Дубинушка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Дубинушка» в исполнении Федора Шаляпина)

«Дуби́нушка» — название ряда русских песен, русских народных и написанных на их основе авторских. Делятся на две группы, в зависимости от мелодии — народной и переработанной на ее основе авторской, положивший народную в припев. Из них наиболее известно две:

  1. «Дубинушка», официально в песенниках «Эй, ухнем!» — русская народная песня, изначально крестьянская, затем бурлацкая[1]. Словарь Михельсона 1904 года характеризует народный вариант «Дубинушки» как «песню, употребляемую при вбивании свай и дружной совместной работе — для одновременного напряжения сил»[2]. В переносном значении выражение «Эх, дубинушка, ухнем!» используется с весёлой иронией в тех случаях, когда проблему нельзя решить никаким образом, кроме как тяжёлым физическим трудом.[3]. Широко известен её припев: «Эх, дубинушка, ухнем! Эх, зелёная, сама пойдёт, сама пойдёт! Подёрнем, подёрнем, Да ухнем!». Известна в нескольких вариантах, широко использовалась для импровизации, позже она и другие бурлацкие напевки использовались для создания литературных русских песен.
  2. «Дубинушка» — знаменитая революционная песня, созданная в 1860-х годах на основе дополнения и авторской обработки В. И. Богдановым и А. А. Ольхиным народной песни. Эта песня стала революционным символом конца XIX-начала ХХ века, и была особенно известна, в частности, по её исполнению Фёдором Ивановичем Шаляпиным. Существует ряд вариаций на основе революционной песни.

Исходный народный текст[править | править исходный текст]

Иван Шишкин, «Рубка леса», 1865

Как указывают исследователи русских песен, припевы, употребляемые в различных комбинациях («Дубина, дубинушка!», «Подёрнем, подёрнем!», «Эй, ухнем! Эх, зеленая сама пойдет!» — см. Дубинушка (варианты)) восходят к старинному способу выкорчевывания деревьев под пашню: сначала перерубливали корни деревьев, затем тянули дерево за веревку, привязанную к вершине. Если как следует потянуть, тогда «зеленая дубинушка» (дерево) «сама пойдет» (упадёт)[4].

Народные песни с этими распространенными припевами послужили основой для создания В. И. Богдановым и А. А. Ольхиным общеизвестных ныне литературных песен (см. ниже)

Эти песни не имели повествовательного сюжета, являясь своего рода «рабочим инструментом» (т. н. «трудовые припевки»), необходимым, чтобы задать определённый темп работы, а также занять тружеников (ср. песни древнегреческих гребцов, негритянские рабочие песни или песни шанти моряков британского флота).

Мы бьем первую
залогу

Мы бьем первую залогу,
Просим Бога на подмогу.
Припев:
Эх, дубинушка, ухнем!
Эх, зеленая, сама пойдет,
Сама пойдет!

Что ж ты, сваюшка, стала,
Аль на камушек попала?
Припев.
Как мы сваюшку затурим,
Сядем трубочки закурим.
Припев.
Эй, ребята, плохо дело,
На каменья свая села.
Припев.

Припевы из этих песен лесорубов перешли затем в песни бурлаков (тех же крестьян, занявшихся отходным промыслом), тянущих суда по рекам против течения[5].

Как правило, песни пелись для синхронизации и координации сил бурлацкой артели в один из самых напряженных моментов: страгивании расшивы с места после подъёма якоря. Указывают, что когда расшива загружалась камнем, случались моменты, когда осадка судна увеличивалась и судно плотно садилось на дно. Тогда бурлаки срубали огромную сосну, стаскивали её в реку Волгу и цепью к ней привязывали расшиву. Именно об этом моменте и поётся в песне. Ветки огромной сосны распирались быстрым течением и сосна стаскивала расшиву с мелководья.

Песни продолжали использоваться и в строительстве, вообще, при любом тяжелом физическом труде. Владимир Гиляровский описывает обустройство Театральной площади:

Начали перестраивать Неглинку, открыли её своды. Пришлось на площади забить несколько свай.

Поставили три высоких столба, привезли тридцатипудовую чугунную бабу, спустили вниз на блоке — и запели. Народ валил толпами послушать.
Эй, дубинушка, ухнем, эй, зеленая, подернем!..
Поднимается артелью рабочих чугунная бабища и бьет по свае.
Чем больше собирается народу, тем оживленнее рабочие: они, как и актёры, любят петь и играть при хорошем сборе.(…) «Дубинушку» пели, заколачивая сваи как раз на том месте, где теперь в недрах незримо проходит метро.
В городской думе не раз поговаривали о метро, но как-то неуверенно. Сами «отцы города» чувствовали, что при воровстве, взяточничестве такую панаму разведут, что никаких богатств не хватит…
— Только разворуют, толку не будет. А какой-то поп говорил в проповеди:
— За грехи нас ведут в преисподнюю земли. «Грешники» поверили и испугались. Да кроме того, с одной «Дубинушкой» вместо современной техники далеко уехать было тоже мудрено.

Импровизации[править | править исходный текст]

Бурлаки на фото 1900-х годов

Гаршин описывает, как при строительных работах импровизировали насчет причастного к стройке начальства: «Я не переставал радоваться при виде горячего участия, с которым Всеволод относился к этому делу; он почти неотлучно находился на работе и каждый день должен был давать на водку рабочим, которые в своей неизменной „Дубинушке“ импровизировали в честь его дифирамбы вроде того, что „Всеволод Михайлыч, наш милый паныч, даст нам на могорыч“ и т. п.»[6]. Евгений Замятин рассказывает: «Бывает вот, над кладью грузчики иной раз тужатся-тужатся, а все ни с места. Уж и дубинушку спели, и куплет ахтительный какой-нибудь загнули про подрядчика; ну, еще раз! — напружились: и ни с места, как заколдовано». Импровизировали и так: «И-их-и-хи, подернем! Или: — Еще раз тарарам, мы получим триста грамм. Подернем!»[7].

Существует упоминание о «монастырской» и «нецензурной» «Дубинушках», распространенных в Екатеринославской губернии (Достоевский А. М. Воспоминания. Л., 1930. С. 280)[8]. Гаршин в 1882 году пишет: «Куплеты „Ой дубинушка“ поражали меня своею совершенною нелепостью: до такой степени глупы, что сквернословие и не кажется сквернословием, а так только … звук один гремящий».

Датировка[править | править исходный текст]

Упоминания «Дубинушки» и «Эх, ухнем» в литературе встречаются с 1860-х.

Опубликована песня волжских бурлаков «Эй, ухнем» была в книге «Сборник русских народных лирических песен Н. М. Лопатина и В. П. Прокунина» композитором Милием Балакиревым в 1889 году в Нижнем Новгороде.

Революционная песня[править | править исходный текст]

Сочинение[править | править исходный текст]

Общеизвестная песня с более распространённым сюжетом, ставшая классической, появилась во 2-й пол. XIX века благодаря интересу интеллигенции к народу, различным «хождениям в народ», и тенденции использовать строки народных песен для создания собственных авторских произведений. Несмотря на то, что известны имена сочинителей этого периода, канонический вариант песни не устоялся, и существуют многочисленные анонимные переработки, использующие авторские куплеты.

Первым известным сочинителем авторской «Дубинушки» стал Богданов, Василий Иванович (1837—1886), опубликовавший свое стихотворение, в котором использовал народный припев, в 1865 году («Дубинушка», «Будильник», 1865, № 60)[8].

Дубинушка
(начало)

Много песен слыхал я в родной стороне,
В них про радость и горе мне пели;
Но из всех песен одна в память врезалась мне —
Это песня рабочей артели:
Ой, дубинушка, ухнем!
Ой, зеленая, сама пойдет!..

А.А.Ольхин

Но популярней стал чуть более поздний вариант 1880-х годов, автором которого стал адвокат Ольхин, Александр Александрович (1839—1897) («Дубинушка», анонимно: «Общее дело». Женева, 1885, № 80[9]). Вариант Ольхина основан на тексте Богданова, сохранены с некоторыми вариантами три его строфы, а переделка усилила революционную направленность стихотворения.

Принадлежность изданного анонимно текста Ольхину подтверждается революционной традицией и агентурной справкой департамента полиции: «Сочинил переделку „Дубинушки“ в самом возмутительном духе и просил доставлять ему песни, поющиеся между фабричными, чтобы переделывать их в революционные»[8][10].

Авторский текст Богданова и Ольхина получил широкое распространение в подпольной печати. «Дубинушка» очень часто перепечатывалась во всяческих сборниках, распространялась в рукописных и гектографированных копиях. Текст начал переделываться анонимными редакторами и ходить в различных вариантах[11].

Распространение и народная любовь[править | править исходный текст]

«Дубинушка» оставалась одной из наиболее популярных песен русского революционного репертуара до самой Октябрьской революции[8]. «С тех пор студенчество не перестает петь разбойничьи песни, и „Дубинушка“ делается чуть ли не русским национальным гимном»[12]. «Вехи» в 1909 году писали: «…и в кабаках и в местах похуже передовые студенты с особой любовью поют и „Дубинушку“, и „Укажи мне такую обитель“»[13]. Федор Николаевич Юрковский под неё убил Талеева: «убийство было совершено в саду близ ресторана „Мартена“, в котором группа молодежи пела в это время „Дубинушку“, и этим отвлекала внимание властей, чем и воспользовались террористы»[14]. Осенью 1906 года Иван Вольнов и другой учитель Щетиновской школы были арестованы за то, что они, как говорится в донесении жандармов, «собрали в школе крестьян, с которыми разучивали петь „Дубинушку“, говорили им речи об уничтожении начальства, после чего можно было бы отобрать землю у помещика, выражали дерзкие суждения о действиях правительства и предлагали какую-то подписку об освобождении студентов, замешанных в бунтах»[15].

Исполнение[править | править исходный текст]

Борис Кустодиев, «Портрет Федора Шаляпина», 1921
Борис Кустодиев, «Большевик», 1920
Илья Репин. «Манифестация 17 октября 1905 года». Государственный Русский музей, 1907—1911

Федор Шаляпин и «Дубинушка»[править | править исходный текст]

Исполнение Фёдора Шаляпина приобрело популярность в первые годы XX века, включая эпоху революции 1905—1907 гг.

В своих воспоминаниях он указывает, что первый раз публично «в концерте» он спел её в 29 апреля 1905 года в Киеве на бесплатном выступлении для нескольких тысяч рабочих. При организации выступления он говорил: «никакой революционной пропаганды я и в помыслах не имел, я просто желаю петь для людей, неспособных платить» :

Какие-то девицы кричали мне: «Варшавянку». Какие-то хриплые голоса настаивали: «Интернационал!» Но — говорю это совершенно искренне — этих революционных песен я в ту пору не знал и только недавно, но зато очень хорошо узнал, что такое «Интернационал». Но еще с юных лет, с озера Кабана в городе Казани, я знал, что существует рабочая песня «Дубинушка», что поется она в сопровождении хора и что только куплеты поет солист — не солист его величества, конечно… И на просьбы рабочей публики мне казалось самым подходящим спеть именно эту песню. И я сказал, что знаю «Дубинушку», могу её спеть, если вы её мне подтянете. Снова вавилонское «ура!», и я запеваю:
Много песен слыхал на родной стороне, Не про радость — про горе в них пели. Но из песен всех тех в память врезалась мне Эта песня рабочей артели…
Эй, дубинушка, ухнем, — подхватили 5000 голосов, и я, как на пасхе у заутрени, отделился от земли. Я не знаю, что звучало в этой песне — революция или пламенный призыв к бодрости, прославление труда, человеческого счастья и свободы. Не знаю. Я в экстазе только пел, а что за этим следует — рай или ад, — я и не думал. Так из гнезда вылетает могучая, сильная белая птица и летит высоко за облака. Конечно, все дубины, которые подымаются «на господ и бояр», — я их в руке не держал ни в прямом, ни в переносном смысле. А конца гнета я желал, а свободу я любил и тогда, как люблю теперь.
Много лет прошло с тех пор, а этот вечер запомнил, на всю жизнь запомнил. Удался он на славу. Рабочие после концерта разошлись домой мирно, как ученики, попарно. А о «Дубинушке» стали, конечно, говорить различно. Главным образом меня немедленно зачислили в крайние революционеры[16].

3000 рублей, поступивших от благотворительных билетов с этого концерта, Шаляпин отдал в рабочую кассу, которая без его ведома передала их революционерам. Из-за этого у него были неприятности, и ему приходилось оправдываться перед правительством. «Благодаря этой истории „Дубинушка“ стала привлекать всеобщее любопытство. На концертах и спектаклях мне часто после этого приходилось слышать настойчивые просьбы спеть „Дубинушку“. И иногда по настроению я её пел в столице и в провинции, каждый раз, однако, ставя условие, чтобы публика мне подтягивала…Пришлось мне петь однажды „Дубинушку“ не потому, что меня об этом просили, а потому, что царь в особом манифесте обещал свободу. Было это в Москве в огромном ресторанном зале „Метрополя“… Ликовала в этот вечер Москва! Я стоял на столе и пел — с каким подъемом, с какой радостью!».

Прочие[править | править исходный текст]

В 1907 году певец Миронов, Николай Николаевич за исполнение «Дубинушки» перед рабочей аудиторией был привлечен к суду[17].

В свой репертуар «Дубинушку» включали: Харитонов, Леонид Михайлович.

Наши дни: группа Dark Lunacy в песне «Aurora», для проекта «Соль» — группа «Декабрь».

Музыка[править | править исходный текст]

Все варианты поются на один и тот же народный мотив. Мелодия напоминает мотив кандальной песни «Лишь только в Сибири займется заря» (он использован также в красноармейской песне «Там, вдали за рекой»)[8]. На этот же мотив пелась «Пришел к Марье кум Захарий…» — волжская бурлацкая припевка.

Переделки для хора выполняли:

Для Шаляпина аранжировку выполнил Кёнеман, Фёдор Фёдорович. Римский-Корсаков обработал для симфонического оркестра.

Под названием «The Song of the Volga Boatmen» народный вариант песни «Эх, ухнем» является известным на Западе: в 1941 году инструментальная аранжировка Гленна Миллера взлетела на 1-й пункт в американских чартах, Мануэль де Фалья в 1922 году опубликовал аранжировку «Canto de los remeros del Volga (del cancionero musical ruso)» по заявке Лиги Наций для сбора благотворительных средств для пострадавших в Первой Мировой войне.

Влияние[править | править исходный текст]

Песни[править | править исходный текст]

В дальнейшем авторская «Дубинушка» послужила основой для других революционных песен:

  • Н. И. Дербышев
  • «Студенческая Дубинушка» («Много песен слыхал я в Бутырской тюрьме…»).
  • Лев Троцкий (?)[20], «Машинушка» (конец 1890-х), ненадолго вытеснившая «Дубинушку», став одной из самых популярных песен Революции 1905 года, а сейчас практически забыта.
  • Демьян Бедный. «Красная винтовка (Эх, винтовочка, ухнем)» — переделка времен Гражданской войны
  • Песня отдельного разведывательного лыжного батальона 596-го стрелкового полка 122-й дивизии.[21]
  • Неофициальный гимн советских (а затем и современных российских) студентов-физиков «Дубина» (Тот, кто физиком стал…)[22].

Аналоги на основе тех же бурлацких припевов:

Поэзия[править | править исходный текст]

Лицо классового врага

…И до этого дня
наш советский бедняк
голосит
на работе
«Дубину»,
а новейший кулак
от культурнейших благ
приобрел
за машиной машину.
«Эх, железная,
пустим,
Деревенщина —
сама пойдет.
Заплатит, —
получим
и пустим»…

В. Маяковский

Цитирования и упоминания[править | править исходный текст]

Проза[править | править исходный текст]

  • Г. П. Данилевский. «Воля» (1863)

А по голубым прибрежьям и затонам раздавались голоса знакомой трудовой и исконной песни рабочего люда обоих берегов Волги и Дона, песни, построившей по этим рекам все села и города, заводы и барские дома, церкви, монастыри, пристани и остроги, песни, которая начинается не то стоном, не то могучим вздохом: «Ох, дубинушка, охни!»

  • Д. В. Григорович. «Корабль „Ретвизан“» (1863)
  • Александр Островский. «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» (1866)
  • М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города» (1869—1870): песня, под которую обитателей г. Угрюм-Бурчеев заставляют трудиться охранники.
Фрагмент поэмы

Плечами, грудью и спиной
 Тянул он барку бечевой,
 Полдневный зной его палил,
 И пот с него ручьями лил.
 И падал он, и вновь вставал,
 Хрипя, «Дубинушку» стонал.
 До места барку дотянул
 И богатырским сном уснул.

Н.А. Некрасов

«Эй, ребята, дергай ловко, чтоб не ерзала веревка… Эх, дубинушка… Это было гораздо более похоже на игру, чем на работу, и, хотя в пыльном воздухе, как бы состязаясь силою, хлестали волны разнообразнейших звуков, бодрое пение грузчиков, вторгаясь в хаотический шум, вносило в него свой, задорный ритм».

«У копра стояла густая, пестрая толпа народа, и в ней кто-то протяжно тенором выпевал: И-эх-ма, бра-атцы, дюже жарко! И-эх! Никому-то нас не жалко! О-ой, ду-убинушка, У-ухнем!».

  • Владимир Гиляровский, «С места катастрофы на Курской железной дороге» (1907), «Москва и москвичи» («Театральная площадь»), «Мои скитания» (цитирует её в своих воспоминаниях о жизни среди бурлаков в 1871 году).
  • Д. Н. Мамин-Сибиряк. «На реке Чусовой» (1912):

В воздухе висела стоголосая «Дубинушка», все лица были оживлены, громкое эхо катилось далеко вниз по реке и гулко отдавалось на противоположном берегу.

В соседнем вагоне иностранцы, коим не было точно известно, где и что полагается петь, с воодушевлением исполнили «Эй, полна, полна коробочка» с не менее странным припевом: «Эх, юхнем!»

Музыка[править | править исходный текст]

  • Припев использован в одном из мультфильмов о Чебурашке («Старуха Шапокляк»): Шапокляк едет по рельсам на дрезине и напевает: «Эх, дрезинушка, ухнем! Эх, зеленая, сама пойдет!..»
  • Музыка из припева использована в одной из серий мультфильма «Том и Джерри», «Перекус среди ночи»: мелодия звучит, когда Джерри тащит на себе большой кусок сыра.
  • Компьютерная игра Perestroika
  • «Мульти-Россия» — музыкальный логотип цикла парафраз песни «Дубинушка».
  • Мотив песни «Дубинушка» многократно повторяется в кинофильме «Невероятные приключения итальянцев в России».
  • Серия компьютерных игр Civilization (серия) - в окне дипломатии у лидеров Петр I и Сталин
  • В кинофильме Билли Уайлдера Лагерь для военнопленных № 17 , американские военнопленные напевают "Дубинушку" перед русскими женщинами-военнопленными во время проникновения в русскую часть лагеря.
  • В кинофильме Будучи там , в сцене встречи с русской делегацией, на фоне несколько раз подряд звучит "Дубинушка" в исполнении хора.
  • В кинофильме Ночи Кабирии, мелодия "Дубинушки" играет в театре в одной из частей выступления.
  • В шоу-туре ZOO TV ирландской группы U2 в 1993 году первый куплет песни звучал как вступление перед Daddy's Gonna Pay For Your Crashed Car. Во время звучания куплета на экранах показывали поющего мультяшного космонавта. Этот фрагмент вошел в концертный DVD группы под названием ZOO TV Live From Sydney, посвященный данному шоу.


См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Бурлацкие песни // Российский гуманитарный энциклопедический словарь
  2. Сборник образных слов и иносказаний. 1904 г.
  3. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений
  4. Эй, ухнем
  5. Песни крестьян, оторванных от земли
  6. В. М. Гаршин. Письма
  7. Воспоминания крестьян-толстовцев
  8. 1 2 3 4 5 a-pesni.org
  9. История публикации: «Общее дело». Женева, 1885, № 80, дек., без подписи, в рубрике «Из запретных стихотворений последних лет» (ст. 2 восстановлен по другим печ. источникам и спискам). «Отголоски революции». Таганрог, 1886, с вар. и четырьмя новыми строфами (текст см. в изд.: «Вольная русская поэзия второй половины XIX века» / Вступ. статья С. А. Рейсера и А. А. Шилова. Л., 1959 (Б-ка поэта, БС)); «Новый сборник революционных песен и стихотворений». Париж, 1898.
  10. цит. по предисл. В. Петровского к изд.: Кравчинский С. М. Смерть за смерть: Убийство Мезенцева. Пг., 1920. С. 9—10
  11. Вариант революционной «Дубинушки», относящийся к середине 1870-х годов, приводит В. Г. Короленко в «Истории моего современника» (кн. 2, ч. 3, гл. 4). Еще один интересный вариант см. в «Отечественных записках». 1871, № 7. Ряд вариантов собрал В. А. Слепцов (см.: «Литературное наследство». 1963. Т. 71. С. 429).
  12. Г. П. Федотов. Россия и свобода (1945)
  13. «Вехи» (Сборник статей о русской интеллигенции, 1909)
  14. Федор Юрковский в воспоминаниях современников
  15. Мих. Минокин. Иван Вольнов и его главная книга
  16. Ф. М. Шаляпин. Маска и душа
  17. Н. Н. Миронов // Отечественные певцы
  18. П. Г. Чесноков // Хоровой словарь
  19. П. Г. А. Д. Кастальский// Хоровой словарь
  20. Опубликовано анонимно. Сам Троцкий в мемуарах «Моя жизнь» "пишет, что в молодости, во время своего первого заключения (1898—1899) в Николаевской тюрьме он переделал две популярные песни: «Дубинушку» (в «Машинушку») и «Камаринскую» — см. «Рабочую Камаринскую» (текстом своей "Камаринской Троцкий остался недоволен), и эти песни в дальнейшем получили большое распространение. В Николаевской тюрьме Троцкий находился в январе-феврале 1898 года; 1 марта был переведен в Херсонскую тюрьму. Соответственно, «Машинушка» и «Рабочая Камаринская» были созданы одним из будущих организаторов Октябрьского переворота Львом Троцким в январе-феврале 1898 года. Косвенным доводом в пользу авторства Троцкого является то, что самая ранняя известная публикация песни произошла на Украине — в листовке Киевского комитета РСДРП (1903?).
  21. Песня отдельного разведывательного лыжного батальона 596-го стрелкового полка 122-й дивизи
  22. Дубина (Тот, кто физиком стал)
  23. Н. С. Русанов. «На Волге»
  24. И. А. Богданов. Дубинушка
  25. Справочник «Сатира советской эпохи 1917—1963». С.Стыкилин, И.Кременская

Библиография[править | править исходный текст]

  • Е. В. Гиппиус. «Эй, ухнем!», «Дубинушка»: История песен. М. 1962.

Ссылки[править | править исходный текст]