Демонстрации в Грузии (1978)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Демонстрации в Грузии (14 апреля 1978) — массовые [1] митинги протеста грузинской интеллигенции и прочих активистов в Грузинской ССР, в первую очередь в столице республики г. Тбилиси.

События[править | править вики-текст]

В 1977 году была принята новая конституция СССР и в республиках стали готовиться новые проекты конституций. В 1978 году в грузинской газете «Заря Востока», издаваемой на русском языке, была опубликована статья 75 проектной конституции Грузинской ССР. Статья содержала явную попытку поставить русский язык выше остальных языков, которыми пользовалось население Грузии:

« Грузинская ССР обеспечивает употребление в государственных и общественных органах, культурных и других учреждениях русского языка и осуществляет всемерную заботу о его развитии.

В Грузинской ССР на основе равноправия обеспечивается свободное употребление во всех органах и учреждениях русского, а также других языков, которыми пользуется население.

Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются.
— газета «Заря Востока» согласно книге «История инакомыслия в СССР» Л. Алексеевой[2]
»

Но в действующей на тот момент конституции 1937 года статья о языке звучала так:

« Государственным языком Грузинской ССР является грузинский язык.
Национальным меньшинствам, населяющим территорию Грузинской ССР, обеспечивается право свободного развития и употребления родного языка как в своих культурных, так и государственных учреждениях.
Статья 156. Конституция Грузинской ССР 1937 года.
»

Среди студенческой и преподавательской среды прошёл слух, что грузинский язык по новой конституции Грузии больше не будет государственным. Митинги не были спонтанными: дочь директора «Грузия-фильм» Резо Чхеидзе, студентка Тбилисского университета Тамрико Чхеидзе распространяла листовки с призывами выйти на демонстрацию.[2]

События были спровоцированы желанием грузинской интеллигенции сохранить у грузинского языка статус официального языка Грузии наряду с русским языком, согласно тому, что двуязычие и даже многоязычие уже стало стандартной, юридически закреплённой практикой в остальных национальных республиках и автономиях СССР. Исключение из правила долгое время составляли три закавказские республики. Модификация конституции в Азербайджане не вызвала активных протестов, ситуация в Армении была более напряжённой, но только в Грузии начались массовые митинги протеста, хотя статьи конституции о государственных языках закавказских республик были идентичны[3][4][5]. Верховный Совет Грузии, а также партийный аппарат республики во главе с Э. А. Шеварднадзе осторожно, но довольно настойчиво поддержали протесты. В итоге Шеварднадзе зачитал перед собравшимися текст 75-й статьи новой конституции Советской Грузии:

« Государственным языком Грузинской Советской Социалистической Республики является грузинский язык.

Грузинская ССР осуществляет государственную заботу о всемерном развитии грузинского языка и обеспечивает его употребление в государственных и общественных органах, учреждениях культуры, просвещения и других.
В Грузинской ССР обеспечивается свободное употребление в этих органах и учреждениях русского и других языков, которыми пользуется население.

Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются.
Конституция Грузинской ССР 1978 года
»

Предпосылки[править | править вики-текст]

Активность грузинского населения в языковом вопросе объяснялась несколькими факторами. Большинство протестов были вызваны «половинчатой» национальной политикой самого же Кремля, который поощрял коренизацию, а в качестве «национально-культурных» уступок допускал некоторую, постоянно увеличивающуюся «приватизацию местной власти» сплочёнными национал-коммунистическими элитами республик, что в свою очередь ещё более усиливало стремления патриотически настроенной молодёжи к государственному самоопределению за счёт мобилизации гуманитарной интеллигенции, студенчества и маргинальных слоёв населения. Во избежание прямого конфликта властных элит Кремля и Грузии, митинги преподносились властями Грузии как «молодежная инициатива». Задачи протестующих облегчала относительная демографическая молодость грузин, наличие древних традиций собственной государственности и разного рода национальные преференции, заложенные самой советской системой. Особую активность проявило грузинское студенчество Тбилиси. Особенно выделился Тбилисский государственный университет, где в 1976 году часть технических курсов перешла на русский язык преподавания, вызвав скрытое и явное недовольство грузинской национальной интеллигенции. В демонстрации участвовало до 100 тыс. чел.

Интересно, что позициям грузинского как национального и тем более родного языка грузин прямой угрозы от русского фактически уже давно не было, так как русское население Грузии интенсивно сокращалось с начала 1960-х за счёт эмиграции. К концу 1970-х дерусификация республик Закавказья приняла необратимый характер. Однако универсальные и европейские по своей сути русский язык и русская культура по-прежнему служили в роли буфера между растущими амбициями титульной грузинской элиты и другими национальными элитами автономий, опасающихся нарастающей грузинизации республики.

Поэтому митинги грузин осложнили отношения грузинской национальной элиты с многочисленными национальными меньшинствами Грузии. В ответ на демонстрации 29 марта 1978 года в нескольких сёлах Гудаутского района Абхазии состоялись сходы, на которых было подписано «Письмо 130-ти» и вновь звучали требования прекратить массовое переселение грузин на территорию Абхазии. В результате Абхазская АССР по новой конституции получила 3 официальных языка: абхазский, грузинский и русский[1][6].

Последствия[править | править вики-текст]

В целом демонстрации завершились победой грузинских националистов, и грузинский язык остался единственным государственным в республике. События в Грузии стали первым испытанием для русскоязычного руководства советской власти на прочность со стороны местных национальных элит, которое оно не прошло. Вкус победы активизировал националистические тенденции и поставил под сомнение национальную политику советской власти в других республиках.

Дальнейшие события[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Советский Кавказ в 1970-е годы: предчувствие гражданской войны. «ИНТЕЛРОС — Интеллектуальная Россия»
  2. 1 2 Л. Алексеева. «История инакомыслия в СССР». Глава: «Грузинское национальное движение»
  3. «Конституция СССР: политико-правовой комментарий». Политиздат, 1982. А. Е. Бовин, Б. Н. Пономарёв.
  4. « Статья 73. Государственным языком Азербайджанской Советской Социалистической Республики является азербайджанский язык.

    Азербайджанская ССР обеспечивает употребление в государственных и общественных органах, учреждениях культуры, просвещения и других азербайджанского языка и осуществляет государственную заботу о всемерном его развитии.
    В Азербайджанской ССР на основе равноправия обеспечивается свободное употребление во всех этих органах и учреждениях русского языка, а также других языков населения, которыми оно пользуется.

    Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются.
    Конституция Азербайджанской ССР 1978 года
    »
  5. « Статья 72. Государственным языком Армянской Советской Социалистической Республики является армянский язык. Армянская ССР осуществляет государственную заботу о всемерном развитии армянского языка и обеспечивает его употребление в государственных и общественных органах, в учреждениях культуры, просвещения и других.

    В Армянской ССР обеспечивается свободное употребление в этих органах и учреждениях русского и других языков, которыми пользуется население.

    Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются.
    Конституция Армянской ССР 1978 года
    »
  6. « Статья 70. Государственными языками Абхазской АССР являются абхазский, грузинский и русский языки.

    Абхазской АССР осуществляет государственную заботу о всемерном развитии абхазского языка и обеспечивает его употребление его и других государственных языков в государственных и общественных органах, в учреждениях культуры, просвещения и других.
    В Абхазской АССР на основе равноправия обеспечивается свободное употребление в этих органах и учреждениях других языков, которыми пользуется население.

    Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются.
    Конституция Абхазской АССР 1978 года
    »

См. также[править | править вики-текст]