Дулькевич, Нина Викторовна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ни́на Ви́кторовна Дульке́вич (в девичестве Бабу́рина; 1891, Петербург — 1934, Ленинград) — российская и советская эстрадная певица (меццо-сопрано)[1].

Биография[править | править вики-текст]

Начала петь в 15 лет, вышла за руководителя цыганского хора Николая Дулькевича. С 18 лет Нина Дулькевич начала гастролировать по России[2]. Первые сообщения о концертной деятельности Нины Дулькевич относятся к 1906 году. Как «русско-цыганская певица» в сопровождении двух гитар в 1907 выступала в программе одного из фешенебельных петербургских садов «Аквариум». В том же 1907 годц участвовала в концерте по случаю гвардейского праздника в Царском Селе. В первых рецензиях отмечалась скромность её вокальных и актёрских данных. Но Дулькевич уверенно расширяет репертуар, много работает и, начиная с 1910, переходит к сольным программам.

С 1911 года начались регулярные концерты Нины Дулькевич в Москве и Петербурге, она исполняла старинные цыганские романсы. Концерты ежегодно проходят в Больших залах Благородного собрания обеих столиц при большом стечении публики[3]. Среди её почитателей Александр Куприн, Леонид Андреев.

Чистота фразировки, темперамент в соединении с искренностью, задушевностью, выразительное пиано отличают ее исполнение песен (в том числе из «Живого трупа»: «В час роковой», «Невечерняя», «Шел мэ вэрсте»), старинных романсов, русских песен. Её грудной, низкий голос передавал «поэзию дикой воли, тёмной ночи у пылающего костра, лихую удаль и тихую грусть» (Рампа и жизнь. 1912. № 47). Таборные песни пела с хором цыган: Николая Шишкина в Петербурге, со Стрельненским хором Ивана Лебедева в Москве.

Записала на диски фирмы Патэ, кроме таборных песен и романсов («Нет, не любил он», «Ну же, ямщик», «Уголок», «Я не хочу, чтоб свет узнал» и др.), также русские народные песни («Вечор поздно из лесочка», «Ах, кумушка» и др.)[4]. Первая записала на грампластинку цыганскую плясовую песню «Валенки», которая получила известность в 1940-е годы в исполнении Лидии Руслановой.

В первом же спетом старинном романсе «Дремлют плакучие ивы» певица развернула всю прелесть богато одарённой натуры.

В третий раз я слышал госпожу Дулькевич. Пела она на «бис» бесконечно много современных романсов и русских песенок и, наконец, перед тем, как совсем оставить эстраду, вдруг по какой-то случайности или по капризу, запела настоящую цыганскую таборную песню. Я никогда не забуду этого внезапного, сильного, страстного впечатления. Точно в комнате, где пахло модными духами, вдруг повеял сильный аромат какого-то дикого цветка, повилики, полыни или шиповника.

Я не один почувствовал. Я слышал, как притихли понемногу очарованные зрители, и долго ни одного звука, ни одного шороха не раздавалось в огромном зале, кроме этого милого, нежного, тоскующего и пламенного мотива, лившегося, как светлое красное вино. Из тысячи присутствующих вряд ли один понимал слова песни, но каждый пел душею ея первобытную звериную инстинктивную прелесть.

…И жаль — ах, как жаль! — что она, русская по происхождению и крови, но цыганка душей, единственная и, кажется, последняя представительница цыганской старой, полевой, таборной песни, осуждена петь разные мучнистые «Хризантемы» и «Уголки».[5].

В 19151917 годах выступала в театрах миниатюр, гастролировала по стране, дала много благотворительных концертов.

В 19171920 продолжала исполнять свой репертуар в театрах миниатюр Петрограда, в начале 1920-х годах на летних эстрадах.

Борьба с «цыганщиной» заставила изменить репертуар и характер выступлений — перешла на исполнение детских песенок, умело подражая детскому голосу.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]