Дунганский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дунганский
Самоназвание:

Хуэйзў йүян, җун-ян хуа

Страны:

Киргизия, Казахстан, Узбекистан,

Общее число говорящих:

около 100 тыс. чел.

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Сино-тибетские языки

Китайские языки
Письменность:

кириллица, ранее арабский алфавит, латиница

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

dun дун 191

ISO 639-1:

ISO 639-2:

не определен, но предусмотрен групповой код sit для сино-тибетских языков

ISO 639-3:

dng

См. также: Проект:Лингвистика

Дунга́нский язы́к — язык дунган, потомков говорящих на китайском языке мусульман хуэй (хуэйцзу), переселившихся на территорию современных Киргизии, Казахстана и Узбекистана после подавления мусульманского восстания в северо-западном Китае в 1862—1877 гг. Относится к сино-тибетской семье языков. В СССР в процессе национально-государственного размежевания в Средней Азии, инициированного в 1924 г., в качестве официального наименования для китаеязычных мусульман-переселенцев, используемого в русском языке, был выбран этноним «дунгане» (дунгань). Во внутреннем Китае этот этноним не был известен. В Синьцзяне он появился в качестве названия (но не самоназвания) тех хуэйцзу, которые были массово перемещены из провинций Ганьсу и Шэньси — главным образом в 1764 г. во время образования Илийского генерал-губернаторства с центром в Кульдже. По одной из версий, слово «дунгане» имеет тюркское происхождение. По другой, оно восходит к китайскому слову тунькэнь (屯垦) — «военные поселения пограничных земель», широко распространённому в Синьцзяне (совр. Синьцзян-Уйгурский автономный район) в период его освоения Китаем при династии Цин. Самоназвания дунган СССР/СНГ, используемые до настоящего времени, — хуэйхуэй, хуэймин «народ хуэй», ло хуэйхуэй «почтенные хуэйхуэй» ["Хуэй" — мусульмане по-китайски. «Ло-хуэй» — «старые (почтенные) мусульмане» — в противовес «новым» (для китайцев) мусульманам — тюркским народам Туркестана] или җун-ян жын («люди Центральной равнины»). Свой язык они именуют соответственно «языком народности хуэй» (хуэйзў йүян) или «языком Центральной равнины» (җун-ян хуа).

Распространение и численность[править | править вики-текст]

Распространён главным образом в Киргизии, Казахстане и Узбекистане. Общее число говорящих около 100 тыс. чел. (оценка сер. 2000-х гг.), в том числе

  • в Киргизии 52 тыс. чел. (перепись, 1999),
  • в Казахстане 46 тыс. чел. (оценка, 2006),
  • в Узбекистане ок. 3 тыс. чел. (оценка, 2006),
  • в России 502 чел. (перепись, 2010).

Диалекты[править | править вики-текст]

Мусульмане хуэйцзу, переселившиеся в Казахстан и Среднюю Азию, говорили на нескольких диалектах китайского языка, распространенных на северо-западе страны. Два основных впоследствии получили название «ганьсуйский» и «шэньсийский» (также «токмакский»). Оба относятся к подгруппе Центральной равнины (中原 Чжунъюань), протянувшейся от Синьцзяна на западе до Шаньдуна и северной части Цзянсу на востоке в пределах северной группы (北方话 бэйфанхуа, также 官话 гуаньхуа) диалектов китайского языка. Ср. җун-ян жын «люди Центральной равнины» (дунгане) и җун-ян хуа (中原话 чжунъюань хуа) «язык Центральной равнины» (дунганский язык). Внутри подгруппы Центральной равнины дунганские диалекты, в свою очередь, могут быть определены как принадлежащие к небольшому компактному ареалу, охватыващему юго-восток провинции Ганьсу (но не Ланьчжоу) и западную часть долины Гуаньчжун (关中) (но не Сиань) в провинции Шэньси.

Ганьсуйский диалект был выбран в качестве основы для создания литературного дунганского языка в СССР.

Лингвистическая характеристика[править | править вики-текст]

Типологически дунганский язык, как и китайский, обладает всеми основными чертами изолирующих языков: его базовой единицей служит тонированная силлабема (слогоморфема).

Фонетика[править | править вики-текст]

  • Наиболее заметная (хотя и не самая важная с классификационной точки зрения) фонетическая особенность дунганского языка, которая обычно упоминается в лингвистических работах, — наличие трёх тонов (тоновых классов) вместо четырёх, характерных для путунхуа и для лежащего в основе фонетики путунхуа пекинского диалекта (традиционные названия этих классов — инь-пин, ян-пин, шан-шэн и цюй-шэн). В ганьсуйском диалекте дунганского языка в позиции перед паузой (в последнем слоге фонетического слова и, в частности, в изолированно проинесенных односложных словах и во втором слоге изолированно произнесенных двусложных словосочетаний) действительно различаются не четыре тона (тоновых класса), как в путунхуа, а три.

Таблица 1. Соответствия тонов путунхуа и ганьсуйского диалекта дунганского языка в последнем слоге фонетического слова

Путунхуа Дунганский язык (ганьсуйский диалект)
1-й тон — инь-пин (ровный высокий) ma1 или mā (妈妈, «мама») 1-й тон — пин-шэн (восходящий или восходяще-нисходящий) ма I
2-й тон — ян-пин (восходящий) ma2 или má (麻, «конопля, лён, кунжут и т. п.»)
3-ий тон — шан-шэн (нисходяще-восходящий) ma3 или mǎ (马, «лошадь») 2-й тон — шан-шэн (нисходящий) ма II
4-й тон — цюй-шэн (падающий) ma4 или mà (骂, «бранить») 3-ий тон — цюй-шэн (ровный высокий) ма III

В то же время в позиции перед другим слогом внутри фонетического слова в ганьсуйском диалекте различаются четыре тоновых класса — те же, что и в путунхуа — Ia (инь-пин), Іб (ян-пин), II (шан-шэн) и III (цюй-шэн). Фонетически они представлены соответственно как низкий ровный, восходящий, нисходящий и высокий ровный. В позиции перед другим этимологическим тоном Ia (но не Іб) низкий тон Ia переходит в восходящий тон Іб.

Таблица 2. Противопоставление тонов Іа (кит. 阴平инь-пин) и Іб (кит. 阳平 ян-пин) в ганьсуйском диалекте дунганского языка

Позиция в фонетическом слове Іа (阴平 инь-пин) Іб (阳平 ян-пин)
1. В последнем слоге фонетического слова I (восходяще-нисходящий или восходящий)
2. Перед другим слогом в тонах II (шан-шэн), III (цюй-шэн), I (Іб) Іа (низкий ровный) Іб (восходящий)
3. Перед другим слогом в тоне I (Іа) Іб (восходящий; тон Іа в этой позиции переходит в восходящий тон Іб)

Разнообразные модели различения тех или иных тоновых классов в зависимости от конечной/неконечной позиции в фонетическом слове характерны также для многих других китайских диалектов, причём не только на северо-западе страны.

В шэньсийском диалекте дунганского языка в любой позиции наличествуют четыре тоновых класса. Фонетически они совпадают c ганьсуйскими в неконечной позиции.

  • Несколько отличное от путунхуа распределение тонов (тоновых классов) по слогоморфемам обусловлено в дунганском и в китайских диалектах Центральной равнины иными соответствиями среднекитайского «входящего» тона (жу-шэн). Ср. 百 bǎi «сто» (совр. третий тон, или шан-шэн) в путунхуа и бый I (первый тон, или инь-пин) в дунганском языке. Способы отражения «входящего» тона — важнейший классификационный признак северных диалектов китайского языка.
  • Ещё одна важная и синхронически системная особенность дунганских диалектов, сближающая их с диалектами юго-восточной части Ганьсу и западной части долины Гуаньчжун (关中) внутри подгруппы Центральной равнины, — наличие четырёх носовых финалей (вокалическая часть слога) серии «э» вместо соответствующих восьми в путунхуа. Ср. (1) в записи международным фонетическим алфавитом и (2) в палладиевской системе записи китайских слов и дунганской кириллической графике:

(1)

Путунхуа: [ən] — [əŋ], [in] — [iŋ], [uən] — [uŋ], [yn] — [yŋ]

Дунганский язык: [əŋ], [iŋ], [uŋ], [yŋ]

(2)

Путунхуа: -энь — -эн, -инь — -ин, -унь — -ун, -юнь — -юн

Дунганский язык: -ын, -ин, -ун, -үн

Грамматика[править | править вики-текст]

Наблюдается специфическая система выражения видовременных и модальных значений; чрезвычайно полифункциональный показатель -ди выполняет также функции суффикса -zhe в путунхуа, и др. В словообразовании, наряду со словосложением, имеет место более широкая, чем в путунхуа, сфера суффиксации, редупликации, конверсии. В синтаксисе наблюдаются типы конструкций с предлогами и послелогами, отличные от путунхуа.

Лексика[править | править вики-текст]

Книги на или о дунганском языке, изданные после перехода на кириллическое письмо в 1953 г. (из коллекции Университета штата Вашингтон)

В дунганском языке можно выделить следующие основные группы лексики, отличной от лексики путунхуа.

  • Самая большая группа — слова, характерные также и для соответствующих диалектов китайского языка, при разном их составе в ганьсуйском и шэньсийском диалекте.
  • Архаизмы эпох Мин и Цин, в путунхуа к настоящему времени исчезнувшие из употребления Ср. аналогичные явления в «государственном языке» гоюй (国语/國語) — аналоге путунхуа на Тайване.
  • Фонетические заимствования из русского языка, из европейских языков через посредство русского и в меньшей степени из языков окружающих тюркских народов. Некоторые из этих фонетических заимствований употребляются наряду с традиционными заимствованиями-кальками. Ср. слово телефон (с тонами I-I-III) и его синоним дянхуа (III—III), который существует также в путунхуа (калька 电话 diànhuà вытеснила здесь фонетическое заимствование 德律风 délǜfēng).
  • Фонетические заимствования из арабского и персидского языков, которые в языке дунган, так же, как в языке хуэйцзу в Китае, используются прежде всего в литургической практике и в исламских текстах.

В путунхуа и в различных китайских диалектах заимствования чаще всего представляют собой кальки, созданные из китайских корней. Фонетические заимствования характерны для китайского языка в меньшей степени. Исследования, позволяющие выявить точное соотношение заимствований двух типов в дунганском языке, пока отсутствуют.

Поскольку дунганский язык развивался в отрыве от китайской литературной традиции на основе живой диалектной речи, в дунганских текстах в меньшей степени, чем в путунхуа, представлены книжные китайские слова, унаследованные от классического китайского.

Письменность[править | править вики-текст]

Книга, напечатанная в 1899 г. в Ташкенте, содержит исходный арабский текст и параллельный ему перевод на китайский язык, записанный арабскими и персидскими буквами в системе «сяоэрцзин»

В Китае для записи текстов на китайском языке мусульмане хуэйцзу использовали в прошлом и используют в настоящее время как иероглифическую письменность, так и алфавит на арабской основе. Практика использования арабских и персидских букв для китайского языка получила название «сяоэрцзин» (кит. 小儿经, пиньинь Xiǎo'érjīng) или «сяоэрцзинь» (кит. 小儿锦, пиньинь Xiǎo'érjǐn).[1] В некоторых арабописьменных текстах китаеязычных мусульман (в том числе в личной переписке) отдельные слова могут записываться иероглифами.

В СССР были предложены три варианта алфавитной письменности для дунганского языка.

  • В 1927 году группой первых дунганских студентов, обучавшихся в Ташкенте, для записи текстов на дунганском языке был предложен алфавит на арабской основе. Известен список букв этого алфавита, включавшего некоторые знаки, специфические для системы «сяоэрцзин», но не правила записи перечисленными буквами дунганских слогов. Алфавит использовался в течение короткого периода в стенгазетах, письмах и т. п.
Сборник статей о дунганской фонетике и латинском варианте письменности, опубликованный Е. Д. Поливановым и Ю. Я. Яншансином в 1937 г. Книга из собрания акад. В. М. Алексеева, хранящаяся в Синологической библиотеке РАН
Вывеска Дома-музея Героя Советского Союза Мансузы Ванахуна в с. Милянфан
  • Первый вариант латинской письменности для дунганского языка датируется уже 1928 годом. В нём были следующие буквы: a в c ç d e f g ƣ i j k l m n ŋ o ө p r s ş s̷ t u v x y z ƶ ь. В окончательном, утверждённом, варианте алфавита была добавлена буква ə, а буква упразднена. В 1932 году алфавит был реформирован — добавлены буквы w и , исключены ƣ, h, ө. В итоге алфавит принял следующий вид[2]:
A a B в C c Ç ç D d E e Ə ə F f
G g I i J j Ь ь K k L l M m N n
Ŋ ŋ O o P p R r S s Ş ş T t U u
V v W w X x Y y Z z Ƶ ƶ Ⱬ ⱬ
  • Подготовительная работа по переходу дунганского языка с латинской на кириллическую графику была начата в конце 30-х годов, но прервана Великой Отечественной войной. В 1953 г. появился новый проект дунганского алфавита на кириллической основе, в основе которого лежали разработки известных лингвистов — синолога А. А. Драгунова и дунгановеда Ю. Я. Яншансина.
А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё Ә ә
Ж ж Җ җ З з И и Й й К к Л л М м
Н н Ң ң О о П п Р р С с Т т У у
Ў ў Ү ү Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ
Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

С использованием латинского и особенно кириллического вариантов письменности на дунганском языке издана обширная литература, в том числе художественная, научная, справочная, учебная.

Написание многих слогов в дунганской письменности отличается от написания соответствующих китайских слогов в транскрипции Палладия, использующейся в России для транскрипции стандартного китайского языка (путунхуа).

В отличие от пиньиня, используемого для романизации путунхуа в КНР, в дунганской письменности тоны слогов обычно не указываются. В дунганских словарях римские цифры (I, II, III) после заглавного слова указывают тоны в нём, например

БАНФОНЗЫ I—I-II — тюрьма

(ср. кит. разг. 班房子, bānfángzi). В некоторых лингвистических работах для указания тонов используются верхние индексы, напр. бан1фон1зы².

Деление письменной речи на отдельные слова пробелами также производится в дунганской орфографии несколько иначе, чем в пиньине.

Начало слога (инициаль):

Пинь. Палл. Дунг. Пинь. Палл. Дунг. Пинь. Палл. Дунг. Пинь. Палл. Дунг.
b б б p п п m м м f ф ф
d д д t т т n н н / л l л л
g г г k к к h х х
j цз(ь) җ(ь) q ц(ь) ч(ь) x с(ь) щ(ь)
z цз з c ц ц s с с
zh чж җ ch ч ч sh ш ш / с / ф r ж ж

Примечание: «(ь)» после буквы для согласной в этой таблице означает, что после неё может следовать только «мягкая» буква для гласной, то есть И, Я, Ю в системе Палладия или И, E, Ё, Ю, Ү в дунганской орфографии. Например, 词 (ci/цы/цы), 气 (qi/ци/ци).

Использование во многих дунганских слогах букв с или ф вместо sh пиньиня (сан = shān, 山, 'гора'; фонфур = shuāngshù(r), 双数(儿), 'чётное число'), или н вместо 'l' (танни = tiánli, 田里; 'в поле / в полях') объясняется особенностями произношения.

Буква «ң» употребляется в единственном слове «ңә» (гусь; кит. 鹅, é) и его производных, и даже оно иной раз неправильно пишется через «н».

Конец слога (финаль):

К числу наиболее заметных отличий советской дунганской орфографии от палладицы относится написание слогов, оканчивающихся в пиньине на -n и -ng. К примеру:

Пинь. Палл. Дунг. Пинь. Палл. Дунг.
-an -ань -ан -ang -ан -он
yan янь ян yang ян ён

Примеры:

Иероглифический китайский Пиньинь транскрипции Палладия Дунганский Русский
我念了 Wǒ niànle. Во няньлэ. Вәнянли. Я прочитал.
回族语言 Huízú yǔyán. хуэйцзу юйянь. Хуэйзў йүян. Дунганский язык.

Американские синологи Джон ДеФрансис (John DeFrancis) и Виктор Меир (Victor H. Mair) высоко оценивали значимость создания дунганской письменности на фонетическом алфавитном принципе и её успешного использования. [3] По их мнению, адекватность дунганской орфографии во всех сферах культурной жизни советских дунган означает, что и стандартный китайский язык в КНР и на Тайване мог бы успешно перейти на алфавитную письменность (пиньинь), что позволило бы облегчить школьное образование в этих странах и упростить ввод в китайский язык иностранных слов. (К примеру, слово «грузин» будет по-дунгански «грузин», а по-китайски «格鲁吉亚人» (пиньинь gélǔjíyàrén)).

Меир признаёт, что письменный китайский язык, в том виде в котором он используется китайскими писателями и журналистами, было бы не столь легко полностью перевести на алфавитную письменность, так как даже в наши дни, а тем более в прошлом, китайские публикации изобилуют омонимами — словами со одинаковым или схожим (отличающимися только тонами) произношениями, которые различаются в иероглифическом написании, но писались бы одинаково в фонетической орфографии. Поэтому он призывает китайских мастеров пера (точнее, кисти) учиться у дунган: овладевать стилем письма, более приближенным к живой устной речи (где люди как правило выбирают слова так, чтобы избегать омонимов) и не чуждаться заимствований слов из других языков.

Точка зрения Меира и других сторонников перехода китайского языка на алфавитную письменность пока не завоевала большого распространения в среде китайской интеллигенции, хотя бы ввиду того, насколько грандиозной была бы задача кардинальной смены системы письма в стране с миллиардным населением и более чем двухтысячелетней литературой, по сравнению с созданием письменности для нескольких десятков тысяч советских дунган, в массе своей неграмотных, в 1928 г.

В последние годы некоторые дунганские общественные деятели высказываются в пользу перевода дунганского языка на латинский алфавит[4][5].

Образцы текстов[править | править вики-текст]

(1) Начало дунганской народной сказки «Лоханҗи сангә нүзы» («Три дочери старика»; «老汉之三个女子»)[6].

Дунганский текст Пиньинь Иероглифы Перевод (близкий к тексту)
Нэхур ю йигә лохан лян лопәр. Nàhuìr yǒu yíge lǎohàn lián lǎopōr. 那会儿有一个老汉连老婆儿. Тогда (жили-)были старик со старухой.
Тана шули сангә нүзы. Tāmen shōuliú sānge nǚzi. 他们收留三个女子. Они растили трёх дочерей.

(2) Стихотворение Ясира Шивазы, «Ни зэ бә щё» («Не улыбайся вновь»). Текст цитируется по работе[7], стр. 194; китайская иероглифическая «транскрипция», принадлежащая Светлане Римски-Корсакофф[8], имеет своей целью максимальную близость к дунганскому оригиналу, а не перевод на путунхуа.)

Дунганский текст Пиньинь Иероглифы Перевод (близкий к тексту)
Ни зэ бә щё, Вә бу щин, ни зэ бә хун! Nǐ zài bié xiào, Wǒ bú xìn, nǐ zài bié hǒng! 你再别笑!我不信,你再别哄! Не улыбайся вновь, я не верю, не обманывай опять!
Ни зэ бә сы, хулюҗин, вәди нян щин! Nǐ zài bié sī, húlíjīng, wǒde niàn xīn! 你再别撕,狐狸精,我的念心! Не вырывай, лисица, мое любящее сердце!
Вә зэ бу на жә щин хуан ниди лын щё, Wǒ zài bù ná rè xīn huàn nǐde lěng xiào, 我再不拿热心换你的冷笑, Я не обменяю горячее сердце на твою холодную улыбку,
Вә чин ни хуан хо щинчи. Зэ бә зо вә! Wǒ qǐng nǐ huán hǎo xīngqì. Zài bié zhǎo wǒ! 我请你还好腥气.再别找我! Прошу тебя исправиться . Не ищи меня больше!

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Советские дунгане систему записи китайских текстов арабскими и персидскими буквами называют «щёҗин».
  2. Революция и письменность. № 1-2, 1932
  3. Victor H. Mair, «Implications of the Soviet Dungan Script for Chinese Language Reform» (Значение советской дунганской письменности для реформы китайского языка) Sino-Platonic Papers No. 18 (May 1990).
  4. «В ПОИСКАХ „ЗОЛОТОЙ СЕРЕДИНЫ“» («Южный Экспресс», 14-10-2004)
  5. «Дунгане хотят переходить на латиницу» (КАЗИНФОРМ, 15.10.2004)
  6. «Хуэйзў минжынди гўҗир» (Дунганские народные сказки; 回族民人的故事儿). Под редакцией М. Сушанло. Фрунзе, «Илим», 1976. Нет ISBN. Тираж 500 экз.
  7. Svetlana Rimsky-Korsakoff Dyer, «Iasyr Shivaza: The Life and Works of a Soviet Dungan Poet». (Ясыр Шиваза: Жизнь и труды советского дунганского поэта) 1991. ISBN 3-631-43963-6
  8. С незначительными изменениями: следуя словарям, мы транскрибируем «на … хуан» («na …. huan», 'обменять') как 拿…换, а не 拿…还.

Литература[править | править вики-текст]

  • Вопросы дунганской лексикологии и лексикографии. Бишкек, 1991.
  • Вопросы орфографии дунганского языка. Фрунзе, 1937.
  • Драгунов А. А. Исследования в области дунганской грамматики // Труды Института востоковедения АН СССР. Т. 27. М.; Л., 1940.
  • Завьялова О. И. Тоны в дунганском языке // Народы Азии и Африки. 1973. № 3. С. 109—119.
  • Завьялова О. И. Тоны в шэньсийском диалекте дунганского языка // Проблемы реконструкции. М.: Наука, 1978.
  • Завьялова О. И. Диалекты Ганьсу. М., 1979. С.20-34, 65. Рис. 17-43 на с. 92-38.
  • Завьялова О. И. Сино-мусульманские тексты: графика — фонология — морфонология // Вопросы языкознания. 1992. № 6. С. 113—122.
  • Завьялова О. И. Диалекты китайского языка / РАН. ИДВ. М.: Научная книга, 1996. С. 52, 53,114, 143—157.
  • Завьялова О. И. Китайские мусульмане хуэйцзу: язык и письменные традиции // Проблемы Дальнего Востока. 2007. № 3. C. 153—160.
  • Зевахина Т. С. Паремиологические единицы в дунганском и китайском языках: параметризация, эксперимент, базы данных // «Лингвистика. Язык и общество. Язык и сознание», выпуск 21. Москва, МАКС Пресс,
  • Зевахина Т. С., Олейникова Е. Е. Искусство убедительной аргументации: ценности и оценки (От семантики слова к семантике дискурса) // «Лингвистика. Язык и общество. Язык и сознание», выпуск 21. Москва, МАКС Пресс,
  • Зевахина Т. С., Имазов М. Х. Дунганский язык // Языки Российской Федерации и соседних государств. Энциклопедия. Т. 1. С. . 349—362. М., 1997. ISBN 5-02-011237-2.
  • Зевахина Т. С. Функционально-грамматическая параметризация прилагательного (по данным полевого исследования дунганского языка) // «Лингвистика. Язык и общество. Язык и сознание», выпуск 20. Москва, МАКС Пресс, 2001 г. Стр. 69-86.
  • Имазов М. Х. Очерки по синтаксису дунганского языка. Фрунзе, 1987.
  • Калимов А. А. Несколько замечаний о путях развития дунганского языка // Социолингвистические проблемы развивающихся стран. М., 1975.
  • Сушанло М. Я. У истоков дунганской фонетической письменности // Ориенталистика в Киргизии. Фрунзе, 1987. С. 3-11.
  • Янщянсын Ю. Хуэйзў йүянди Тохма фон-ян (Токмакский диалект дунганского языка). Фрунзе, 1968.
  • Zavjalova Olga I. Some Phonological Aspects of the Dungan Dialects // Computational Analyses of Asian and African Languages. Tokyo, 1978. No. 9. pp. 1–24.
  • 杜松寿。 东干语拼音文字资料 (Ду Суншоу. Дунганьюй пиньинь вэньцзы цзыляо — Материалы по алфавитной письменности дунганского языка). // 拼音文字研究参考资料集刊 (Пиньинь вэньцзы яньцзю цанькао цзыляо цзикань — Исследования и справочные материалы по алфавитной письменности). Т. 1. Пекин, 1959.
  • 海峰。 中亚东干语言研究 (Хай Фэн. Чжунъя дунгань юйянь яньцзю — Исследование языка среднеазиатских дунган). Урумчи, 2003. 479 с.
  • 海峰。"东干"来自"屯垦" (Хай Фэн. «Дунгань» лай цзы «тунькэнь» Термин дунгань «дунгане» восходит к термину тунькэнь «военные поселения пограничных земель») // 西北民族研究 (Сибэй миньцзу яньцзю). Вып. 1. 2005.
Словари
  • Краткий дунганско-русский словарь / Җеёди хуэйзў-вурус хуадян, под редакцией М.Сушанло. Академия наук Киргизской ССР. Фрунзе, 1968. (тираж 500 экз., нет ISBN).
  • Русско-дунганский словарь. Т. 1-3. Фрунзе, 1981.
  • Яншансин Ю. Краткий дунганско-русский словарь. Фрунзе, 1968.

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре список слов дунганского языка содержится в категории «Дунганский язык»