Жаботинский, Владимир Евгеньевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Жаботинский, Владимир»)
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Евгеньевич Жаботинский
Zeev Jabotinsky.jpg
Имя при рождении:

Вольф Евнович Жаботинский

Псевдонимы:

В.И.; Вл. Ж.; Владимир Ж.; Старый журналист; Эгаль; Altalena, Владимир[1]

Дата рождения:

6 (18) октября 1880({{padleft:1880|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:18|2|0}})

Место рождения:

Одесса, Российская империя

Дата смерти:

4 августа 1940({{padleft:1940|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:4|2|0}}) (59 лет)

Место смерти:

Нью-Йорк, США

Гражданство:

Россия

Вероисповедание:

иудаизм

Основные идеи:

Сионизм, ревизионизм

Род деятельности:

Сионистский деятель, журналист, писатель, публицист, поэт и переводчик

Награды:
Кавалер ордена Британской империи (военный)
Владимир Евгеньевич Жаботинский на Викискладе
Редакция журнала "Рассвет" в Санкт-Петербурге, 1912. Сидят (слева — направо): В. Е. Жаботинский, Авраам Идельсон, Макс Соловейчик; Стоят: Соломон Гепштейн, Александр Гольдштейн, Арнольд Зейдман.

Влади́мир Евге́ньевич Жаботи́нский (при рождении — Вольф Евнович Жаботинский; ивр. זאב ז'בוטינסקי‎ — Зеэв Жаботински; 6 (18) октября 1880 года, Одесса — 4 августа 1940, Нью-Йорк) — лидер правого сионизма, основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов, создатель Еврейского легиона (совместно с И. Трумпельдором) и организаций «Иргун» и «Бейтар»; писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик. Писал на иврите (публицистика), идиш (публицистика), русском (художественная проза, фельетоны, стихи, стихотворные переводы), и французском[2] языках.

Детство и юность[править | править вики-текст]

Владимир (Зеэв-Вольф, Вольф Евнович) Жаботинский родился в Одессе 18 октября 1880 года (12 хешвана 5641 года), в ассимилированной еврейской семье. Отец, Евно (Евгений Григорьевич) Жаботинский[3][4], служащий Российского общества мореходства и торговли, занимавшийся закупкой и продажей пшеницы, был выходцем из Никополя; мать, Хава (Эвва, Ева Марковна) Зак (1835—1926), была родом из Бердичева[5], правнучка Маггида из Дубно. Старший брат Мирон умер ребёнком; сестра Тереза (Тамара, Таня) Евгеньевна Жаботинская-Копп была учредительницей частной женской гимназии в Одессе.

Когда Владимиру исполнилось пять лет, семья в связи с болезнью отца перебралась в Германию. Отец умер в следующем году, но мать, несмотря на наступившую бедность, открыла лавку по торговле письменными принадлежностями и определила сына в гимназию в Одессе. В гимназии Жаботинский учился посредственно и курса не закончил, так как, увлекшись журналистикой, с 16 лет стал публиковаться в крупнейшей российской провинциальной газете «Одесский листок» и был послан этой газетой корреспондентом в Швейцарию и Италию; также сотрудничал с газетой «Одесские новости». Высшее образование получил в Римском университете по кафедре права[6].

Друг детства и юности Корнея Чуковского, публикации первой статьи которого активно способствовал («Он ввел меня в литературу» — говорил о Жаботинском Чуковский[7]). Владимир Жаботинский был поручителем жениха на свадьбе Корнея Ивановича Чуковского и Марии Арон-Беровны (Борисовны) Гольдфельд 26 мая 1903 года.

Занятия литературой и журналистикой[править | править вики-текст]

З.Жаботинский с женой и сыном

Дебют Жаботинского в журналистике состоялся в августе 1897 года в газете «Южное обозрение» под псевдонимом «Владимир Иллирич». Обратил на себя внимание корреспонденцией из Рима и фельетонами под псевдонимом Altalena. В начале XX века активно выступал как поэт и переводчик; в его переводах русская публика ознакомилась со стихами крупнейшего еврейского поэта того времени Х. Бялика. Автор одного из русских переводов «Ворона» Эдгара По.

В 1904 году переехал в Санкт-Петербург (из-за инцидента с полицией, за который ему грозило административное наказание) и сотрудничал в «Руси» («Наброски без заглавия», подписываемые «Владимир Жаботинский»). Активно откликался на все явления русской общественной жизни и горячо отстаивал начала свободы личности. В 1907 году женился на сестре своего одноклассника по гимназии Анне Марковне Гальпериной.

Часть поэтических произведений Жаботинского, фельетонов и статей была издана отдельно до революции: «В студенческой богеме» (из жизни итальянского студенчества), «Десять книг», поэма «Бедная Шарлотта» (о Шарлотте Корде; тираж был частично конфискован властями, усмотревшими в поэме пропаганду террора). Последняя получила восторженный отзыв Горького. Куприн также отмечал «врожденный талант» Жаботинского и полагал, что, если бы тот не увлекся сионистской деятельностью, он бы вырос в «орла русской литературы»[8].

В дни празднования столетнего юбилея Гоголя в 1909 году в статье из цикла «Наброски без заглавия», опубликованной в журнале «Рассвет», № 13-14, переименованной при переиздании в 1913 году в «Русскую ласку», впервые выступил с обвинением русской литературы в антисемитизме. По его мнению, русской интеллигенции свойственен скрытый, но все более проявляющийся великорусский национализм, направленный с его точки зрения против евреев, и которому он предсказывал дальнейшее стремительное развитие. К формам проявления этого национализма он относил, кроме собственно ненависти к евреям, также их преднамеренное игнорирование — «асемитизм». Сам юбилей Гоголя был назван чуждым евреям — «чужой свадьбой»[9].

Участие в сионистском движении[править | править вики-текст]

Перед Пасхой 1903 года стал одним из организаторов первого в России отряда еврейской самообороны (ожидавшийся погром, однако, произошёл не в Одессе, а в Кишинёве — см. Кишинёвский погром). В августе того же года был делегирован на 6-й сионистский конгресс в Базеле, и с этого момента начинает принимать активное участие в сионистском движении. В начале 1904 года переехал в Санкт-Петербург и вошел в состав редколлегии нового сионистского ежемесячного журнала на русском языке «Еврейская жизнь» (в дальнейшем «Рассвет»), с 1907 ставшим официальным органом сионистского движения в России. На страницах этой газеты вел ожесточенную полемику против сторонников ассимиляции и Бунда. Стал одним из создателей «Союза для достижения полноправия еврейского народа в России» (1905 год). В 1906 году был участником 3-й Всероссийской конференции сионистов в Гельсингфорсе; участвовал в составлении принятой там «Гельсингфорсской программы», что считал вершиной своей сионистской деятельности в молодости. В 1908—1909 гг. (после Младотурецкой революции) работал корреспондентом в Константинополе; в это время впервые посетил Палестину. По возвращении в Россию начал активную борьбу за утверждение иврита во всех сферах еврейской жизни. В 1911 году основал издательство «Тургман» («Переводчик»), выпускавшее произведения мировой классики в переводах на иврит. Издал ряд брошюр по вопросам сионизма: «Сионизм и Палестина», «Недругам Сиона», «Еврейское воспитание» и другие.

Первая мировая война[править | править вики-текст]

Зеэв Жаботинский в униформе Еврейского легиона

С началом Первой мировой войны — разъездной корреспондент газеты «Русские ведомости» «в районе Западного фронта». По вступлении в войну Турции выдвигает идею создания еврейской военной силы и участия евреев как стороны в мировой войне. До сих пор сионисты старались придерживаться нейтралитета; Жаботинский выдвинул идею, что сионистам следует однозначно принять сторону Антанты и сформировать в составе её сил еврейскую армию, которая бы приняла участие в освобождении Палестины и затем стала костяком организации там еврейского государства. Находясь в Египте, совместно с Иосифом Трумпельдором сформировал Еврейский легион в составе британской армии. Эти события Жаботинский впоследствии описал в книге «Слово о полку» (1928 год). Отрицательно относился к активному участию евреев в Февральской и Октябрьской революции.

Идеолог ревизионизма[править | править вики-текст]

После мировой войны Жаботинский поселился в Палестине. Весной 1920 года он был арестован английскими властями за организацию самообороны во время арабо-еврейских столкновений; заключён в крепости в Акко и приговорён к 15 годам каторги, но вскоре освобождён по амнистии. По освобождении избирается в руководство Всемирной Сионистской организации (1921 год), но очень быстро у него возникают идейные расхождения с большинством, включая лидера организации Вейцмана. Они касались следующих пунктов: сторонники Вейцмана считали, что декларация Бальфура дала все необходимые политические гарантии, и дело сионистов заключается отныне в сельскохозяйственной колонизации Палестины и создании базиса для «национального очага» — Жаботинский требовал усиления в деятельности сионистов политического элемента и гарантий еврейской государственности «на обоих берегах Иордана». Сторонники Вейцмана в своей внешнеполитической деятельности уповали исключительно на дипломатические методы — Жаботинский настаивал на силовом давлении как на мандатные власти, так и на палестинских арабов. Далее, Жаботинский резко выступал против господствующих в сионистском движении социалистических идей, указывая, что классовая борьба подрывает необходимое евреям национальное единство; он выдвинул лозунг: «только одно знамя» и сравнивал совмещение социализма и сионизма с поклонением двум богам сразу. Жаботинский провозгласил необходимость ревизии традиционного сионизма, откуда происходит название возглавляемого им течения: ревизионизм.

В отношении арабского вопроса Жаботинский и ревизионисты, в противоположность Вейцману, уповавшему на дипломатические методы, и особенно арабофильскому течению в сионизме, выступали за необходимость развития еврейских военизированных структур и жёсткого силового давления на арабов с тем, чтобы заставить их примириться с созданием еврейского государства в Палестине. Мирным же путем, согласно Жаботинскому, арабы из естественного патриотизма не готовы допустить осуществления сионистской идеи ни в какой форме. По мнению Жаботинского, борьба с арабами не противоречит требованиям морали, так как арабы имеют множество стран и государств, евреи же народ без страны и национального государства — следовательно, создание еврейского государства в Палестине справедливо вне зависимости от того, выгодно или невыгодно осуществление этой справедливости арабам. При этом Жаботинский выступал за предоставление арабам полного равноправия, но как национальному меньшинству в еврейском государстве и после того, как они согласятся с фактом существования этого государства. Эту программу Жаботинский изложил в своих, ставших знаменитыми, статьях «О железной стене» и «Этика железной стены» (1924 год). Из-за радикального национализма, антисоциализма и ставки на силу оппоненты обвиняли Жаботинского в фашизме (любопытно, что «еврейским фашистом» называл Жаботинского, в виде комплимента, и сам Муссолини[10] и даже рассчитывал на его помощь в распространении идей фашизма[11]). Левые сионисты дали Жаботинскому прозвища «дуче» и «Владимир Гитлер» (выражение Бен-Гуриона[12]). Профашистские тенденции действительно иногда проявлялись в ревизионистском движении, но сам Жаботинский был их принципиальным противником. Он писал поклонникам фашизма: «Такой подход выходит за всякие рамки допустимой романтики. Я считаю вашу святую одержимость ошибкой, ибо она разрушает то, что дорого мне… Ревизионистское движение основано на демократических ценностях XIX века, и оно может считать своими лишь тех, кто руководствуется этими ценностями и нравственным законом»[13].

Сто старых шекелей с портретом Жаботинского
Монета достоинством 100 шекелей с портретом Жаботинского

В 1923 году Жаботинский вышел из правления Всемирной сионистской организации в знак протеста против принятия ею «Белой книги» У.Черчилля, констатировавшей невозможность превращения Палестины в мононациональную еврейскую страну. В том же году возникает кружок его сторонников, группировавшийся вокруг редакции возглавляемого Жаботинским еженедельника «Рассвет»; в 1925 году круг его сторонников организационно оформился в Союз сионистов-ревизионистов со штаб-квартирой в Париже. На 15-м конгрессе Всемирной сионистской организации фракция ревизионистов предложила объявить создание еврейского государства официальной целью движения, но не получила поддержки. В 1928 году в Лондоне при активном участии Жаботинского была создана «Лига борьбы за седьмой доминион» (из евреев и сочувствующих сионизму англичан), выдвигавшая программой превращение Палестины в британский доминион. В 1931 году ревизионисты, которым была устроена обструкция на 17-м сионистском конгрессе, покинули конгресс и объявили, что оставляют за собой право не выполнять решения руководства сионистской федерации; в 1933 году Жаботинский, апеллируя к партийным массам вопреки воле руководства ревизионистов, добивается выхода Союза сионистов-ревизионистов из Всемирной сионистской организации. Попытка примирения между Жаботинским и Бен-Гурионом (как представителем левых сионистов), предпринятая при посредничестве Петра Рутенберга (бывшего российского эсера, соучастника убийства Георгия Гапона, с 1920-х годов — промышленника и руководителя «Хаганы» в Палестине), не встретила поддержки среди левых сионистов и провалилась. Окончательно раскол в сионистском движении оформился в 1935 году с образованием «Новой сионистской организации» под председательством Жаботинского, со следующей программой: «1. Создание еврейского большинства на обоих берегах Иордана; 2. Учреждение еврейского государства в Палестине на основе разума и справедливости в духе Торы; 3. Репатриация в Палестину всех евреев, которые желают этого; 4. Ликвидация диаспоры». Подчеркивалось, что «эти цели стоят выше интересов личностей, групп или классов». Штаб-квартира новой организации находилась в Лондоне[12][14].

Из ревизионистского движения, созданного Жаботинским, вышли современные израильские «правые», которые в лице блока «Ликуд» с 1970-х гг. играют виднейшую роль в политической жизни Израиля.

Продолжение литературной деятельности[править | править вики-текст]

С 1923 года — редактор возобновленного еженедельника «Рассвет», выходившего в Берлине, затем в Париже. Помимо публицистических текстов, публикует романы (под прежним псевдонимом Altalena). Исторический роман «Самсон Назорей» (Отдельное издание: Берлин, 1927) действие которого относится к библейским временам, описывает идеальный с точки зрения Жаботинского тип жизненно активного, смелого и воинственного еврея.

Автобиографический роман «Пятеро» (1936) на русском языке изображает трагическую судьбу ассимилированной еврейской семьи в Одессе эпохи 1905 года — одно из лучших прозаических произведений 1930-х годов, однако почти не привлекшее внимание критики, но переизданное в России и Беларуси в 2000-х гг..

Изданы мемуары «Повесть моих дней» (на иврите, русск. перевод 1985).

Владимир Жаботинский умер в Нью-Йорке от сердечного приступа.

Участие в масонском движении[править | править вики-текст]

По утверждению Н. Берберовой[15], в 1932 году в Париже Жаботинский вступил в российскую масонскую ложу «Свободная Россия», но пробыл там лишь несколько месяцев (официально вычеркнут в 1936). Согласно современному исследователю А. И. Серкову[16], он входил в ложу «Северная Звезда», где дошёл до степени мастера и которую покинул в 1935 году из-за «многочисленных занятий». Масонские анкеты Жаботинского опубликованы Р. Городницким и А. Серковым в 2006 г.[17].

Семья[править | править вики-текст]

Сын Жаботинского Ари Жаботинский являлся политическим и общественным деятелем Израиля.

Внук Зеэв Жаботинский - доктор математики и бизнесмен, в прошлом - боевой летчик.

Памяти Жаботинского[править | править вики-текст]

В Тель-Авиве есть Институт Жаботинского, занимающийся увековечиванием его памяти и наследия. В том же здании по улице короля Георга (Дом Жаботинского) находится штаб-квартира партии «Ликуд».

Именем Жаботинского названы улицы во многих городах Израиля, в том числе дорога № 481 из Петах-Тиквы в Тель-Авив.

Прах Зеэва Жаботинского перезахоронен в Иерусалиме на горе Герцля в 1964 году по решению правительства Государства Израиль — как это требовал сам Жаботинский в своём завещании от 1935 года[18].

Также именем Жаботинского названа улица на его родине в Одессе.

См. также[править | править вики-текст]

Произведения[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. И. Ф. Масанов, «Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей». В 4-х томах. — М., Всесоюзная книжная палата, 1956—1960 гг.
  2. Владимир Жаботинский /Вольф Ионович Зеев/
  3. В Деле Одесского нотариального Архива от 15 июня 1911 года читаем, что одесский мещанин Шлёма Лейбов Татур продал никопольскому мещанину Владимиру Евнову (Евгениеву) Жаботинскому «собственное своё недвижимое имущество, состоящее в г. Одессе, Дальницкого полицейского участка, на Большом Фонтане… заключающееся в участке пустопорожней земли, показанном на плане»… см. Марк Соколянский «Только в Одессе»
  4. Евно — диалектный вариант имени Йона.
  5. Марк Соколянский «Только в Одессе»
  6. Жаботинский, Владимир Евгеньевич // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1906—1913.
  7. «Чуковский и Жаботинский. История взаимоотношений в текстах и комментариях». Автор и составитель Евг. Иванова. Москва-Иерусалим, «Гешарим-Мосты культуры», 2004 г., О. Канунникова
  8. http://www.antho.net/library/blau/jn/jnml.html
  9. В.Жаботинский. Русская ласка
  10. Thomas G. Mitchell Native vs. settler. — Greenwood Publishing Group. — P. 22 из 243. — ISBN 9780313313578
  11. Eran Kaplan The Jewish radical right. — Univ of Wisconsin Press. — P. 157 из 234. — ISBN 9780299203801
  12. 1 2 Ицхак Стрешинский. Зеэв Жаботинский и еврейская традиция
  13. Михаил Гольд. Одержимые избранностью
  14. Сионисты-ревизионисты — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  15. Биографический словарь // Берберова Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. — М., 1997.
  16. Серков А. И. Русское масонство, 1731—2000. Энциклопедический словарь. — Москва: 2001. — С. 1189.
  17. Архив еврейской истории // Международный исследовательский центр российского и восточноевропейского еврейства. Том 3 М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. — 408 с, [1][2]
  18. Шломо Авинери. Происхождение сионизма. М.: «Мосты культуры», 2004, с. 351—352 ISBN 5-93273-184-2

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).