Закон Базальи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Закон 180»)
Перейти к: навигация, поиск
Франко Базалья (1924—1980), разработчик и инициатор Закона 180

Закон Базальи (Закон 180) (итал. Legge Basaglia, Legge 180), — закон о психиатрической помощи и реформе психиатрии, лежащий в основе законодательства Италии в области психиатрии[1]. Разработан итальянским психиатром Франко Базальей[2] и пролоббирован по его инициативе[3].

Закон был принят 13 мая 1978 года[4], и ознаменовал широкомасштабную реформу психиатрической системы в Италии. Он содержал указания о закрытии всех психиатрических больниц[5][6] и привёл к их замене целым рядом внутриобщественных[неизвестный термин] служб, включая службы по оказанию помощи острым стационарным больным[7]. Полная ликвидация системы государственных психиатрических больниц в Италии относится к 1998 году, когда была завершена реализация закона о психиатрической реформе[8].

Закон 180 выдержал несколько попыток внести в него поправки и остаётся основой итальянской системы психиатрической помощи[9].

Закон оказал влияние на весь мир, когда итальянская модель широко заимствовалась другими странами[10]. В частности, 6 апреля 2001 года в Бразилии был принят закон о психиатрической помощи № 10216[11]. Данный закон был разработан по образцу Закона Базальи и направлен на деинституционализацию психиатрии в Бразилии[12][13][14].

Предыстория появления закона[править | править вики-текст]

В начале шестидесятых годов важным фактором для разработки нового Закона было наличие широко действующих по всей стране реформаторских движений, в которых участвовали студенты университетов, рабочий класс, профсоюзы, левые и радикальные партии. Эта уникальная общественная обстановка привела к принятию передовых проектов законов, включавших законы о разводе, аборте, правах рабочих и наконец Закон 180. Закон 180 был включён в новый Закон о национальном здравоохранении, установивший районы охвата обслуживанием для всех служб здравоохранения и единую систему бюджетных ассигнований, предотвращающую недостаточное финансирование психиатрических служб, которые по сей день остаются частью национальной системы здравоохранения.[3]

Новый итальянский закон был создан после длительных пилотных опытов проведения деинституционализации, которые имели место в нескольких городах (включая Горицию, Ареццо, Триест, Перуджу, Феррару) в период с 1961 по 1978 год. Данные опыты смогли продемонстрировать, что можно заменить устаревшую сопряжённую с изоляцией помощь в психиатрических больницах альтернативной общественной медико-социальной помощью. Эта демонстрация заключалась в показе эффективности новой системы помощи с точки зрения заложенной в ней возможности сделать осуществимым постепенное и бесповоротное закрытие психиатрических больниц, в то время как создавались новые службы, которые соответственно могут быть названы «альтернативными», а не «дополняющими» психиатрические больницы.[15]

Рядовому населению и журналистам оказалось трудно понять и принять данный процесс: в связи с этим возникла потребность заручиться общественной поддержкой, что было достигнуто путём привлечения внимания политиков, которые придерживались преимущественно левых взглядов. Дискуссии, главным образом со специалистами и профсоюзами, были бурными, горячими и трудными. В конечном счёте освобождение пациентов психиатрических больниц стало официальной позицией Итальянской коммунистической партии, которая в те годы (в начале 70-х годов XX века) вновь набирала политическую и экономическую силу. Сложное отношение между реформой в психиатрии и профсоюзами сглаживалось основными левыми партиями, проводившими параллели между реформой в психиатрии и санитарными условиями, с которыми ежедневно сталкивались рабочие на заводах и за их пределами[3].

Сторонниками инициативы Базальи были левые и радикальные партии наряду с простыми людьми, оказавшими ей широкую поддержку[3]. Проводя работу по постепенному закрытию различных государственных психиатрических больниц в Ареццо, Парме и Реджо-Эмилии, Базалья и его группа содействовали созданию союза «Psychiatria Democratica» («Демократичная психиатрия»)[16][3]. Задачи союза состояли (и до сих пор состоят) в том, чтобы объединить предпринимаемые во всех сферах общественной жизни усилия и действия специалистов, направленные на закрытие психиатрических учреждений и восстановление прав их пациентов[3].

Принципы и положения закона[править | править вики-текст]

В основе Закона 180 лежат 3 важных принципа[17]:

  1. В Законе, первая статья которого озаглавлена «Добровольное и недобровольное лечение», рассматриваются не дефиниции и классификации заболеваний, а формы лечения и основания для него.
  2. В Законе 180 особое внимание уделяется правам пациентов, гарантии которых уже предоставлены на основании писаной Конституции Италии (статьи 13 и 32), но особенно это касается личной свободы и права на лечение. Закон разъясняет условия, по которым может проводиться принудительное лечение тех, кто страдает психическим заболеванием, и это единственная категория людей, в отношении которой предусмотрено принудительное лечение. Вместе с акцентом на лечении здесь появляется важное различие — различие между принудительным лечением в Италии и недобровольной госпитализацией в Англии и Уэльсе. В Италии этический и юридический акцент делается на лечении в обществе при поддержке местного общественного центра психиатрической помощи;
  3. Акцент сдвигается с поведения лица, страдающего психическим заболеванием, к значению оказания соответствующей помощи. Прежний Закон, принятый в 1904 году, санкционировал недобровольную госпитализацию лиц в психиатрическую больницу на основании их опасности, устанавливаемой врачом или постановлением суда. В Законе 180 данное понятие социальной опасности исключено[9].

Важнейшие положения Закона 180 заключались в следующем[3]:

  1. Место оказания психиатрической помощи надлежало перенести из психиатрических больниц в общественные центры психиатрической помощи, впервые организованные по принципу деления на округа или районы, чтобы обеспечить связи и интеграцию со службами и общественными ресурсами.
  2. Не должен был разрешаться приём новых пациентов в действующие психиатрические больницы. Также запрещалось строительство новых психиатрических больниц.
  3. В больницах общего профиля должны были открыться психиатрические отделения с ограниченным количеством коек (не более 16). С учётом того, что такие отделения должны были открыться в 320 больницах, количество койко-мест планировалось приблизительно равным 1 на 10000 жителей[18].
  4. Недобровольные госпитализации должны были являться исключительными мерами вмешательства, применяемыми лишь в случаях, когда амбулаторное лечение отвергается пациентом и когда в то же время невозможен доступ к соответствующим общественным службам.

Недобровольная госпитализация запрещена, пока не нарушен никакой закон[19]; срок пребывания в психиатрических отделениях при обычных многопрофильных больницах не превышает двух недель, по истечении которых психиатрическое лечение проводят в обществе[20].

Реализация закона[править | править вики-текст]

В результате реализации «Закона Базальи» были закрыты большинство психиатрических лечебниц, в которых содержалось около 60,000 человек. В то же время недостаточно средств выделялось на их лечение в местных сообществах. Часто пациентов просто выгоняли на улицу, где они пополняли ряды бродяг, либо отправляли в семьи, не желавшие принимать их.[21] Результат был предсказуем: воцарился хаос. Помимо всплеска самоубийств, смертей от голода и холода, возник новый класс бродяг: abandonati.[22]

Темпы внедрения Закона по стране различались, в основном по той причине, что в каждом регионе имелась собственная местная политическая система управления, обладающая возможностью оказывать влияние на местную политику в здравоохранении и общественной жизни. Результатом этого было (и до сих пор остаётся) наличие стандартов различных по качеству услуг, предоставляемых пациентам в зависимости от того, где они проживают.[3]

Несомненно, процесс внедрения Закона усложнялся необходимостью предпринимать шаги одновременно в двух направлениях: с одной стороны, к постепенному закрытию психиатрических больниц и открытию психиатрических отделений в больницах общего профиля, а с другой — к созданию новых общественных центров психиатрической помощи в обществе. Ситуация в некоторых регионах была парадоксальной: открытие новых психиатрических отделений в больницах общего профиля не сопровождалось созданием новых служб в обществе в связи с недостатком политической воли.[3]

Закрытие психиатрических больниц также привело к необходимости реабилитации или, иными словами, деинституционализации штата (как младшего и среднего персонала, так и врачей со степенями докторов медицины) психиатрических больниц, который весьма неохотно принимал изменения, связанные с работой в общественных центрах психиатрической помощи. По данным причинам общественные центры психиатрической помощи открывались с большой задержкой, особенно на юге Италии, в связи с тем, что процесс закрытия больниц шёл медленным темпом.[3]

В отсутствие адекватной замены, около 40 психиатрических клиник оставались открытыми, наиболее известная из них — госпиталь в Сиракузах, на Сицилии, где 10 медсестёр ухаживали за более чем 300 психически больными. Как отмечает европейский корреспондент British Medical Journal, условия в этом госпитале посетители сравнивали с концлагерем.[21]

С момента принятия Закона 180 в 1978 году итальянское законодательство о психиатрической помощи вызвало бурную дискуссию, в ходе которой оценивались его положительные стороны и критиковались отрицательные, а также обсуждались социально-политические аспекты[19]. Но в международной дискуссии никогда не поднимался вопрос о том, что было сделано в рамках Закона 180 для того, чтобы облегчить участь психически больных людей, которые совершают преступления[19]. Итальянский опыт демонстрирует, каким образом в случае, когда нельзя предложить никаких подходящих решений, можно обойти трудные вопросы[19]. Итальянское законодательство делит психиатрическую помощь на два вида: в качестве кредита доверия оно предоставляет законопослушным лицам, страдающим психическими расстройствами, право отказаться от лечения и делает невозможными все дальнейшие госпитализации таких психически больных пациентов; в то же самое время оно позволяет помещать психически больных людей, нарушающих закон, в специализированные учреждения по приговору к тюремному заключению с нефиксированным сроком, в результате чего они лишаются всех гражданских прав[19].

Последующие попытки изменить закон[править | править вики-текст]

После принятия Закона 180 начинался продолжительный период истории итальянской психиатрии (с 1978 по 1994 год), известный как «борьба 180»[4].

В 1993 году был внесён законопроект, позволяющий психиатрам прибегать к недобровольной госпитализации и даже обращаться в этом за помощью к полиции. «Этот новый закон раз и навсегда предотвратит трагические случаи с пациентами, неспособными осознать тяжесть своего заболевания», — сказал представитель министерства здравоохранения в парламенте.[21]

В 2001 году вновь началась дискуссия о пересмотре законодательства в области психиатрии и Закона 180, который является его основой[23]. В Комиссию по здравоохранению Палаты депутатов были представлены три проекта закона: проект закона 174 депутата Бурани-Прокаччини, проект закона 152 депутата Че, проект закона 844 депутата Ченто[23]. В этих трёх законопроектах, отличавшихся, однако, нюансами, основой итальянской системы психиатрической помощи вновь предлагалось сделать психиатрические больницы, превратив в них, согласно предложению, сеть внебольничных структур, где лица, находящиеся на принудительном лечении, содержались бы в течение длительных периодов времени[23].

В 2006 году[24] различные группы (психиатры, законодатели, общества, объединяющие семьи, и прочие) искали способы восстановления прежней системы, предлагая новый закон о психиатрической помощи, направленный на изменение основополагающих принципов Закона Базальи[3]. По этой причине в 2006 году страна стояла перед понятным выбором в данной области, когда Парламент рассматривал возможность возвращения к традиционной психиатрии, а большинство итальянских психиатров окончательно принимали нововведения Закона 180[стиль!][3].

Оценки[править | править вики-текст]

Отзывы о Законе 180 отличались многочисленностью и разнообразием[17]. Как указывают Делль’Аква[уточнить] и другие, он вызвал определённые разногласия:

Нам кажется, что в Италии подобное применение [закона] привлекло внимание исключительно (и совершенно неоднозначным и необычным образом) к гарантии личной свободы (невмешательству) с одной стороны, а с другой стороны — к принудительному лечению (Делль’Аква)[17].

Американский психиатр Лорен Мошер называл итальянский закон о психиатрической помощи революционным[25] и высказывал мнение, что можно извлечь полезные уроки из принципа постепенности, заложенного в моделях, использованных при разработке закона, и из базового принципа национального медицинского страхования, который обеспечил его выполнение[26].

В 1993 году Бруно Норчо отметил, что Закон 180 1978 года был и до сих пор является важным законом[27]. Он впервые установил, что психически больных людей нужно лечить, а не изолировать, что психиатрические больницы должны прекратить существовать как места изоляции и что психически больные люди должны получить гражданские права и интегрироваться в жизнь общества[27].

В отчёте, подготовленном по итогам Европейской конференции Всемирной организации здравоохранения (январь 2005), отмечалось, что после принятия Закона 180 у пациентов появились более широкие возможности принимать непосредственное участие в жизни общества[28].

По оценке Катерины Корбашо-Фокс, высказанной в 2006 году, плоды работы Базальи, первоначально рассматривавшиеся как техническое нововведение в медицине, были результатом анализа репрессивной роли психиатрии в обществе[3]. Данный анализ поднял некоторые политические и социальные вопросы, оказавшие глубокое влияние на медицину[3]. Точкой пересечения, в которой сошлись медицинские, социальные и политические вопросы, несомненно, явился Закон 180[3]. Следовательно, он может рассматриваться как отправная точка для создания почти революционного законодательства (по крайней мере, для страны), то есть нового Закона о национальном здравоохранении, вступившего в действие в том же году и оказавшего продолжительное влияние на итальянское общество в целом[3].

Как отмечали в 2008 году Барбуи и Танселла, после 30 лет его применения Закон 180 всё ещё является уникальным в международном сценарии, учитывая, что Италия остаётся единственной в мире страной, где традиционные психиатрические больницы находятся вне закона[29].

В 2009 году в своей книге «Врачевание души» британский клинический психолог Ричард Бенталл отметил, что когда в 1978 году инакомыслящий психиатр Франко Базалья убедил итальянское правительство принять Закон 180, запретивший новые госпитализации в крупные психиатрические больницы, результаты были спорными: в последующие десять лет многие итальянские врачи жаловались на то, что местами накопления тяжело психически больных стали тюрьмы, и на то, что они оказывались «в состоянии психиатрическо-терапевтической беспомощности, когда перед ними представал неуправляемый шизофреник с параноидным синдромом, возбуждённо-назойливый больной с маниакальным или кататоническим синдромом»[30]:101[31]:74. Повсюду за их жалобы хватались психиатры, жаждущие продемонстрировать бессмысленность отказа от традиционных методов[31]:74. Однако эффективно функционирующая сеть менее крупных общественных клиник психиатрической помощи постепенно развилась, чтобы заменить прежнюю систему[31]:74.

Как было отмечено в 2009 году П. Фузаром-Поли с соавторами, благодаря закону Базальи итальянская психиатрия больше не оттеснялась на периферию медицины и начала интегрироваться в общие службы здравоохранения[14].

Критика[править | править вики-текст]

В 1985 году, когда реформы Базальи были ещё не завершены, их подверг критике в своём письме «О текущем состоянии психиатрии в Северной Италии» в «Бюллетень Королевского колледжа психиатров» Джон Смитис, посвятивший два месяца поездкам по центрам психиатрической помощи Триеста, Венеции, Флоренции, Милана и других городов Северной Италии[32]:177. Отмечая, что никто не хотел бы вернуться в удручающее прошлое, когда психиатрические больницы были практически неотличимы от тюрем, Смитис утверждал, что хронические психически больные заслуживают лучшей доли, чем та, которая предоставлена им и обусловлена сокращением бюджета наряду с длительным влиянием старомодных социологических догм 60-х годов XX века[32]. По мнению Смитиса, психически больных, в некоторых отношениях, лечили лучше в Соединённых Штатах и Англии 70-х годов XIX века после реформ, проведённых Тьюком и Доротеей Дикс, чем их начали лечить в Италии в 80-х годах XX века[32]. Смитис пришёл к выводу, что сторонники «Демократичной психиатрии» распространяли пропаганду, которая имела слабое отношение к фактам, отражающим то, как люди с психическими расстройствами живут в Италии[32].

Как отмечал в 1985 году Р. Папеши, Базалья утверждал, что причины психического расстройства в сущности являются социальными по своему характеру и что единственные правильные методы лечения — это политическая борьба и восстановление агрессивности пациента, для которого не может являться лечебным никакое учреждение, так как его цель должна заключаться в осуществлении надзора и причинении насильственного вреда[33]:247. Развёрнутую Базальей «либеральную» защиту человека от общества Папеши анализировал с точки зрения негативного влияния, которое итальянский закон 180 1978 года оказал на лечение хронических психически больных[33]:247. Папеши писал, что закон «забыл» о таких пациентах, и предлагал пересмотреть закон 180, который, по словам Папеши, «сделал бы возможным создание учреждений, альтернативных устаревшим психиатрическим больницам, но в то же самое время допустил бы преобразование прежних структур»[33]:247.

Излишне говорить, что Закон 180 встретил резкое неприятие у большинства представителей академической психиатрии и психологии[3]. Они наставали на том, что уход за психически больными должен осуществляться только в клиниках или больницах, игнорируя таким образом все положительные результаты, полученные в экспериментах Базальи и его сторонников[3].

Кроме того, всеобщее внедрение принципов, приведших к появлению Закона 180, потребовало радикального изменения клинического подхода к психически больным, которое ещё не было полностью принято ведущими психиатрами главным образом в медицинских университетах, по сей день остающихся в значительной степени ориентированными на биологические и соматические подходы[3]. По традиции, университеты не принимали участия в оказании услуг всем категориям психически больных, но всегда функционировали как «частные клиники», осуществляющие отбор пациентов для госпитализации[3]. За некоторыми исключениями, это привело к тому, что академическая психиатрия остаётся оторванной от психиатрии, осуществляющей помощь внутри общества, от намеченных нововведений Закона 180, положившего начало реформе, и от существующих региональных программ[3]. К тому же академическая психиатрия остаётся в культурном плане не связанной с реальными жизненными проблемами людей, которым она должна уделять внимание[3]. Конечно, сегодня, спустя более двадцати лет после принятия Закона 180, профессиональная подготовка нового поколения психиатров, среднего и младшего медперсонала всё ещё является несовершенной, обнаруживая недостаток особого антигоспитального опыта, приобретаемого путём непосредственного участия в закрытии психиатрических больниц[3].

Эта сложная изменяющаяся ситуация вызвала критику Закона не только со стороны работников психиатрической службы, нежелающих менять свои методы работы, но и со стороны обществ, объединяющих семьи пациентов и обеспокоенных судьбой своих родственников в отсутствие психиатрических больниц, а в некоторых случаях — в первые годы действия Закона — недостатком надлежащих и заслуживающих доверия социальных программ[3].

Последнее сокращение бюджетного финансирования государственного здравоохранения, продиктованное изменением политических и экономических приоритетов, способствовало переходу к мерам, направленным на решение краткосрочных задач, таким как сокращение расходов на персонал и дотаций на пациентов, приводящим в краткосрочной перспективе, вероятно, к непосредственным положительным результатам, но в среднесрочной и долгосрочной — к пагубным[3]:73. В среднесрочной и долгосрочной перспективе эти изменения привели к необходимости внедрения жилищных программ, поскольку в отсутствие соответствующей помощи и финансовой поддержки пациенты с тяжёлой степенью инвалидности уже неспособны самостоятельно существовать в обществе[3]. Как следствие, в государственном финансировании приоритет сместился с муниципальных общественных служб на жилищные программы, в основе которых лежат частные и финансовые интересы. По данным причинам тем более важно продемонстрировать эффективность оказываемой внутри общества медицинской помощи, чтобы иметь возможность влиять на выделение финансирования[3].

В 1983 году Витторио Олчезе, бывший в то время членом правительства и действующим политиком, который вначале голосовал за новый Закон, но затем стал одним из его наиболее красноречивых критиков, сказал в одном интервью ежедневной газете, что реальная проблема состоит в том, что новый Закон, явившийся воплощением политических настроений, направлен на то, чтобы отменить существование психического заболевания[2].

30 августа 1984 года журнал «New Scientist» опубликовал статью Деборы Маккензи «Закрытие дверей сумасшедших домов в итальянском стиле»[34]. В частности, в ней говорилось, что было резкое неприятие закона Базальи и во многих регионах Италии новые службы никогда не создавались. В прессе появлялись истории о самоубийствах доведённых до отчаяния родителей, обременённых страдающим слабоумием отпрыском, или о пациентах, просто оставленных на улице и рискующих стать жертвой преступления. В 1983 году после формирования нового правительства одним из первых обещаний премьер-министра Беттино Кракси было «вновь открыть психиатрические лечебницы». Многие эксперименты удались в обеспеченных северных провинциях, а в более бедных южных провинциях, где было мало общественных служб здравоохранения, эксперимент кончился печально. Одной из причин, по словам некоторых психиатров, было то, что группа Базальи оттолкнула многих врачей, заняв жёсткую антимедицинскую позицию. Паоло Крепет, ответственный за начало реформы в Риме, назвал реакцию своих коллег «явным саботажем» с массовыми увольнениями и беспорядочным освобождением тяжело больных пациентов. Сложившаяся в Риме ситуация с сотнями безнадзорных психически больных на улицах описывалась как «хаотическая».

В 1992 году в монографии «История шизофрении» французский психиатр, профессор Ж. Гаррабе отмечал, что голосование Парламента за упразднение психиатрических больниц вдохновлялось антипсихиатрическим радикализмом, а также убеждением, что путём их упразднения закон может «волшебным образом» ликвидировать психические болезни в стране[35].

В 2009 году Джованна Руссо и Франческо Карели отмечали, что Закон Базальи с его появления подвергали резкой критике за то, что он не предусматривает вариантов и альтернативных методов лечения и ухода за пациентами с психическим заболеванием в обществе[36].

Российский журналист Гнетий считает следствием Закона Базальи акты агрессии психически больных в отношении политических и общественных деятелей, произошедшие в Италии в 2009 году, когда итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони получил удар статуэткой в лицо, а Папа Римский Бенедикт XVI во время рождественской мессы был сбит с ног паломницей, перелезшей через ограду в храме Святого Петра, чтобы обнять Папу[37][38][39]. Озабоченные данными событиями итальянские врачи и юристы высказывали мнение, что необходимы изменения в Законе Базальи[37]. В частности, адвокат Раффаэле Риккарди отмечал, что человек, совершивший агрессивный акт и в результате признанный душевнобольным в соответствии с уголовным кодексом, нуждается не в обычной практике исправления осужденного, а в особом подходе, который должен помочь ему вернуться в общество[37].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Piccione R. Il futuro dei servizi di salute mentale in Italia. — FrancoAngeli, 2004. — P. 64,95. — 427 p. — ISBN 8846453581
  2. 1 2 Benaim S. (January 1983). «The Italian Experiment». Psychiatric Bulletin 7 (1): 8—9.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Chapter 5: Corbascio-Fox C.G. Mental Health Assistance in Italy: The Torino Rehabilitation Program // Knowledge in Mental Health: Reclaiming the Social / Edited by L. Sapouna, P. Herrmann. — Hauppauge: Nova Publishers, 2006. — P. 69—73. — 155 p. — ISBN 1594548129
  4. 1 2 Piccione, 1983, p. 95
  5. Ramon S. (1983). «Psichiatria democratica: a case study of an Italian community mental health service». International Journal of Health Services 13 (2): 307—324. PMID 6853005.
  6. Ястребов В.С. Организация психиатрической помощи: Исторический очерк // Руководство по психиатрии / Под ред. А. С. Тиганова. — М.: Медицина, 1999. — Т. 1. — С. 335. — 712 с. — ISBN 5225026761
  7. De Girolamo G., Barbato A., Bracco R., Gaddini A., Miglio R., Morosini P., Norcio B., Picardi A., Rossi E., Rucci P., Santone G., Dell'Acqua G. (August 2007). «Characteristics and activities of acute psychiatric in-patient facilities: national survey in Italy». British Journal of Psychiatry 191: 170—177. DOI:10.1192/bjp.bp.105.020636. PMID 17666503.
  8. Burti L. (2001). «Italian psychiatric reform 20 plus years after». Acta psychiatrica Scandinavica. Supplementum (410): 41—46. PMID 11863050.
  9. 1 2 De Girolamo et al. (August 2008). «Franco Basaglia, 1924–1980». American Journal of Psychiatry 165 (8): 968. DOI:10.1176/appi.ajp.2008.07111761. PMID 18676602.
  10. Saillant F., Genest S. Medical Anthropology: Regional Perspectives and Shared Concerns. — Oxford: Wiley-Blackwell, 2007. — P. 125—127. — 305 p. — ISBN 1405152494
  11. Lei No 10.216 (порт.). Instituto Franco Basaglia (6 апреля 2001). — Бразильский закон о психиатрической помощи № 10216, принятый 6 апреля 2001 года. Проверено 9 мая 2010. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  12. Goulart M.S.B. (giugno 2008). «La legge 180 e la reforma psichiatrica brasiliana: L’anniversario della lotta». Panorama internazionale: Fogli d’informazione 3 (5—6): 236—241.
  13.  (порт.) Goulart M.S.B. (jun. 2006). «A Construção da Mudança nas Instituições Sociais: A Reforma Psiquiátrica (Changing social institutions: The psychiatric reform)». Pesquisas e Praticas Psicossociais v. 1 (n. 1): 1—19. p. 13
  14. 1 2 Fusar-Poli P., Bruno D., Machado-de-Sousa J., Crippa J. (October 2009). «Franco Basaglia (1924—1980): Three decades (1979—2009) as a bridge between the Italian and Brazilian mental health reform». International Journal of Social Psychiatry. DOI:10.1177/0020764009344145. PMID 19833677.
  15. Tansella M. (November 1986). «Community psychiatry without mental hospitals — the Italian experience: a review». Journal of the Royal Society of Medicine 79 (11): 664—665. PMID 3795212.
  16. La practica della follia. June 22, 1974. First Congress of Psichiatria Democratica. — Italy: Gorizia, 1974.
  17. 1 2 3 Tudor K. Mental Health Promotion: Paradigms and Practice. — London: Routledge, 1996. — P. 99—100. — 308 p. — ISBN 0415101069
  18. Rigatelli M. (June 2003). «General hospital psychiatry: the Italian experience». World Psychiatry 2 (2): 104—113. PMID 16946912.
  19. 1 2 3 4 5 Fornari U., Ferracuti S. (September 1995). «Special judicial psychiatric hospitals in Italy and the shortcomings of the mental health law». Journal of Forensic Psychiatry & Psychology 6 (2): 381—392. DOI:10.1080/09585189508409903.
  20. Ротштейн В., Савенко Ю. (2007). «Проблема социальной опасности психически больных: Дискуссия». Независимый психиатрический журнал (4): 12—17.
  21. 1 2 3 Endian C. (6 March 1993). «Italy retreats from community care for mentally ill». British Medical Journal 306: 605.
  22. Rollin H. (1993). «Community care: Italy's 'U' turn». Psychiatric Bulletin 17: 494-495.
  23. 1 2 3 Piccione, 1983, p. 64
  24. Эти сведения относятся к 2006 году, так как в 2006 году вышла книга, послужившая их источником: Knowledge in Mental Health: Reclaiming the Social / Edited by L. Sapouna, P. Herrmann. — Hauppauge: Nova Publishers, 2006. — P. 69—73. — 155 p. — ISBN 1594548129
  25. Mosher L.R. (February 1982). «Italy's revolutionary mental health law: an assessment». American Journal of Psychiatry 139 (2): 199—203. PMID 7055290.
  26. Mosher L.R. (October 1983). «Recent developments in the care, treatment, and rehabilitation of the chronic mentally ill in Italy». Hospital and Community Psychiatry 34 (10): 947—950. PMID 6629349.
  27. 1 2 Norcio B. (12 June 1993). «Care for mentally ill in Italy». BMJ 306: 1615—1616. DOI:10.1136/bmj.306.6892.1615-b.
  28. Охрана психического здоровья: проблемы и пути их решения: Отчет о Европейской конференции ВОЗ на уровне министров. — 2006. — С. 123. — ISBN 92-890-4377-6
  29. Barbui C., Tansella M. (December 2008). «Thirtieth birthday of the Italian psychiatric reform: research for identifying its active ingredients is urgently needed». Journal Epidemiology and Community Health 62 (12): 1021. DOI:10.1136/jech.2008.077859. PMID 19008365.
  30. Бенталл цитирует статью Palermo G.B. (February 1991). «The 1978 Italian mental health law — a personal evaluation: a review». Journal of the Royal Society of Medicine 84 (2): 99—102. PMID 1999825.
  31. 1 2 3 Bentall R. Doctoring the mind: is our current treatment of mental illness really any good? — NYU Press, 2009. — P. 74. — 363 p. — ISBN 0814791484
  32. 1 2 3 4 Smyties J. (September 1985). «On the current state of psychiatry in Northern Italy». Bulletin of the Royal College of Psychiatrists 9: 177—178.
  33. 1 2 3 Papeschi R. (March 1985). «The denial of the institution. A critical review of Franco Basaglia's writings». The British Journal of Psychiatry (146): 247—254. PMID 3886062.
  34. MacKenzie D. (August 30 1984). «Closing the madhouse doors, Italian-stile». New Scientist 103 (1419): 9. PMID 11658499.
  35. Garrabé J. Histoire de la schizophrénie. — Paris: Seghers, 1992. — 329 p. — ISBN 2232103897 На русском: Гаррабе Ж. Глава X. Имеется ли концепция шизофрении в итальянской антипсихиатрии? // История шизофрении / Пер с фр. М. М. Кабанова, Ю. В. Попова. — М., СПб., 2000.
  36. Russo G., Carelli F. (May 2009). «Dismantling asylums: The Italian Job». London Journal of Primary Care.
  37. 1 2 3 Гнетий В. Больная душа Италии. Радио Свобода (1 февраля 2010). Проверено 17 июля 2010. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  38. Шарый А. Папу охраняет божественное провидение. Радио Свобода (25 декабря 2009). Проверено 17 июля 2010. Архивировано из первоисточника 9 июня 2012.
  39. Гнетий В. Возвращение Берлускони. Радио Свобода (19 декабря 2009). Проверено 17 июля 2010. Архивировано из первоисточника 9 июня 2012.

Литература[править | править вики-текст]