Жмайло, Марк

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Жмайло Марк
укр. Жмайло-Кульчицький Марко
Zhmailo Marko.jpg
Имя при рождении:

укр. Марко Жмайло-Кульчицький

Род деятельности:

казацкий гетман

Дата рождения:

неизвестно

Дата смерти:

неизвестно

Марк Жмайло-Кульчицкий (Павел Измаил, укр. Марко Жмайло-Кульчицький; XVII век) — казацкий гетман (1625), предводитель названного его именем восстания против поляков в 1625 году.[1]

Руководил морскими походами казаков на Турцию. Был смещён с гетманства самими казаками, после неудачных битв с польским войском и заменён на пропольского полковника Михаил Дорошенко.

Биография[править | править вики-текст]

 
Антипольские восстания на Украине
Киевское 1018 годаМухиБрацлавско-ВинницкоеКосинскогоНаливайкоЖмайлоФедоровичаСулимыПавлюкаОстрянина и ГуниХмельницкогоБарабаша и ПушкаряБогунаСтавищаПалиягайдамаков 1734 годагайдамаков 1750 годаКолиивщинаВолынская резня

Родился в украинском (русинском) селе Кульчицы[источник не указан 1142 дня], под Самбором, дата рождения неизвестна.

Упомянут в 1625 году в связи с военными действиями между казаками и поляками. В этом году реестровые казаки и запорожцы отправили своих депутатов на сейм в Варшаву и потребовали: признать законными духовных лиц, посвящённых патриархом Иерусалимским; убрать униатов из церквей и отобрать у них церковное имущество, незаконно захваченное ими у православных; уничтожить все постановления польского правительства, направленные против казаков, и не ограничивать их количества.

В подкрепление своих требований они привезли с собой внушительный список самых разных притеснений, которые в Польше и Литве приходилось терпеть православным русинам (украинцам) и литвинам (белоруссам), особенно упирая на то, что повсеместно власть отнимала у православных храмы, неправедно их засуживала под разными предлогами, не допускала до цеховых ремёсел, сажала в тюрьмы и избивала священников; казаки обвиняли польские власти в том, что православные дети остаются без крещения, люди живут без венчания и отходят в мир иной без исповеди и святого причастия.

Польский сейм совершенно не принял во внимание петицию малорусского казачества, и тогда в Малороссии вспыхнуло восстание, возглавленное Жмайлом: казаки ворвались в Киев, убили киевского войта Ф. Ходику, ревностного униата, ограбили католический монастырь, умертвив его священника, и отправили к московскому царю Михаилу Фёдоровичу посольство с просьбой принять их в своё подданство.

Тогда король Сигизмунд III послал на них 30-тысячное войско во главе с коронным гетманом Станислава Конецпольским, крому велено было усмирить «бунтовщиков» оружием. Поляки, не ведя войн с соседями, видимо, перестали нуждаться в казачьих отрядах и потому решили, что пришло время наказать их за прежние проступки и независимое волеизъявление и призвать «к порядку».

Конецпольский выступил в поход 5 июля и, переправившись через Буг, прошёл на Паволоч и реку Ростовица, где к нему присоединился каменецкий подкоморий Николай Потоцкий. Отсюда поляки, переправившись через реку Каменица, двинулись мимо Белой Церкви и остановились неподалёку от Канева.

В это время к коронному гетману прибыли 3 посланника от каневских казаков, сообщивших, что их гетман Жмайло находится в Сечи и просит, чтобы поляки не нападали на казаков в городе и дали бы им возможность собраться на раду. Конецпольский пошёл на это, но когда на раде подняли вопрос о том, что предпринять в связи с угрозой нападения поляков: то ли повиниться перед ним, то ли вступить с ним в бой, и после рады 3 тысячи казаков покинули город, коронный гетман послал за ними в погоню 10 хоругвей во главе с паном Одрживольским.

Догнав казаков у переправы через реку Мошна, пан напал на них, но те контратаковали поляков и даже захватили в плен сына князя Четвертинского, которого затем возили с собой во время всего похода скованнным. На помощь Одрживольскому гетман отправил панов Юдыцкого, Коссаковского и Белецкого, но казаки, тоже получив подкрепление, в полном порядке отступили к Черкассам, куда двинулся со всем войском и Конецпольский.

Тут 17 октября навстречу ему выехал казацкий посланник с известием о Жмайло, который спешил к своим казакам с артиллерией. 19 и 23 октября к коронному гетману приезжали новые послы от казаков с просьбой, чтобы он не наступал на них до тех пор, пока не прибудет их гетман. Конецпольский не стал больше ждать, прошёл город Крылов и стал лагерем в нескольких верстах за городом у реки Цыбульник, на расстоянии 1 версты от казацкого табора, который отсюда был виден весь как на ладони.

27 октября казаки известили Конецпольского о прибытии Жмайло с артиллерией, и тогда гетман предложил казакам условия, которые они должны исполнить, если хотят заслужить милость и прощение короля. Казаки на своей раде посчитали эти условия слишком тяжёлыми, и их 13 депутатов объявили коронному гетману, что все до единого предложенные им пункты для них неприемлемы.

Всю ночь гетман продержал у себя посланников Жмайло, а утром, отпуская их, объявил им свою волю:

«Так как вы покорностью, как верные подданные, не хотите заслужить милосердия и благосклонности его королевского величества, то мы надеемся на Бога, что за непослушание и своеволие вы скоро испробуете наших сабель на своих шеях, а кровопролитие, которое произойдет, падет на ваши души».

После этого Конецпольский отдал приказ войску атаковать казаков. Рещающее сражение между противниками произошло 31 октября у старого городища у Курукова озера (иначе Медвежьи Лозы). Казаки были разбиты и запросили у коронного гетмана пощады. 3 ноября между поляками и малорусскими казаками начались переговоры, во время которых Конецпольский выставил против казаков 6 обвинительных пунктов, из которых первые 3 касались одинаково как малорусских, так и запорожских казаков:

  1. самовольные выходы в Чёрное море;
  2. сношения с московским царём и крымским ханом в ущерб Речи Посполитой;
  3. приём у себя разных самозванцев, а также других подозрительных и вредных для Польши лиц.

На всё это казаки отвечали так:

  1. в море, мол, они ходили из-за нужды в деньгах, которых им правительство не платило, а отделывалось лишь обещаниями, из-за чего казакам за казной пришлось обращаться в Москву;
  2. с крымским ханом дружба завязалась совершенно случайно: их прибило во время бури на море к крымским берегам, и хан милостиво обошёлся с ними, даже принял их на свою службу, заключил с ними договор и просил через них просить остальных казаков не нападать больше на его владения;
  3. что же касается всяких там неприятных лиц, оскорбляющих чувства короля, то вход и выход из Запорожье никогда никому не возбранялся — уж таков обычай у казаков, и они не видят причин его нарушать.

Выслушав казацкую депутацию, гетман потребовал, чтобы они подписали новый договор, ограничивавший количество казаков 6 тысячами, внесённых в реестр, и выдавали бы польским властям преступников. Казаки долго рядились из-за этих главных условий, но выторговали лишь послабление в последнем: коронный гетман согласился оставить за казаками право карать преступников судом собственной старшины.

5 ноября казаки переизбрали гетмана, и вместо Жмайло им стал Михаил Дорошенко, а на следующий день подписали договор и присягнули на верность польской короне, подписав с поляками Куруковское соглашение.

Дальнейшая судьба Марка Жмайло неизвестна.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).