Домик Чехова

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Домик Чехова
Chekhov Birthhouse.jpg
Город Таганрог, ул. Чехова, 69
Основные даты:
1859 — поселилось семейство Чеховых
1860 — родился Антон Чехов
1910 — на доме установлена мемориальная доска
Известные насельники Антон Чехов
Александр Чехов
Николай Чехов

Домик Чехова — государственный мемориальный музей, расположенный в Таганроге в небольшом флигеле (ул. Чехова, 69), в котором родился А. П. Чехов.

История[править | править вики-текст]

Постройка флигеля относится к 1850 году[1]. Построен из глинобитного кирпича, оштукатурен, выбелен. Площадь дома составляет 30,5 м². Расположен на территории бывшего домовладения таганрогского купца А. Д. Гнутова. В те времена здесь находились 3 небольших флигеля, каретный сарай и хозпостройки. Купец 3 гильдии П. Е. Чехов проживал с семьёй в этом флигеле с конца 1859 по март 1861 года. По всей видимости, Павла Егоровича Чехова привлекла к этому флигелю сходная цена за аренду, а также — близость к Петровской площади, где ему принадлежала бакалейная лавка. Именно здесь 29 января 1860 года родился третий сын Чеховых, Антон, будущий великий писатель[1].

История создания музея[править | править вики-текст]

К пятидесятилетию со дня рождения Чехова, в 1910 году, по инициативе Е. М. Гаршина, брата известного писателя, на стене дома появилась мемориальная доска[2]. Гаршин же был инициатором создания в домике постоянного музея.

В январе 1910 года М. М. Андреев-Туркин докладывал на заседании Чеховского кружка, что город решил подождать с покупкой ввиду непомерно высокой цены, проимой владелицей г-жой Коваленко[3]. По оценке города место это стоило 4500-5000 рублей, а Коваленко запрашивала 10000 рублей[3].

Решение о покупке было принято в 1916 году, но потом ещё целых четыре года, числясь на городском балансе как будущий музей, дом сдавался для проживания частных лиц[4].

В 1921 году над опустевшим флигелем на общественных началах взяли шефство два таганрогских учителя, Елена Фёдоровна Кузьменко и Фёдор Тимофеевич Губа. Елена Фёдоровна Кузьменко, поселившись летом 1921 года в этом дворе, обнаружила на запущенном флигеле мемориальную доску. Кузьменко и Губа обмазали домик глиной, побелили стены, подкрасили ставни. Узнав о задумке создать музей потянулись во двор люди, чьи судьбы каким-то образом пересекались с семьёй Чехова. Передали в собрание чудом сохранившийся гимназический табель с отметками Чехова, его сочинения, картину написанную братом Николаем. Изготовили даже копию посудной утвари, чтобы заполнить пустой кухонный закуток.

В 1926 году возле дома впервые зацвели саженцы вишнёвых деревьев, высаженных на деньги горсовета. Тогда же открылась первая музейная экспозиция, иллюстрирующая таганрогский период жизни Антона Павловича. Губа и Кузьмненко совмещали обязанности экскурсоводов и смотрителей музея.

В 1931 году в Таганрог «поднимать» газету «Донская правда» был направлен журналист Александр Моррисон[5].

В Таганроге кроме газетной работы, отнимающей не только дневные, но и ночные часы, отец озабочен был еще тем, что попал на родину Чехова — его любимого писателя. Первым делом отправились мы на Чеховскую улицу. Держась за руку отца, я вошла под сень цветущих вишневых деревьев, чуть выше меня ростом. Домишко поразил меня своими игрушечными размерами, внутри—следы запустения, особенно разительные рядом с белоснежным кипением за окном. Облупившиеся, затоптанные половицы, обои, засиженные мухами, несколько фотографий, едва различимых сквозь пыльные, треснувшие стекла. Печка была набита скомканной бумагой. Отец потянул листок, расправил, поднес к свету. — Не может быть! Верочка, это... это его автограф! Мать взяла листок и, охнув, опустилась на единственный стул. Призвали какого-то старика сторожа. — Дров-то не дают, — оправдывался он. — Не топить — так и так сырость все съест. — И много пожгли? — А кто ж считал? Там во-он еще сколько! Отец занялся спасением уцелевшего, организацией дома-музея, розысками старожилов, знавших Чехова. Так вошел в наш дом и стал другом отца и церемонным поклонником мамы старик Туркин, сидевший на одной парте с Чеховым в гимназии. Высокий, сухощавый, со спокойно-веселыми манерами — никак не подумаешь, что ему пришлось пережить ночь в ожидании расстрела (в битком набитом сарае) у красных, в последнюю минуту быть спасенным приходом белых, потом при красных опять скрываться по причине неподходящего происхождения и, наконец, жить много лет притаясь... Вместе с отцом он деятельно взялся за работу в музее: восстанавливал по памяти обстановку, разыскивал ее остатки, фотографии.[6]

Нелли Морозова

Ссылки[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Кожевникова Е.А. Домик Чехова // Таганрог. Энциклопедия. — Таганрог: Антон, 2008. — С. 326. — ISBN 978-5-88040-064-5.
  2. Киричек М.С., Ревенко Л.В. Гаршин Евгений Михайлович // Таганрог. Энциклопедия. — Таганрог: Антон, 2008. — С. 274. — ISBN 978-5-88040-064-5.
  3. 1 2 Собств. корр. В чеховском кружке // Таганрогский вестник. — 1910. — 31 янв.
  4. Вовк Е. Помним, храним... // Таганрогская правда. — 2013. — 26 сент.
  5. Морозова Н. А. Мое пристрастие к Диккенсу. Семейная хроника ХХ век. — М.: Новый хронограф, 2011. — С. 19. — ISBN 978-5-94881-170-3.
  6. Морозова Н.А. Мое пристрастие к Диккенсу. Семейная хроника ХХ век. — М.: Новый хронограф, 2011. — С. 16. — ISBN 978-5-94881-170-3.