Догерманский субстрат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Догерма́нский субстра́т — лингвистическая гипотеза, согласно которой особенности лексики, морфологии и синтаксиса германских языков, отличающие их от прочих индоевропейских языков, объясняются наличием слоя лексики доиндоевропейского происхождения. Прагерманский язык, согласно данной гипотезе, родился в ходе неолитической креолизации носителей языков разных семей — индоевропейской и доиндоевропейского субстрата.

Гипотезу выдвинул в 1932 году немецкий лингвист Зигмунд Файст, который считал, что около трети лексических элементов прагерманского языка происходят из субстрата доиндоевропейского происхождения, и что предполагаемое упрощение системы индоевропейских флексий возникло в результате контакта языков различного происхождения[1].

До настоящего времени остаётся под вопросом культурная принадлежность носителей доиндоевропейского германского субстрата. Среди кандидатов в субстратные культуры исследователи в разные годы рассматривали культуру Эртебёлле, культуру ямочной керамики, культуру воронковидных кубков и культуру шнуровой керамики. По современным представлениям, культуру Эртебёлле можно несомненно отнести к доиндоевропейскому субстрату, культуру ямочной керамики — к носителям палеоевропейских или финно-угорских языков, тогда как культура шнуровой керамики с большой вероятностью была индоевропейской по языку. Языковая принадлежность культуры воронковидных кубков остаётся под вопросом.

В начале XXI века теорию догерманского субстрата существенно развил немецко-австралийский лингвист Роберт Майлхаммер[2], показавший в своей работе «Германские сильные глаголы», что сильные глаголы германских языков не имеют индоевропейской этимологии, и что сама система сильных глаголов также, по-видимому, имеет неиндоевропейское происхождение[3].

Теория догерманского субстрата не является общепризнанной среди лингвистов.

Характеристики прагерманского языка и объясняющие гипотезы[править | править вики-текст]

Германские языки представляют собой группу с ярко выраженными собственными характеристиками в рамках индоевропейской семьи: первая ротация согласных по закону Гримма представляет собой существенное изменение, затронувшие все смычные согласные в словах, унаследованных из праиндоевропейского языка; впрочем, если справедлива глоттальная теория, то прагерманская система согласных как раз более консервативна, чем таковая в большинстве других индоевропейских языков.

Кроме того, в германских языках отмечаются и другие инновации (по сравнению с протоиндоевропейским) в сфере грамматики. По мнению Файста, часть падежей, отмеченных в наиболее консервативных индоевропейских языках, таких, как санскрит или литовский, отсутствуют в германских. Эта характеристика, однако, стала предметом споров: лингвист Эдуард Прокош[4] считал, что общеиндоевропейские элементы преобладали и в германских языках. Кроме того, в ряде других древних индоевропейских языков (например, в хеттском и древнегреческом) также отмечается уменьшение числа падежей по сравнению с праиндоевропейским.

По мнению Эдгара Поломе[5], отсутствие некоторых падежей, реконструированных лингвистами для протоиндоевропейского, вовсе не обязательно объясняется упрощением языков в ходе контактов с инородными языками. Ведь существует, например, достаточно заметное структурное сходство между глагольной системой современных германских языков и хеттского языка, однако сходство исчезает, если сравнивать с хеттским языком не современное, а более древнее состояние германских языков, засвидетельствованное, например, в современном исландском языке.

Согласно гипотезе, прагерманский язык возник как гибрид (креольский язык) двух индоевропейских диалектов, один из которых относился к группе кентум, а другой — сатем, однако к моменту гибридизации взаимопонимание между ними сохранялось. Эта гипотеза является попыткой объяснить сложность причисления германских языков к одной из двух групп и связанные с этим затруднения в определении места германских языков на древе индоевропейских. Согласно традиционной точке зрения, германские языки причисляются к группе «кентум».

В германских языках ряд слов не подчиняются правилу консонантной ротации: ūp = «up» является аналогом санскритского upa- и ведийского upári: обычно, где в германских языках встречается «p», ему соответствует общеиндоевропейский b, однако в данном случае, когда «p» имеется также и в санскрите, можно предположить, что и в праиндоевропейском имелся «p», который, однако, в германских языках должен был иметь в качестве параллели «ūf ».

Теория Хокинса[править | править вики-текст]

Британский лингвист Джон Хокинс внёс дальнейший вклад в развитие теории германского субстрата[6]. По его мнению, носители прагерманского языка встретились с носителями некоего неиндоевропейского языка, из которого были заимствованы многочисленные элементы. Хокинс предполагает, что трансформации, описываемые законом Гримма, являются результатом попытки людей, говоривших на неиндоевропейском языке, выговорить звуки, опираясь на фонетику собственного языка. Хокинс связывает этих людей с носителями культуры шнуровой керамики, которая, согласно некоторым гипотезам, сложилась в результате влияния индоевропейских мигрантов на носителей доиндоевропейской культуры воронковидных кубков.

Как полагал Тео Феннеманн, ряд культурных терминов, характерных для германских языков, встречаются только в северной Европе и не встречаются в других индоевропейских языках — это, например, название ash для пепла[7].

Хокинс, в дополнение к этому, утверждает, что более 1/3 исконного лексикона германских языков имеет доиндоевропейское происхождение, и считает причиной этого наличие субстратного языка. К доиндоевропейской лексике Хокинс относит мореплавательную, земледельческую, технологическую, военную лексику, названия животных и рыб, общинных и социальных институтов. Ниже приведена выдержка из списка Хокинса (все примеры взяты из английского языка):

Мореплавание Война, оружие Животные, рыбы Общество Разное
  • sea
  • ship
  • strand
  • ebb
  • steer
  • sail
  • keel
  • oar
  • mast
  • north
  • south
  • east
  • west
  • sword
  • shield
  • helmet
  • bow
  • carp
  • eel
  • calf
  • lamb
  • bear
  • stork
  • king
  • knight
  • house
  • wife
  • bride
  • groom
  • earth
  • thing
  • drink
  • leap
  • bone
  • hand
  • sick
  • evil
  • little

Для некоторых из терминов, предложенных Хокинсом, другими исследователями предлагалась индоевропейская этимология. В частности, слово helmet пытались связать с реконструируемым индоевропейским *kel- («скрывать», «охватывать»), а east — с праиндоевропейским *h₂eus-ro- («белый»). Возможно, кроме того, что ряд праиндоевропейских корней просто не сохранились в других современных индоевропейских словах: предполагалось, к примеру, что слово wife (англ. «жена») могло быть связано с тохарским B kwipeвульва»), из реконструируемого ПИЕ *gʷíh₂bʰo-.

В целом, если перечень индоевропейских корней, который составил Калверт Уоткинс, приведенный в словаре The American Heritage Dictionary of the English Language, опубликованном 1969 г., содержал ряд слов, которые, как считал составитель списка, существовали лишь в германских языках, то по современным данным, список этих «исключительно германских слов» существенно сократился.

Некоторые из недавних исследований по прагерманскому языку прямо отрицают гипотезу догерманского субстрата[8].

С другой стороны, гипотезу догерманского субстрата поддерживает школа исторической лингвистики в Лейдене. Точка зрения школы изложена, например, в 1-м томе Этимологического словаря нидерландского языка, выпущенного в 2003 г.[9]

Теория Виика[править | править вики-текст]

Финский фонолог Калеви Виик предложил спорную гипотезу, согласно которой германский субстрат мог представлять собой один из финно-угорских языков. По мнению Виика, существует сходство между типичными ошибками финноговорящих в английском произношении и фонетическими мутациями, которые засвидетельствованы при переходе от праиндоевропейского к протогерманскому языку. Аргументация Виика основывается на гипотезе о том, что во время оледенения в древней Европе существовали изолированные группы населения, относящиеся к трём языковым семьям — финно-угорской, индоевропейской и баскской. Согласно Виику, носители финно-угорских языков якобы раньше всех распространились по Европе и оказали влияние на более поздних вторженцев, говоривших на индоевропейских языках, в том числе и на прагерманских[10].

Большинство лингвистов отвергают теорию Виика[11]. Существование в древней Европе других неиндоевропейских языков, таких, как тирренские языки, усложняет ситуацию, поскольку гипотеза Виика игнорирует их существование.

Генетические данные[править | править вики-текст]

Новый свет на гипотезу догерманского субстрата пролила генетическая генеалогия. Если среди большинства индоевропейских народов по мужской линии доминируют различные субклады Y-хромосомной гаплогруппы R[источник не указан 1201 день], то среди носителей германских языков отмечен исключительно высокий[источник не указан 1201 день], по сравнению с прочими народами, процент гаплогрупп I1 и I2b, предположительно преобладавших среди доиндоевропейского населения Европы. С другой стороны, данный факт находится в прямом противоречии с гипотезой Виика, поскольку среди современных финно-угорских народов, независимо от места их обитания, доминирующей Y-гаплогруппой является N, тогда как I представлена относительно редко[источник не указан 1201 день].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Sigmund Feist, «The Origin of the Germanic Languages and the Europeanization of North Europe», in Languages, 8, 1932, pagine 245—254 (prima pagina su JSTOR.org]).
  2. Robert Mailhammer
  3. Mailhammer R. (2005) The Germanic Strong Verbs.
  4. Eduard Prokosch, A Comparative Germanic Grammar, University of Pennsylvania, Linguistic Society of America, Philadelphia 1939 ISBN 9-991-03485-4
  5. Edgar C. Polomé, «Types of Linguistic Evidence for Early Contact: Indo-Europeans and Non-Indo-Europeans», in Markey-Greppin (a cura di), When Worlds Collide, 1990, pp. 267-89.
  6. John A. Hawkins «Germanic Languages», in The Major Languages of Western Europe, Bernard Comrie, ed., Routledge 1990. ISBN 0-415-04738-2.
  7. Theo Vennemann, «Languages in prehistoric Europe north of the Alps», in Alfred Bammesberger, Theo Vennemann (a cura di), Languages in Prehistoric Europe, C. Winter editore, Heidelberg 2003, pagine 319—332.
  8. Например, Джозеф Б. Войлс (en:Joseph B. Voyles) (Early Germanic Grammar, Academic Press, 1992. ISBN 0-12-728270-X) вообще не упоминает данную гипотезу.
  9. Marlies Philippa et al. (a cura di), Etymologisch woordenboek van het Nederlands, Amsterdam University press, vol. 1, 2003.
  10. Kalevi Wiik Eurooppalaisten juuret, 2002 («Radici degli Europei»,  (фин.)); Suomalaisten juuret, 2004 («Radici dei Finlandesi»,  (фин.)).
  11. Confutawione di Petri Kallio, Jorma Koivulehto, Asko Parpola sul sito della Federation of Finnish Learned Societies ( (фин.)); Confutazione di Johanna Laakso sulle pagine personali nel sito dell’università di Vienna; Cornelius Hasselblatt, «Wo die wahre Revolution ist», in Wiener elektronische Beiträge des Instituts für Finno-Ugristik, 2002, pagine 1-15 (ISSN 1609-882X, università di Vienna;  (нем.)).

Литература[править | править вики-текст]