем слоге и т. д. Но в действительности эта литературная статистика дала самые поразительные результаты. Оказывается, что метр Ш. — это органическое выражение внутреннего художественно-психологического процесса. С углублением художественной манеры Ш. у него меняется метр: от вычурности шекспировский метр переходит к полной простоте. Вначале художественные приёмы Ш. полны изысканности и модной манерности и соответственно этому крайне изыскано и нарядно его стихосложение. Молодой писатель не довольствуется скромным белым стихом, и в первых пьесах рифмованные строки преобладают над белыми стихами. В самой изысканной из пьес Ш. «Бесплодных усилиях любви» 1028 рифмованных стихов и 579 нерифмованных. Но вот гений Ш. все больше и больше склоняется к простоте и художественной искренности и отменяющая свободный полет чувства рифма постепенно исчезает. В заключительном аккорде великой художественной деятельности — в «Буре» всего только 2 рифмованные строчки на 1458 нерифмованных! Такому же упрощению постепенно подпадают другие частности метра. В первых пьесах почти нет слабых (weak) окончаний, то есть неударяемых, кончающихся союзом, наречием, вспомогательным глаголом — это считалось небрежностью; в позднейших же произведениях Ш. не обращает ровно никакого внимания на слабые окончания и число их доходит до 33 %. В первых пьесах автор внимательно смотрит за тем, чтобы белый стих был образцом пятистопного ямба, то есть заключал бы в себе ровно 10 слогов, но в позднейших его настолько поглощает забота о наилучшем выражении мысли, что он не стесняется прибавить и лишний слог: в ранней «Комедии ошибок» нет ни одного стиха в 11 слогов, в последних число их доходит до 20 %. Наконец, в ранних пьесах Ш. зорко следит за тем, чтобы было как можно меньше так называемых «Run-on-lines», то есть переходов мысли из одного стиха в другой. В «Бесплодных усилиях любви», в «Комедии ошибок» каждый стих, редко 2 стиха, представляют собой нечто вполне законченное. Но, конечно, это страшные тиски для сколько-нибудь глубокой мысли, и Ш. совершенно отбрасывает их в великих трагедиях. Мысль начинает занимать четыре, пять, шесть строк, сколько понадобится, и число «run-on-lines» растёт в геометрической прогрессии: в первых комедиях их 3 на 23 строки, в последних 21 на 24, то есть нечто диаметрально противоположное. Вот в какой прямо-таки органической зависимости находится метр Ш. от внутренней эволюции художественного роста великого писателя. Получается совершенно точный признак, дающий право сказать без преувеличения, что по метру литературный исследователь может также определять возраст шекспировских пьес, как определяет ботаник возраст дерева по ежегодным кольцам, делающим ствол все более и более могучим и величественным.

Названные пьесы вошли в состав первого издания — in folio 1623 г. Но из них в «Генрихе VI» Ш. только приложил руку к чужому произведению; «Тит Андроник», может быть, вовсе ему не принадлежит; видимо, в сотрудничестве с Вилькинсом написаны «Тимон Афинский» и «Перикл»; в «Троиле и Крессиде», вероятно, принимал участие Марстон и, наконец, едва ли может быть сомнение относительно того, что в «Генрихе VIII» Шекспир принимал лишь самое незначительное участие, а большая часть этой весьма слабой пьесы написана Флетчером и, может быть, Мэссенджером. Вместе с тем, есть драмы, не вошедшие в folio 1623 г., но, может быть, всё-таки написанные Шекспиром, и длинный ряд псевдошекспировских пьес, созданных спекуляцией на его имя. К числу «сомнительных» пьес обыкновенно причисляют «Эдуарда III» и «Двух знатных родичей». Псевдошекспировскими считаются: «Лондонский блудный сын», «История о Томасе, лорде Кромвеле», «Сэр Джон Ольдвэстль, лорд Кобгэм», «Вдова Пуританка», «Йоркширская трагедия», «Трагедия о короле Локрине», «Арден Фэвершэм», «Рождение Мерлина», «Муцедор», «Прекрасная Эмма».

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).