Дельфийский оракул

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 38°28′58″ с. ш. 22°30′22″ в. д. / 38.48278° с. ш. 22.50611° в. д. / 38.48278; 22.50611 (G) (O)

Руины в Дельфах

Дельфийский оракул (Delphicum oraculum) — оракул, то есть прорицалище, при храме Аполлона в Дельфах[1], расположенных на южном склоне горы Парнас в Фокиде[2]. Находился у подножия горы Парнас[3]. Согласно древнегреческой мифологии был основан самим Аполлоном на месте его победы над чудовищным змеем Пифоном. Дельфийский оракул, которым заведовала жрица (пифия), был одним из главных прорицалищ в эллинском мире.

Его появление относят к микенскому времени, а окончательное исчезновение — к IV в. н. э., расцвет оракула приходится на VII–V вв. до н. э. архаического и классического периодов истории Древней Греции[4].

Дельфийский оракул являлся символом Аполлоновой мудрости[5].

Мифология[править | править исходный текст]

Изначально оракул принадлежал Гее, охранялся драконом Пифоном (по другой версии драконихой) и место называлось Пифо (др.-греч. πύθω - подвергать гниению). Это было тогда, когда, как отмечает Бетти Редис, культ Геи был основным по всей Греции, пока его не вытеснили олимпийские боги[2]. Первой пророчицей Геи была горная нимфа Дафна (др.-греч. ἡ δάφνη - лавр). От матери Геи Фемида получила Дельфийский оракул, который передала сестре Фебе, а та — внуку Аполлону, который, обучившись искусству прорицания у Пана, прибыл в Дельфы, где убил охранявшего вход в прорицалище дракона Пифона и овладел оракулом. Тёмные хтонические пророчества сына Земли уступили место воле Зевса, отца богов и устроителя нового, Олимпийского космического порядка, выразителем которой выступил «метатель солнечных лучей», вызывающие в земле испарения для прорицания. После поражения дракона Аполлон собрал его пепел в саркофаг и установил траурные игры в честь Пифона. Затем Аполлон отправился искать жрецов для своего храма. В море он увидел корабль идущий из Кносса, что на Крите. Обернувшись дельфином, он силой своих чар привёл корабль в Крису, где открылся морякам и поведал о их предназначении. В Крисе моряки воздвигли жертвенник Аполлону и он был назван Дельфийским, в честь образа, в котором Аполлон им явился. Из Крисы моряки отправились к Парнасу, где стали первыми жрецами храма Аполлона. Пчёлы принесли из страны гипербореев храм из воска, а все последующие храмы сооружались по его образцу.

По Эсхилу, Дельфийский оракул первоначально принадлежал древнейшей прорицательнице, богине Гее, которая передала его своей дочери Фемиде, а та в свою очередь — своей сестре Фебе, которая предоставила его в виде подарка при рождении своему внуку Аполлону[6].

По ещё одной версии, после совместного владения оракулом Геи и Дафны, а затем Геи с Посейдоном, Гея передала свою часть Фемиде, а та - Аполлону, который выменял часть, принадлежавшую Посейдону, на остров Калаврию[6].

По гомеровскому гимну в честь пифийского (эпитет) Аполлона — он, вскоре после своего рождения прибыв с острова Делоса, овладевает оракулом, убивая своими стрелами охранявшего его змея Пифона, сына Геи, и назначает своими жрецами критских мужей из города Кносса; Аполлону пришлось очистить себя от убиения Пифона и смягчить гнев Геи[6][7].

В «Теогонии» Гесиода со святилищем в Пифо связывается древний миф о борьбе Зевса с Кроносом[8][уточнить].

По ещё одной версии, основателем древнего оракула Пифо считался сын Посейдона и нимфы Клеодоры Парнас[2], именем которого была названа гора Парнас.

История[править | править исходный текст]

Амфитеатр

Археологические раскопки, проводимые с конца XIX века, показали, что Касталийское ущелье было заселено с середины II тысячелетия до н. э., a религиозная значимость Дельф уходит корнями в Микенское время[9]. Мифы о Пифоне свидетельствуют о доаполлоновском культе, о догреческих истоках оракула. Святилище вознило, возможно, еще на рубеже Х–IХ вв. до н. э.[10] Дельфийский оракул был одним из древнейших, но позднее додонского[6]. Ещё Гомер в Илиаде пишет о «храме Феба пророка в Пифосе, утёсами грозном». Павсаний (Описание Эллады) рассказывает о четырёх последовательно построенных храмах: из лаврового дерева, из воска и перьев, из меди и камня.

Каменный храм, построенный, по преданию по желанию Аполлона зодчими Агамедом и Трофонием в сер. VII в. до н. э., сгорел в 548 г. до н. э. и был заменён новым, построенным с большим великолепием в дорийском стиле дельфийскими амфиктионами (постройка им обошлась в 300 талантов)[6], он был разрушен землетрясением в 373 г. до н. э. Нынешние руины являются остатками сооружения 369 — 339 гг. до н. э. Так как Аполлон считался покровителем колониальных экспедиций и вновь основанных городов, то перед началом новой экспедиции было принято обращаться к оракулу. Благодаря этому храм Аполлона стал своеобразным центром греческой колониальной политики, которую в изрядной степени контролировали жрецы оракула. В подданство принимались вновь создаваемые храмы в разных концах Средиземного моря. Были налажены отношения с этрусской династией Тарквинеев в Риме через посредство куманского храма. После падения этой династии (510 г. до н. э.) дельфийские жрецы, способствуя перенесению оракулов Куманской Сивиллы (сивиллиных книг) в Рим, смогли оказать воздействие на постепенную эллинизацию римской религии.

Расцвет Дельфийского оракула приходится к VII—V вв. до н. э.. Было принято по всем важным вопросам государственной и личной жизни обращаться к оракулу. Был осуществлён политический союз со Спартой, которая стала светским мечом храма. В Дельфы спешили посольства с богатыми дарами из многих царств Древнего мира. Мидас преподнёс в подарок храму золотой трон. Крёз был поклонником дельфийского Аполлона. Ослабление влияния храма началось со времени греко-персидских войн, когда Дельфы приняли сторону персов, надеясь стать религиозным центром Персидской империи. Но ещё во времена римского владычества в храме хранились денежные вклады из разных районов Средиземноморья.

Храм неоднократно был разграблен, горел во время нашествия галлов в 279 г. до н. э., а при императоре Феодосии (391 г. н. э.) его окончательно закрыли.

К. К. Зельин отмечал своеобразие местных отношений в Дельфах, в отличие от остальной Греции[11].

По мнению В. Тарна, Дельфы всегда стояли на страже гуманности. Однако Ф. Бёмер считает прямо наоборот, полагая, что у тамошних жрецов вообще отсутствовала "человечность" в современном смысле этого слова[12].

Храм[править | править исходный текст]

Храм находился на южном скалистом склоне Парнаса на высоте 700 м над уровнем моря. Склоны окрестных гор изобиловали источниками, наиболее известным из которых является Кастальский, окружённый лаврами посвящённых Аполлону. Около этого источника музы и нимфы источников собирались для пения под аккомпанемент аполлоновой лиры. На фронтоне храма были изречения Семи мудрецов: «познай самого себя», «ничего сверх меры», а также загадочное изображение буквы «Ε». Деревянное изображение этой буквы было приношением Семи мудрецов, афиняне заменили его на медное, а императрица Ливия подарила золотое. О значении этой надписи существует трактат Плутарха Херонейского (I—II вв. н. э.) «О надписи „Е“ в Дельфах», в котором высказываются следующие версии о смысле символа:

«

«Е» означает число «5», поскольку мудрецы хотели этим сказать, что их всего пять (Фалес, Солон, Питтак и Хилон), а тираны Клеобул и Периандр Коринфский не заслуживают имени мудрецов; «Е» означает вопросительную частицу др.-греч. "εἰ" и указывает, что к Аполлону обращаются с вопросами; буква «Е» означает второе лицо от глагола др.-греч. "εἰμι" - "εἷ", то есть «ты еси», ибо при входе в храм бог встречает входящих словами «Познай себя», а отвечать ему следует «ты еси», утверждая в нём тем самым истинное и чистое бытие; «Е» означает греческий союз др.-греч. "εἰ" («если») и указывает на присущую Аполлону диалектику; «Е» может соответствовать пифагорейской пятёрке.

»

Для посетителей были доступны: жертвенник Посейдону, статуи двух Мойр, Зевса-Мойрагета, Аполлона и железный трон поэта Пиндара.

Открытым остается вопрос про расселину в скале, откуда якобы поднимались дурманящие испарения. При исследовании храма Аполлона не было обнаружено никаких следов трещины или пещеры[13].

Оракул[править | править исходный текст]

Во внутренней части храма (адитон), недоступной для вопрошающих, находились золотая статуя Аполлона, лавровое дерево, священный источник и беломраморный Омфал с двумя золотыми орлами, а под ним находился саркофаг с пеплом Пифона. Посреди амфитеатра была площадка с расселиной в скале, из которой поднимались испарения ядовитого источника. Здесь же стоял золотой треножник.

Пророчества[править | править исходный текст]

В древности прорицания давались один раз в год — в день рождения Аполлона — 7 Бисия (середина февраля — середина марта), когда он возвращался от гипербореев. С VI в. до н. э. стали проводиться ежемесячно по седьмым числам, кроме трёх зимних месяцев, когда Аполлон гостил у гипербореев, а ещё позже — ежедневно, кроме особых нечистых дней, а также Пифия отказывалась давать прорицания человеку, осквернённому преступлением. Пифия выбиралась независимо от социальной принадлежности. До принятия сана она могла быть замужем. От неё требовалось преданность Аполлону и целомудрие. Перед пророчеством Пифия, омывшись в Кастальском источнике, надев золототканную одежду, распустив волосы, надевала на голову венок из лавровых ветвей, спускалась в адитон, где она пила из источника, жевала лавр, садилась на высокий треножник и, вдыхая испарения, принималась пророчествовать. При этом Пифия впадала в наркотический экстаз, произносила неясные отдельные фразы и бормотания, которые записывали и толковали жрецы (др.-греч. προφήτης — профеты) храма.

Сражаться серебряными копьями[править | править исходный текст]

На вопрос царя Македонии Филиппа, отца Александра Великого, как добиться победы над соседними державами: «Сражайся серебряными копьями, и ты везде победишь». Впоследствии Филипп, раньше соседей начавший чеканить золотую монету, подчинял один за другим греческие города, говоря, что нет такой неприступной крепости, куда не смог бы войти ослик, навьюченный золотом[14].

Лжепророчества и коррупция[править | править исходный текст]

Геродот приводит рассказ об обращении в Дельфы относительно законности происхождения царя из дома Эврипонтидов сына Аристона Демарата: желая его низложить, его коллега Клеомен использовал широко распространенный слух, что он был бастардом, «У спартанцев из-за этого возникли разногласия, и было решено вопросить оракул в Дельфах, Аристонов ли сын Демарат. Клеомен сумел привлечь на свою сторону Кобона, сына Аристофанта, весьма влиятельного человека в Дельфах, который убедил Пифию Периаллу дать ответ, угодный Клеомену: Демарат — не сын Аристона. Впоследствии, когда обман раскрылся, Кобон был изгнан из Дельф, Пифия лишилась сана», — пишет О. В. Кулишова. По версии Геродота, по причине своего нечестия Клеомен, подкупивший пифию, впоследствии сошёл с ума[15].

Источники[править | править исходный текст]

  • Аполлодор
    • «Библиотека»
    • «О богах»
    • «Хроника»
  • Гомер
    • «Илиада»
    • «Одиссея»
    • «Гимн к Аполлону»
  • Павсаний
    • «Описание Эллады»
  • Пиндар
    • «Пифийская ода»
  • Плутарх
    • «Греческие вопросы»
    • «Моралии»
    • «Об умирании оракулов»
    • «О „Е“ в Дельфах»
    • «О том, что Пифия не прорицает стихами»

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Parke Н. W. and Wormell D. E. W., Delphic oracle, v. 1-2, Oxf., 1956 (англ.)

Ссылки[править | править исходный текст]